Часть III. The underground.*

Глава 5. MTV-революция.


. . .

Фанзины: разграбление фабрики образов.

Пользуясь тем же элементарным рецептом, что и "Eclipse Enterprises", десятки тысяч маленьких групп и отдельных лиц собирают свои любимые мемы и издают малотиражные журналы, называемые "фанзинами"93. Первые фанзины появились в конце 50-х гг. и изначально были информационными бюллетенями для поклонников научной фантастики. Какой-нибудь особо рьяный фанат печатал под копирку с десяток копий своих мыслей о новой книге или новом фильме, после чего рассылал их по почте своим друзьям, которые писали что-нибудь в ответ и находили свои комментарии в следующем "выпуске". В 60-х гг. появились активистские и сатирические фанзины, такие, как "The Realist" ("Реалист") и "The Oracle" ("Оракул"), положив начало традиции фанзинов как форума для радикальных и контркультурных идеологий. Как только на сцене появились дешевые фотокопировальные устройства, бум фанзинов начался вовсю.


93 Словосочетание, образованное от слов слов "fan" (поклонник) и "magazine" (журнал). - Прим. ред.


Марк Фрауэнфелдер - редактор одного из самых успешных на сегодняшний день фанзинов, эстетского футуристического сан-францисского издания под названием "bOING bOING". В свои двадцать с чем-то Фрауэнфелдер остро сознает место фанзинов в медиа и пространстве мемов: "Сетевое телевидение, национальные журналы и книжные издательства в "надземном" медиа-пространстве полагаются на доходы от продаж рекламы или на общественное финансирование и вследствие этого должны обращаться к большой аудитории, чтобы обеспечить свое выживание. Чтобы гарантировать непрерывную поддержку большого сегмента населения, эти внешние носители должны содержать мемы, соответствующие идеосферной, или меметической, экологии этой группы. "Надземные" медиа аллергически реагируют на мутантные мемы и обычно разрушают их внешний носитель, сжигая его, запрещая его или подстрекая мемную полицию заключить в тюрьму человека-распространителя и его/её94 опасно заразную нервную систему".


94 В оригинале стоит слово "hir", означающее "его или ее" (контаминация "his" и "her") и названное автором "мемным" словом. - Прим. пер.


Хотя Марк не вполне готов признать тот факт, что "аллергическая реакция" "надземных" медиа на определенные мемы зачастую способствует их распространению, он осознает важность отношений между мемами и их носителями. Каждый мем, особенно новый или "мутантный" мем, должен найти носитель, то есть, вирусную оболочку, способную донести его до восприимчивых индивидуумов, тем более если они составляют меньшинство. Понятное дело, что масс-медиа не желают предоставлять канал для прохождения мемов, которые не будут популярны у их аудитории. Они ведь занимаются бизнесом. Напротив, фанзины, рожденные научной фантастикой, исторически приспособлены для рассмотрения и пропаганды авангардных идей. В отличие от коммерческих журналов, фанзины всегда производились и финансировались из энтузиазма по поводу чьих-то личных идей и из желания публиковать и подвергать итерации отклик читателей. Фанзины отнюдь не обязаны угождать всем подряд. Как спрашивает и отвечает на собственный вопрос Фрауэнфелдер:

"Так где в таком случае могут выживать и размножаться непопулярные, рискованные, радикальные или странные мемы? Где может отважный исследователь мемов получить дозу эротики? Он/она95 должна только окунуть свой мозг в омут фанзинов, дикий океан самиздатовских журналов, где рыбы учатся дышать легкими, а саламандры обрастают перьями и пытаются летать. Только здесь, в первичном бульоне, в дальней дали от динозавров "надземных" медиа, эти новые идеи получают шанс испытать свои крылья".


95 В оригинале еще одно "мемное" слово - sHe. - Прим. пер.


Люди, которые читают и издают фанзины, целенаправленно интересуются медиа-вирусами. Подобно Марку, они видят мир фанзинов как "первичный бульон", или генетический фонд. Это - то место, где происходит социальная революция. Заниматься фанзинам - и значит принимать участие в мемной инженерии нашего будущего. Медиа-мейнстрим уподоблен динозавру, эволюционному тупику, в то время как в океане фанзинов есть место для буйной мутации, эротики и экспериментов. Создатели и читатели фанзинов окунаются в них, как в безумную оргию мемов. Они являются концептуальным эквивалентом свободного, небезопасного секса. Только в данном случае незапланированные беременности и передача вирусов - желанные результаты.

Фанзины обычно сосредоточены на чрезвычайно специфических темах. "Factsheet Five" - фанзин о фанзинах, то есть то, что фанзинисты называют "метафанзином"; он обозревает около 1500 фанзинов в каждом выпуске. Они разбиты на такие категории, как секс, фильмы категории В, борьба за мир, защита окружающей среды и технология. Почти все они начинены радикально-прогрессивными и взывающими к читательскому соучастию директивами. Типичные примеры: "Dropout: 100 % True Zine for Inde Mediamakers" ("Изгой: Стопроцентно Истинный Фанзин для Независимых Медиа-мейкеров"), "Discotext" ("Дискотекст") - рэйвовый фанзин из Ванкувера и "Fuck Me? No, Fuck You/" ("Чтоб я сдох? Нет, сдохни сам!") - фанзин о том, как делать бомбы и мстить. Но сколь бы специфической ни была тема фанзина, он будет руководствоваться непочтительной, "самоделкинской" этикой фанзинного движения. Люди покупают фанзины в поисках мемов; они получают свои мемы, а также признание и поощрение своих смелых вылазок на фанзинную территорию. Само обращение к фанзинам является декларацией независимости от коммерческих медиа и сопутствующего им доминирующего мировоззрения.

"bOING bOING" относится к числу фанзинов, осознающих это лучше всего. В то время как в число собственных мемов журнала входят такие технологии будущего, как криогеника, виртуальная реальность, умные наркотики и искусственная жизнь, Фрауэнфелдер и его соредактор Карла Синклер отводят много места рекламе и рецензированию других фанзинов. Вместо того, чтобы навязывать какие-то особые директивы, "bOING bOING" преследует цель доказать, что мемное сознание при поддержке фанзинов приведет к улучшению мира:

Психология bookap

"Децентрализованные, иконоборческие качества фанзинов идеально подходят для людей, заинтересованных в избавлении от предписанных реальностей и разработке своего собственного мировоззрения. Церковь СубГения, одна из первых религий, использовавших фанзин для пропаганды своего коктейля из особо вирулентных мемов, напоминает нам о том, что истина и реальность - субъективные, но тем не менее неизбежные иллюзии и что наилучший курс действия - отказаться входить в туннели реальности, навязываемые нам корпоративным/политическим миром, и вместо этого самим выбирать цвет очков, через которые мы смотрим на мир".

Фанзины как раз дают читателям возможность "выбрать цвет очков". Они не ослепляют их, мешая видеть реальность, но, скорее, преподносят им реальности, альтернативные тем, что медиамейнстрим пытается всучить им всю остальную часть дня. Читатели фанзинов не страусы, прячущие голову в песок; они - независимые мыслители, выпадающие из невероятно отупляющего потока коммерческих медиа, заменившего реальность.