Часть III. The underground.*

Глава 9. Приколы.


. . .

Earth First! (Уступите дорогу Земле!).

Гораздо более радикальные, чем активисты "Гринписа", которые подают себя как серьезное, добропорядочное, четко очерченное американское политическое лобби, члены контркультурной экологической группы "Earth First!" напоминают мрачную банду леших, намеренных выпнуть из леса лесорубов, работающих на крупные корпорации, чтобы они, лешие, могли спокойно пить пиво и охотиться на лося. В основном они занимаются тем, что вколачивают металлические костыли в стволы деревьев, чтобы те нельзя было повалить, выводят из строя тракторы и другую лесозаготовочную технику, "улучшают рекламные щиты" и делятся своими навыками с другими энтузиастами.

Майк Розелл, основавший "Earth First!" вместе со своим другом Дэйвом Форманом, верит, что его группа "взывает к людям, чувствующим, что традиционное движение в защиту окружающей среды на самом деле не бросает вызов обществу. (...) Мы чувствовали, что вымирающие виды и тысячелетние деревья заслуживают гораздо больших жертвоприношений с нашей стороны". Первые акты "экотерроризма" были конкретно рассчитаны на то, чтобы вызвать больший ажиотаж медиа, чем до сих пор удавалось защитникам окружающей среды. Когда пятнистая сова попала под угрозу вымирания на северо-западе страны, традиционные пресс-релизы и пресс-конференции вызвали слабый интерес медиа. Тема была похоронена на последних страницах газет и не пробилась на телевидение. Розелл осознал, что, эксплуатируя потребность медиа в сенсационных сюжетах, он сможет добиться достойного освещения волнующего его вопроса.

- Медиа нужны сюжеты - они любят следить за их развитием, особенно - телевизионные медиа. (...) Если дать им что-нибудь неординарное, они с радостью возьмутся разрабатывать тему.

"Earth First!" дали им нечто неординарное: участники группы "оккупировали" Кафедральный лес, забравшись на деревья, чтобы их нельзя было срубить. Эта история, вместе с фотографией экотеррористов, держащих транспарант "СПАСЕМ ПЯТНИСТУЮ СОВУ!", появилась на первых страницах газет.

Стратегия "Earth First!" держится на негеографическом чувстве общности. Они устраивают акции протеста в городах, чье экономическое выживание зависит от лесной промышленности. "Но, - объясняет Розелл, - парни с новостных станций не работают в лесной промышленности, а лесная промышленность не размещает рекламу у них на телевидении, так что с эфиром у нас обычно не возникает проблем. На самом деле они любят все спорное - эффектные образы для них очень важны, и именно это мы стараемся им обеспечить. Образ человека, сидящего в ста футах над землей на ветке тысячелетнего дерева, или преградившего дорогу бульдозеру - это заставляет людей реагировать".

"Earth First!" выпустили книгу под названием "Экозащита: боевое руководство по вредительству", чтобы обучить потенциальных экотеррористов тонкостям "экотажа". Самиздатовская книжка в мягкой обложке имеет формат бойскаутского справочника, снабженного простыми рисунками, показывающими, как завязывать узлы и оказывать первую помощь. Но это "боевое руководство" обучает людей тому, как крепить на деревьях шипы, перерезать линии электропередач, прокалывать шины, перегораживать дороги, выводить из строя транспортные средства, находить ловушки, портить рекламные щиты и избежать ареста в процессе совершения этих действий. На рисунках мы видим прелестных девушек и мускулистых парней, растаскивающих на части тракторы и сносящих рекламные щиты, - это "обезьяны с гаечными ключами" вершат свое дьявольское шоу. Книга воспевает суровые трудовые будни экотеррористов-подпольщиков; подробные описания методов "драпа" содержат не меньше саспенса, чем добротный триллер:

"Если, несмотря на принятые вами меры предосторожности, вас застанет врасплох вооруженный охранник или какой-нибудь самозваный страж безмозглой машины, ваша лучшая стратегия - немедленный драп. Если вам приходится драпать ночью, держите одну или обе руки полностью вытянутыми перед собой, чтобы вам по лицу не съездила ветка или еще что похуже. Тяжелая, плотная куртка прекрасно защищает тело при столкновении с невидимыми препятствиями. Пишущий эти строки однажды, в безлунную ночь, на всех парах налетел на забор из колючей проволоки. Забор наклонился почти до земли, потом спружинил обратно, и я оказался опять на ногах - слегка изумленный, но ничуть не пострадавший благодаря надетой на мне тяжелой куртке, купленной на распродаже излишков армейского обмундирования".

Форман инструктирует экотеррористов брать с собой в ночные рейды стробоскопы, чтобы ослеплять преследователей. Он охотно признает, что из этой деятельности можно извлечь массу веселья: "Это щекочет нервы, позволяет почувствовать себя победителем и несравненно укрепляет дух товарищества", - говорит он своим ученикам.

"Экозащита" - это больше, чем средство инструктажа; эта книга - медиа-вирус, предназначенный для маркетинга мемов экотерроризма. Большинство из многих тысяч покупателей книги не участвуют в "обезьянской войне", но они достаточно заворожены ее концепцией и романтикой, чтобы заплатить за возможность прочесть о ней. Публикация книги, которая пропагандирует противозаконные действия, привлекла внимание медиа к Форману и его соумышленникам, и им в конце концов было позволено отстоять свои взгляды в программе "60 минут". "Экозащита" была, по сути, метаприколом, темой которого стала сама идея приколизма. Тем самым самые важные мемы - мемы защиты окружающей среды - получали двойную защиту. Ущерб, наносимый экологии лесорубами и прочими хищниками, стал фактом, не подлежащим обсуждению. Сместив фокус дискуссии на медиа-тактики, "Earth First!" заставили публику принять свои экологические директивы как данность. Вопрос больше был не в том, в опасности ли природа. Теперь он звучал так: учитывая, что природа в опасности, допустимо ли пытаться исправить ситуации подобными методами? Вне зависимости от того, выиграют экотеррористы эту сложную этическую битву, они уже выиграли войну в целом, навязав проблеме свой собственный медиа-контекст. Более того, сам этот медиа-контекст, будучи комплексом смелых приколов, метафорически демонстрирует принципы саморегуляции нашей планеты - принципы, которым эти активисты надеются научить всех нас.

С помощью итерационного устройства - опубликованного медиа-вируса - "Earth First!" не дают защитникам окружающей среды воспринимать себя как маргинализированное меньшинство.

В своем "Вперед!словии" (sic!) к "Экозащите", защитник окружающей среды Эдвард Эбби напоминает читателям, что они не одиноки: "Большинство американцев показывают при каждом удобном случае, что поддерживают идею сохранения дикой природы; даже наши политики вынуждены под давлением общественного мнения хотя бы делать вид, что поддерживают ее. Большинство - это мы; они - жадные и могущественные - меньшинство".

Теория "Earth First!" основана на идее "глубокой экологии", объясняющей как их восприятие биосферы, так и их взгляд на медиа. Отталкиваясь от предпосылки, что не существует такого явления, как "кабинетная" защита окружающей среды, теория призывает людей, осознающих экологический кризис, активно противостоять разрушению природы. Люди должны ответить на брошенный ею вызов и сами стать системой обратной связи, необходимой для сохранения биосферы. Задолго до появления человека, согласно "гипотезе Геи" - первой значительной попытке применить системную теорию к окружающей среде - глобальные изменения температуры и состава атмосферы регулировались планетным комплексом устройств обратной связи. Это могли быть вулканы, планктон, водоросли или любые другие природные системы, способные реагировать на условия окружающей среды и производить соли, жидкости, минералы или газы для приведения атмосферы в состояние равновесия. Чем больше в природе систем обратной связи, тем легче ей поддерживать экологический баланс.

"Earth First!" призывает людей организовать систему обратной связи. Мы должны признать свое естественное отвращение к разрушению природы, а также наше рациональное умозаключение о том, что жизнь на этой планете прекратится, если мы не предпримем чего-нибудь, чтобы остановить это разрушение. Экотерроризм приносит столько радости потому, что он удовлетворяет естественное человеческое стремление наслаждаться природой. Оберегать и ценить биосферу - это выражение человеческого естества. Как разработчики медиа-вирусов, члены "Earth First!" участвуют во множестве петель обратной связи, сначала - на локальном уровне местности, где они осуществляют свой "экотаж", потом - на уровне медиа-пространства, в котором транслируется событие, и, наконец, на уровне всей биосферы, способствуя постепенному изменению мнений, политик и практик.

Как всегда, усилия активистов оказываются направлены на переориентацию институционных и властных сил, в данном случае - тех, что контролируют лесоводство и лесную промышленность. Нынешняя политика "земельного управления" не считается с природными системами обратной связи, такими, как естественным образом вспыхивающие лесные пожары, с помощью которых биосфера поддерживает свое равновесие. Поборники этой политики осуществляют искусственные схемы экологической защиты, охраняющие интересы промышленности и игнорирующие естественные сети жизни. Для доказательства эффективности более естественных систем! активисты группы "Earth First!" выбрали вирус, олицетворяющий дух дикой природы. Они - молодые, одетые в деним охотники и дачники, а не изнеженные либералы, обнимающиеся с деревьями. Их акции, пускай порой и деструктивные, отражают то, как сама природа использует деструктивные механизмы - от популяций хищников до лесных пожаров - для поддержания равновесия. Они отрицают то, что мы традиционно считаем "прогрессом", и восстанавливают древние отношения между человечеством и планетой.

Психология bookap

Майк Розелл рассматривает активизм "Earth First!" как возрождение язычества: "Было время, когда многих защитников окружающей среды называли "друидами", отчего они приходили в замешательство, так как это значило, что их считают древопоклонниками и язычниками. Однако если вы посмотрите на друидов, то увидите лесной, туземный народ, живущий в интимной гармонии с природой. (...) Эти люди не огораживали заборами свои пастбища; они жили гораздо ближе к земле - эти так называемые "друиды" и германские племена, известные как "варвары". Они были истреблены христианами, и я не думаю, что они непременно были зарезаны и убиты, я думаю, что они вымерли, когда были вырублены их леса. К XVII веку в Европе было уничтожено все, хоть отдаленно напоминавшее первобытную чащу".

Уничтожив леса, европейцы, пускай и неумышленно, разрушили многие сети обратной связи и итерации, и в том числе - человеческую сеть. Взяв на себя роль естественного итеративного устройства, активисты навроде участников группы "Earth First!" надеются восстановить способность нашей культуры - и всей нашей планеты - к поддержанию жизни.