ХРАМ ЛЮБВИ Б ДОМАШНЕМ ИНТЕРЬЕРЕ

… А дальше я слагала мини-новеллы, подмоченные слезами и приправленные тоской. Одну за другой укладывала их в записные книжки. Потом перечитывала. И были они, как маленькие словесные зеркала, в которых отражалась надтреснувшая любовь.

Да, наши отношения вдруг стали остывать. Мужчина менялся. Он охладевал на глазах. А я, как в агонии, цеплялась за ошметки былой страсти. И надо бы было остановиться. Отдышаться, оглянуться, подумать… Но, задыхаясь, продолжала мчаться вслед уходящему поезду.

Я откровенно боялась потерять мужчину. И твердила:

– Скажи, ну, скажи, ты у меня есть?!

Когда его голос слышала по телефону, едва не визжала от радости. Когда видела любимую физиономию, едва не ревела от накатившего чувства. Когда он надолго исчезал, сочиняла нежные записки. И ни слова недовольства. Ни слова упрека… Я принимала его таким, как есть А еще внушала:

Ты самый умный. Самый красивый. Самый сексуальный…

Мужчине нравилось. Он хвост павлином распускал и собой любовался, заглядывая в зеркало моей любви. И чем дальше, тем больше. Зато на меня стал смотреть равнодушно. Отстраненно даже. Признак – хуже не бывает. Он как главный симптом уходящей страсти.

Отношения сбросили все яркое и оделись в будничные одежки. Их вкус стал пресным и отталкивающим. Зато в моих записных книжках появились словесные озерца невыплаканных слез…

Много дней прошло. Их перечитываю порой. И грустно и смешно. И жаль себя ту, вчерашнюю…

«Мне велено жить, как жила…» Фраза по закоулкам души прошмыгнула. О что-то хвостиком задела. И что-то трещину дало. Ну, а я? Я с облаков тихо сошла. Облачную пыль с себя стряхнула. В зеркало поглядела – завт-ра на работу. Опять будни…

«Пообещав будущее, он оставил меня в настоящем. Логика где?»

«Я вновь оголенный нерв. Сто шестьдесят восемь сантиметров… Не трогайте меня… Эй, мысли, слова, шорохи, запахи, чувства… Слышите, не трогайте! Больно…» «А всего-то нужен был звонок… Не верю, что не смог…»

… Отрезвление наступало мучительно. Боль зарубцовывалась трудно. Но незаметно вмешалось время. И сгладило, пригладило, приглушило, притупило…

Я перестала реветь и вешаться мужчине на шею. Он вдруг перестал меня интересовать. И волновать. И вообще, я с ним спать расхотела.

… Мы не видимся давно. И не перезваниваемся. Обидно? Уже нет. Сама виновата. Я ему отводила роль любимого. Но не позволяла быть мужчиной-завоевателем. Я настолько хорошая была, что сама к ногам падала. Ну помнишь, о чем давеча-то говорили?!

Но, уходя из его судьбы, правда, все же хлопнула дверью. Громко, неожиданно, по-стервозному! Выходка мужчину ошеломила. Он глаза вдруг распахнул. Задышал неровно. Но было поздно…

А встряску под соусом «прощай, моя любовь» приготовила до чего нехитрую! Эго был маленький такой спектакль. Сценарий незатейлив.

Я купила розы. Красивые очень, цвета запекшейся крови. Накрыла стол. Не щедро, но изысканно-дорогие конфеты. Дорогое вино. Фрукты. Две хрусталины на изящных ножках возвышались. Дым дорогих сигарет тоже в планы входил.

Все расставила, разложила и стала ждать, когда мужчина возвратится. Вина выпила. Сначала из одного, потом из другого бокала. Дымом сигарет воздух пропитала. А пепел в пепельницу горкой…

А еще (о, чуть не забыла!) музыка была. Нежная, чарующая, под нее влюбляться хорошо. Она журчала из магнитофона, и было обалденно как.

Ничего картинка, а? Вся такая немая, хмельная, приправленная интригой и тонкой ложью. Мне нравилось. Интересно, как он отреагирует?

Мужчина застыл у порога. Глаза распахнул и стал принюхиваться и прислушиваться к празднику. Он не ожидал его застать. А на часах давно за полночь.

Я вышла навстречу мужчине. Полуголая (фасон платья такой), полупьяная, красивая и откровенно счастливая.

– У нас гости? – он спросил.

– Были, – я сказала и потупила, как нашкодивший ребенок, взгляд.

Мужчина, которого еще вчера боялась потерять, взглядом пересчитал бокалы и опять спросил, ноздрями втягивая дым:

– Кто?

Он начал нервничать.

– Да так, знакомый один…

Тарелки мужчина бить не стал. Он молча подошел к магнитофону и надавил на клавишку. Песнь любви оборвалась. На самом жарком из слов…

Вечером следующего дня мужчина опять ушел. Он в последнее время часто уходил. Но вернулся, на удивление, скоро. Без цветов и шампанского, но с полуживым осетром в пакете. Магазин «Океан» в доме напротив. Из плавников, хвоста и головы соорудил уху. Из всего остального что-то очень вкусное в духовке.

Он классно готовил! Но сто лет уже не стоял у плиты.

Мне велено было заняться чем хочу. Сладостно слова прозвучали. Но я не оценила!

На другой вечер он вообще никуда не ушел. Он приставал и говорил комплименты. Но я опять не оценила. Причина? Он для меня умер.

Очень скоро мы расстались. Якобы по моей вине. Я сказала, что ухожу к тому, ну который «в гостях был».

… А недавно мужчина позвонил. С праздником якобы поздравить. Поздравил. Потом упрекнул:

– Если бы ты меня не бросила…

Это я-то его бросила? Нет, упрек не принимаю! Моя вина в другом – слишком сильно любила… Но ничего говорить не стала. И переубеждать не стала. Пусть считает, что я бросила. Возможно, по-стервозному поступила, но что есть, то есть…

Психология bookap

Итак, мораль сей басни какова?

Собралась было поразглагольствовать. И уже ручку над листом бумаги занесла, да и передумала вдруг: а зачем повторяться-то? Перечитай три предыдущие главы – ответ как на ладони.