… И ВСЕ ЖЕ, ПОЧЕМУ ОН УХОДИТ?

… Ликуйте, завистницы, я в ауте. Я в трансе. Я в западне. Я не вижу просвета и хочу умереть. Состояние взяло за горло и все длится и длится.

Я бессовестно бездельничаю на работе. Ничего не делаю дома. Я сошла с лица. Ем раз в день и откровенно жажду конца света.

Коллега Ира замучила вопросами:

– Куда исчез блеск из твоих глаз?

Я устала отвечать Ире, что это осень виновата… Ну, а так, мол, все нормально.

Вру, конечно. Осень ни при чем. Виноват мужчина, на котором свет сошелся клином. Который в жизнь вошел, не постучавшись, а исчез, не попрощавшись. Только визитная карточка да горстка высохших лепестков роз.

Впрочем, довольно ныть. Есть вопрос, на который надо ответить: почему он исчез? И я отвечаю. Я не смогла его удержать. Околдовать. Охмурить. Короче, влюбить. Подобравшись к его телу, я не смогла овладеть его душой. И вот расплата – я опять одна и озираюсь по сторонам – куда, в какую сторону податься, где смогла бы его встретить?!

Утрирую, конечно. Ни в какую сторону не кинусь и подтасовывать встречу не буду. Судьба сама предопределит. Как было много раз. Другое заботит – уничтожить себя вчерашнюю. Своими руками уничтожить! Такая себе я больше не нужна. Сколько же можно упускать сквозь пальцы мужиков? И каких!!!

… Я падаю в кресло. И нога на ногу. Манера такая. Погружаю себя в воспоминания. И опять рву сердце на части. Больно… А слезы кап-кап-кап из глаз, как у коровы грустных.

Пока они соленым горохом катились, вынесла окончательный приговор: меня бросают, потому что я хорошая. Я настолько хорошая, мягкая, удобная, уступчивая, что от меня поскорей смыться охота. Как ни парадоксально, но именно такие женщины отталкивают мужиков. Они (женщины), как пресная еда: раз попробуешь и больше не захочешь.

А ведь сколько раз давала себе слово – не быть для него домашним тапочкой. Не играть роль мамочки, сестрички, нянечки.

В этом, кажется, здорово преуспела. И не потому что ни капельки не стерва, а из-за жалости к… нему. Я рассуждала: ах, он бедный! Он устал! Жизнь его обижает, начальство унижает, жена – кобра… ну и так далее. И надо бы пожалеть! И жалела, терпеливо выслушивая сопливые исповеди про мерзавцев-партнеров, про кровопийц-подчиненных, несознательных детей, ну и заодно про планы грандиозные.

Нет, проникаясь заморочками, не фальшивила. Я искренней была. Я, как губка в человеческий рост, слова впитывала, впитывала, но… мне-то хотелось быть женщиной. Хотелось, чтобы обо мне и о нас шел разговор. А мужчина все растекался. А потом вдруг просился в постель…

И здесь бы проявить стервозность. Показать коготки, наперчить, укусить, облачиться в оперение хищной экзотической птицы, которую голыми руками не возьмешь, а поохотиться надо. Но… я, как домашняя курица, – сразу к ногам побитого жизнью охотника.

Примерно так, да что там примерно – именно так в девяти случаях из десяти начиналось близкое знакомство с мужчиной.

Идиотка!!!

А утром он уходил, чтобы больше не прийти. Уходил легко и без надрыва. Ведь чем удобнее женщина для мужчины, тем легче с ней расстаться.

Кстати, эта фраза принадлежит не мне – мужчине. Полагаю, хорошему знатоку женской психологии и прожженному бабнику.

… Вот об этом я рассуждала, вминая себя в кресло. Слезы давно катиться перестали. Кажется, их больше не осталось. Лицо опухло, а сердце потихоньку начало каменеть. Хороший признак. И я сказала себе: все! К чертовой матери вчерашний сценарий, по которому играла роль завоевательницы. К чертовой матери лестницу, по которой взбиралась к сердцам мужчин. Это не только устарело – это безобразно губительно. Нужны новый сценарий и новая лестница. И ни одно слово, ни один шаг, ни один вздох не должны повторяться.

И я начала действовать. Как и по каким правилам? Читай дальше…