НАВАЖДЕНИЕ

Очередной всплеск любви пришелся на осень. Здорово тогда все начиналось! Но… все по порядку. Ночью видела сон. Я и мой начальник занимались любовью. Это было красиво. Это было вкусно. Плюс это было бесстыдно. Короче, когда прозвенел будильник – не расслышала. Проснулась, а рабочий день уже набрал обороты.

Настроение стало пакостным. И не потому, что проспала, потому что, не посоветовавшись с собой, отдалась начальнику.

Я шла в редакцию и оправдывала себя, как школьница, – ну я же не хотела… Он сам…

Вот такая чушь.

Опоздания начальник не заметил. Или сделал вид.

Коллега Оля сон истолковала так:

– Жди от него подлянку…

Пророчество не понравилось, но подлянку ждать стала: шеф – он из тех… Любопытно только, откуда копье прилетит? А главное, когда?

Прилетело ближе к вечеру. Перехватив меня в коридоре, начальник галантно взял под локоток:

– Видишь ли, после летучки надо задержаться у редактора. Есть разговор… Я написал на тебя докладную.

Он это говорил и взглядом блудника меня пожирал. Ах, козел! Докладную, значит…

Я с нетерпением ждала начала летучки. Денек обещал интригу.

Летучка прошла. Все ушли. Мы остались.

Главный шеф вынул из вороха бумаг и бумажек убористо исписанный листок. Посмотрел на меня не строго, но отстраненно, и начал читать текст. Читал долго, и я узнала о себе любопытные вещи.

– Что скажете? – вопрос был из тех, что в лоб.

Я была краткой. Я сказала, что все в докладной правда. Почему так сказала? А я никогда не защищаю себя, если не чувствую вины. Странный принцип. Дурацкий принцип. Но он с детства…

Шеф номер один и шеф номер два, кажется, поперхнулись воздухом. В кабинете зависла тишина. Я уставилась в окно. А на меня уставился голый ноябрь. Я вдруг вспомнила сон. Вспомнила Олину разгадку. В горле запершило. Захотелось зареветь. Помешал главный. Он протянул начальнику листок и велел… порвать. Мне тоже что-то сказал. Что – не помню. Потом призвал обоих к порядку и производственному консенсусу. (Словцо, однако!)

Домой шла убитая. Это же надо – какой у меня начальник гад! Мало того, что во сне наехал, так и наяву свинью подложил… Вечер предстоял очень-очень слезливый.

Обиде предавалась при свечах. Язычки пламени извивались в ленивом переплясе, а я топила себя в слезах. А должна в веселье. Сегодня подруга Лада затеяла вечеринку по поводу годовщины свадьбы, и я обещала быть. Но сорвалось. А в шкафу премилый новый блузон «а-ля дамская загадка».

Я ревела и мысленно сочиняла сценарий мести гадкому начальнику.

Звонок в дверь, резкий и неожиданный, вмиг разметал мысли. Гостей не ждала. Кто заявился?

А заявился некто. Хороший в общем-то мужчина. И имя хорошее – Саша. Мой коллега.

Саша извинился за вторжение без предупреждения и спросил, почему я черная от слез (это тушь размазалась). Я начала жаловаться. Саша пообещал набить начальнику морду. Вот прямо в понедельник взять и набить. А пока велел собираться на маленькую вечеринку. Народ, мол, уполномочил уговорить…

Я вдруг разрыдалась и послала Сашу и всех, кто уполномочил, – к черту. Наверное, это был стресс. Или предвестник.

Саша молча утер мои слезы и опять велел собираться:

– Без тебя не пойду…

И я уговорилась. А через два часа (или три – какая, в принципе, разница) счастливее не было женщины.

Я влюбилась.

Он стоил того. Он был красив. Он был умен. Вприда-чу не нахал. Впридачу разведен. В наш город занесла командировка.

Три года длился сумасшедший тот роман. Три года витала в облаках, откровенно замешивая судьбу на имени, ставшем почти родным.

Психология bookap

Любовь преобразила. Еще окрылила. Дела наладились. Я простила гнусному начальнику свинью. Ведь, если подумать, не подложи он ее в тот день, не было бы ни облаков, ни мужчины, ни романа… Ну отправилась бы к Ладе поздравить с годовщиной… Ну покрасовалась бы в тот вечер в новеньком блузоне а-ля… Ну потанцевала бы… А тут такой виток в судьбе! Спасибо тебе, однако, шеф мой!

Любила своего героя долго. Любила, как любит вихнувшаяся от чувств дурочка, – безоглядно, искренне, жертвенно. И нет, чтобы горстку чувств на завтра оставить – все бросила к его ногам. Я очень старалась быть хорошей. Что потом? Читай в главе следующей.