О ЖЕНЩИНЕ И ЛОВЕЛАСЕ, ИЛИ ПОЧЕМУ БЫЛА НАПИСАНА ЭТА КНИГА

Один умненький ловелас мне сказал однажды:

– Есть в тебе что-то этакое… – и языком причмокнул. – Но, понимаешь, нет в тебе СТЕРВЫ, – и взглядом товарища на меня посмотрел. – А баба-стерва, да если она к тому же еще и красивая… – о, это ат-а-ас!

Он был иногда циничен, этот ловелас. Иногда пьян. Иногда отталкивающим до безобразия, но он знал себе цену. И цену женщинам.

Ну так вот… После того, как он сказал, что во мне отсутствует стерва, он попросил чаю. Я налила. И себе тоже.

Мы сидели друг напротив друга, и я, вся из себя такая умная, красивая, но ни капельки не стерва, слушала рассказ про то, как он где-то, когда-то любил ну таку-у-у-ю стерву, ну такую! О-о-о-о! А она его нет. В итоге – истерзанная душа и грустный сюжет для рассказа про любовь, который он собирается написать. А может, даже на повесть разродится…

Он напишет, я в этом была почти уверена и наперед знала: это будет вещь. А потом завидный гонорар. Его охотно печатали разные журналы. А еще у ловеласа была квартира, машина, он коллекционировал полотна именитых мастеров пейзажа, мечтал обессмертить свое имя в литературе, одевался как «лондонский денди», но в любви ему не везло.

– Налей-ка мне еще чаю… Если можно, конечно…

Было можно, и я налила. И уселась напротив. Просто коллега, просто хорошая женщина, которой часто приоткрывают душу, чтобы сделать себе легко. Этакая мамочка, этакая сестричка, этакая соратница по перу.

У меня вдруг испортилось настроение. Ловелас этот резкий перепад уловил и из кабинета испарился (дело было на работе). А я осталась, наедине с собой и отчаянной завистью к стерве-незнакомке.

Это же надо, думала я тогда, как она лихо мужиков к ногтю подгоняет! Уж если сумела богемного ловеласа ввергнуть в тягостную душевную тоску и едва ли не навечно остаться в его воспоминаниях, которые вот-вот переберутся на страницы его новой взрывной повести о любви, что же она тогда вытворяет с другими мужчинами?!

И мне вдруг до одури захотелось оказаться на ее месте. Захотелось стать стервой высшей пробы, этакой жен-щиной-вамп, этакой соблазнительницей-победительницей всех и вся, кто мужчиною зовется. Этаким «деликатесом», который ассоциируется с праздником, который жаждут, который ждут…

Мысль эта, поначалу легонькая и размытая, постепенно обволокла всю меня, пропитала собой все, что можно было пропитать.

А недопитый чай в чашке совсем остыл. И настроение вконец испоганилось. Но внутри меня уже заворочалось, пробудилось, зашевелилось НЕЧТО…

Что дальше? А дальше были будни, где много работы, но мало обнов, где мало успехов, но много хлопот, где были иногда мужчины, но все равно не хватало праздника… И заправляла всей этой круговертью Я, но уже не вчерашняя покладистая женщина, а набирающая обороты стерва, этакая хищница, возжелавшая заполучить у жизни яркую роль.

Только роль! Жизнь – это почти всегда игра. Я же просто жила, безжалостно перекраивая вчерашнее «Я», кромсая его со стервозной одержимостью…

Впрочем, хватит об этом. Ведь тебе, моя читательница, скорее хочется узнать, чем обернулся мой отчаянный замысел обрядиться в новые одежки? Удовлетворяю твое любопытство: я стала стервой. Я давно не в толпе, я – над нею. Выбирают не меня – выбираю я. Подчиняют (как женщину) не меня – подчиняю я. Мне стало вкусно жить.

Но главное – это моя книга! И ты ее сейчас читаешь…

Нет, она не каприз. В процессе моего становления как стервы у меня накопилось множество уроков про то, как мужчину найти, как его покорить, бросить или уничтожить. Про то, как подать себя, когда идешь на работу, на охоту, в постель. Про то, как обезвредить соперницу и взять верх над одиночеством. Про то, как вскружить голову юнцу, который на двадцать лет моложе тебя, и как устроить, чтобы он пошел с тобой под венец. Про то, как не стать заложницей прихотей моды и житейских заморочек. Про то, как…

Впрочем, довольно. Начнешь читать – узнаешь сама. Но сразу маленькая оговорочка: писала эту книгу не психолог, не косметолог, не имиджмейкер, не проститутка – ее писала стерва. А потому многое может показаться «не то», «не тем…», «не так…», «не как у всех…»

Да, а что же наш ловелас? Он издал повесть и стал совсем важным. Он по-прежнему красиво прожигает жизнь, влюбляет в себя роскошных красоток и все еще томится воспоминаниями о стерве, оцарапавшей его судьбу.

Психология bookap

Откуда я все это знаю? А мы недавно встречались, и он про это обмолвился. И вдруг очень странно на меня посмотрел…

О, как жаль, что он не в моем вкусе! А вообще, я ему очень благодарна…