Смелость

Вчера я забирала ежедневники и календари с логотипом моей фирмы, которые решила заказать к Новому году. Так получилось, что ехать за ними мне пришлось самой в типографию, расположенную на другом конце города. Мрачное здание, спрятанное в глубине «кастрюледелательного» завода. Мысленно я обозвала это место «заповедником Советского Союза» – старые лозунги, груды металлолома, суровые взгляды рабочих…

В типографии, в темном, сыром и пропахшем краской производственном помещении сидели молодые женщины и старательно вставляли пружинки в мои календари. У одной из них я спросила, сколько лет она вот так день за днем обрезает пружинки. Оказалось, что пятнадцать. Выйдя на улицу, я как-то по-новому взглянула на солнце, машину с поцарапанным боком, который никак не доходят руки покрасить, свою старую норковую шубу и проблемы, роящиеся в голове в связи с начавшимся кризисом. Все как-то вдруг стало незначительным и замечательным одновременно. Как хорошо, что я уже никогда не буду годами вставлять пружинки в чьи-то календари! А потом подумалось, что меня от этой женщины в производственном цеху отличает только одно – смелость. Несколько лет назад я, сомневаясь и боясь, без денег и в чужом городе открыла свою фирму. Примерно так же – с большими сомнениями и страхом мне далась первая книга. Смелость потребовалась и для того, чтобы родить ребенка, отказавшись от многого, к чему я так привыкла.

Психология bookap

А дальше смелость оказалась уже не нужна и ушла из моей жизни, добросовестно сделав свое дело. Страшно только первые несколько раз.

Тот, кто однажды испугался и не смог переступить через свой страх, будет всю жизнь вставлять пружинки и завидовать, даже не подозревая, что от объекта зависти его отделяет всего один шаг…