Глава 11. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ТОСКА. НЕИЗБЕЖНОСТЬ ТОСКИ

Увы, это абсолютно неизбежное явление на пути. Экзистенциальная тоска, исходящая из самой глубины человеческого существа, по достижению определенного уровня развития рано или поздно пронзает сердце каждого серьезного духовного ученика, к какой традиции он ни принадлежал бы. Наиболее ярко, с моей точки зрения, это чувство описано в книгах Агни Йоги и у Карлоса Кастанеды. Приведем несколько параграфов Учения, посвященных этому глубокому и загадочному чувству:

"Сопровождается рост сознания спазмами тоски - это действительно неизбежно. Несоответствие Беспредельности с земною действительностью не может не вызвать чувства справедливого сознания. Нет пути к Беспредельности без ощущения окружающего. Поверьте, чем больше сознание, тем больше тоска.

Кто же может чувствовать красоту Космоса? Кто хоть один раз слышал созвучие сфер, тот понимает несовершенство земное, вызванное состоянием человечества.

Нужно бороться с этими спазмами сознательно, понимая их неизбежность".

"Иногда в народе говорят: "Так размечтался, даже сердце защемило!" Не от злобного мечтания щемит сердце, но от напряжения светлых желаний. Тоска сердечная, прежде всего, наполняет сущность субстанцией силы. Конечно, не всегда скульптура Акаши непременно связана с тоскою в сердце, но щемящее чувство, во всяком случае, показывает напряжение и сотрудничество с Первичною Мыслеосновою. Так не нужно опасаться, что тоска есть злой знак".

"Тоска есть отражение Армагеддона, сила столкновения не может не угнетать сердца. Посмотрите вокруг, много ли веселья? Даже можно заметить, как уменьшилась улыбка. Не удивляйтесь, ибо даже несведущие умы чуют подавленность, но не знают о тяжкой причине. Многие будут вообще отрицать словами, но все же почуют в сердце тягость. Утончение сердца позволяет многие тонкие явления, например, касание руки в тонком теле; также многие предупреждения болей".

"Откуда приходят приступы неожиданной радости или тоски? Называют их беспричинными, тогда как везде заложены причины. Советую вам записывать такие волны, которые иначе забываются. Каждый человек каждым движением своим производит значительный опыт, но небрежно отвергает эти искры познавания. Не беспричинны радость и тоска, но записи могут напоминать, когда земные сообщения принесут подтверждение этим настроениям. Огненная почта подтвердится вестями земными. Конечно, много причин не только земных, но и Тонкого Мира не дойдут, но все-таки можно усмотреть значительные соответствия событий и чувств".

"Среди огненных борений дух являет тоску. Особенно знает дух эти борения на последней ступени. Тоска есть явление Тонкого Мира, и неудовлетворенность есть знание будущего. При делимости духа это чувство особенно мощно".

"Не всегда можно сразу представить себе, куда направлен ток психической энергии. Нельзя сразу решить, когда токи идут в разных направлениях и оказывают воздействие одинаковое, ибо из одного источника происходит израсходование психической энергии на творческие действия. Течение психической энергии отражается на сердце и на всем организме, потому трудно сразу определить направление, где психическая энергия творит свои насыщения. Сердечная тоска может быть следствием многих причин, но нельзя тоску сердечную приписать лишь затрате на тягость явлений жизни, ибо причина может быть обратная. Когда струя психической энергии направляется в пространство, неминуемо ощущение сердечной тоски. Нужно очень разбираться в этих чудотворных явлениях и не смешивать их с предчувствиями".

Вот что написал Кастанеда о своем переживании глубокой беспричинной печали и тоски, возникшей после того, как он под руководством Дона Хуана учился смотреть в зеркало и проникать сознанием в Невидимый Мир:

"Никогда в жизни я не испытывал подобных приступов меланхолии. Это была какая-то безосновательная печаль, мне казалось, она связана с памятью о глубинах, которые я видел сквозь зеркало. Бесконечная ностальгия по этим глубинам смешалась в моей печали с абсолютным страхом перед холодом беспредельного одиночества, которым оттуда веяло и от которого в жилах застывала кровь.

Дон Хуан заметил, что для воина совершенно естественно испытывать печаль без каких бы то ни было явных причин. Видящие говорят, что светящееся яйцо, как поле энергии, начинает чувствовать окончательность своего предназначения, едва лишь нарушены границы известного. Одного краткого взгляда на вечность за пределами кокона достаточно для разрушения того чувства внутренней благоустроенности, которое дает нам инвентаризация (привычное описание мира. - С. К.). В результате возникает меланхолия, настолько сильная, что может даже привести к смерти.

Дон Хуан объяснил, что лучшим средством для избавления от меланхолии является смех. И он в шутливом тоне прокомментировал поведение моего первого внимания, сказав, что оно изо всех сил старается восстановить привычный порядок вещей, нарушенный моим контактом с союзником. Поскольку восстановить порядок рациональными способами не удается никак, первое внимание сосредотачивает силу на чувстве печали.

Я сказал Дону Хуану, что моя меланхолия вызвана вполне реальным фактом. Можно сколько угодно идти у нее на поводу, смеяться над ней, впадать в уныние, но все это не будет иметь ничего общего с тем чувством одиночества, которое возникает при воспоминании о немыслимых глубинах.

- Наконец-то! Кое-что начинает до тебя доходить, - отозвался он. Ты прав. Нет более глубокого одиночества, чем одиночество вечности. И нет ничего более уютного и удобного для нас, чем быть человеческими существами. Вот тебе еще одно противоречие: как, оставаясь человеком, радостно и целеустремленно погрузиться в одиночество вечности? Когда тебе удастся решить эту головоломку, ты будешь готов к решающему путешествию.

И тут мне вдруг с полной определенностью стала ясна причина моей печали. Это было ощущение, которое приходило вновь и вновь, исчезая бесследно и не оставляя даже воспоминания о себе. Я понял, что так будет всегда - это будет уходить, и я буду забывать об этом до тех пор, пока вновь не вспомню о ничтожности человека в сравнении с необъятностью той вещи в себе, отражение которой я видел в зеркале.

Воистину, человеческие существа ничтожны, дон Хуан, - произнес я.

Психология bookap

- Я совершенно точно знаю, о чем ты думаешь, - сказал он. - Совершенно верно, мы - ничтожны. Однако именно в этом и состоит наш решающий вызов. Мы - ничтожества действительно способны встретиться лицом к лицу с одиночеством вечности".

Как видно, существует несколько причин для возникновения тоски, которая может проявляться по-разному: как боль, как мучительное ощущение пустоты, как тотальное разочарование буквально во всем, в том числе и в избранном пути (хотя бы в какой-то степени и на какое-то время) и, разумеется, в себе самом. Иногда она бывает подобна черному облаку, приближающемуся к человеку и проникающему в его сердце, иногда напоминает свинцовую тяжесть, принижающую дух к земле. Она заставляет думать, что в жизни и в сделанных вами усилиях нет никакого смысла, а любые успехи и удачи, встречающиеся на вашем пути просто бессмысленные гримасы судьбы, которые в любой момент могут смениться на жестокий оскал неудач и невзгод. Тоска возникает не столько оттого, что вы боитесь этих невзгод и неизбежно возникающих отрицательных эмоций, сколько от самой игры страданий и радости, которая в какой-то момент начинает казаться вам абсурдной. Само понятие абсурда человеческого существования, зафиксированное тонкой интуицией западных философов экзистенциалистов, очень хорошо отражает то понимание и ощущение жизни, которое возникает у каждого, кто оказался сраженным экзистенциальной тоской. Впрочем, восточный эзотеризм понял это состояние гораздо раньше и глубже. Концепция майи, космической иллюзии, окутывающей всю проявленную вселенную, и страдания, неизбежно сопровождающего любого воплощенного человека, очень хорошо объясняет, почему мыслящие люди так остро переживают абсурдную природу бытия. Поскольку в каждом человеке есть частица Абсолюта, а значит, и стремление слиться с Абсолютом, то он неизбежно будет страдать и ощущать бессмысленность бытия. Ведь он заперт в клетку своего материального тела и лишен возможности легко и свободно вернуться к своему истоку, чтобы раствориться в океане Абсолютного Начала.