Глава 6. МОЖНО ЛИ ЗАЩИТИТЬ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА?. НЕИЗБЫВНАЯ НАДЕЖДА ЛЮДЕЙ НА ПОМОЩЬ ИЗВНЕ

"Я вас очень прошу, все-таки сделайте что-нибудь. Поставьте мне защиту. Я прочитал вашу книгу "Психоэнергетическая защита" еще в 94 году и уверен, что вы это можете сделать", - просит Виктор, 40-летний инженер, увлекающийся чтением биоэнергической литературы. Именно чтением, потому что, как выясняется, на практике он никогда не прикасался ни к биоэнергетике, ни к психологии, ни к медитации, и по своим интересам далек от духовных исканий. В ходе беседы выясняется, что защищать его нужно от двоюродного брата, который претендует на квартиру матери и, возможно, занимается "черной магией против меня". Поговорив еще некоторое время, отчетливо вижу передо мной мнительный, хотя вполне вменяемый человек, начитавшийся оккультного вздора и почему-то поверивший в него. Ни фотография двоюродного брата, ни сбивчивый рассказ Виктора о нем не вызвали у меня ощущения, что этот человек способен даже нанять какого-нибудь экстрасенса для наведения порчи и, тем более, самостоятельно вести магическую борьбу против своего мнительного родственника. Но Виктор настаивает, суетится и пытается на меня давить, чтобы я выполнил его просьбу, так как не представляю степени коварства брата. Однако консультация показала, что Виктор не просто не защищен от проблем, переживаний и ударов, но что он элементарно не способен владеть собой. Малейший волевой нажим заставляет его нервничать, вскакивать с места, жестикулировать и громко говорить. Пытаюсь объяснить ему, что защиту невозможно поставить извне, тем более на такое неустойчивое основание, как его нервная натура, и что ему нужно вначале научиться управлять собой и защищаться от собственной беспокойной природы, а потом уже говорить о внешней помощи специалиста. Виктор обиженно уходит. Через три месяца он возвращается и просит, чтобы я взял его в Школу психоэнергетической защиты. Но, посетив одно занятие, покидает школу со словами, что "все здесь слишком серьезно и заниматься нужно долго, потому он лучше пойдет к какой-нибудь бабушке". А я испытываю к человеку чувство сожаления, видя, что несерьезное отношение к проблеме просто не дает человеку обрести подлинную защищенность.

Люди не хотят по-настоящему работать над собой и стремятся, чтобы кто-то взял их под защиту - государство, церковь, экстрасенс. Потому они гораздо чаще идут именно к экстрасенсам, минуя психологов. Причем иногда это касается и самих психологов, в глубине души не верящих в защитную силу психологических методов.

Именно так получилось с Инессой, которая работала психологом в одной из крупнейших коммерческих фирм. Она призналась мне, что следит за моими книгами уже давно, высоко ценит их и внимательно прочитала и "Психоэнергетическую защиту", и "Невидимую броню", и "Как спасти мужа от пьянства". Однако наша с ней беседа приняла странный оборот. Инесса сразу призналась, что "хотя у нее куча проблем, которые она чуть позже с удовольствием обсудит со мной, но вначале ей хочется "побороться" со мной и уличить меня в ошибках". На мое предложение обсуждать не меня, а ее проблемы, она ответила отказом, объяснив, что без обсуждения не может перейти к своим проблемам, и призвала меня к "барьеру". Не менее часа она обвиняла меня в том, что я навязываю свои жесткие психологические установки и методы современной психологии, где господствуют подходы скрытости и пропускания через себя всех отрицательных эмоций, направленных против нас, особенно ее рассердила идея построения щита вокруг человека. "А как же иначе обрести опыт?" - заводилась Инесса. Мои доводы, что прежде чем быть таким прозрачным и открытым, надо стать сильным и устойчивым, она встретила в штыки: "Я даже не хочу обсуждать такую ложную идею - это сделает человека жестким манипулятором, не способным сострадать и сопереживать другим людям". Я указал ей, что, отрицая идею щита, она делает это в такой форме, которую никак не назовешь открытостью и которая гораздо ближе к идее щита. Она несколько смутилась, ибо не ожидала такого аргумента. Однако она, несмотря на смущение, заявила, что это просто проявление индивидуальности, которая очень самостоятельна, независима, и которую она открыто выражает. Не признавала она и высшей защиты, потому что стояла на позициях западной психологии и считала, что все в человеке, в том числе и "Бог, который есть наше представление о Нем". Проблемы, начались, когда мы с ней добрались до обсуждения ее проблем. Они касались ее взаимоотношений с мужем, 37-летним работником прокуратуры, который был старше ее на 5 лет и обладал жестким прокурорским нравом. Выяснилось, что ее открытая позиция в отношениях доставляет ей массу страданий, а щиты, которые она выстраивала против него (она только отказывалась признать, что это щиты, и предпочитала называть их ролями или образами), он легко пробивал. В результате он полностью подчинил ее волю своей, а можно сказать, психологически сломал, и она разуверилась, что может сама выбраться из ситуации, потому что, по ее словам, уже перепробовала все. Когда на мой вопрос: "Чего же вы хотите от меня?", Инесса ответила: "Хочу, чтобы вы помогли мне поставить защиту", я испытал легкий профессиональный шок - уж от кого, а от психолога я не ожидал такого биоэнергетического сленга.

Работать с Инессой было и трудно, и легко. Трудно, ибо мы никак не могли договориться по самой идеологии и терминологии проблемы. Легко, потому что у нее была ясная голова, и она довольно легко поняла: чтобы более грамотный и защищенный человек помог и ей стать более защищенной, она должна подготовить внутреннюю почву и принять идею защиты. Невозможно защитить слабого извне: чтобы принять помощь, он до какой-то степени должен быть сильным.

Ко мне постоянно обращаются люди с просьбой помочь поставить им защиту. Начитавшись современной биоэнергетической и оккультной литературы о том, что специалист может левой ногой и, конечно же, со стопроцентной гарантией защитить от любых невзгод, люди не просто просят, но даже требуют этой услуги. Один человек, чью квартиру трижды обворовывали, и не помогло ее церковное освящение, вполне серьезно настаивал на том, чтобы я поставил ему энергетический замок, наносящий удар любому вору. Несколько женщин умоляли меня поставить стопроцентную защиту от пьющих и бьющих их мужей. Другая категория женщин настаивает на постановке защиты против реальных и потенциальных измен их мужей. И, наконец, самая частая категория клиентов желала бы, чтобы им была поставлена постоянная и прочная защита от уже имеющихся и, возможно, предстоящих порчи и сглаза.