СЕМЬ СТУПЕНЕЙ ОГНЕННОГО ПУТИ

Блестящую классификацию различных мистических состояний и степеней озарения дает суфизм.

"Мистические состояния (ахваль) буквально, значение арабского слова хал (мн. число ахваль) "качество", "состояние", "вид". Как специальный термин в суфизме он обозначает состояние наития (варид), которое нисходит в сердце искателя без желания или усилий с его стороны как результат преданности, взывания или молитвы сердца. Проистекающие мистические состояния (ахваль) включают радость и печаль, сжатие и расширение, томление и беспокойство. Термин хал предполагает, что мистическое состояние непостоянно, преходяще по своей природе; оно может длиться час, день или год.

В суфийской терминологии кратковременные и мимолетные состояния обозначаются следующим образом: это вспышки (лава'их, ед. число ла'иха), сияния (лавамэ', ед. число ламэ'), и озарения (тавали', ед. число тали') как ощутимые последствия сердечной близости.

Хотя солнце духовного постижения (марифат) еще не явило себя, Бог дарует его сердцам духовную пищу через эти мимолетные состояния. Образно выражаясь, небосвод сердец неофитов еще затянут тучами эгоизма и чувственности, но Бог может дозволить таким состояниям мерцать, подобно светильникам на тропе перед ними, возжигая их томление.

Новичкам являются следующие озарения:

1. Вспышки (лава'их), похожие на всполохи молний, вспыхивающие и тотчас гаснущие.

2. Сияния (лавамэ') - более определенные, чем вспышки, и не так быстро исчезают, длясь два-три вакта. Сияния погружают человека в Бога и отдаляют от самого себя.

3. Озарения (тавали') - еще более проявлены, чем сияния, и имеют большую длительность.

Эффект от воздействия этих трех видов озаренности зависит от индивидуальной восприимчивости. Иногда они немедленно снимают омраченность, а иногда имеют значительную продолжительность, даруя неизгладимое переживание, исполненное благодати и с надеждой ожидаемое вновь.

4. "Высекаемые искры", или "ночные всполохи" (товарник) - довольно слабое свечение, имеющее сходство с мерцанием света (варид), заполняющего сердце во время ночных просительных молитв; оно может оставить после себя в сердце ощущение радости или сильной муки.

Еще два кратковременных мистических состояния - это божественные излияния (варидат) в сердце, свойственные как новопосвященным, так и более продвинутым искателям. Среди излияний различаются: посещение (бавада, ед. число ба'ид) и натиск (ходжум).

Посещение - это состояние, которое нисходит в сердце из сверхчувственной сферы (гхаиб), проистекая из страха [Божьего] и вызывая радость или печаль.

Натиск - состояние, которое приходит непроизвольно при воздействии "метафизического момента" (вакт) на сердце. Одни искатели подвержены посещениям и натискам, легко овладевающим ими. Другие остаются полностью незатронутыми ими; такие удостаиваются звания "мастер момента" (садат-э вакт).

В действительности более точным будет называть вспышки, сияния, озарения, ночные всполохи, посещения и натиски предощущениями состояний, а не собственно мистическими состояниями. Суфийские мастера, обсуждая этот вопрос, часто принимают эти кратковременные предощущения за подлинные мистические состояния. Например, Кошайри приводит определение Абуль-Хасана Сайегха: "Мистические состояния походят на удары молний. Если бы они длились дольше, это были бы не состояния, а чувственные соблазны и возбуждение человеческой природы".

Озарение наступает не сразу, а постепенно подготавливается предшествующей духовной работой. О предощущении мистических состояний, озаряющих сознание ученика писали суфии:

"Вспышки, сияния и озарения - понятия, сходные по смыслу и почти идентичные, обозначающие предварительные состояния, типичные для начинающих, которые переживают их благодаря близости к сердцу. Бог питает их сердца посредством этих предощущений, как того требует момент (вакт), "для них там - удел и утром и вечером", хотя солнце мистического разумения еще не даровало им полной просветленности. Всякий раз, когда небо их сердец затягивается дымкой чувственных наслаждений, испускается луч откровения (кашф), вспышки или сияния Божественной близости, и в их помраченном, закрытом состоянии перед ними возникают вспышки. Сначала появляются вспышки, затем сияния, и, наконец, озарения. Вспышки - это лучи света, которые возникают и исчезают. Сияния более проявлены, отчетливее, чем вспышки, и исчезают не так быстро, сохраняясь в течение двух или трех "моментов". Появление сияний разлучает тебя с тобой и объединяет с ними, или, образно говоря, "свет упорствует, но рати ночи усиливают натиск".

Озарение держится дольше, его лучи прорезываются сквозь полумрак более отчетливо, а его влияние более ощутимо, чем у предшествующих ощущений. Кроме того, имея непостоянную длительность, оно в любой момент может сойти на нет. Каждый человек всегда страшится его ухода, даже если его ослабление происходит очень плавно. Вышесказанное может различаться в зависимости от конкретных обстоятельств.

После одних предощущений не остается ничего - подобно тьме ночного неба, воцаряющейся, когда все планеты уходят за горизонт. Другие оставляют след в виде томления по пережитому: хотя свет рассеялся, отблески еще сохраняются. После того, как их устрашающая Божественная власть (гхалибат) сходит на нет, искатель живет благодатью их сияния. Утешенный во время мгновений созерцания, он живет, уповая на возвращение этих вводных лучей видения.

"Посещения" и "натиски" также входят в круг этих мистических состояний. "Посещение" представляет собой состояние, которое внезапно нисходит в сердце из сверхчувственной сферы, вызывая радость или печаль. "Натиск" это непроизвольное состояние, которое нисходит в сердце благодаря силе "метафизического момента" (вакт) и проявляется в виде неожиданной силы или слабости. Состояния одних искателей отмечены как "посещениями", так и '"натисками". Другие остаются совершенно незатронутыми ими их соответственно этому называют "мастера момента" (садат-э вакт)".

Одно из ярких описаний состояния огненного озарения, описанного в книге Йогананды "Автобиография йога":

"Шри Юктешвар редко говорил загадками, и я был сбит с толку. Что он имеет в виду? Он слегка шлепнул меня по груди над сердцем. Тело стало неподвижно, как будто какой-то огромный магнит извлек дыхание из легких. Душа и ум, сразу лишившись их физических оков, устремились наружу изо всех пор тела, как текущий, пронизывающий свет. Плоть как бы омертвела, но я остро осознавал, что никогда прежде не был по-настоящему жив. Ощущение собственной личности не было больше узко ограничено телом, но обнимало окружающие атомы. Люди на дальних улицах, казалось, тихо двигались по моей собственной отдаленной периферии. Корни растений и деревьев виднелись сквозь затуманенную прозрачность почвы, я различал, как внутри них течет сок.

Все окрестности раскрывались передо мной; мое обычное плоскостное зрение, сменившись на объемное, воспринимало все одновременно. Затылком я видел людей, гуляющих вдали по Рэй Гхат-лейн, при этом заметив и нетерпеливо приближающуюся белую корову. Когда она дошла до открытой калитки ашрама, я видел ее как обычными физическими глазами, когда же она прошла за кирпичную стену, я все еще ясно видел ее.

Все предметы, находившиеся в поле панорамного видения, мерцали и вибрировали, как быстро движущиеся кадры кинокартины. Мое тело, тело учителя, двор с колоннами, мебель и пол, деревья и солнечное сияние вдруг неистово затрепетали, пока все не расплылось в светящемся море, в точности как кристаллы сахара, брошенные в стакан воды, растворяются при размешивании. Объединяющий свет перемешался с формами, эти метаморфозы открывали закон причин и следствий в творении.

Океан счастья хлынул в мою спокойную душу. Я осознал, что Дух Божий это неисчерпаемая радость, тело Его неисчислимые ткани сплетения света. Усиливающееся блаженство начало охватывать города, континенты, Землю, Солнечную и звездные системы, тонкие туманности и плывущие системы. Весь космос, мягко сияющий, как город, видимый ночью издалека, мерцал в бесконечности моего существа. Ослепительный свет за резко очерченными контурами земного шара несколько ослаблялся у самых дальних краев, где виднелось мягкое, не уменьшающееся сияние. Оно было неописуемо тонким, планетарные картины были образованы из более плотного света.

Божественное распространение лучей, изливающихся из Вечного Источника, разгораясь в галактики, видоизменялось невыразимыми аурами. Снова и снова я видел, как созидающие сияния уплотняются в созвездия, а затем растворяются в полосы прозрачного пламени. Секстиллион миров переходил в прозрачное сияние, а затем огонь заливал небесные сферы. Состояния эти ритмично чередовались.

Я осознал неземной центр как некое место интуитивного восприятия в своем сердце. Излучающийся блеск истекал из моего нейтрального ядра к каждой части вселенской структуры. Блаженная, текучая, как ртуть, амрита (нектар бессмертия) пульсировала во мне. Я слышал созидающий голос Бога, звучавший как Аум, вибрацией космического мотора".

На основе изучения эзотерической литературы и личного опыта у меня родилось свое видение пути и ступеней, приводящих к Огненному Чертогу и вводящих кандидата во внутрь. Опишу стадии духовно-мистических состояний, культивирование которых постепенно открывает двери к ослепительной субстанции Огня.

Первой стадией Огненного Пути является чувство устойчивой глубокой бескорыстной радости, постепенно поселяющейся в сердце ученика, упорно работающего над собой. Неустойчивые перепады настроения, поверхностные эмоции, переживания с изрядным присутствием самости не относятся к радости, несмотря на то, что духовному искателю может казаться, будто они окрашены в радостные тона.

Вторая стадия или ступень - это светлый восторг или радость значительно более сильной степени без малейших примесей в виде эго-программы. Агни Йога придает чувству восторга большой эволюционный смысл, утверждая, что оно помогает мощному накоплению психической энергии. Кроме того, восторг несет в себе элемент экстатического состояния, предполагающего отрыв человека от своего низшего эго и выход за пределы себя в новое измерение. Светлый восторг, сопровождающий любование природой, произведениями высокого искусства или человеком, которого любишь, поднимает сознание в иные миры и при интенсивных переживаниях приближает к Огню.

Третья стадия Огненного Пути - первичное озарение, или начальное сатори. Оно несет в себе значительно больший мистический заряд и привкус, нежели восторг, отличаясь от последнего своей глубиной, отрывом от физического тела, проникновением во внутреннюю природу вещей, слиянием с миром, переживанием сияющего света. Как правило, оно приходит к человеку в результате специальных духовных усилий, направленных на приближение к Высшему: покаяния, молитвы, концентрации, медитации. Хотя у отдельных творческих натур - художников, поэтов, музыкантов, писателей, ученых - оно может наступать спонтанно, без видимых со стороны усилий. Само по себе оно не столько преображает человека, сколько открывает перед ним великолепную панораму беспредельного духовного мира, которая вдохновляет его на дальнейшие прорывы и усилия. Оно переживается как тотальный свет, на первых порах ослепляющий сознание.

Четвертая стадия огненного пути - зрелое озарение, или глубокое сатори. Его трудно описать словами и от предыдущей стадии оно отличается не столько качественными, сколько количественными характеристиками. Человек, хотя бы на краткое мгновение переживший это состояние, уже никогда не сможет забыть красоты и величия Высшего Мира и будет всю жизнь стремится пережить это состояние снова. Ощущение света, полноты и единства со всем мирозданием настолько сильно пронзает его душу, что в ней происходят некоторые изменения. Наиболее острые углы личности смягчаются, уходят темные желания и отрицательные эмоции, человек ощущает, что психологические травмы прошлого начинают растворяться. Однако полного душевного исцеления и освобождения от негативных черт и проблем глубокое сатори не дает, хотя нельзя не признать, что личность возвращается в мир более спокойной и очищенной, чем прежде. Человек, попавший в прекрасный мир зрелого озарения, будет теперь нести его излучение всегда. Волны просветления, омывающие остров его индивидуального сознания, будут теперь стучаться все чаще.

Пятая стадия огненного пути - состояние самадхи описано в многочисленной литературе о йоге и медитации. Ничтожно малое число искателей действительно переживало это величественное состояние. Если в состояние глубокого сатори человек чаще всего попадает в сферу, находящуюся на границе высших слоев Астрального Мира и Огненного Мира, то даже первая стадия самадхи - это уже сфера Божественного Огня. Она предполагает подъем энергии Кундалини от нижней чакры муладхара до "тысячелепесткового лотоса" - чакры сахасрара. Это возможно только при полной концентрации сознания на Высшем и остановке ума, а также при очищении души от страстей и негативных качеств и наполнении сердца состоянием божественной любви. Состояние самадхи предполагает замедление и почти полную остановку дыхания, пульса, прекращение земного сознания и погружение в беспредельное внутреннее пространство, которое переходит в Огненную Сферу. Человек может пробыть в самадхи от нескольких минут до нескольких дней, недель и даже месяцев. Однако это состояние обратимо - рано или поздно ученик вернется своим сознанием к земному миру, в физическое тело. Конечно, он будет во многом преображен, и потому уже не сможет делать зло и совершать многие поступки, которые он творил прежде.

Шестая стадия огненного пути - состояние махасамадхи. Это высший уровень йогического экстаза, предполагающий необратимый уход сознания ученика с земного плана бытия. Человек, вошедший в махасамадхи, то есть в Огненный Мир, причем в его Высшие слои, еще при жизни, умирает в физическом теле. Его энергия Кундалини не просто достигает тысячелепесткового лотоса, но как бы вырывается за его пределы и сливается с ее божественным супругом Шивой. Об этом состоянии ничего нельзя сказать словами, кроме того, что оно есть реализация божественного триединства: CAT (абсолютного бытия), ЧИТ (абсолютного знания) и АНАНДА (абсолютного блаженства).

Седьмая стадия огненного пути находится за пределами человеческих, представлений о высшем. Она относится не к планетарной эволюции человека и человечества, а к солнечному уровню бытия. Об этом состоянии сознания говорил Трижды великий Гермес Трисмегист, в своей знаменитой Изумрудной Скрижали - "рек о деянии солнечном". На этом уровне пребывают сознания Великих Учителей, о чем намекал Н. К. Рерих в своей книге "Цветы Сада Мории", говорившей как бы от имени Учителя: "Не забывай, что с тобой говорят из области Солнца". Соответственно, элемент огня находится там в совершенно ином состоянии, чем он может быть открыт для духовных искателей на земле.

Нирвана для земных йогов и для Великих Учителей, чье сознание пребывает на солнечном плане и уровне бытия, имеет различные характеристики и представляет собой разные духовные состояния.

Чем выше ступенька на лестнице огненного пути, тем меньше каждое состояние содержит земных элементов. Они не исчезают, а постепенно утончаются и превращаются в особые ингредиенты, растворенные, но присутствующие в общем энергетическом составе огненной сферы. Это касается не только психологических качеств, которые становятся огненными свойствами человека (Агни Йога отнюдь не метафорически, а совершенно реально говорит об "огненной любви", "огненном мужестве", "огненной преданности", "огненном бесстрашии"), но даже об ощущениях, идущих от органов чувств.

Когда я начал изучать Агни Йогу, особое недоумение у меня вызывал один параграф Учения, где говорилось, что "почувствовать вкус металла в огненном мире будет большим достижением". Я просто не понимал, о чем идет речь. Однако когда после двух десятилетий упорных медитаций на божественных качествах и Высшем Свете у меня во рту все чаще стал появляться необыкновенно приятный странный, даже парадоксальный вкус, сочетающий в себе сладкое благоухание и совершенно отчетливое присутствие холодного металла, я стал догадываться об истинном смысле данного параграфа. Чем глубже была моя медитация, направленная на слияние с Божественным Светом и Огнем, тем острее становился этот необычный металлический привкус во рту. И хотя знакомый врач стал говорить мне о возможном изменении кислотно-щелочного баланса во время медитации (с чем трудно было спорить), все мое внутреннее существо ощущало, что постепенное проникновение в тонкую и огненную сферу помогло почувствовать, что многие земные элементы, в том числе и этот неизвестный мне металл, просто растворены в субстанции Огня.

Постичь законы правильного общения с Миром Огня и трудно, и легко одновременно. Непрерывное движение, в котором находится эта стихия, бросает вызов человеческому сознанию, которое должно стать необыкновенно гибким и устремленным, уподобляя себя неуловимо быстрому движению пламени. Огненная Реальность ждет пытливых искателей и путников духа.