ЕСЛИ КАНДИДАТ В УЧЕНИКИ РУКОВОДИТЕЛЬ

Если человек достиг определенного уровня в своей мирской деятельности и карьере, а затем увлекся духовными учениями, то у него могут быть другие проблемы - ему придется скрывать свои интересы и занятия от начальства, сослуживцев и общества. Хорошо, если характер его работы лежит вне идеологии и образования и не связан с необходимостью писать статьи и публично пропагандировать свои взгляды. Мне приходилось встречать крупных начальников в ранге директоров завода, руководителей подразделения в министерствах и в крупных фирмах, которые, например, занимались в тайне от других раджа-йогой, даоскими практиками или изучали суфийскую философию. Конечно, они были правы в своей закрытости. Практика показывает, что подлинное эзотерическое знание должно быть именно таковым. Тот, кто афиширует его, может иметь большие проблемы с общественным мнением.

Я помню, как еще в советское время одного такого руководителя с потрохами съели за его увлечения христианским эзотеризмом, о чем он неосторожно рассказал на одном дне рожденья подчиненным. Коллеги за глаза прозвали его "баптистом" и сделали все, чтобы информация о странных увлечениях шефа дошла до вышестоящего начальства. В нужный момент идеологический компромат извлекли из сейфа, и начальник был с треском изгнан с поста.

Тем не менее, герметичная стратегия человека, его сдержанность и осторожность в принципе позволяет сочетать руководящую должность и духовные увлечения. Сложнее тем, кто, находясь на руководящем посту и играя определенную социально значимую роль, пытается провести духовные идеи в жизнь. На определенном этапе ему все равно придется делать выбор: или дальнейшая внешняя дорога успеха, карьера, чины, материальные блага, социальный комфорт, или духовный путь. Совсем не обязательно, что человек, выбравший второе, будет с позором изгнан с работы, обречен на нищету, и перед ним закроются двери всех приличных домов. Вполне возможно, что ему удастся сохранить сносное существование, однако дорога на вершины социального успеха и власти ему будет заказана. Чем больше человек добился на внешнем плане жизни, тем труднее выбор, который ему предстоит сделать. На моей памяти было не так много людей, которые отказались от выгодной карьеры, потому что от них требовалось иногда в жесткой, иногда в мягкой форме отказаться от публичного выражения своих взглядов и быть лояльным кодексу номенклатуры, где для всяких странностей и неблагонадежных причуд просто нет места.

Психология bookap

Но, конечно, решать приходится всегда самому человеку. Не так давно я встретил одного знакомого социолога, подвизающегося в политических кругах и имеющего хороший заработок. Он признался мне, что принял твердое решение уйти со своей работы на другую, не по прямой специальности и менее хлопотную, где ему придется получать в пять(!) раз меньше, и объяснил свое намерение тем, что это дает ему свободное время для того, чтобы читать любимых древнекитайских философов, медитировать и заниматься тайцзицюань. "Это гораздо интереснее, чем бегать среди монстров и сшибать деньги", - признался социолог, открывшийся мне с новой, неожиданной стороны.

Когда меня на консультациях спрашивали, как поступить в таких случаях (сразу признаюсь, что подобные беседы были достаточно редкими, ибо номенклатура обычно хорошо знает сама, что надо делать и как заниматься духовными практиками, не теряя вожделенных кресел), то я всегда выяснял, насколько серьезно сложившаяся ситуация требует от человека отказа от духовных убеждений и взглядов. Далеко не всегда нужно быть прямолинейным и принимать решения сгоряча. Но иногда во имя помощи большому числу людей целесообразно сохранить высокую должность и просто не выставлять напоказ свои духовные увлечения. Но если действительно требовалось публично отказаться от избранного пути и присягнуть другим идеалам, я всегда в таких случаях предлагаю вопрошавшим подумать, а стоит ли игра свеч, и прошу представить перспективы того и другого варианта. Заслуживают ли преимущества, получаемые на пути земной карьеры, отказа от того внимания, которое им готов уделить честолюбивый карьерист, если при этом ему придется отказываться от многих высоких возможностей, вполне реальных для тех, кто не изменил духовному пути?