Глава 9. НЕУПРАВЛЯЕМОСТЬ УМА. НЕДОПУСТИМОСТЬ МЕНТАЛЬНОГО ХАОСА

Это препятствие напоминает постоянно отодвигающуюся стену, которая стоит перед искателем, преграждая ему путь к вершине. Она способна свести с ума недостаточно терпеливого человека. Иногда хаос мыслей, неподдающийся никакой дрессировке, захлестывает сознание весьма подготовленного искателя с такой силой, что тот начинает думать о своей полной несостоятельности. О труднооборимой природе шаткого манаса - хаотического человеческого ума - говорят практически все духовные учения: от Бхагавадгиты и Йоги Патанджали до Ауробиндо Гхоша. Сам Рамакришна, сын Бога, пришедший на Землю с высочайшей миссией - своим практическим опытом призванный подтвердить единство всех религий мира, - сумел остановить ум и погрузиться в самадхи только после жесткого метода, к которому прибегнул его суровый учитель Тотапури, пронзивший гвоздем его переносицу и заставивший его таким способом отключиться от всех иных ощущений и мыслей. Что же говорить о начинающих эзотериках, если даже такие корифеи святости и гиганты духа не могли победить эту неуправляемую силу!

Хаотическое состояние ума, в пространстве которого подобно морским волнам плещутся преимущественно бессвязные мысли, - это принцип существования ментального тела на данной стадии эволюции человека как homo sapiens. Даже высоко талантливые и высоко интеллектуальные люди, способные к прозрениям и совершению открытий, в моменты, когда они перестают целенаправленно думать над своими творческими проблемами, впадают в сноподобное состояние ментального хаоса. Правда, это продуктивный хаос, из которого в конце концов рождается космос их прозрений, ярких идей, образов и творческих мыслей, в отличие от непродуктивного хаоса, царящего в уме обывателей, неспособных породить ничего созидательного и достойного. Хаотические поля индивидуальных сознаний и умов объединяются в единый планетарный ум, общее ментальное тело человечества, в котором нет жестких границ между умами отдельных людей, и потому одни и те же мысли свободно циркулируют от человека к человеку. Во время моего пребывания в индийском ашраме Сатья-Лока нам говорили о том, что в каждом из нас действует единый древний планетарный ум, словно покрывало набрасываемый на мир и препятствующий точному видению реальности.

В течение последних двенадцати лет я провел множество курсов, семинаров-тренингов и школ, обучающих медитации, через которые прошли тысячи людей. Многие люди, пытавшиеся вступить на духовный путь, сходили с дистанции, причем нередко причиной отступления была неподдающаяся тренировке хаотическая природа ума, препятствующая приближению медитативного состояния. Я много раз задумывался: почему это так трудно - остановить ум, и почему Высшие Силы не торопятся облегчить духовным искателям эту задачу? По-моему, существует несколько причин, объясняющих непокорность ума. Во-первых, полезно не забывать, что остановленный спокойный ум - это мощнейшая энергия, которая наполняет человека и делает его во много раз сильнее, чем прежде. Если нравственно неочищенный человек без труда овладел бы этим невероятно сильным оружием, легко представить себе, к каким ужасным последствиям и для других людей, и для него лично это бы привело. Во-вторых, есть и другая причина, связанная с первой. Восточная традиция называет человеческий ум "кама-манасом", то есть умом желаний. В этом названии подчеркивается служебная роль ума, обслуживающего желания и выступающего в качестве посредника между ними и внешним миром. Пусть и с трудом, но на какое-то время можно остановить бегающие мысли. Но остановить мысли, утихомирив порождающий их ум и одновременно победив желания (по крайней мере, низшие) очень и очень сложно.

Когда ученик всерьез сталкивается с проблемой победы над собой, предполагающей глубинное самопознание и преображение своей низшей природы, он начинает воочию видеть, насколько важно для него овладение собственным умом. До тех пор, пока беспокойное движение мысленных волн не улеглось в его сознании, которое не пронзила "остановка мира" (в терминологии Кастанеды), ни о каком просветлении и даже слышании Голоса Безмолвия не может быть и речи. Но без достижения этого состояния как вехи пути, свидетельствующей об углублении контактов ученика с Высшим Началом, человек так и останется заключенным в клетку своего эгоцентризма и относительного "я". Поскольку сам ум человека является инструментом, необходимым для познания внешнего мира - и совершенно излишним для познания внутренних глубин духа, то ученик должен научиться идеальным образом использовать этот инструмент. Если ситуация требует, чтобы вы думали, размышляйте на необходимую тему активно, энергично, изобретательно и целеустремленно. Если проблема решена, и у вас есть пауза для отдыха и наполнения ума освежающей энергией, не торопитесь захламлять его хаотическими образами и идеями, которые в избытке подбрасывает вам окружающая жизнь. Положите этот инструмент на полку, чтобы, как говорится, отдохнул металл: войдите в состояние спокойствия и побудьте некоторое время в тишине. Тогда волны ума остановятся, и он сможет гораздо более точно, без ненужных искажающих эмоций воспринимать окружающую действительность. Кроме того, успокоенный ум открывает сознание для восприятия тонкого мира и вбирания в себя высоких духовных энергий, которые пронизывают духовное пространство. Капля, успокоившая внутренние движения и хаос, делается прозрачной и открывает себя навстречу безмолвной мощи океана.

Неустойчивую природу ума хорошо понимали тибетские буддисты. Известный мастер Согьял Ринпоче в своей работе "Книга жизни и практики умирания", писал:

"У ума есть множество сторон, но две из них наиболее выделяются. Первая это обычный ум, который тибетцы называют сем. Один из мастеров дает ему такое определение: "То, что обладает разным осознанием, то, что имеет чувство дуалистичности, что цепляется за что-то вне себя или отвергает его - это ум. В своей основе это то, что может связываться с "другим" - с любым "чем-то", что воспринимается как отличающееся от того, кто воспринимает". Сем - это перескакивающий с одного предмета на другой, дуалистичный, думающий ум, который может действовать только в отношении к проецируемой и ложно воспринимаемой внешней точке отсчета.

Итак, сем это тот ум, который думает, строит замыслы, желает, манипулирует, который вспыхивает гневом, который создает волны отрицательных эмоций и мыслей, потакая своим прихотям, которому необходимо все продолжать и продолжать делать утверждения, оценки, подтверждать собственное "существование", переживая на опыте выделение отдельных деталей, создание идей и понятий. Обычный ум является непрестанно переменяющейся и не могущей перемениться жертвой внешних влияний, привычных склонностей и воспитания. Мастера сравнивают сем с пламенем свечи, стоящей на пороге открытой двери, уязвимым всем ветрам обстоятельств.

Если рассматривать сем с одной стороны, то он предстает мерцающим, нестабильным, все время за что-то цепляющимся и бесконечно занятым не своими делами; его энергия расходуется на проецирование вовне. Иногда я думаю о нем, как о мартышке, что непрестанно перескакивает с ветки на ветку. Однако если рассмотреть его с другой стороны, обычный ум отличается фальшивой, тупой стабильностью, самодовольной и направленной на его собственную защиту инерцией, каменным спокойствием глубоко внедрившихся в него привычек. Сем столь же хитер, как нечестный политик, скептичен, недоверчив, очень умело обманывает и притворяется. Джамъянг Кхъенце писал, что он "чрезвычайно изобретателен в жульнических играх". И именно в пределах переживаемого на опыте этого хаотичного, находящегося в замешательстве, недисциплинированного и повторяющегося сема, обычного ума, мы вновь и вновь претерпеваем изменения и смерть.

Психология bookap

Но есть еще сама природа ума, его глубиннейшая сущность, которая абсолютно не затрагивается ни изменениями, ни смертью. Сейчас она скрыта внутри нашего собственного ума, сема, окружена и закрыта умственной поспешной путаницей наших мыслей и эмоций. Но как облака могут быть рассеяны сильным порывом ветра, открывая сияющее солнце и широкое просторное небо, также, при некоторых особых условиях, вдохновение может открыть нам проблески этой природы ума. Эти проблески могут быть разной глубины, разной степени, но каждый из них даст какой-то свет понимания, смысла и свободы. Это происходит благодаря тому, что природа ума является самым корнем понимания. По-тибетски мы называем эго Ригпа - первичное, чистое, незапятнанное осознание, которое одновременно разумно, понимающе, светло и постоянно бодрствует. Его можно назвать самим знанием о знании.

Не делайте ошибку, воображая, что природа ума относится исключительно только к нашему уму. Фактически это природа всего. Не будет слишком сильным утверждением, что осознание природы ума - это осознание природы всего сущего".