Глава 11. ОБЗОР СОВРЕМЕННЫХ ЭЗОТЕРИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ. МИРОВЫЕ РЕЛИГИИ И ПУТЬ

Современный мир предлагает искателю широчайший спектр учений. В первую очередь, это традиционные религии. В России наиболее распространено христианство в православном варианте. Католическая версия приживается плохо, западные версии современного протестантизма (так называемый неопротестантизм) получают популярность только в том случае, когда они вколачиваются в сознание последователей с помощью специальных зомбирующих технологий. Немалое распространение имеет так называемый народный протестантизм, в котором наиболее значительными направлениями оказываются баптизм и различные секты.

Вслед за православием по степени распространенности с большим отрывом от других традиций идет ислам, затем буддизм.

В какой степени духовные искатели могут рассчитывать, что путь традиционных религий действительно приведет их к Богу? Дерзну высказать некоторые свои соображения. Тут многое зависит от глубины мотивации человека. Не секрет, что подавляющее большинство священнослужителей традиционных религий во многом потеряли ключи к сокровенным знаниям, которые были заключены в учениях изначально. Эти знания в основном сохранялись в тайных орденах, обществах и братствах, иногда примыкавших к религиозным и церковным институтам (например, некоторые католические и суфийские ордена), иногда противостоящих им, как розенкрейцеры и масоны. Наиболее сокровенная часть христианства - школа исихазма и умного делания - была сохранена в институте старчества, который хотя и имел некоторые трения с официальными церковными структурами, никогда не становился в жесткую оппозицию к Священному Синоду или Московскому Патриархату. Русское православие не имело института посвященных, но зато прославилось мощным институтом святых и праведников. Сегодня ситуация изменилась. Церковные институты всех традиционных религий окончательно сформировались, сложились в мощные разветвленные организации, построенные по корпоративным принципам и отстаивающие свои корпоративные цели. Тем не менее церковные институты продолжают играть важную роль в человеческом обществе, поддерживая нравственные устои и консолидируя народы и этносы, создавая у них ощущение единой исторической судьбы. Упразднение религиозных институтов или даже сужение их роли очень быстро приведет к нравственной деградации народа. Вместе с тем любой, кто знает внутреннюю ситуацию в современных церквях традиционных религий, вынужден признать, что интенсивная духовность там, увы, не приветствуется. Охранительно-консервативные взгляды там явно преобладают над творческими подходами. Церковная бюрократия по степени формализма значительно превосходит советскую партийную бюрократию времен позднего застоя. Потому все зависит от вас. Если вы стремитесь получить более прочную опору в жизни, ощущение причастности к мощной организации, которая решает за вас многие проблемы, связанные с чувством личной ответственности и персональным жизненным выбором, то это ваше. Я знал людей преимущественно интеллектуального склада, с обостренным интересом к национальной истории, которые заявляли, что вернувшись к вере предков, они наконец обрели себя и свой духовный дом. Если же вы ищете высоких мистических переживаний, просветления и непосредственного контакта с Высшей Реальностью, то - не взыщите: духовная традиция современной церкви во многом утратила знания, помогающие достичь этого состояния. В современной христианской церкви, касается ли это католичества или православия, очень сильны тенденции протестантского рационализма. Сокровенные знания, связанные с искусством умной молитвы или духовного преображения, сохранились только среди отдельных духовных подвижников и старцев.

Духовные чада искателей-мусульман могут рассчитывать на получение высоких мистических переживаний в той мере, в какой конкретные священнослужители ислама связаны с суфийской мистической традицией. То же можно сказать и о буддизме.

Церковь и ее религиозное учение всегда помогает человеку обрести душевное спокойствие, очиститься нравственно, обрести единомышленников и почувствовать твердую духовную почву под ногами. Но полагать, что подошедший туда неофит получит надежную систему, направленную на достижение высоких состояний сознания, просветление и духовное озарение, было бы наивно. Но конечно, институт церкви не ставит перед собой цель помогать мирянам в достижении просветленного сознания. Более всего церковь озабочена, чтобы паства пребывала в послушании, хотя бы формальном, и не проявляла никакого интереса к альтернативным формам духовности - эзотерическим учениям, традициям Востока, Индии, Китая и другим конкурирующим религиям. Искателю будет не просто в лоне церкви среди агрессивно настроенной паствы, которая не любит тех, кто отличается от нее. Духовный наставник может не благословить его на интенсивную духовную практику, сославшись на то, что им пока еще не пройдены низшие ступени служения. Возможно, он будет прав, но весьма вероятно, что запрет будет продиктован соображениями осторожности, сделавшейся рефлексом, неискоренимой привычкой ограничивать инициативу ученика на всякий случай, из страха, что тот сделает духовную ошибку. Распознавать, прав ли его духовник, придется самому искателю, и никто не знает, удастся ли ему это. Если неофит будет часто спорить со своим духовным отцом и откровенно не выполнять его наставления, тогда само пребывание в церкви и возможность участвовать в таинствах окажется под вопросом.

Все это не означает, что посещая церковь, человек никогда больше не найдет Бога. Просто ему придется делать очень серьезные дополнительные и самостоятельные усилия, отовсюду собирая знания об искусстве умного делания и усердно практикуясь в этом занятии. Если он живет при этом чистой нравственной жизнью и общается с хорошим наставником, то имеет все шансы добиться высоких духовных результатов при условии, что он обладает достаточными внутренними накоплениями.

По-видимому, в аналогичном положении находится и устремленный к постижению Божественной Реальности последователь ислама, которому придется восполнять недостающую информацию о внутренней работе из литературы по суфизму и искать мастеров, связанных с духовными орденами. Дай Бог, чтобы это были действительно миролюбивые эзотерические организации, а не экстремистские, преследующие тайные политические цели.

Так же и буддист, желающий достичь подлинного просветления, должен заниматься ежедневной медитативной практикой, читать мантры и духовную литературу, посещать семинары лам и мастеров, приезжающих из Индии, Непала, США. Тогда его религиозность будет подкреплена сокровенной мудростью и внутренней работой.

Есть еще один очень важный для новообращенного в религию вопрос - откуда он пришел в эту традицию? Если он был атеистом и уверовал в Бога, то это одна картина, но если он, например, исповедовал восточный эзотеризм, то его переход в другую конфессию оказывается окрашенным в совершенно иные краски. Церковь требует, чтобы человек покаялся в прошлых духовных заблуждениях и отверг любое восточное учение как разновидность сатанизма. В этом случае церковь и церковная община принимают его в свое лоно, и он может даже на какое-то время почувствовать больший психологический комфорт, нежели раньше. Довольно часто бывает, что человек духовно расслабляется, перестает искать и останавливается в своем развитии.

С Андреем я знаком 15 лет. Некоторое время он блуждал по разным школам и системам, пока не остановился на раджа-йоге. Он усердно медитировал, занимался пранаямой, не менее часа в день пребывал в различных асанах, перешел на вегетарианскую диету, пел мантры, читал йогическую литературу. Андрей специально устроился на работу охранником, чтобы иметь побольше времени для занятий. Однако в какой-то момент его духовное продвижение застопорилось, и Андрей решил форсировать занятия, удвоив время медитаций. Именно в этот момент он поговорил со мной, и я настойчиво посоветовал ему не рисковать, снизить нагрузку и вернуться к прежнему режиму медитаций, лишь слегка разнообразив их. Он не послушал меня. В результате он почувствовал сильный перегрев в организме и разочаровался в своей практике. В это время он познакомился с женщиной, которая активно посещала церковь и работала в киоске православной литературы. Через некоторое время он полностью переориентировался на православную традицию и проклял все свои предыдущие искания. Затем он исчез из моего поля зрения.

Вновь встретился с ним я примерно через полтора года и обнаружил разительные перемены: Андрей стал есть мясо, курить, выпивать, и объяснял свое поведение возвратом к глубинным русским корням, почувствовать которые ему мешал "проклятый Восток". Он признался, что регулярно, два раза в неделю, посещает церковь и, несмотря на весь свой далеко не святой образ жизни, получает за один раз столько благодати, сколько никогда не получал.

Значит, лишь эзотерические учения дают сегодня возможность приблизиться к Высшему Началу?

Важно, чтобы учения были живыми, имели настоящих учителей, наставников, хорошую систему подготовки. Многие традиции, к сожалению, выдохлись, утратили живую энергию и представляют лишь исторический интерес. Другие системы сами по себе тупиковые. Разумеется, много зависит от дороги, но не меньше и от путника. Плохой ученик, поставленный в самые благоприятные условия и получивший прекрасные возможности, все равно вряд ли сумеет ими воспользоваться. Плохой ученик, не способный использовать преимущества высокого пути одним своим присутствием в серьезной традиции как бы отягощает карму данного направления. А искренний и преданный ученик, попавший в безблагодатную школу или систему, сможет не только извлечь из нее какую-то пользу для себя и даже до какой-то степени продвинуться на волне первичного энтузиазма, но и влить в эгрегор этого затухающего учения порцию свежей энергии. Правда, первичный энтузиазм вместе с надеждами в конце концов испаряется, а человек в зависимости от степени духовных повреждений, полученных в результате столкновения с тупиковой традицией, либо уходит на поиски новой системы, либо бросает заниматься духовным совершенствованием вообще.

Убежден: современные мировые религии могут быть не только общественным институтом, дающим чувство нравственной опоры и облегчающим бремя жизни, но и реальным путем к Богу лишь в том случае, если прихожанин делает не просто духовные усилия, но сверхусилия. Желательно, чтобы он всерьез занимался духовной практикой и применял бы в своей внутренней работе методы сокровенного, эзотерического характера. Речь идет не о монахах и отшельниках, достигающих святости с помощью упорного труда, поста и молитвы, а о мирянах, видящих в религии не просто убежище от проблем, а мост, ведущий в духовный мир. Религиозный человек должен стать человеком эзотерического уровня. Для этого нужно обратиться к сакральному ядру своей же религии, и совсем не обязательно создавать духовный гибрид из православной религии и космогонии розенкрейцеров или соединять ислам и буддийскую медитацию. Практика показывает: чтобы успешно осуществлять подобный синтез, человек должен обладать широким сознанием, высоким духом и чистым сердцем, как это рекомендует искателю теософия.

Психология bookap

Поставим вопрос по-другому: если человек уже выбрал какое-либо эзотерическое учение, может ли он принадлежать к какой-либо религии? Сами церковные институты жестко возражают против любых попыток увлечения другими системами - они настаивают на исключительности своего пути и считают недопустимым соединение своей традиции с любой другой. Но в данном случае речь идет не о религиозных ортодоксах, а о свободных духовных искателях. Существуют разные ответы на этот вопрос. Одни эзотерические учения считают, что для их последователей параллельное следование какой-либо религии не нужно или, по крайней мере, излишне. Другие эзотерические учения, такие как, например, теософия считают, что истинный теософ должен проявлять миролюбие, веротерпимость и обладать широтой сознания, а значит, вполне может принадлежать к христианской, мусульманской, индуистской или буддийской религии. История теософского общества зафиксировала подобные примеры. Французский эзотерик-традиционалист Рене Генон пошел в своих высказываниях еще дальше. Он заявил, что подлинный духовный искатель обязательно должен исповедовать и какую-либо экзотерическую религию, помогающую ему ощутить почву под ногами, лучше почувствовать историю и культуру родины.

Лично для меня несомненно одно - даже если человек выбрал какое-либо эзотерическое учение в качестве основного пути, то, поскольку он воплощен в России, он не может не учитывать, что духовным стержнем страны в течение тысячи лет остается православие. Неуважительное отношение к вере предков делает невозможным серьезное духовное продвижение.