Глава 6. Милтон Эриксон — маг коммуникации

Несколько слов о личности Милтона Эриксона.


...

Личность Мнлтона Эрпксона

Уже сама биография Милтона Эриксона показывает, что он был необыкновенным человеком. Описания людей, встретившихся с ним и испытавших его влияние, доказывает, что он производил на окружающих необыкновенно сильное впечатление. Эриксон владел умением очень сильного личного воздействия. Его появление так сильно воздействовало на людей, что приводило к самым удивительным слухам о его личности. Утверждали например, что на самом деле он был Доном Хуаном Матусом, из вызвавших сенсацию книг Карлоса Кастанеды, проведшего годы обучения у индейского колдуна. Пол Вацлавик пишет об этом в книге Die Moglichkeit des Anderssein:

"Современным мастером применения языка образов является Милтон Эриксон, известный тем, что на вопрос своих пациентов (прежде всего на типичный вопрос: "Что нам делать в этой ситуации?") отвечал длинными рассказами, казалось, не имеющими ничего общего с темой. Мои коллеги и я долгое время считали, что прототипом персонажа Дона Хуана из книг Карлоса Кастанеды, в реальности был Эриксон, эту догадку он очень решительно (а не просто косвенным образом, рассказывая истории) отрицал"285.


285 Watzlawick, Р. (1977). Die Moglichkeiten des Andersseins. Zur Technik der therapeu-tischen Kommunikation. Bern Stuttgart Toronto: Huber Verlag, стр. 49.


Джей Хейли, изучавший несколько лет работу Эриксона, так описывает свои впечатления о личной эманации Эриксона:

"Я опубликовал множество материала о терапии Эриксона, однако он сам остается для меня мистической личностью. Несмотря на то, что я встречался с ним несколько лет, я никогда не мог его понять полностью. В течение сотен часов, проведенных в совместных разговорах, я анализировал его жизнь и работу, но несмотря на это знаю его меньше людей, с которыми я встретился значительно позже. [...] Эриксон не был таинственным, если это касалось его работы. Вероятно, он был наиболее открытым терапевтом, известным миру. [...] Каждому интересующемуся, он давал щедрой рукой многое из себя и своего знания. Несмотря на то, что он, с удовольствием говорил о том, что нужно еще многому учиться, он не пытался быть непроницаемым и загадочным. Он старался упрощать свои идеи, упрощая их так, чтобы каждый мог их понять. Часто он ощущал фрустрацию, когда его идеи, многие из нас, понимали лишь частично. [...] Самое большое мастерство Эриксона, состояло в косвенном влиянии на людей. Из-за этого, многие чувствовали себя не по себе в его присутствии. Если с ним кто-нибудь разговаривал, то не мог быть уверен в том, дает ли Эриксон лишь профессиональный совет или же скрыто проводит изменения некой невысказанной личной проблемы. [...] Эриксону нравилось изменять людей без их сознательного участия. [...] я считаю, что причиной его терапевтических успехов была частично эманация его личности. Но не только необыкновенная личность влияла на успех его терапии, его умения совершенствовались также благодаря славе человека, который оказывает невидимое влияние на людей. Многие его просто боялись"286.


286 Haley, J. (1988). Milton H. Ericksons Beitrag zur Psychotherapie, стр. 19.


В этом контексте, Хейли описывает событие, идеально иллюстрирующее воздействие Эриксона:

"Совершенно очевидно, Эриксон восхищался своей славой. Ему нравилось производить влияние на окружающих своим знанием, так чтобы они этого не замечали. Я вспоминаю, что в рамках нашего проекта прошел вечерний семинар с Эриксоном, на котором также присутствовал Дон Д. Джексон. Во время нашего разговора о гипнозе, Джексон постоянно вращал пальцами карандаш, который он держал в руке. Он потом сказал: «Не могу перестать вертеть этим карандашом, я думаю Милтон это ваших рук дело». Эриксон сказал: «Можешь продолжать им вертеть». Он уделил Джексону еще некоторое время и позволил ему остановить вращение карандаша. Позднее я спросил Эриксона наедине, что такое он сказал Джексону, что заставило его крутить карандашом. Я надеялся услышать побольше о том как вызывать у человека определенный тип поведения, в то время как со стороны будет казаться, что просто разговариваешь с ним. «Я здесь не при чем - ответил Эриксон - однако Джексон думал, что это моя работа, поэтому я воспользовался случаем [...]»". Эриксон всегда прекрасно себя чувствовал, обладая властью. Он также не стеснялся ее тренировать или использовать. [...] Я считаю, что это счастливый случай, когда при его готовности к применению власти и желании проводить изменения, он был добрым человеком. Если бы такая способность воздействия была использована для негативных целей, результаты могли бы быть трагическими. Эриксон был не только добрым он был также постоянно готов помочь окружающим, как в своем кабинете так и за его пределами"287.


287 Там же, стр. 22-23.


Также Вирджиния Сатир, которая познакомилась с Эриксо-ном во время его визитов в Mental Research Institute, подтверждает слова Хейли. Она признаёт, что вначале Эриксон вызывал у нее страх. У нее было убеждение, что его появление вызывает несчастье и создает проблемы окружающим. Слухи о нём пробуждали в ней неприятное чувство. Она не могла примирится с тем, что он гипнотизировал, проводя влияние на людей, без их согласия и знания об этом. Лишь позднее, когда она узнала его лучше, она поняла, что в принципе они с Эриксоном похожи друг на друга. Особенно добротой и любовью к окружающим288.


288 Сравните Г. Юргенс, Т. Шталь, цитируемая работа стр. 202-203.


Эрик М. Райт, умерший в 1981 году, коллега Эриксона и бывший президент Американского Общества Клинического Гипноза, на первом конгрессе посвященном Эриксону в 1980 году утверждал, что Эриксон уже в начальной стадии своей карьеры считал себя скорее целителем, нежели традиционным терапевтом. Он быстро понял, как сильно уменьшаются возможности, если ограничивать себя в терапевтической практике применением лишь научно-доказанного знания, соответствующего уровню данной специальности. Идеал шамана, целителя, учителя, который тысячелетиями работы доказал свою общественную пользу, более соответствовал его взгляду на себя, как на человека помогающего людям, нежели школьный стереотип лекаря289.


289 Сравните описание этого интересного момента в: Wright, E. М. (1982). The Sexual Therapy of Milton H. Erickson: A Ministry of Healing. In: J. K. Zeig. Ericksonian Approaches to Hypnosis and Psychotherapy (стр. 181-189). Очень интересны также в этом контексте исчерпывающие решения Сиднея Розена: Rosen, S. (1982). The Values and Philosophy of Milton H. Erickson. In: J. K. Zeig (редакция) Ericksonian Approaches to Hypnosis and Psy-chotherapiy (стр. 462-476). New York: Brunner, Mazel Publishers и Rosen, S. (1985). Phi-losophie und Wertesysteme Milton H. Ericksons. In: B. Peter (редакция). Hypnose und Hyp-notherapie nach Milton H. Erickson. Grundlagen und Anwendungsfelder (стр. 98-110). Розен старается набросать основные убеждения и личные системы ценности Эриксона, произведшие решающее влияние на его терапевтическую практику и её цели.


Фактом является то, что самопожертвование Эриксона для своих пациентов стало легендарным. Он был консультантом, психотерапевтом, судьей в конфликтных ситуациях, защитником их интересов, погоняющим, ментором, полным понимания авторитетом или карающим отцом, в зависимости от того, в чем нуждалась личность пациента и его проблемы290. Он воздерживался от акцептации жестких границ своей профессии, считая это препятствием для успеха терапии. Иногда он сам звонил людям, по отношению к которым был убежден, что они нуждаются в терапии291. Часто он не спрашивал хочет ли человек перемен. Если он считал, что конкретный человек нуждается в лечении, он просто брался за работу.


290 Сравните Л. Р. Вольберг, Вступление в: Дж. К. Зейг "Встречи с Эриксоном. Необыкновенный человек, необыкновенная терапия" стр. 78.

291 Там же, стр. 17.


Со многими пациентами его связывали личные отношения. Он также часто посещал их. Однако в общении с клиентами он старался быть скорее их другом. Он сохранял профессиональную дистанцию, и несмотря на это был для них, в лучшем этого слова значении, другом и доверенным человеком. Он отказался от обычного жесткого разделения на частную и профессиональную сферу. Если этого требовало лечение, он сопровождал пациента в мир, вне кабинета. Такая личная открытость выражалась в его способе принимать пациентов. Он допускал их в те самые комнаты, где принимал своих гостей. Во введении к Uncommon Therapy (Необыкновенная терапия) Хейли пишет:

"Он принимал дома, в маленькой комнате, непосредственно за столовой, а большая комната служила залом ожидания. В пятидесятых годах, младшие из восьми детей доктора, все еще жили дома. Таким образом люди, которых он лечил, перемешивались с его семьей. Милтон Эриксон жил в скромном доме на тихой улочке и я часто представлял, что думали пациенты, приезжающие из различных частей страны, наверняка ожидавшие от известного психиатра более показательного дома"292.


292 Дж. Хейли, Необыкновенная терапия. Терапевтические техники Милтона Эриксона, стр 10.


Также бескорыстно он поддерживал студентов, желающих учиться у него. Это было типично для Эриксона. Он относился к тому немногочисленному типу людей, которые считают, что должны прежде всего дальше совершенствовать свою научную дисциплину и лишь потом, во вторую очередь, занимаются своими экономическими интересами. Джеффри К. Зейг на первом немецкоязычном конгрессе, под титулом Kongress fur Hypnose und Hypnoterapie nach Milton H. Erickson говорил:

"Эриксон никогда не требовал от меня гонорара, за все проведенное с ним время. У меня не было денег, а у него был такой стиль, что он ничего не требовал с пациентов и студентов, если они не могли заплатить. Я перенял практику Эриксона, поскольку знал его ранних пациентов. С мотивированных пациентов, не имеющих денег, оплата также не взималась. К пациентам, которые не могли заплатить полный гонорар он применял скидки"293.


293 Zeig, J. К. (1985). Erfahrungen mit Milton H. Erickson: Eigentherapie, Supervision und Fallgeschichten. In: B. Peter (редакция) Hypnose und Hypnotherapie nach Milton H. Erickson (стр. 115).


Со студентов, посещавших семинары, Эриксон брал лишь 4 доллара за час. Он говорил, что те, у кого денег много, могут заплатить больше, в то время как другие имеющие немного, должны просто платить меньше. Знание было для него тем, чем необходимо делиться, а не товаром на продажу294. Если сегодня мы посмотрим на перегибы, заметные в последние годы, безостановочной коммерциализации НЛП, то рождается желание вернуть хотя бы крупинку духа Эриксона и Сатир, интересовавшихся прежде всего приходящими к ним людьми, а не их деньгами295.


294 Сравните Дж. К. Зейг "Встречи с Эриксоном. Необыкновенный человек, необыкновенная терапия" стр. 18.

295 В современном НЛП просматривается тенденция к все менее интенсивной работе с причинами, условиями и моделями НЛП. Она обратно пропорциональна, числу курсов, каких появляется множество. Следствие этого - не только уход от первичных принципов нейролингвистического программирования, в перспективе также будет нарушена вера в него. Если всё большее число людей, со всё меньшим уровнем знаний, будет называть себя НЛП -терапевтами, НЛП - консультантами, или НЛП - тренерами, появится опасность, что огромный, скрытый в программировании потенциал, в перспективе не будет восприниматься серьёзно. Ричард Бэндлер говорил об этом в интервью для Вукадина Милоевича, в феврале 1992 года: "Положение таково, что в этой области работает множество хороших людей, но и множество личностей, пытающихся принадлежать к ней, не делая необходимой работы. Наша дисциплина ещё очень молода и неорганизованна. Сегодня появились тренеры, которых я не знаю даже по имени, а это означает, что всё большее число людей продаёт копии копий копий НЛП. Как я считаю, НЛП не должен преподавать тот, кто его не изучил. [...] Я не вижу знания темы у людей, назвавших себя тренерами НЛП, лишь потому, что перед этим они были терапевтами, обучились нескольким техникам НЛП, объединили их со всевозможными аспектами других направлений и начали предлагать практические курсы. [...] В течении 30 дней невозможно стать нейролингвистическим программистом. Я могу обучить кого-то, сделать практиком и сказать, что ему нужно тренироваться. Лишь тогда начинается работа, и она не состоит в расклеивании объявлений и предложении семинаров" ("Multimind. NLP aktuell" 1992, часть 1, стр. 42).


Другой характерной чертой Эриксона было его вездесущее чувство юмора. Он был первым из известных терапевтов, который ввел юмор в терапевтическое лечение. До него, психотерапию считали занятием серьезным и ориентированным на проблемы. Эриксон показал, что она также может приносить радость. Джей Хейли так определил это, в уже цитируемом нами докладе:

"Одной из наиважнейших черт всей работы Эриксона было его чувство юмора. Он везде видел его и любил простые шутки и загадки, игру слов и фраз. Я считаю, что именно благодаря чувству юмора, Эриксон не использовал преогромной силы своего влияния. Часть абсурдной природы человека и его проблем, он акцептировал как нечто, что попросту существует. Позвольте, я приведу пример. Как-то я попросил его совета по вопросу молодой пары. Мужчина доводил свою жену до отчаяния, всюду ходя за ей. Прежде всего, по субботам, когда она занималась домом. Когда она входила в кухню - он шел за ней, когда выходила, он тоже выходил. Когда она пылесосила, ходил за ней из комнаты в комнату, наблюдая за ее работой. В этом и состояла ее основная проблема. Она сказала ему, что ее это раздражает. На что он ответил, что пытался бороться с этим, но у него не получается. Он поймал себя на том, что следит за ней и наблюдает, в то время кок она пылесосит. Я спросил Эриксона, что мог бы я сделать для решения этой проблемы. Эриксон сказал, что решение просто. Мне необходимо поговорить, с глазу на глаз, с женщиной, убедив ее действовать, согласно моим указаниям. В следующую субботу она как всегда должна пылесосить, а если муж будет ходить за ней их комнаты в комнату, ей нужно проигнорировать это. Когда же она закончит работу, то пусть вынет из пылесоса мешочек, пойдет в каждую комнату, где она пылесосила и расыпет мусор по полу. После этого она должна сказать «Ну вот и всё», оставляя пыль до следующей субботы, так, чтобы она всю неделю лежала на полу. Я проинструктировал женщину, именно так как порекомендовал это Эриксон. В результате её муж перестал ходить за ней по дому"296 .


296 Haley, J. (1988). Milton H. Ericksons Beitrag zur Psychotherapie, стр. 9.


Юмор помогал Эриксону также в принятии своих физических проблем. Он сам считал их полезными, поскольку благодаря им обрел большую часть своего знания. Завершившаяся успехом борьба с первым приступом, была для него доказательством того, что в жизни можно справиться с любым заданием, если работать с выдержкой и систематически. Он любил трудные задачи и с удовольствием использовал шансы, в которых мог испытать свои способности.

Льюис Р. Уолберг (Lewis R. Wolberg), работающий в Нью-Йорке коллега Эриксона, описал эпизод, который согласно ему, был типичным для Эриксона. Уолберг безуспешно пытался загипнотизировать молодого мужчину, когда случайно пришел Эриксон. Молодой человек уже с раннего детства подвергался психотерапевтическому лечению и сумел привести в смятение многих психоаналитиков, поведенческих терапевтов и гипнотерапевтов. Уолберг также,в течение нескольких месяцев безуспешно пытался ввести его в состояние транса. Отчаявшись, он обратился к Эриксону, спрашивая сможет ли тот загипнотизировать пациента.

Эриксон принял вызов. Он перешел с пациентом в соседнее помещение. Время от времени Уолберг заглядывал туда, проверяя, что там происходит. Он увидел то, что и ожидал - пациент, это было заметно, наслаждался своим сопротивлением, был возбужденным и улыбался Эриксону. Однако к удивлению Уолберга, через два часа Эриксону удалось ввести пациента в состояние транса. В этом состоянии, последний испытал галлюцинации различных объектов, зверей. После этого опыта пациент сильно изменился, впервые он перестал себя контролировать. Теперь открылось, какой огромный страх он ощущал в глубине своей души. После того как был проломан первый лед, Уолбергу удалось вступить с ним в очень плодотворный контакт. В конце концов, он смог избавить его от симптомов. Сильное убеждение Эриксона в том, что он добьется своей цели, опять победило297.


297 Сравните Дж. К. Зейг "Встречи с Эриксоном. Необыкновенный человек, необыкновенная терапия" стр. 9.


Еще одной удивительной чертой характера Эриксона было то, что казалось, для него не важно, как принимают его окружающие. Ему было все равно, когда пациенты проклинали его, за то что он назначал им наиболее неприятные задания, для освобождения их от симптомов. Ему было достаточно удовлетворения от успешной помощи и все равно, что думают о нем окружающие. Чувство уверенности в себе, скорость и креативность, благодаря которым ему удавалось реализовать терапию даже во время огромных публичных выступлений, часто удивляли. Эриксон, в своей известной статье о технике конфузии при введении в транс, описывает случай, когда ему удалось загипнотизировать человека в самых неблагоприятных условиях298.


298 Erickson, M. Н. (1964). The Confunsion Technique in Hypnosis. In: The American Journal of Clinical Hypnosis, 6,стр. 183-207 [также (1980a). In: E. L. Rossi (редакция), (стр. 258-291)].


Это произошло во время доклада, который он читал для союза врачей. Один из присутствующих врачей проявлял огромный интерес к гипнозу. Этот мужчина представился Эриксону еще перед докладом. Он был намного выше и мощнее Эриксона. Эриксон с ужасом вспоминал его рукопожатие, при котором тот чуть не сломал ему пальцы. Этот человек очень внимательно слушал доклад и позднее во время дискуссии обратил на себя внимание весьма агрессивным и некультурным поведением. Когда Эриксон наконец попросил кого-нибудь из аудитории для демонстрации, именно этот врач, с шумом пробрался на подиум, громко объявив, что теперь покажет всем, как Эриксон не сможет его загипнотизировать. Когда мужчина подошел, Эриксон медленно поднялся из своего кресла и приблизился к нему, как если бы хотел поприветствовать его рукопожатием. В тот момент, когда врач протянул руку, Эриксон быстро нагнулся и начал спокойно завязывать шнурок. Врач стоял беспомощно перед аудиторией с вытянутой рукой. Наглое поведение Эриксона так удивило и разозлило его, что он не был способен ни на какую реакцию. Теперь он был явно готов поступить согласно первому попавшемуся внушению, которое будет ему предложено для завершения этой неприятной ситуации. Когда Эриксон завязал шнурки на втором ботинке, он сказал: "Просто глубоко вздохните, сядьте на этот стул, закройте глаза и войдите в глубокий транс" Неуверенно и медленно мужчина занял стул, он вздохнул, закрыл глаза и вскоре вошел в сомнамбулический транс. Эриксон продемонстрировал множество гипнотических явлений и после пробудил мужчину, давая ему перед этим постгипнотическое внушение, чтобу после пробуждения он вежливо спросил Эриксона, когда тот хочет начать гипноз299.


299 Там же, стр. 287.


С отсутствием страха перед общественным мнением, был сильно связан интерес Эриксона к экспериментам, проводимыми в естественных общественных ситуациях. Он проводил опыты, то приходящие ему в голову спонтанно, то ранее запланированные и упорядоченные. Хейли вспоминает:

"Типичным для него было, что независимо от общества, в котором он находился, он проводил эксперимент, чтобы проверить, как кто-то на что-то реагирует. Случалось, он рассказывал мне, что иногда выбирает одного человека на приеме, настойчиво в него всматриваясь, чтобы проверить его реакцию. Или ставил своей задачей заставить человека пересесть с одного стула на другой, не прося его об этом напрямую. Иногда это казалось ему хорошим способом разогнать скуку. Такие занятия были обычными для его активной натуры. [...]

Я вспоминаю эксперимент, во время которого, он сказал что продемонстрирует, как можно заставить данного человека забыть что-то, постоянно ему об этом напоминая. [...] Этот, описанный им опыт выглядел так: Эриксон вел семинар с группой студентов и организовал ситуацию таким образом, что молодой мужчина, заядлый курильщик, сидел справа от него без сигарет. Во время дискуссии, на важную академическую тему, Эриксон обратился к этому человеку, предлагая ему сигарету. Когда мужчина протянул руку, некто слева задал вопрос Эриксону, отворачиваясь чтобы дать ответ, Эриксон как бы случайно убрал сигарету, прежде чем молодой человек смог ее взять. Группа продолжала дискуссию, и вскоре, казалось, Эриксон вспомнил о сигарете, он повернулся и второй раз предложил ее курильщику. Тогда опять слева прозвучал вопрос, так что Эриксон, отвечая на него, опять забрал сигарету. Конечно такая ситуация была подготовлена заранее. Все студенты, за исключением курильщика, знали, в чем дело. После многократного повторения всей процедуры, молодой человек перестал интересоваться сигаретами, и не реагировал, когда ему их предлагали. В конце семинара студенты спросили его, получил ли он сигарету. Этот человек не мог даже вспомнить, предлагали ли ему её. Таким образом, он испытал амнезию. Эриксон объяснил, что здесь значение имели: предложение, кажущийся ненарочным ненамеренным отворот и раздражение. Молодой человек не мог обвинить Эриксона, что тот ему чего-то не дал, поскольку казалось, Эриксон не виноват. Несмотря на это, студент ощущал раздражение. Он прореагировал на эту классическую двойную связку, просто забывая обо все последовательности".300


300 Haley, J. (1988). Milton H. Ericksons Beitrag zur Psychotherapie, стр. 25-26.


Все черты личности Эриксона, наряду с применяемыми техниками, укрепили его славу наиболее успешного и новаторского терапевта двадцатого века. Вера в его работу была сильной, потому что он сам был живым примером того, как в тяжелейших условиях можно радоваться жизни и быть полным юмора человеком. Пациенты часто приходили к нему с огромными страданиями. Они чувствовали - он знает о чём говорит, придавая им отвагу, чтобы они могли взять жизнь в свои руки. Роберт Дилтс в книге Changing Belief Systems with NLP (Изменение систем веры с НЛП) так пишет о Эриксоне:

"Я побывал у него, когда мне было двадцать лет. Кроме меня там был только один молодой человек - его звали Джеффри Зейг. В определённый момент, во время визита, Эриксон показал нам почтовую открытку, полученную им от дочери. На карточке был изображён персонаж комикса на маленькой планете в огромном космосе, под картинкой было написано: «Если представишь, как огромен сложен и неизмерим мир, разве не почувствуешь себя маленьким и неважным?». А когда карточку открывали, внутри было написано: «Я точно нет!».

Именно это и характерно для Эриксона. Не верю, что его исцеляющая сила основана на умении давать наводящие рекомендации или погружении людей в состояние гипноза. Моя жена, посетив его, сказала: «Я прочитала всю литературу про Эриксона и провела множество времени с людьми, применяющими его техники. Я распознала пресуппозиции в языковых паттернах - их все я слышала в том, что он говорил, в том что он делал. Я даже думаю, что он применял их чётче нежели люди типа Ричарда Бэндлера или Стива Гиллигена. Но у него был такой сильный контакт с клиентами, на таком глубоком уровне, что мне не пришло бы в голову не послушаться его рекомендаций, из-за боязни, что я могу прервать наш контакт».

Харизматическая сила Эриксона и была качеством его отношений. Когда мы вступаем с кем-то в контакт на уровне идентичности, нам нет необходимости хитрить, скрывать или обманывать. Сила, которую получаешь, когда веришь в кого-то, возможно так как Эриксон, потому что испытал моменты истины и глубоко познал собственную личность или даже вышел за её рамки, огромна. То, во что вы верите по отношению к данному предмету, человеку или явлению, также ведёт к успеху"301.


301 Dilts. R. В. (1993). Die Veranderung der Glaubensystemen. NLP-Glaubensarbeit, стр. 75.