Часть 1. Теория коммуникации.

Глава 2. Прагматические основы терапевтических систем.


...

Рождение теории коммуникации

Вместе с кибернетикой, в двадцатом веке, родилось новое направление мысли. Оно должно было стать основой системной теории в психотерапии. Эдмонд Марк и Доминик Пикард так описывают зарождение кибернетической мысли:

"Понятие системы не является абсолютно новым. В девятнадцатом веке ее неосознанно использовали экономисты, пытаясь разработать общую модель экономики, объясняющую зависимость между продажами, спросом, деньгами и капиталом. Карл Маркс также использовал это понятие, когда рассматривал отношения между экономической базой и идеологической надстройкой в общей картине общества. В сороковые годы двадцатого века теория систем получила в Соединенных Штатах новое значение, когда ее успешно применили в рамках кибернетики, а позднее информатики и электроники.

Отцом кибернетики считается Норберт Винер, который до второй мировой войны, работал в Массачусетском Технологическом Институте (MIT). В 1940 году он занимался, совместно с одним молодым инженером, автоматическим управлением зенитных орудий. Во время этой работы он выяснил, что действия механизмов такого типа, чрезвычайно подобны работе нервной системы. Протекание информации, во время контроля целенаправленных действий (например, противовоздушной обороны), должно создавать замкнутый цикл: механизм оценивает результаты своих действий и корригирует будущие действия, на основе раннего опыта. Этот процесс называют проявлением обратной связи (feedback). Таким образом, теория кибернетики базируется на объяснении поведения сложных организмов с помощью моделей, созданных при помощи синтеза электроники и биологии. Для изучения новой теории был созван семинар, в котором участвовали математики, нейрофизиологи и инженеры -электронщики. Заново создавались основы общего языка (обучение, воспоминание, управление, обратная связь, гомеостаз и так далее). Оказалось также, что эта теория находит применение в таких дисциплинах, как: экономика, управление, социология и антропология. [...] Изобретение компьютеров, в пятидесятых годах, сильно ускорило исследования над искусственным интеллектом и роботами.[...] Новый этап начался в 1954 году, когда биолог Людвиг фон Берталанффи созвал исследовательскую группу, которая выбрала себе целью включить кибернетику в общие исследования систем. [,..]"54.


54 Marc, Е., Picard, D. (1991). Bateson, Watzlawick und die Schule van Palo Alto. Frankfurt am Main: Hain [ориг. (1984). L'ecole de Palo Alto. Paris: Editions Retz], стр. 28.


Решение проблем антропологии и психиатрии, используя кибернетические концепции, инициировал англо-американский антрополог Грегори Бейтсон. Его исследования привели к новому взгляду на психиатрию. Он разработал основы теории коммуникации, а ее системная формула была определена в Mental Research Institute (MRI) в Пало Альто. Как уже упоминалось, Бэндлер и Гриндер, работая над своими моделями, находились в постоянном контакте с Грегори Бейтсоном, Вирджинией Сатир (одним из основателей MRI), Робертом Спитцером и Милтоном Эриксоном, который также оказал огромное влияние на концепции института. Поэтому необходимо отметить, что поиски следов мысли Бейтсона и группы Пало Альто могут помочь в понимании НЛП.


Глава 3. Грегори Бейтсон — пионер системных терапевтических концепций

Цель данной главы - представить историю возникновения теории коммуникации Грегори Бейтсона. После обзора его работ я вначале опишу исследования антропологии, которые он проводил в тридцатых годах, совместно с Маргарет Мид, на Новой Гвинее и на Бали. Затем будет представлен результат этих трудов, то есть работа Бейтсона над господствующими в тот период теориями обучения. Коротко подытожив его работу в области психологии поведения, я представлю процесс рождения кибернетики и силуэт бейтсоновской (созданной при участии Юргена Руеша) единой теории коммуникации. Далее разговор пойдет о психиатрических исследованиях Бейтсона над шизофренией и возникновении, так называемой гипотезы двойной связки. На этом я закончу реконструкцию достижений Бейтсона, после чего рассмотрю принципиальное значение их последствий для психологии и психотерапии. Глава заканчивается коротким описанием дальнейшего развития исследований Mental Research Institute в Пало Альто.


Грегори Бейтсон считается наиболее значимым и наиболее продуктивным мыслителем двадцатого века. Историк Моррис Берман называет его работу "[...] одним из наиболее творческих интеллектуальных начинаний [...], которые когда либо предпринимались одним человеком"55. Терапевтические принципы, опирающиеся на теоретические системы, не возникли бы без инициирующих работ Бейтсона. Одновременно, его свершения стали основой для множества холистических взглядов, которые сейчас выражают растущее экологическое сознание, присущее культуре Запада56.


55 Berman, М. (1985). Wiederverzauberung der Welt. Am Ende des Newtonschen Zeitalters. Hamburg: Rowohlt Taschenbuch Verlag [оригинал (1981). Reenchantment of the World. London: Cornell University Press], стр. 220.

56 Сравните дискуссию о Бейтсоне, в которой участвовали: Моррис Берман, Фритьоф Капра, Роберт Ливингстон, Руперт Шелдрейк, и Франциско Варела, помещенную в книге Kakuska, R. (edit.). (1986). Andere Wirklichkeiten. Die neue Konvergenz van Naturwis-senschaften und spirituellen Traditionen. Miinchen: Goldmann Verlag. стр. 131-152.


Бейтсон, несмотря на огромное значение своей работы, известен немногим. Причины этого различны. Во первых, его взгляды не были обычными. Бейтсон по образованию был антропологом. Всю жизнь он старался думать надкультурными категориями. Он отрицал паттерны мышления, которые по идеологическим причинам возвеличивали собственные культурные черты. В связи с этим, его идеи часто выходили за рамки известных и признанных схем. Еще одна проблема состояла в том, что его поиски имели интердисциплинарный характер. Для того чтобы объяснить свои взгляды, он не колеблясь пользовался достижениями антропологии, психологии, социологии, лингвистики, зоологии, ботаники, истории, искусства и кибернетики. Поэтому его идеи невозможно свести к простым, однозначным высказываниям. Еще одна причина трудности в понимании учения Бейтсона - его язык, со многих точек зрения, нетрадиционный и запутанный. Он понижает доступность его текстов.

Значение Бейтсона для системных основ терапии настолько принципиально, что необходимо представить существо его идеи. Однако попытка реконструкции его взглядов вызовет ряд существенных вопросов. Какие из его мыслей будут интересны для представляемого здесь контекста? Каким образом можно сократить широко разветвленную сеть его взглядов, не нанося ущерб ее внутренней логике? И нужно ли это делать, ведь представить их в книге было бы необходимо, однако это будет выходить за рамки данной работы?

В рассмотрении этой дилеммы может помочь следующий пример. Наверняка, кибернетическая теория познания Бейтсона лежит у основ коммуникационной модели НЛП. Однако неясно, в какой степени его концепция действительно имела решающее влияние на ее возникновение. Многое говорит в пользу того, что Бэндлер и Гриндер использовали скорее принципы Вирджинии Сатир. Также кажется, что теоретическое обоснование этого вопроса, сделал позже, обучающийся у Бейтсона Роберт Дилтс57.


57 Ср. Dilts, R. В. (1983). Roots of Neuro-Linguistic Programming. Cupertino: Meta Publications. Эта книга состоит из трёх частей: Part 1:Roots of Neuro-Linguistic Programming (1976) представляет ориентированную на процесс модель нейролингвистического программирования. Этот процесс принимается, как обратно связанная интеракция, между программистом и клиентом. Исключительно техническое представление, подчёркивает связи между теорией информации, неврологией и кибернетикой. Эти дисциплины создают, согласно Дилтсу, теоретический фон модели НЛП. В Part 2: EEG and Representational Systems (1977), Дилтс описывает модель кибернетического мозга и проведенный им эксперимент, который должен был изучить возможные корреляции между паттернами движения глаз, субъективным опытом, системами репрезентации и электрической активностью мозга. Part 3: Applications of Neuro-Linguistic Programming to Therapy (1978) содержит обзор применения НЛП в терапии. Объясняется также применение отдельных техник.


Кроме того, соответствующее представление этой эпистемологии придало бы несоизмеримый ранг абстрактным связям. Поскольку, познавательная теория Бейтсона потрясла традиционные принципы восприятия и мышления в западных странах, в ее плакатном упрощении пропали бы важные для нас вопросы58. На основе всего этого возникла мысль, полностью опустить этот аспект его теории.


58 Здесь необходимо лишь вспомнить, что Бейтсон отказался, кроме прочего, от дихотомии субъекта и объекта, духа и материи, также отказался от первичности материи и движения. Всё это заменяя холистическим образцом, обратно связанных отношений (ср. М. Berman, стр. 262).


Подобных проблем появилось больше. Итак, я не стал упоминать научно-критические взгляды Бейтсона, а также его анализ ритуала Нейвен, племени Ятмулов, хотя он и является главной темой его первой книги (с тем же названием). Зачастую приходилось также отказываться от его интересных мыслей, поскольку возникала опасность заблудиться в джунглях удивительных идей59.


59 Где только это возможно, мы пытаемся уравновесить этот недостаток ссылкой на литературу.


И лишь попытка вспомнить истинную цель данной работы, принесла решение: Бэндлер и Гриндер создали НЛП в кругу школы Пало Альто. В нём они сформулировали основные концепции кибернетической теории коммуникации. На расстоянии всего нескольких километров, находилась быстро развивающаяся Мекка компьютерной отрасли. Системным мышлением, таким образом, здесь был пропитан сам воздух. Поскольку развитие НЛП, вначале было сильно связано с терапевтической областью, возникла мысль обратить внимание на системно-теоретические концепции Mental Research Institute (MRI) в Пало Альто. Бэндлер и Гриндер почерпнули у института основную идею. Предыстория MRI, в свою очередь, тесно связана с работой Бейтсона, который был духовным ментором этой школы. Реконструкция зависимости, в процессе создания НЛП, таким образом, требует прежде всего показать корни этой новой мысли60.


60 Представленная здесь аргументация, в определённом смысле искусственна. Она не ошибочна, но по видимому содержит лишь половину правды. Это исходит из глубокого пробела в литературе: а именно - нет, по крайней мере до сего момента, почти никакого наследия о непосредственном обмене мыслями, имевшем место, в начале семидесятых между Бейтсоном, Бэндлером и Гриндером. Бейтсон, однако, сыграл важную роль в развитии НЛП. Поэтому появилась необходимость определить область, в которой его влияние было ощутимым. Необходимо, однако, откровенно сказать, что будущие исследования вероятно внесут в эту дискуссию дополнительные сведения.


Далее я ограничусь анализом развития этих идей Бейтсона, которые непосредственно привели к теории системных терапевтических концепций. Он включает, главным образом его работу до момента сформирования гипотезы двойной связки.

Однако чтобы получить полную картину, необходимо вначале произвести общий обзор деятельности Бейтсона61.


61 Данный обзор, сконцентрирован на важных "опорных пунктах" мышления Бейтсона. Полный список его работ приводится в книге Bateson, G. (1985). Eine Theorie des Spiels und der Phantasie. IN: G. Bateson. Die Okologie des Geistes (стр.649-658) [оригинал А Theory of Play and Phantasy; A Report on Theoretical Aspects of the Project for Study of the Role of Paradoxes of Abstracion in Communication. In: (1955). Approaches to the Study of Human Personality. American Psychiatric Association. Psychiatric Research Reports,1972]. Дополнительные интересные данные о жизни Бейтсона можно найти в книге Bateson, М. С. (1986). Mit den Augen einer Tochter. Meine Erinnerungen an Margaret Mead und Gregory Bateson. Hamburg: Rowohlt Taschenbuch Verlag [оригинал With a Daughter's Eye. A Memoir of Margaret Mead and Gregory Bateson].