Часть 2. Коммуникация на практике.

Глава 4. Фриц Перлз — бунтарь и новатор.


...

Ранняя форма классической гештальт-терапии

Нью-йоркские неоаналитики, сконцентрированные вокруг Эриха Фромма и Карен Хорни (она также эмигрировала), очень позитивно приняли его "Эго, голод и агрессию". Несмотря на это, Америка вначале разочаровала Перлза в профессиональном плане. И лишь знакомство с идеями неоаналитика Харри Стека Салливана (Harry Stack Sullivan) и философа Пола Гудмана (Paul Goodman), стало для него источником новых вдохновений. Стемлер и Бок, так описывают значение этих контактов:

"Ожидаемые новые профессиональные стимулы появились вначале со стороны Харри Стека Салливана, [...] который одним из первых аналитиков отметил значение интерперсональных контактов. [...] Под влиянием его теории, Перлз изменил остальные формы своих классических аналитических терапевтических сессий. Он отказался от традиционной кушетки и садился напротив клиента. Он пришел к выводу, что нет необходимости в традиционной анонимности в контактах между клиентом и терапевтом, позволяя себе большую свободу в общении с посетителем. Он больше не был классическим аналитическим зеркалом. Он представал перед клиентом, как реальная личность, предлагая ему таким образом реальные отношения. Такой контакт получал в его терапии все большее значение. [...]

Вскоре после прибытия Лауры, Перлз познакомился с влиятельным интеллектуалом Полом Гудманом. Также как это было ранее в Берлине с группой Баухауз, Перлз вступил благодаря ему в контакт с культурным авангардом города. Он внутренне расцвел, а общение с выдающимися и талантливыми людьми давало ему новый опыт и отвагу к открытию новых путей. Его снова охватило старое увлечение театром. Множество времени он проводил с Джулианом и Джудит Беками в их Living Theatre - они учились у Перлза, а он у них"182.


182 Ф. Стеммлер, В. Бок, цитируемое произведение, стр. 43-44.


В 1949 Лора Перлз создала первую терапевтическую группу. К ней принадлежали также: Эллиот Шапиро, Поль Вайц, Айзедора Фромм и Поль Гудман. Перлз, пребывающий в это время в Лос-Анджелесе, быстро вернулся в Нью-Йорк. Совместно с Гудманом и Ральфом Хефферлином, профессором психологии из Колумбийского Университета, он начал работу над своей основной книгой о гештальт-терапии Gestalt Therapy. Execitement and Grows in Human Personality (Гештальт-терапия. Возбуждение и рост человеческой личности)183.


183 Perls, F. S., Hefferline, R. F., Goodman, P. (1991). Gestalt-Therapy (том 1). Grundlagen. (том 2). Praxis. Klett-Cotta im Deutschen Taschenbuch Verlag [оригинал (1951). Gestalt Therapy. Excitement and Growth in Human Personality. New York: The Julian Press]. Эта книга необходима для хорошего понимания ранней формы гештальт-терапии, основанной - возможно более нежели любая другая форма терапии - на теоретико-познавательных идеях. В данной работе мы однако не намерены вести теоретическую дискуссию о принципах гештальт-терапии, мы лишь указываем на эту работу. При этом необходимо вспомнить, что отличительная черта этой книги, это то, что теоретические убеждения авторов (том 1) сформулированы так, что их можно практически испытать и пережить. Том 2 содержит инструкции проведения экспериментов с восприятием, воспоминаниями, вниманием и осознаванием, снабженные обширным комментарием и записями экспериментов. Хефферлайн разработал для себя упражнения для концентрации Перлза и испытал их со своими учениками. Дополнительную информацию о корнях гештальт-терапии можно найти, в уже упоминавшейся статье Л. Перлз Begriffe und Fehlbegriffe der Gestalttherapie, а также в статье Perls, F. S. (1980). Gestaltherapie und Kybernetik. In: F. S. Perls. Gestalt, Wachstum, Integration: Aufsatze, Vortrage, Therapie-sitzungen (стр. 119-128) [также (1975). Integrative Therapie. 1].


Теперь уже невроз, не рассматривался как болезнь, в медицинском смысле. Авторы понимали под этим понятием, скорее нарушения в целостном развитии организма, связанные с остановкой естественной "саморегуляции" в пластическом формировании характера184.


184 Перлз и остальные вернулись к концепции Курта Голдштейна. В своей теории самореализующегося организма он занял позицию, что человека необходимо воспринимать целостно как организм, активно действующий в своей среде. Он считал, что активность биологических организмов в восприятии определяется правильностью формулы фигура - фон. Согласно ему, каждое восприятие определённого предмета или процесса, может быть рассмотрено как фигура, которая отделяется от всех остальных раздражителей, то есть от фона. Эта, постоянно меняющаяся формула фигура-фон констатирует субъективный мир ощущений организма. В понимании Голдштейна восприятию, таким образом далеко до пассивного процесса воссоздания. Даже наоборот -оно регулируется актуальными нуждами организма. Они решают, что становится фигурой, а что фоном. Если актуальная необходимость будет удовлетворена или проблема решится, фигура возвращается на дальний план, чтобы оставить первое место другим конфигурациям. Лотта Хартманн-Коттек-Шрёдер пишет: "Такой взгляд одновременно содержит идею о том, что фигура - фон служит самореализации и самоактуализации, будь то в случае, когда речь идёт о модификации плана саморазвития или когда речь идёт об элементарном желании сохранения вида. Голдштейн убеждён, что организм лучше знает, как и что он хочет реализовать и что ему делать дальше. На основе внутреннего диалога между постоянным, управляемым нуждами образом поиска и реальностью внешнего мира, организм главным образом сам находит такую среду, которая в большей степени допускает и поддерживает его самореализацию" (Hartmann-Kottek-Schroeder, L. (1983). Gestalttherapie. In: R. J. Corsini (ред.). Hand-buch der Psycho-therapie (том 1, стр. 290). Принятие такой концепции указывает на то, что Гештальт терапия относится к гуманистической психологии. Также и Карл Роджерс и Абрахам Мас-лоу сослались, не перенимая однако психологического фона Голдштейна, на идею самореализации. В этом контексте Роджерс говорит о самоактуализации организма. Эту, по сути исходящую от Голдштейна, мысль о самореализации можно воспринимать как решающую перемычку, объединяющую различные теории гуманистических терапий.


Внимание, концентрация, интерес, участие, возбуждение и привлекательность считались выражением здоровых процессов, типа фигура - фон. Спутанность, скука, угнетение, надоедливость, страх, амнезия, стагнация и стеснительность - считались признаками нарушения процессов формирования характера. Основным показателями полного здоровья стали теперь сознательное восприятие и соответствующее удовлетворение актуальных нужд организма. На первом плане интересов Перлза оказались нарушения в контактах. Перлз и его коллеги, так описали новую идею своей работы:

"Терапия, таким образом, состоит в анализе внутренних структур актуального опыта [...]: не анализируя то, что мы испытываем, о чем вспоминаем, что делаем, говорим, и так далее, но скорее исследует, каким образом вызываются воспоминания или как высказано то, что мы хотели сказать, с каким выражением лица, каким тоном, как составлено высказывание, какое было положение тела во время высказывания, какие чувства, чего мы избегали, было ли это сказано с уважением или неуважительно по отношению к другому человеку и т.д. Работа над целым или отсутствием его, в структуре опыта даст возможность создать динамические отношения, между фигурой и фоном, так что контакт усилится, восприятие обострится, а поведение обретет движущую силу185".


185 Ф. Перлз, Р. Хефферлайн, П. Гудман, цитируемая работа, том 1, стр. 14. Перлз и остальные определяют здоровое поведение, как неустанный процесс творческой подстройки, происходящий в циклах, реализующих контакты целостного характера. Отдельные циклы отношений, делятся на четыре фазы: отношения вступительные (специфическое возбуждение становится фигурой), вступление в контакт (возможность удовлетворения становится фигурой и предметом планирования, а также объединяющейся с ним , подготавливающей манипуляции), конечные отношения (фигура блекнет, опыт ассимилируется; сравните там же, стр. 196-226). нарушение этого основного процесса авторы называют невротическим нарушением. В зависимости от момента, в каком процесс будет прерван, они выделяют; конфлюэнцию (разрыв до возникновения возбуждения), интроекцию (разрыв вступительных отношений), проекцию (разрыв в начале вступления в отношения), ретрофлексию (разрыв во время фазы действия в течении вступления в отношения), эгоизм (разрыв реализации отношений; сравните там же, стр. 249-258). При этом особое значение приписывают утверждению, что эта схема не является классификацией невротических типов личности, а методикой расшифровки отдельных типов невротических поведения.


Пятидесятые годы стали для Перлза снова периодом кризиса. Он правда, создал свою модель терапии, обретающую все большее признание, однако не был доволен своим личным развитием. Он также не мог вынести того, что его жена и Поль Гудман им не восхищаются. Оба они считали себя одинаково компетентными гештальт-терапевтами, относясь к нему весьма критично.

В 1956 году, Перлз покинул семью и нью-йоркскую группу. Он уехал в Майями на Флориду. Одинокий и усталый (из-за болезненных приступов стенокардии он жил в постоянном страхе сердечного приступа), на два года полностью покидая общественную жизнь186.


186 Разрыв Перлза с нью-йоркской группой привёл к расколу в гештальт-терапии на стиль Западного Побережья (Фриц Перлз) и стиль Восточного Побережья (Лора Перлз, Поль Гудман). Бэндлер и Гриндер практиковали стиль Перлза, анализируя его коммуникационное поведение в терапии. Поэтому в дальнейшем мы описываем лишь развитие вариантов гештальт-терапии Перлза.


В декабре 1957 года, он познакомился с тридцатидвухлетней Мартой Фромм. Вначале она была его клиенткой. Вскоре, однако у него завязались с ней личные отношения. Для шестидесятичетырехлетнего Перлза, наступил наиболее страстный любовный союз всей его жизни. Снова вернулась его отвага и он втянулся в распространение теории гештальт-терапии. В апреле 1958 года, он покинул Майями, чтобы заняться формированием группы психиатров в Коламбус (штат Огайо). Спустя девять месяцев, он вернулся в Майями. Эта работа ему нравилась. Однако временное разлука с новой возлюбленной, дала ему понять, насколько важны эти отношения для него. Впервые, он переживал полный контакт с другим человеком на всех уровнях.

Интенсивная близость выявила также негативные черты Перлза: он стал исключительно ревнив и эгоистичен. После длительных и мелочных споров и ссор, Марта Фромм покинула Перлза, полюбив другого. Для Перлза это был конец света, его охватили мысли о мщении. Вскоре после расставания, он начал интенсивно принимать ЛСД. Время от времени, он также экспериментировал с псилоцибиновыми грибами. Чрезмерное употребление наркотиков, привело его, в конце концов, к дестабилизации личности, которую в нормальное состояние могли вернуть лишь хорошие друзья. Сердечные приступы так участились, что в течении следующих лет, ему пришлось несколько раз перенести операцию. Позднее, Перлз определил свое поведение, как скрытую попытку самоубийства.

В 1959 году Перлз переехал в Калифорнию. Через год, на ежегодной встрече Американской Ассоциации Психологов (АРА) в Сан Франциско, он познакомился с феноменологом Вильсоном ван Дусеном (Wilson van Dusen). Ван Дусен, восхищенный работой Перлза, временно принял его на работу. Некоторое время спустя, Перлз начал сотрудничество в Лос-Анджелесе с гештальт-терапевтом, Джеймсом Симкиным. Симкин был ранее одним из обучающихся кандидатов в нью-йоркской гештальт-группе, а теперь вел процветающую практику. Теперь они совместно организовали учебную группу. В центре их интересов оказались разнородные экспериментальные методы, которые должны были укреплять сознание. Целью, которую они собирались достичь, было проникновение в континуум сознания - постоянное сознательное восприятие собственных физиологических, сенсорных и ментальных процессов187. Это должно было стать per se лечебным и вызвать организмический процесс роста188.


187 Стив Андреас, он же Джон О. Стивенс, собрал множество этих упражнений (сравните Дж. О. Стивенс, цитируемая работа).

188 Уже давно Перлз полностью забросил поиски патогенного материала из памяти. Этот метод он считал фата-морганой механического причинно-следственного мышления, какое он отрицал по нескольким поводам. Во первых, согласно Перлзу, каждое актуальное событие обусловлено множеством факторов. Какой смысл будет иметь поиск определённой исторической причины? Проблема, согласно ему, не состояла в том, что однажды произошло нечто неприятное с человеком. Намного хуже было то, что люди постоянно давали власть своему прошлому и привычкам, принятыми в иных контекстах, над определением настоящего. Также неопределённая природа резервов памяти, с точки зрения Перлза выступала против своего рода археологического рассмотрения проблемы терапевтических изменений. Воспоминания никогда не бывают верным отражением, того, что действительно произошло. Опыт показывает, что сама ситуация напоминает о себе различным образом, в зависимости от контекста, настроения и интересов.


В этом периоде, Перлза охватило глубокое сомнение. К окружающим, он часто стал относиться цинично и агрессивно. Он не мог примириться с уходом Марты Фромм и не находил способов, чтобы - по крайней мере, на некоторое время - притормозить свое падение. К этому прибавились огромные сомнения в смысле своей работы. Согласно его теоретическим принципам, само проникновение в континуум сознания, должно дать продвижение в процессе личностного роста. Так однако не случилось ни в его случае, ни с его клиентами. Перлз заметил, что хотя метод ведет к количественному росту сознания, однако ни в коем случае не вызывает ожидаемой радикальной перемены. Он ясно осознал, что все еще не нашел желаемого способа исцеления. В течение некоторого времени, он считал всю психотерапию шарлатанством, ориентированным лишь на зарабатывание денег. Он таким образом, попал в экзистенциальный тупик и немного не хватало, чтобы сдаться окончательно.

В 1960 году он решился совершить кругосветное путешествие. Его путь лежал, через Гонолулу на Гавайях, в Токио. Он также посетил известный японский город храмов - Киото. Захваченный идеей религии без бога, он провел два месяца в дзенском монастыре. И хотя он сомневался в пользе вытекающей из дзен методики, однако можно сказать, что представляемая им в последние годы наука имеет явно буддийскую окраску189.


189 Разговор о науке здесь полностью обоснован. В гештальт-терапии Перлза речь идёт не только о психотерапевтическом методе. Даже наоборот - его терапия это прежде всего позитивная экзистенциальная жизненная философия.


Из Японии, Перлз направился через Гонконг в Израиль. Там он остановился на длительное время в Эйлате, в одном из кибуцов на юге страны. Опыт жизни в обществе хорошо повлиял на него. Его состояние, в дальнейшем переменчивое, несколько стабилизировалось. Временно, у него даже возникла идея остаться в Эйлате. Однако стремление к новому, все таки победило в нем, и после визита в колонии израильских художников Айн Ход, он возвращается в США. В сумме его путешествие заняло 15 месяцев.