Часть 2. Коммуникация на практике.

Глава 4. Фриц Перлз — бунтарь и новатор.


...

Переход к терапии концентрации

Весной 1932 года Перлз стал клиентом Райха. Анализ характера и начало вегетотерапии он почувствовал на своем теле. После опыта с Харником, он был очень доволен этой терапией. Почти сорок лет спустя он напишет:

"Райх был бунтарем, полным сил и жизни. Он был готов обсудить любую ситуацию, прежде всего политическую и сексуальную, но несмотря на это анализировал и инсценизиро-вал обычные игры возникновения - поиска. Одновременно однако, от него ускользала важность фактов. На первом плане находился интерес к позиции клиента. Его книга Charakteranalyse в этом смысле большой шаг вперед, в терапии175."


175 Perls, F. S. (1981). Gestalt-Wahrnehmung. Verworfenes und Wiedergefundenes aus meiner Mulltone, стр. 50-51.


После того, как к власти пришли нацисты, Перлзу пришлось покинуть Германию. Поскольку он был евреем и психоаналитиком, его фамилия попала в черные списки. Вначале он выехал в Амстердам. Несколько месяцев спустя к нему присоединилась жена с маленькой дочкой, Ренатой. Из-за отсутствия средств к жизни и разрешения на работу им приходилось пользоваться помощью общественной опеки.

В 1934 году ситуация изменилась молниеносно. Эрнест Джонс, близкий друг и биограф Фрейда, поддерживал преследуемых еврейских аналитиков. Перлз получил от него предложение выехать в Южную Африку в качестве учителя анализа. Поскольку он уже предчувствовал размах приближающейся катастрофы, то воспользовался случаем бежать, из находящегося в безнадежной ситуации Амстердама. Вместе с семьей он покинул Европу и основал в Йоханнесбурге Institute for Psychoanalysis. Вскоре после этого у него родился сын, Стив.

Примерно через год после прибытия в Южную Африку, семья переехала в эксклюзивный район Йоханнесбурга. Там они построили первый дом в стиле Баухауса. Они стали добиваться профессиональных успехов. Вскоре они стали вести жизнь на уровне местных богатых мещан, ортодоксальных аналитиков. С профессиональной точки зрения, они были предоставлены сами себе. Это позволило, после многолетнего контролированного образования, совершенствовать собственные идеи.

1936 год принес два события, решающим образом повлиявшие на профессиональное развитие Перлза: негативный прием на психоаналитическом конгрессе в Мариенбаде (Чехия) его доклада об оральном сопротивлении и встреча с Зигмундом Фрейдом, оказавшаяся разочарованием.

Реферат Перлза не был принят в Мариенбаде, поскольку Перлз, сам не обращая на это внимания, усомнился в основных фрейдовских постулатах анальной природы сопротивления. Кроме того он постулировал, исходя из теории Райха, общность тела и души, структурной тождественности психических и физических процессов. В то время как Райх в своих размышлениях в дальнейшем все еще раздумывал о (статистически наблюдаемых) психофизических соответствиях характерологического панциря, Перлз занялся поиском источников специфических форм поведения в соответствующих духовно-психических процессах176.


176 В основе идей Перлза лежал тогда опыт, который он со своей женой собрал во время наблюдения развития поведения своих детей во время еды. Они заметили, что сопротивление проявляется уже в оральной фазе. В результате они создали понятие орального сопротивления, признаки которого, проявляющиеся во взрослом состоянии они определили как оральную холодность, дентальную агрессию и т.д. При этом однако, необходимо вспомнить, что совмещение Перлзом поведения, с вызывающим его психическим процессом, имело метафорический характер. Это объясняет небольшую ценность его глубоко психологических творений для точного изучения субъективных процессов.


Разочарование в отсутствии признания, дало первую трещину в его отношении к психоанализу. Причиной окончательного ухода из этой дисциплины стала однако лишь личная встреча с Фрейдом. После завершения конгресса, Перлз поехал в Вену, где его, необычайно холодно, принял Фрейд. Он отправил Перлза после, нескольких минут разговора у двери в свой кабинет. Перлз, для которого психоанализ стал своего рода религией, почувствовал себя глубоко задетым. Еще незадолго перед смертью он вспоминал это событие, как одно из наиважнейших незаконченных дел своей жизни.

После возвращения из Южной Африки, он начал постепенно отходить от психоанализа. Несмотря на то, что вначале он все еще работал традиционным психоаналитиком, он ощущал себя обделенным моральным наследством. Наконец, он осознал многолетнюю духовную и личностную зависимость, в который он очутился. Он принял это как экзистенциальное просветление. Он понял, что рассчитывать необходимо лишь на себя. Самому необходимо принять ответственность за свою жизнь. Этот опыт стал основой его позднейших взглядов на природу невроза177.


177 Перлз сформулировал, в течении лет, взгляд о том, что невротическое поведение необходимо принимать, как прерывание постоянного процесса созревания человека. Его характерной чертой является вырастание личности из поддержки окружения и дорастание до самостоятельности и самоподдержки. В докладе 1966 года Перлз утверждает: "Когда ребёнок растёт, он учится всё больше и больше: стоять на собственных ногах, создавать свой собственный мир, зарабатывать собственные деньги, эмоциональной независимости. У невротиков этот процесс происходит неадекватно. Ребёнок - или инфантильный невротик - не использует свой потенциал, для достижения самостоятельности, а для того чтобы играть выбранную собой роль. Принятие определённых ролей, имеет своей целью заставить окружение поддерживать нас, вместо того чтобы мобилизовать свои собственные силы. Мы манипулируем беспомощностью, притворяясь глупыми, задавая множество вопросов, подлизываясь и рассыпая комплименты" (Perls, F. S. (1980). Gestalt, Wachstum, Integration: Aufsatze, Vortrage, Therapi-esitzungen. Paderborn, Junfermann, стр. 93-94). Согласно Перлзу, во взрослом возрасте, такого типа игры служат, прежде всего отвлечению внимания от главной черты невротика - отрицания дозревания, взрослости, нежелания принять ответственность и быть независимым. В этом контексте, он также сформулировал наиболее критические замечания, относительно психоанализа: "К сожалению психоанализ укрепляет чувство детскости и зависимости. С одной стороны, он делает это из принципа, что пациент является ребёнком и что всё должно быть связано с образом отца, детской травмой или же с переносом. С другой стороны, из-за того, что психоаналитик всегда поддерживает клиента извне, в форме интеллектуальных интерпретаций как: «Я знаю, что вы глупы и незрелы. Я знаю, что вы делаете. Я знаю больше вас. Всё объясню» (Perls, F. S. (1980). Gestalt, Wachstum, Integration: Aufsatze, Vortrage, Therapiesitzungen. Paderborn, Junfermann, стр. 94). Перлз отрицал такой подход. В своих клиентах он не видел жертв психической болезни. Наоборот он сделал их полностью ответственными за своё поведение и ощущения, поддерживая их в процессе снятия масок.


В течении следующих лет, Перлз и его жена, во все большей степени, освобождались от суровых правил поведения, свойственных ортодоксальному психоанализу. Лора Перлз, первая отважилась занять место напротив клиента. Наконец были разрушены следующие табу - обязательное соблюдение 50 минут терапевтической встречи, избегание визуального и телесного контакта, а также запрет на личные контакты с клиентами. С технической точки зрения, на первый план все больше выдвигались экспериментальные методы.

Для Перлза это время было фазой личного кризиса, который привел его к новой философской, научно-теоретической и практической ориентации. В 1940 году он написал рукопись, опубликованную два года спустя, под титулом Ego, Hunger and Agression (Эго, голод и агрессия). Свою работу он определил, как пересмотр психоанализа178.


178 Perls, F. S. (1978). Das Ich, der Hunger und die Aggression. Stuttgart: Klett Verlag [оригинал (1942). Ego, Hunger and Aggression. Johannesburg].


Главной темой этого текста было замещение ассоциативно-психологического и механистического мышления Фрейда организми-ческим взглядом, заимствованным у Голдштейна. Кроме того, Перлз впервые к своим идеям добавил концепции гештальт-психологии. При этом он пришел к убеждению, что основной чертой невроза является избегание удовлетворения и потребностей организма179. Лора Перлз, так описывает значение этой книги:


179 В статье 1948 года, Перлз поддержал это утверждение сценарием, какой как он верил, метко показывал дилемму цивилизованного человека. Вместе с развитием коры мозга животное, согласно Перлзу, вначале получило возможность подавлять своё инстинктивное поведение и спонтанные реакций на раздражители среды. С точки зрения эволюции, это была польза - ранний опыт мог быть учтён во время действия. Это привело к созданию инструментов и способности к обдуманным действиям. Оба эти достижения помогали человеку в стремлении к удовлетворению нужд организма. С появлением общества наступило дальнейшее развитие. Выживание большинства стало более важным чем выживание одного человека. Главным образом рассуждения, какие вначале служили укреплению инстинктивного поведения, теперь должны были служить его подчинению. Инстинкты были отобраны в формах, согласных с общественным интересом, однако без их порицания и уничтожения как негативных. Это произошло лишь в течении возникновения сознания "я" и открытия "духа" философами греческой античности. Человек стал сознавать себя как предмет и развил абстрактное мышление. С христианским мышлением, о том что грешить можно также в мыслях, возникла, согласно Перлзу, пропасть между душой и природой. Человек начал направлять свою силу воли против нужд своего организма. Он подавил их восприятие, а своё поведение сделал зависимым, всё больше от обобщённых представлений. Мышление заменило чувства. Связь со спонтанностью, естественной мудростью организма, была уничтожена. В просчитанном, ориентированном на рациональные цели новом индустриальном обществе, Перлз пытался найти переходный кульминационный пункт этого развития - развития, какое всё больше отдаляется от своей собственной цели и в своей слепоте всё больше обращается против жизни. На фоне этих раздумий, он начертал своё видение. Человек в нём был примирён с собой и своим окружением. Только лишь когда чувства и мышление снова будут дополнять друг друга, способность человечества к выживанию будет гарантирована. Поэтому главным заданием современной психотерапии является провести такую реинтеграцию (сравните Perls, F. S. (1980). Die Integration der Personlischkeit Theoretisch Erwagungen und terapeutische Moglichkeiten. In: F. S. Perls. Gestalt. Wachstum, Integration: Aufsatze, Vortrage, Therapiesitzungen. Paderborn: Junfermann [оригинал (1948). Theory and Technique of Personality Integration. In: American Journal for Psychotherapy, vol. 2, nr4, Oct., стр. 565-586], стр. 27-50 (цит. стр.27-28).



"В книге «Эго, голод и агрессия» мы перешли от исторически-археологического взгляда Фрейда, к экзистенциально-экспериментальному, от изолированного частного взгляда психологии, опирающейся на ассоциации, к взгляду целостному, от аспекта чисто языкового, к организмическому, от интерпретации воспоминаний и снов к непосредственному восприятию событий, происходящих здесь и сейчас, от переноса, к реальному контакту, от понятия эго как субстанции ограниченной, к понятию эго как явлению, которое само является границей, определяющей контакты с другими людьми, отрицание и идентификацию"180.


180 Perls, L. (1980). Begriffe und Fehlbegriffe der Gestalttherapie. In: F. S. Perls. Gestalt, Wachstum, Integration: Aufsatze, Vortrage, Therapiesitzungen (стр. 255-261) [также (1978). Integrative Therapie, 208-214].


Несмотря на то, что теоретические идеи Перлза были вначале туманны и несвязанны, они повлияли на его практику. Поскольку он считал, что уклонение это основная черта невротического поведения, он воспользовался методом, который назвал терапией концентрации. Отличительным элементом его техники было удержание внимания пациента на описании актуальных проявлений симптома. Он считал, что невротические уклонения могут быть непосредственно исключены, с помощью концентрации сознательного внимания на происходящих сейчас процессах.

Эта методика раскрыла возрастающую феноменологическую направленность Перлза. Очевидно, что большее значение для него имело сознательное восприятие актуального места и времени. Решающий прорыв в его концепции, по отношению к Райху, состоял в том, что теперь на первый план выступила процессуальная природа симптомов181.


181 Как Бейтсон со школой Пало Альто, так и Перлз критиковали тенденцию переводить в реальность классические психоаналитические модели. Под влиянием медицинских классификаций болезней, не обращали внимания на процессуальность всех явлений, а также психических и психосоматических симптомов (Необходимо вспомнить хотя бы первичное определение невроза. В XIX веке обычно под этим понятием понимали болезни нервной системы). Поэтому зачастую, не замечали, что эти явления необходимо понимать как результат конкретных событий, часто остающихся вне сознания. В уже упоминавшейся статье 1948 года, Перлз пишет: "Человек часть природы, он биологическое событие. [...] Речь - это событие пространственно-временное, также как актуализация предмета. [...] Также невротический симптом это составляющее многих процессов: например невротические головные боли могут быть результатом того, что некто будучи чувствительным и склонным поплакать, подавлял геройски свои чувства, надавливая на глазные мышцы, так что они начинали болеть. Такой симптом может вызвать симпатию, привести к употреблению аспирина или неврологическому исследованию. Его также можно проанализировать и интегрировать, происходящие в нём процессы" (Perls, L (1980). Begriffe und Fehlbegriffe der Gestalttherapie. In: F. S. Perls. Gestalt, Wachstum, Integration: Aufsatze, Vortrage, Therapiesitzungen, стр. 35-36). Перлз осознал таким образом, процессуальную природу психических событий. Изучение его лекций и записок явно демонстрирует однако, что он никогда на самом деле не освободился от психоаналитического мышления. Вместо того чтобы совершенствовать новую идею, которая дала бы возможность описать интрапсихические процессы и тем самым облегчила бы их изучение, он остался при стиле мышления, который не дотягивал до его склонности к введению в жизнь психоанализа. Есть основания, допускать, что Перлз уступил желанию своей жизни огласить себя кем-то вроде контр-папы по отношению к Фрейду. Хотя он знал, что открыл нечто существенное, однако никогда не смог - и здесь видны его слабости как теоретика - точно описать свои открытия. Лишь в рамках НЛП, удалось наконец точно проанализировать и описать интрапсихические процессы (чёрный ящик бихевиористов; сравните представление стратегических концепций НЛП в Р. Уирс, цитируемое произведение, стр.57-90).


Еще в году издания "Эго, голод и агрессия", Перлз вступил в африканскую армию, в характере военного психиатра. Он хотел принять участие в борьбе против немецкого корпуса Вермахта, задачей которого было овладение африканским континентом. Во время службы он главным образом работал как терапевт. Поскольку у него теперь было намного меньше времени для своих клиентов, он испытывал техники краткосрочной терапии, сконцентрированной на процессе. Ему однако не удалось достичь систематических, повторяющихся показательных успехов.

После окончания службы, Перлз решил покинуть Южную Африку. Усиливающееся явление апартеида он принимал как фашистское и не собирался далее в подобной ситуации жить в ЮАР. Он выехал в США. В 1946 году, из-за определенных формальных проблем при выезде, ему пришлось прибыть в Нью-Йорк окружным путем через Канаду. Поскольку однако, он плохо переносил климат и суматоху этого города, то сейчас же выехал в Нью Хейвен. штат Коннектикут, где некоторое время работал психоаналитиком.

Перлз вскоре подвергся нападкам коллег из-за своих методов работы. Раздраженный, он рассматривал идею возвратиться в ЮАР. В это время он познакомился с Эрихом Фроммом, который его отговорил, предложив открыть практику в Нью-Йорке. Перлз обдумал это предложение и спустя шесть недель перенял практику у нью-йоркского коллеги, который переехал в Лос-Анджелес. В 1947 году он перевёз в США свою жену (которую теперь называл Лаура) и детей.