ВСТУПЛЕНИЕ

В половине семидесятых на психотерапевтическую сцену взошли два молодых человека, работа которых столкнулась в равной степени с восхищением и с острой критикой. В это же время Ричард Бэндлер и Джон Гриндер начали обучать новому методу воздействия на человеческое поведение и ощущения, который, казалось, обещал неограниченные возможности. Они дали ему утонченное название "нейролингвистическое программирование" (НЛП). Джон О. Стивене, известный гештальтист, также причастный к развитию НЛП во втором поколении, так описал значение его возникновения:

«Когда я впервые столкнулся с нейролингвистическим программированием (НЛП), я был одновременно восхищен и полон скептицизма. Мне успешно вбили в голову, что изменения происходят медленно и достижение их обычно весьма болезненно и сложно. У меня все еще сохранились определенные проблемы с сознательным принятием того факта, что я могу вылечить фобию или подобную проблему, длительного характера, безболезненно и за время короче часа, несмотря на то что я делал это много раз и наблюдал устойчивые результаты. [...]

Применение принципов НЛП дает возможность детально описать любой человеческий опыт, а это позволяет быстро и легко достичь длительных и глубоких изменений. Вот несколько примеров того, чему можно научиться: 1) излечение фобии и других нежелательных чувственных реакций за время менее часа, 2) помощь детям и взрослым с проблемами в учебе (трудности с орфографией, чтением и им подобные), преодолеть их в период менее часа, 3) избавление от вредных привычек и зависимостей, таких как злоупотребление алкоголем, табакокурение, переедание; бессонницы в течении нескольких сессий, 4) проведение изменений в отношениях пар, организаций для того чтобы они функционировали более удовлетворительно и продуктивно, 5) лечение многих физических проблем - не только психосоматических, но и множество других - в течении нескольких сессий. Это декларации, но люди, обладающие опытом в применении НЛП могут поддержать их солидными видимыми результатами.»1


1 J. О. Stevens, Вступление, в: R. Bandler, J. Grinder, Frogs into Princes, Moab Utah: Real People Press 1979; нем. Neue Wege der Kurzzeit-Therapie. Neurolinguistische Programme, Padeborn: Junfermann 1981b, с 13-14), с. 9-10.



"Вообще-то - пишет далее Стивенс - НЛП может сделать намного больше нежели просто провести терапевтическую работу, описанную выше. Те же принципы могут быть использованы в изучении особо одарённых людей для того чтобы открыть структуры их таланта. Таким структурам можно быстро обучить других, давая им основы для тех же способностей. Результатом интервенции такого рода будет творческое изменение, благодаря которому люди научатся генерировать новые таланты и типы поведения. Дополнительным побочным эффектом такого творческого изменения станет факт того, что многие проблемные паттерны поведения, которые в иных обстоятельствах стали бы целью психотерапевтических перемен, просто исчезнут. [...] Всегда случались "самопроизвольные исчезновения симптома", "чудесные исцеления" и другие неожиданные и загадочные перемены в поведении человека и всегда существовали люди, которые научились пользоваться своими способностями исключительным образом"2.


2 Там же, с. 10-11.



Новое программное течение Ричарда Бэндлера и Джона Гриндера, несмотря на поддержку таких звезд как, Грегори Бейтсон, Вирджиния Сатир и Милтон Эриксон, полностью игнорировалось академическими специалистами. Однако вне стен университетов концепции НЛП, направленные на практические потребности, нашли необыкновенно сильное отражение. Представленная создателями программирования смесь неудержимого терапевтического оптимизма и многообещающих стратегий, совпала по всей вероятности с нуждами многих практикующих терапевтов. Огромное количество проданных публикаций на эту тему и подобный взрыву рост предложений обучения и терапии в этой области, говорят сами за себя.

Ясно видно, что усиливающийся спор вокруг НЛП противоречив и возбуждает множество эмоций. Необыкновенно редко удается какому-нибудь вопросу поделить людей им интересующихся на два лагеря.

Многих сторонников НЛП можно найти среди практикующих терапевтов. Они ценят в этой методике прежде всего возможность ее практического применения и конструктивизм в преодолении академического мышления. Впечатляет также разнородность представляемых НЛП стратегий, ведущих к переменам. В этом контексте также высоко ценят содержащуюся в программировании возможность проводить очень глубокие изменения, при значительно сниженном уровне страдания.

Одновременно все более серьезной проблемой становится растущая коммерциализация НЛП: при помощи этого метода можно очень быстро заработать деньги, делая уклон в сторону ее мифической составляющей, наивной веры в чудеса и культ звезд. Совместно с быстрой экспансией НЛП на терапевтическом и коммуникационном рынке, постепенно пропадает понимание сущности и основных теоретических принципов этого учения. Таким образом, вначале понятная и продуманная модель, по мере распространения, стала жалкой копией самой себя.

Противников НЛП (зачастую очень резких) необходимо обвинить в том, что они принимают защитную позицию, какую нелегко доказать. Выдвигаемые ими обвинения обычно редко демонстрируют хорошее знание предмета, а их область распространяется от рефлексивно сформированных обвинений в ненаучности до отсутствия эмпирической проверки принципиальных концепций. Кроме того говорят об отсутствии уважения, фальсификации мыслей реномированных авторов и заимствовании методов других школ. Противники критикуют НЛП за то, что оно предлагает лишь неупорядоченный набор терапевтических инструментов, распространение которых происходит бесконтрольно и неэтично, поскольку не относится к этиологии и диагностике, а также не учитывает потребности людей. Однако до сих пор заинтересованность в предметной и критической работе с НЛП и подтверждение его рационального содержания - весьма редкое явление.

В последнее время, однако на обоих сторонах, поднимается все больше голосов, требующих тщательной и серьезной дискуссии. Хаотические и неэффективно ведущиеся споры, прежде всего открывают огромные проблемы, возникающие, когда в области традиционной дисциплины предпринимаются попытки ввести новые противоречивые течения. Связанные с этим недоразумения проявляются в таком случае острее, поскольку концепции модели НЛП уже в своих основах выходили за границы науки, которую в конце двадцатого века создал Зигмунд Фрейд. Поэтому попытки оценить НЛП при помощи традиционных академических образцов мышления, с самого начала обречены на неудачу. После просмотра доступной литературы, становится отчетливо видно, как редко приходят к согласию представители традиционных терапевтических школ и сторонники НЛП. Это тем более странно, что на данном этапе дискуссии многие концепции программистов могут помочь терапевтам любой школы. Факт, который до этих пор теряется в накале борьбы контраргументов. Несмотря на растущее значение НЛП (и из-за раздражающего характера главных тезисов из области терапии) кажется, что пришла пора обсудить основные взгляды создателей НЛП в более широком контексте нежели это делалось до сих пор.

Чтобы справиться с такой задачей, в данной публикации будут представлены теоретические основы НЛП. Причем, уже поверхностный взгляд на людей, непосредственно или косвенно повлиявших на развитие нейролингвистического программирования показывает что его концепции возникли под непосредственным влиянием, сконцентрированным около Грегори Бейтсона, группы Пало Альто, ориентированной коммуникационно -теоретически. Поскольку существенные мысли теории коммуникации Бейтсона можно понять лишь принимая во внимание контекст, в котором они возникли, форма исторической реконструкции кажется здесь необходимой. Благодаря ей будет ясно видно, что НЛП нужно воспринимать как логическое продолжение исследований Бейтсона. НЛП в значительной степени использует работы Фрица Перлза, Вирджинии Сатир и Милтона Эриксона. В этой книге была предпринята попытка представить общие черты основных позиций этих новаторских терапевтов и разработать их детально. Центральной идей будут аспекты их достижений, нашедших свое выражение на практике и принципах НЛП. Мы также объясним, насколько это возможно, каким образом Бэндлер и Гриндер проводили свои исследования и каким образом их попытки превращались, шаг за шагом, в модели НЛП. Также и в этом случае возникает мысль об исторической реконструкции, поскольку кажется что развитие отдельных моделей наступало по определенной логике. Рассмотрение фона позволит, такова идея этой работы, показать что модели Бэндлера и Гриндера - это эссенция революционного перелома в терапевтическом мышлении нашего времени. Эта книга должна спровоцировать уже давно необходимую дискуссию на тему основных ценностей и целей современной психотерапии.