Часть 2. Коммуникация на практике.

Основные концепции Вирджинии Сатир


...

Цели и основные принципы терапевтической работы Сатир

Целью терапии Вирджинии Сатир было создание условий, в которых клиенты без проблем, могли бы себя реализовать. Во время работы с семьями, особое внимание она уделяла достижению равновесия между индивидуальными нуждами и поведением семейной системы.

Следующим важным вопросом для Сатир, было укрепление и расширение навыков всех людей, заинтересованных в решении проблем. Согласно ей, трудности это интегральная часть жизни людей и они являются шансом к дальнейшему росту. Поэтому целью ее работы, было улучшение стратегии преодоления проблем. Поскольку эти стратегии непосредственно связаны с семейными отношениями (паттернами коммуникации), почти всегда в центре ее внимания было создание конгруэнтной коммуникации.

Сатир пыталась достичь цели терапевтического процесса, опираясь на ряд вступительных гипотез. Она считала, например, что концентрация на настоящем и прошлом, с точки зрения решения проблем, намного важнее обсуждения событий прошлого. Знание прошлого служило ей лишь для распознавания существенных моментов динамики семьи и природы семейных проблем. Когда эти вопросы были выяснены, она направляла внимание участников терапии на вопросы, о том какую позитивную цель они хотят достичь. Она при этом понимала, что слова типа гармония, любовь, общность и т.п., могут пониматься по-разному. Поэтому она, огромное внимание уделяла ясному описанию этих целей, чтобы иметь возможность работать с ними конкретно261.


261 Аналогично методу Сатир, при определении целей терапии в рамках НЛП учитываются различные критерии, которые должны помочь в правильном определении целей: 1)Цель должна быть сформулирована позитивно. Другими словами: цели вроде "Я хотел бы ощущать меньший стресс" не считаются верно сформулированными, так как они не предусматривают ответ на вопрос, что должно заменить этот стресс. 2)Цели должны быть так сформулированы, чтобы их реализация зависела лишь от одного человека, которого они касаются. Это даёт уверенность в том, что клиент не будет беспомощным и не попадёт в ситуацию, где будет зависеть от изменения других людей или внешних условий. 3) Цели должны быть сформулированы точно. Клиент должен уметь определить, что конкретно он заметит и ощутит, когда достигнет цели (сенсорная регистрация). 4) Определение целей должно учитывать резервы, которыми располагает клиент (навыки, контакты, финансовые возможности...) и какие могут быть использованы для достижения цели. Если не хватает необходимых мотиваций, необходимо объяснить, каким образом можно их создать. 5) Цели должны быть соответственного масштаба. Слишком большие цели могут тормозить клиента в совершении первых шагов. Маленькие цели могут оказаться слишком тривиальными, чтобы возникла мотивация. 6) Цели должны быть "экологичными", то есть они не должны вызывать нежелательных побочных эффектов. 7) Стратегия достижения целей должна содержать петлю обратной связи. Она заставит заинтересованного человека гибко реагировать на неожиданные события и реалистично оценить последствия своих действий.


Еще одной особенной чертой в общении Сатир с клиентами, было ее сильное убеждение в том, что поведением каждого управляют позитивные намерения. Она считала, что каждый дает то, что в нем лучшее. Такая точка зрения давала ей, независимо от того, каким плохим могло быть специфическое поведение клиента, возможность искать основные мотивы и процессы без вербальной (или невербальной) оценки и обвинения. Таким образом, она пробуждала надежду и создавала прочные основы доверия. С помощью этого, она впоследствии поддерживала клиента при создании новых, более полезных возможностей поведения.262


262 Р. Бэндлер и Дж. Гриндер также начали поступать таким образом: "Чтобы понять почему некоторые люди причиняют [...] себе боль и пробуждают в себе страх, важным оказалось утверждение, что они не злые, ненормальные или больные. В действительности они каждый раз проводят лучший выбор из возможностей, какие перед собой видят, то есть лучший возможный выбор в их конкретной модели. Другими словами, человеческое поведение, неважно каким бы странным оно не казалось в начале, имеет смысл, если рассмотреть его в контексте возможного выбора в данной модели. Трудность не в том, что люди делают неверный выбор, а в том, что они не обладают многосторонним образом мира" (Bandler, R., Grinder, J.Metasprache und Psychotherapie. Strukturder Magie I, стр. 34-35).


Вирджиния Сатир уделяла огромное внимание также и тому, чтобы члены семьи активно реализовали, новообретенные возможности выбора. Она знала, что только разговор об альтернативе не будет убедительным. Люди меняются лишь, когда переживают конкретный позитивный опыт, находившийся ранее вне сферы их представлений. Поэтому Сатир настойчиво старалась детально разучить с клиентами новые паттерны интеракций. Эту частичную цель она считала достигнутой лишь когда новое поведение практиковалось конгруэнтно с семейной системой263.


263 В процессе работы над изменением в рамках НЛП, также проверяется, после завершения работы каждого процесса, конгруэнтна ли поставленная в начале цель с поведением и ощущениями человека. Этот шаг служит измерению успеха. Поскольку, однако исходят их принципа, что для введения намеренного изменения достаточно один раз полностью испытать желаемое состояние, считается что можно отказаться от интервью follow up. Необходимо однако отметить, что можно быть уверенным в стабильности изменения, лишь тогда, когда оно продемонстрирует себя в широко понимаемом полном существовании клиента, в его реальной жизни. Поскольку однако, в общем-то никто не может учесть всех факторов и последствий, очень полезной кажется повторная проверка результатов работы НЛП, после соответствующего периода и ввода необходимых коррекций.


Зачастую необходимо было пробудить в клиенте понимание его партнеров (отца, матери, детей, сотрудников...). Сатир требовала от заинтересованных лиц, чтобы они совершенно сознательно старались почувствовать ситуацию этого другого человека. При этом она приводила индейскую пословицу, согласно которой человека можно оценить лишь когда пройдёшь милю в его мокасинах. Кроме того, она часто давала возможность понаблюдать за определенной ситуацией изнутри. С точки зрения нейтрального наблюдателя, можно зачастую более объективно оценивать события. Это увеличивает взаимопонимание и тем самым желание к сотрудничеству264.


264 Основополагающая идея этой методики оказалась также в принципах работы над изменением в НЛП. В них речь идёт, о так называемых позициях восприятия. Роберт Дилтс определяет эти позиции так: "В НЛП есть три принципиальные позиции, с которых можно наблюдать определённое переживание. Первая позиция, когда мы нечто замечаем, видим собственными глазами с перспективы "я". Вторая состоит в том, что мы видим так, как если бы видели это с позиции другого человека, участвующего в событии. Третья позиция это отступление и наблюдение отношений между собой и другими людьми с перспективы наблюдателя" (Р. Б. Дилтс, цитируемая работа, стр. 226). В принципе число возможных позиций восприятия неограниченно. Другими словами, можно например воспринимать себя с четвертой позиции, то есть взгляд изнутри, так как смотрят на событие между мной и другим человеком с позиции третьего и т.д.


Однако ключ к успешной Терапии Целой Семьи лежит в личности терапевта, несмотря на все техники и принципы. Согласно Сатир, терапевт должен чувствовать благодарность к модели роста. В лучшем случае, он благодаря ей является человеком, который также учится, растет и развивается. Поэтому его встречи с клиентом должны проходить на том же уровне. Сатир отрицала предубеждения о том, что терапевт играет роль эксперта.

С ее точки зрения, работа терапевта подобна работе акушера. Задача терапевта поддержать клиентов в неизбежной боли, при рождении новых возможностей. Терапевт должен уметь отказаться от оценки поведения клиента. Основой для стабильных отношений, опирающихся на доверии, будет принятие, допускающее существование многих возможных причин проблем и осознание своей ограниченности.

В конце концов, каждый, применяющий методы Сатир, должен уметь использовать собственную личность как инструмент терапии. Ведь в итоге, она служит моделью для клиента. Сатир так сформулировала свое терапевтическое кредо:

"Дело достойное уважения — использовать себя в роли терапевтического инструмента. Чтобы справиться с таким заданием, мы должны постоянно углублять в себе человечность и свою зрелость. Мы вступаем в контакт с человеческой жизнью. Я считаю, что профессии терапевта нельзя обучиться также просто, как, например, профессии сантехника. Сантехник полагается на свою технику. Терапевту приходится делать больше. Канализационную трубу не обязательно любить, чтобы ее починить. Общность существует вне всяческих методов, философий или семейно-терапевтических школ. Что бы мы ни делали, во время нашей работы с людьми, у нас только одно средство: мы сами. Когда я обучаю, моей целью является глубина терапевта -бытие человеком. Мы люди, которые коммуницируют с людьми. Мы должны понимать самих себя и любить самих себя, чтобы видеть, слушать, касаться, замечать и понимать окружающих"265.


265 В. Сатир, М. Болдвин, цит. работа, стр. 181-182.


И далее:

"Согласно моему опыту, глубокое уважение к человеческой душе венчает нашу работу с человеком. Двадцать лет назад я старательно избегала всяческих ссылок на душу, так как это понятие относится к сфере религии и в научной психотерапии для него нет места. Теперь я думаю скорее, что психотерапия не возникла бы, если бы религия работала как нужно. Духовность, сегодня представляется мне совсем по иному. Она заставляет нас уважать себя как людей, также как мы уважаем наше тело, наши чувства, мир растений и животных вокруг нас. Все чаще при этом, мне приходит в голову понятие вскармливания. Оно не означает зависимость или избалованность, здесь дело скорее в свободе любить и уважать себя по настоящему. Я верю, что верно вскормленное "я" никогда не сможет неверно использовать ни себя, ни других. Кроме того, я убеждена, что душа человека это манифестация силы жизни или энергии, которая постоянно регенерирует. Мы стоим на пороге перехода в полностью новый духовный мир. Я считаю, люди не должны жировать на собственной ценности и собственном уважении. Они должны понять, что основа их выживания это способность понять, что лишь они сами принимают решения, как им реагировать и действовать. Они должны быть глубоко убеждены в том, что жизнь это процесс и он всегда может быть подвергнут изменению"266.


266 Там же, стр. 183.