Часть первая. Целительные эмоции

Глава 2. Сначала исцелите разум

Глава 3. Разум выше рака


...

Мир, а не война

Вопрос. Это та же техника визуализации, которую использовали Саймонтоны?

Д-р Сигел. Это основано на их методике. Они познакомили меня с управляемым воображением. Но у их методики есть один аспект, с которым я не согласен, – это использование агрессивной символики. Они предлагают, чтобы раковые пациенты визуализировали образ лейкоцитов, нападающих или убивающих раковые клетки в их теле. Я думаю, что большинству людей сложно принять агрессивные образы в контексте излечения. Вы не можете просить людей убить кого-то внутри себя, превращая таким образом организм в поле сражения. Это не сработает. Они отвергнут это на подсознательном и бессознательном уровнях.

Вопрос. Но разве не таково общепринятое представление о раке – что это враг, который каким-то образом вторгся в тело? И разве врачи не укрепляют подобные представления, преподнося свое лечение как способ «искоренить» и «истребить» раковые клетки?

Д-р Сигел. Именно так. И я согласен, что это проблема. Представление об «уничтожении» или «сражении» с раком повсеместно распространено в нашем обществе. Вас когда-нибудь просили даровать исцеление от болезни? Вероятно, вас просили «помочь победить в борьбе с раком». Медицина пользуется подобными словами постоянно – «приступ», «удар», «отравить», «поразить» и «убить». Бессознательное слушает это и говорит: «Избавьте меня от этого! Так не выздоравливают!»

Предельный случай – квакер, который отказался от лечения, потому что его онколог сказал ему: «Принимайте это, и это убьет ваш рак». Пациент сказал: «Я никого не убиваю» – и ушел прочь.

Однако у большинства людей неприятие имеет место на подсознательном или бессознательном уровнях. Их организм попросту отказывается поддаваться лечению. Я могу привести вам множество примеров.

У меня есть маленькая пациентка, которую впервые привели ко мне, потому что на нее не подействовала химиотерапия. Я попросил ее нарисовать саму себя, принимающую лечение. На ее рисунке она держала в руке копье, предположительно чтобы убить рак, но оно указывало в неверном направлении. Ее раковые клетки кричали: «Помогите мне!»

В другом случае женщина пришла в мое отделение, жалуясь на серьезные побочные эффекты от пройденной ею химиотерапии – побочные эффекты, которые даже не были связаны с ее лечением. И опять-таки я дал ей несколько цветных мелков и попросил нарисовать картинку. Она нарисовала рисунок, где дьявол давал ей яд.

По-моему, проблема очевидна. В каждом из этих случаев восприятие пациенткой процесса лечения препятствовало ее организму благоприятно откликнуться на него.