ПравообладателямПроклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога, Загайнов Рудольф
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Загайнов Рудольф Максимович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Автора этой книги — доктора психологических наук, профессора Р.М.Загайнова — многие считают номером 1 в отечественной психологии спорта высших достижений. В качестве практического психолога-консультанта он подолгу работал с такими выдающимися спортсменами, как В.Корчной, А.Карпов, Н.Гаприндашвили, С.Бубка, Е.Водорезова, с футбольными, баскетбольными и другими командами. Жанр этой не имеющей аналогов книги трудно определить. Это дневники практического психолога, раскрывающие повседневную `ткань` его работы в непредсказуемых ситуациях в условиях сверхвысокой ответственности и вместе с тем многочисленные размышления о современном спорте и о работе практического психолога. В эту книгу вошли как публиковавшиеся ранее, так и впервые публикуемые тексты. Практическим психологам всех специализаций, спортсменам, работникам и любителям спорта.

PDF. Проклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога. Загайнов Р. М.
Страница 554. Читать онлайн

Постскриптум собратьям по ремеслу 543

:я. И э),

нь

не

У м,

ie-

)p, :аей

гь,

и

н-

о-

зл и-

ся

ее

ги

ги

на

ив

ь-

га-

о-

ить себя наконец — мол, причина в ином: спортсмен сегодня стал другим и потому (только поэтому!) все стало труднее, чем было вчера, и тем более — двадцать лет назад.

«Он» на самом деле стал другим — наш спортсмен, боец, гладиатор, иногда — когда выступает больным (а это сплошь и рядом) — камикадзе.

Я уже встал, открываю дверь, выхожу. И представляю их лица, тех, кому обязательно должен улыбнуться через пять минут. Вижу отличающее их (практически всех) от героев прежних (моих) поколений. Прежде всего — все чисто внешнее: более гордо поднятые головы, сильный и настороженный (всегда настороженный!) взгляд, и если всмотреться в эти глаза (хватило бы только силы глубже всмотреться!), то понадобится какое-то время, чтобы потом прийти в себя от воздействия сильнейшей энергии, исходящей от странного сочетания достоинства и жестокости, что отличает обычно немало проживших и настрадавшихся людей. А в целостном образе — недоступность...

Так выглядит ширма, неприступной крепостью оберегающая внутренний мир спортсмена от постороннего взгляда. Но если «он» поверит, подпустит, признает, ты все будешь знать о нем, и практически ежедневно убеждаться в том же — как трудно человеку наедине с собой, и по- прежнему на вес золота твое точное и доброе слово и его нужда в исповеди.

Но и здесь есть место новому, чего я не замечал у «тех» чемпионов. «Эти» очень хорошо понимают ту цену, что уже уплачена ими за добытое каторжным трудом сегодня. А также понимают, что впереди — то же самое- платить еще, платить всегда, платить и платить! «За все уплачено!» — читаю я в их глазах.

Взгляд любимого спортсмена! Мы вдвоем — и нет никакой ширмы, и порой, особенно перед решающим боем, мне безумно жаль ero, до слез. «В ваших книгах, — написала мне незнакомая читательница, — есть главное- боль за человека». Может быть, но это «они» воспитали во мне это качество.

Листаю дневники прежних лет. Был момент — я уходил из спорта. Но однажды встретил ту, кого опекал мно-

Обложка.
PDF. Проклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога. Загайнов Р. М. Страница 554. Читать онлайн