ПравообладателямПроклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога, Загайнов Рудольф
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Загайнов Рудольф Максимович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Автора этой книги — доктора психологических наук, профессора Р.М.Загайнова — многие считают номером 1 в отечественной психологии спорта высших достижений. В качестве практического психолога-консультанта он подолгу работал с такими выдающимися спортсменами, как В.Корчной, А.Карпов, Н.Гаприндашвили, С.Бубка, Е.Водорезова, с футбольными, баскетбольными и другими командами. Жанр этой не имеющей аналогов книги трудно определить. Это дневники практического психолога, раскрывающие повседневную `ткань` его работы в непредсказуемых ситуациях в условиях сверхвысокой ответственности и вместе с тем многочисленные размышления о современном спорте и о работе практического психолога. В эту книгу вошли как публиковавшиеся ранее, так и впервые публикуемые тексты. Практическим психологам всех специализаций, спортсменам, работникам и любителям спорта.

PDF. Проклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога. Загайнов Р. М.
Страница 423. Читать онлайн

418 Проклятие профессии

Свое знаменитое мужество он проявил в Вагио, когда после трех поражений выиграл решающую партию. Так было и в его претендентских матчах с Юсуповым и Анандом, когда все решалось в последней партии, и он выиграл ее. Так было в Ленинграде, когда, безнадежно проигрывая матч, он выиграл три партии подряд (у Каспарова!) и сравнял счет, но... взял тайм-аут и сбил себя с темпа. Но это не было поражением его мужества. Не выдержали напряжения ero тренеры, запросившие тайм-аут ввиду неготовности дебюта. А мужество, даже мужество Анатолия Карпова, нуждается в поддержке!

Вот о чем, теперь я понял это, думал Найджел Шорт, стоя у окна той ночью. Он все понимал тогда и в те минуты принимал решение. Он знал, что садиться за доску в тот день — колоссальный риск как для того, так и для другого. И он (так я думаю) спрашивал себя: «Кто рискует больше?» И признался себе, что он. И, кто знает, может быть, и он вспомнил тогда, как я сейчас, тридцать вторую партию в Багио и все остальные подвиги Анатолия Карпова.

Все наши подвиги и позоры идут всю жизнь за нами невидимым шлейфом и или усиливают, или ослабляют нас в глазах людей. Прошлое! Ты всегда с нами и помогаешь нам или мешаешь.

«Собранность до конца!» — сегодня эти слова будут произнесены раньше, чем перед той партией, считаю, вовремя — перед предстартовым сеансом.

В этом сеансе говорю только я (в этом мое преимущество), а он по уготованной ему роли должен только слушать, и очень желательно засыпать, пусть не заснуть в итоге, но хотя бы уйти в полусон. Этого вполне достаточно для возвращения свежести — и мозга, и реакции, и всего состояния.

Хотя ничего он не должен, может и не слушать, а просто лежать с закрытыми глазами и думать о своем. Но он, я знаю, слушает, иначе давно сказал бы мне: «Только я прошу — не надо ничего говорить о противнике и матче, только — сам сеанс».

И я говорю — и о матче, и о противнике, о ситуации перед данной партией, и о некоторых деталях нашего (обязательно — «нашего», но не «вашего» или «твоего»: то

Обложка.
PDF. Проклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога. Загайнов Р. М. Страница 423. Читать онлайн