ПравообладателямПроклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога, Загайнов Рудольф
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Загайнов Рудольф Максимович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Автора этой книги — доктора психологических наук, профессора Р.М.Загайнова — многие считают номером 1 в отечественной психологии спорта высших достижений. В качестве практического психолога-консультанта он подолгу работал с такими выдающимися спортсменами, как В.Корчной, А.Карпов, Н.Гаприндашвили, С.Бубка, Е.Водорезова, с футбольными, баскетбольными и другими командами. Жанр этой не имеющей аналогов книги трудно определить. Это дневники практического психолога, раскрывающие повседневную `ткань` его работы в непредсказуемых ситуациях в условиях сверхвысокой ответственности и вместе с тем многочисленные размышления о современном спорте и о работе практического психолога. В эту книгу вошли как публиковавшиеся ранее, так и впервые публикуемые тексты. Практическим психологам всех специализаций, спортсменам, работникам и любителям спорта.

PDF. Проклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога. Загайнов Р. М.
Страница 446. Читать онлайн

Поражение 441

Я — человек спорта, и,меня волнуют проблемы этой деятельности. И я считаю преступлением ту фикцию учебы, которая царит в наших институтах физкультуры, где я в свое время учился и преподавал.

а 'Л

ы

К Я

Очередное лирическое отступление завершено, и я посмотрел на доску. Анатолий Карпов активно расположил фигуры и имеет значительное преимущество во времени. Шорт явно не был готов сегодня и к смене дебюта (вот почему «появились проблемы», — как ответил мне наш шахматист ночью), и к столь напористой игре Карпова, и к ero совсем иному внешнему образу, в котором преобладает сегодня исключительная собранность и жесткость.

Признаюсь, этот процесс перевоплощения осуществился без моего непосредственного участия. Я спал, когда шахматист вернулся из гостей и, вызвав к себе тренеров, объявил им:

- Меняем дебют! — И продержал их у себя больше трех часов ночью и два часа сегодня днем. И предстал на сцене совсем другим — и перед соперником и... передо мной. «Значит, — вспоминаю я друзей Анатолия Евгеньевича, они каким-то образом подействовали на его душевное состояние, сыграли на каких-то значимых струнах его души и помогли ему обновить мотивацию». И в этот день он решил навязать сопернику сложную игру со взаимными шансами. «Он остался самим собой, — думаю я сейчас, — и сегодня стремится к реваншу». Он всегда после поражения становился вдвое опаснее и чаще всего брал реванш. А я не уследил за этой тайной работой внутреннего мира шахматиста по мобилизации всех имевшихся резервов и делал все как всегда, не подозревая, что на эту партию он ставит так много.

Я был уверен, что играть эту партию черными после двух тяжелых отложенных партий надо спокойно, без риска. И Анатолий Евгеньевич был согласен со мной, когда на прогулке после доигрывания мы коснулись этого вопроса. А потом, после вечера в кругу старых друзей, он решил изменить внутреннюю установку и дать бой Шорту уже в ближайшей партии.

Обложка.
PDF. Проклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога. Загайнов Р. М. Страница 446. Читать онлайн