ПравообладателямПроклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога, Загайнов Рудольф
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Загайнов Рудольф Максимович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Автора этой книги — доктора психологических наук, профессора Р.М.Загайнова — многие считают номером 1 в отечественной психологии спорта высших достижений. В качестве практического психолога-консультанта он подолгу работал с такими выдающимися спортсменами, как В.Корчной, А.Карпов, Н.Гаприндашвили, С.Бубка, Е.Водорезова, с футбольными, баскетбольными и другими командами. Жанр этой не имеющей аналогов книги трудно определить. Это дневники практического психолога, раскрывающие повседневную `ткань` его работы в непредсказуемых ситуациях в условиях сверхвысокой ответственности и вместе с тем многочисленные размышления о современном спорте и о работе практического психолога. В эту книгу вошли как публиковавшиеся ранее, так и впервые публикуемые тексты. Практическим психологам всех специализаций, спортсменам, работникам и любителям спорта.

PDF. Проклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога. Загайнов Р. М.
Страница 499. Читать онлайн

494

Проклятие профессии

хотелось обхватить голову руками и задавать, и задавать вопросы: «Что делать? И когда это кончится?..»

И скова я стою у ero кровати, а он, как и вчера, лежит, подложив под голову руку.

И нервный смех охватывает нас. А что делать еще? Но мы опять серьезны, и он говорит:

- Бог ограничил человека в его уме, но забыл сделать то же самое с ero глупостью.

А я думаю: «Ну хоть посмеялись, и то неплохо!» Пьем чай, и я слушаю ero монолог:

- Со мной за эти двадцать лет работали многие. И со многими пришлось расстаться, и они обижены на меня. Но что я мог делать, если постоянно было примерно то же, что и сегодня. Ненавидят друг друга, бездельничают, во руют из холодильника. Не смейтесь, в Нью-Йорке даже пришлось повару замок на холодильнике вешать. Ни од ного матча не дали мне сыграть спокойно. А два матча, это как минимум, Каспарову я проиграл только по их вине, это доказано. Был бы жив Сема Фурман, все было бы по-другому. Мне же некогда их воспитывать, да и не могу я силы и время на это тратить.

Мы снова прощаемся. А дома, то есть у себя в номере, пытаюсь найти оправдания нашему тренеру. О вредительстве не может быть и речи. А о чем тогда думать? Не вытесненная ли (по Фрейду) неудовлетворенность проявила свою активность в этом безрассудном действии? «Вполне возможно», — соглашаюсь я, примерив в своем воображении «шкуру» нашего тренера на себя. Чем он может быть удовлетворен в таком плохо складывающемся матче? В шахматной работе он полностью подчинен шахматисту. Все другие вопросы нашей жизни решаю я. Можно его понять, и случившееся с ним понять тоже можно. Но слишком уж груба эта ошибка! Сомневаюсь, что он сам, без помощи извне, мог так очевидно ошибиться. Кто же помог ему? Не притихшие ли было наши «темные» вновь вспомнили о нас? И это даже обрадовало меня. Раз они появились снова — не на правильном ли пути мы сейчас? Не удача ли приготовилась встретить нас в конце нашей дороги, там... у горизонта? Ох, как далеки мы от победы!

Обложка.
PDF. Проклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога. Загайнов Р. М. Страница 499. Читать онлайн