ПравообладателямПроклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога, Загайнов Рудольф
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Загайнов Рудольф Максимович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Автора этой книги — доктора психологических наук, профессора Р.М.Загайнова — многие считают номером 1 в отечественной психологии спорта высших достижений. В качестве практического психолога-консультанта он подолгу работал с такими выдающимися спортсменами, как В.Корчной, А.Карпов, Н.Гаприндашвили, С.Бубка, Е.Водорезова, с футбольными, баскетбольными и другими командами. Жанр этой не имеющей аналогов книги трудно определить. Это дневники практического психолога, раскрывающие повседневную `ткань` его работы в непредсказуемых ситуациях в условиях сверхвысокой ответственности и вместе с тем многочисленные размышления о современном спорте и о работе практического психолога. В эту книгу вошли как публиковавшиеся ранее, так и впервые публикуемые тексты. Практическим психологам всех специализаций, спортсменам, работникам и любителям спорта.

PDF. Проклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога. Загайнов Р. М.
Страница 360. Читать онлайн

Поражение

355

И вот идет мой последний в этом матче сеанс. Я делал все, что умел и что почти всегда обеспечивало решение этой очень непростой задачи — помочь человеку заснуть, когда ero организм уже живет завтрашним днем, а психи-,„. — в тисках предстоящей задачи, предстоящего завтра боя, и сон этой ночью — как нечто инородное. Грел глаза и пальцы ног и под аккомпанемент специально подобранных мелодий нашептывал многократно проверенные словесные формулы и даже молился, когда он был близок к тому, чтобы заснуть, и дышал уже почти так же, как в истинном сне. Но не хватало какой-то секунды, и наступивший было сон прерывала какая-то неведомая мне ero мысль, на пути которой я сейчас не смог воздвигнуть преграду и пропускал ее. Сорвалось! Опять сорвалось! Опять меня обманула его память и нашептала что-то себе: или «конь f3» (кстати, этим ожидаемым нами ходом Каспаров и начал последнюю в матче партию), или что-то совсем иное, нешахматное, но столь нее далекое от сна и спокойной человеческой жизни.

Кончалась музыка (очередные сорок пять минут), но я ставил ее снова, и вроде бы он вновь засыпал, и... опять все срывалось. Бог был не со мной в эту ночь, не с нами. И, смирившись с этим фактом, я тихо вышел и посмотрел на часы. Было без двадцати три и жить не хотелось.

Я шел по ночному Лиону, неся в себе свое поражение, и каждый шаг давался мне нелегко. Я шел и будто преодолевал чье-то могучее сопротивление, не своего ли ставшего сейчас совсем неясным для меня будущего?

И думал я в эти минуты вот о чем. Я был готов сейчас считаться даже не десятым, а сотым психологом в мире, лишь бы кто-нибудь из тех девяносто девяти пришел и усыпил моего спортсмена. Я даже встал бы перед ним на колени — в знак благодарности.

И вспомнился почему-то в эту минуту Станислав Алексеевич Жук, один разговор с ним, один ero вопрос, весь смысл которого стал мне ясен сейчас. Он спросил меня:

- А как называется человек, занимающий положение между дилетантом и профессионалом? — Вероятно, себя этот

Обложка.
PDF. Проклятие профессии. Бытие и сознание практического психолога. Загайнов Р. М. Страница 360. Читать онлайн