Часть 2. Факторы, определяющие развитие и передачу семейных дисфункций

3. Эстафета дисфункциональности: от поколения к поколению

Дэйв Кардер

Много лет назад, когда Джиму было тринадцать лет, он пережил почти невыносимую боль. Однажды вечером отец Джима сказал, что собирается жениться на другой женщине. Вначале Джим не мог поверить, что папа уходит из семьи: слова отца показались ему жестокой шуткой. Мальчик стоял в оцепенении, ничего не видя и не слыша. Отец говорил, что он будет материально поддерживать оставленную семью, они с сыном станут встречаться по выходным, но эти речи проходили мимо сознания Джима. А когда до него наконец дошло, что папа не шутит, он убежал в свою комнату, упал на постель и зарыдал — горько и безысходно.

Джим плакал, пока не обессилел. Теперь он просто лежал, не шевелясь, в быстро наступающих сумерках. И такие же сумерки, за которыми скрывалась холодная пустота, сгущались в его душе. Сколько времени длилось это страшное состояние? Джиму казалось, что целую вечность. Но вот он услышал шум отъезжающего отцовского автомобиля, встал и подошел к окну. Мальчик смотрел вслед удаляющейся машине, пока ее огни не скрылись из виду. Каждый раз, когда к Джиму приходило это воспоминание, на глаза его набегали слезы — вот как сейчас, когда сегодняшний — сорокатрехлетний — Джим гнал нанятый для переезда полугрузовик через канзасскую степь. Позади, на востоке, в полном смятении осталась вся его семья — жена и дети… А следом за его машиной, не отставая, ехал легковой автомобиль (классная модель — одна из последних!), за рулем которого сидела Салли, подруга Джима. Они ехали на запад, чтобы там вместе начать новую жизнь. Ему за сорок, ей еще нет тридцати.

Джим никогда не собирался уходить от семьи. Той давней ночью, разлучившей его с отцом, Джим поклялся, что собственную семью он создаст навсегда. Потом он много раз повторял эту клятву: ни при каких обстоятельствах, никогда не бросать своих детей. Взросление Джима было нелегким, но он со всем справился. В учении он неизменно был одним из лучших, да при этом еще успевал серьезно заниматься спортом и подрабатывать. В ВУЗе он получал стипендию за отличную учебу и достиг неплохих результатов в бейсболе. Потом защитил диплом, получил степень магистра экономики и женился.

Все шло как по маслу: его жена, Джейн, была прекрасна, а первые годы брака — просто великолепны. Джиму приходилось много работать: в корпорации, где он трудился, требования были высокими — зато сотрудникам и платили хорошо. Но Джим никогда не боялся работы. Летело время, и вдруг однажды Джим понял, что его брак, непонятно почему, разрушается. Он осознал, что атмосфера в семье становится все более тяжелой, и на самом деле они с Джейн уже давно чужие люди. Джим не понимал, в чем причина, однако отчетливо ощущал, что в его душе образовалась кровоточащая рана, которая болит не переставая. Он сошелся с Салли. И теперь собирался попробовать начать все сначала с этой молодой женщиной. Он знал, что сейчас дома его сын, Джим–младший, сотрясается от рыданий точно так же, как когда–то он сам в ту недобрую ночь.

Прошло много лет, но Джиму до сих пор была отвратительна всякая мысль об ужасных событиях его отрочества. Тогда никто даже толком не поговорил с ним о случившемся. Мама просто сказала: будем жить дальше, изменить все равно ничего невозможно. Священник сказал мальчику: ты должен простить отца. Джим согласно кивнул — наверное, он действительно должен простить папу, и один раз помолился об этом.

Сейчас, в этой — или той, давней? — темной ночи перепутались, переплелись прошлые и сегодняшние события. Все казалось таким незавершенным. Хотелось бы знать, что чувствовал, уезжая навсегда, его отец. То же самое, что и Джим сейчас? Скоро Джиму пришлось свернуть на обочину и остановиться, потому что глаза его застилали горькие слезы. Ему остро захотелось повернуть назад, но он, сам не зная почему, не смог этого сделать. Более того, где–то в глубине сердца Джим не знал, чего же он хочет по–настоящему. Он даже не был уверен, что на самом деле желает знать ответы на терзающие его вопросы.

В конце концов Джим справился с собой, пробормотал что–то в свое оправдание перед озадаченной его странным поведением Салли, и они покатили дальше — в бесконечное одиночество канзасской ночной степи.

«Сыновья своих отцов»

Уход отца или матери — для ребенка всегда трагедия. Но еще более печально, что очень часто выросшие дети, словно завороженные примером родителей, ломают собственные семьи. И если Джим не займется решением своих проблем и не осознает, какие силы заставили его покинуть семью, то на долю его сына и внуков, скорее всего, выпадут такие же страдания, что отравили и его собственное детство. Чем яснее человек понимает свое прошлое, тем лучше он может проконтролировать, какое наследие передает следующим поколениям. Под словом «понимать» я здесь имею в виду нечто большее, чем простое знание фактов. Тем не менее, работу по осознанию прошлого следует начинать именно с них — тем более, что в дисфункциональных семьях нередко принято скрывать неприятные и «нехорошие» факты.

Рассмотрим то, что часто «не замечают»

Мы предлагаем список вопросов, назначение которых — помочь вам понять свое прошлое. Вполне возможно, что какие–то вопросы окажутся для вас болезненными. Так вот, очень важно ответить именно на эти вопросы, поскольку они касаются тех особенностей вашей семьи, которые оказали на вас самое большое влияние. Нередко корни неблагополучия бывают замаскированы далекой от истины семейной версией тех или иных событий. Таким образом, проблема оказывается недоступной для разумного вмешательства. В работе над решением внутренних проблем отделение зерен от плевел, фактов от вымысла иногда напоминает работу детектива. И это «расследование» необходимо провести в первую очередь — только тогда у вас появится возможность преодолеть формы поведения, порождающие дисфункциональность. Иногда, прежде чем удается выявить реальное положение дел, на такой «генеалогический анализ» уходит немало времени.

1. О какой ветви (или ветвях) семейного дерева члены вашей семьи предпочитают умалчивать?

______________________________________________

2. Кого чаще всего обвиняют во всех семейных бедах? Иными словами, кто назначен «козлом отпущения», «паршивой овцой» или «дрянным мальчишкой»?

___________________________________________

3. Кому из ваших родственников не удавалось долго сохранить брак, или кто явно несчастлив в браке? Видите ли вы связь между тем, что происходило с этими родственниками в детстве, и обстоятельствами, в которых они находятся сегодня?

_____________________________________

4. Кто из ваших родных страдал (или страдает) от химической зависимости (наркомании, алкоголизма)? Понимаете ли вы, какие психологические проблемы он имеет? Какие психологические травмы причиняют этому человеку душевную боль? Как относятся к нему остальные члены семьи?

_____________________________________

5. Какие ветви семейного дерева были отсечены или отпали сами? С кем не желают знаться, не приглашают (или ранее не приглашали), когда собираются все родственники? Кто не поддерживает связи с родными по своей собственной воле?

_____________________________________

6. Есть ли в вашей семье члены, которые страдали (страдают) от серьезного и/или хронического заболевания? Как «использовал» свое состояние сам больной? Каким целям служила эта болезнь? Как относились к нему и к наличию болезни его домочадцы? Как в семье «лечили» эмоциональную боль, которую доставляло это заболевание?

_____________________________________

7. Кто из ваших родственников склонен к психосоматическим заболеваниям — то есть к болезням, которые часто возникают «на нервной почве» — таким, как аллергия, хронические боли в спине, головные боли непонятного происхождения, нарушения артериального давления, язва и другие болезни желудочно–кишечного тракта, частые простудные заболевания как следствие снижения иммунитета и так далее?

___________________________________

8. Кто в вашей семье страдал депрессиями, был подвержен суицидальным настроениям или, может быть, лечился в психиатрической клинике?

___________________________________

9. Кто из ваших родственников имел (имеет) злобный, тяжелый, неприятный характер? Кто в семье обладал (обладает) всей полнотой власти? Кто пытается контролировать семейную жизнь и поведение домочадцев — иногда вплоть до мелочей?

___________________________________

10. Кто из ваших родителей — мать или отец — обладал (обладает) бо'льшими правами? Как этот родитель пользовался своей властью? Какими способами ему удавалось удерживать власть и заставлять всех подчиняться?

___________________________________

Честно отвечать на такие вопросы — занятие не из приятных, и, конечно, не стоит рассматривать его как развлечение для субботнего вечера. Однако человеку, желающему улучшить свою жизнь, необходимо видеть и понимать не только здоровые, но и неблагоприятные процессы и явления, связанные с его семейным древом. Практически в любой семье можно обнаружить и почти незаметные шероховатости, и существенные отклонения от нормы. Как мы уже убедились, не составляют исключения и библейские семьи, о которых шла речь в первой и второй главах. В этой главе мы обсудим, как последствия «вины и беззакония отцов» передаются от поколения к поколению (Исх 20:5; Числ 14:18).

Но прежде необходимо рассмотреть неписаные правила, которые существуют в каждой дисфункциональной семье, способствуя сохранению и углублению «родовых» проблем. В первую очередь, эти правила относятся к различным семейным тайнам, когда все члены семьи, не сговариваясь, хранят молчание по поводу различных неблаговидных, «неправильных» дел и событий. Эти дела и события приобретают силу и заставляют членов семьи жить по определенным правилам именно из–за своей «засекреченности», из–за того, что даже само существование секрета остается непризнанным.

Правила, способствующие сохранению и усилению дисфункциональности в ряду поколений

Специалисты по семейным дисфункциям сформулировали три универсальных правила, характерные для всех неблагополучных семей. Иногда их называют правилами «Трех не…». Вот они:

• Не говори.

• Не доверяй.

• Не чувствуй.

Ниже мы подробно остановимся на каждом правиле. Но сначала давайте посмотрим, как и когда эти правила используются в семьях:

То одно, то другое правило иногда применяется в каждой семье. Это утверждение так же верно, как и утверждение о том, что элементы дисфункциональности в той или иной степени присутствуют во всех семьях.

• Многие семьи используют одно–два из этих правил всегда. В этих семьях считается очевидным, что именно так и надо себя вести.

• В некоторых семьях начинают соблюдать все эти правила в периоды стресса. Напряженное положение может быть связано, например, с частыми переездами, с обострениями хронической болезни одного из членов семьи, с социальными невзгодами и так далее.

• И, наконец, в части семей все время соблюдаются все правила. В таких семьях царит мертвящая атмосфера. В них ребенок, не имея выхода для своих чувств, не может раскрыться как личность, и все его силы уходят на борьбу за выживание.

«Не говори»

В семьях, живущих по этому правилу, исповедуют примерно такое убеждение: «То, что у нас происходит, нельзя обсуждать ни с кем за пределами нашей семьи. У нас все нормально. Если ты думаешь по–другому, то ты просто дурак. И в семье тоже не стоит говорить об этом, ладно? Беседуй только на безопасные темы и делай вид, что все в порядке. Может быть, если притворяться долго, все действительно станет хорошо. Не надо задавать вопросов! Это опасно — можно кого–нибудь огорчить. Мы — одна семья, надо помнить об этом. Никто не может по–настоящему понять нас: глупо даже пытаться кому–то что–то объяснять. Да еще ведь никогда не знаешь, кому можно доверять».

Из мысли о том, что никому нельзя доверять, логически вытекает второе правило.

«Не доверяй»

«Не доверяй никому за пределами нашей семьи. Кто знает, что люди могут сделать или сказать? Да и что они подумают о нас? Тебе ведь не хочется отвечать за это, правда? К тому же их собственные семьи ничем не лучше нашей. Поэтому думай о нас, а о них не беспокойся. Семья надеется на тебя — так что не подведи. Но на меня полагаться не стоит, потому что меня тянет к бутылке. Хотя на самом деле вовсе не страшно, что вчера вечером я немного перебрал — с кем не случается». (Вместо пристрастия к алкоголю может быть названа любая другая зависимость — например, от работы, от азартных игр, от стремления к совершенству и так далее.)

Доверие между членами семьи тоже разрушается, поскольку они не выполняют обещаний и пренебрегают своими обязанностями. Когда родители хронически не в состоянии делать то, что важно для ребенка, недоверие растет. Например, мама и папа никогда не приходят посмотреть выступления сына или дочери в школьных спектаклях или на спортивных соревнованиях. Или они вечно опаздывают и забывают, когда надо забрать ребенка домой после какого–то мероприятия. Или чересчур резко ограничивают детей в выборе одежды, поскольку семья вообще придерживается слишком жестких стандартов и имеет искаженные представления о том, что приемлемо, а что — нет («джинсы — от дьявола!»). Примеров тому, как вредит детям дисфункциональное поведение родителей — великое множество. Однако в какой бы форме это поведение ни выражалось, оно приводит к недостатку доверия в семье, что неизменно заставляет детей страдать, смущаться, стыдиться и испытывать обиду и гнев.

Когда происходящее в семье постоянно разъедает доверие ребенка к ближним, и он ни с кем не может это обсудить (поскольку действует правило «Не говори!»), то маленький человек начинает «отключать» свои чувства. Мальчик или девочка словно спрашивает себя: «Если мои мама и папа — люди, которые должны заботиться обо мне, — не делают этого, выходит, они меня не любят?» И ребенок старается подавить свои эмоции, не допустить их до себя — ведь они очень болезненны. Действительно, в такой атмосфере позволить себе испытывать чувства — значит подвергнуться слишком большой опасности. Отсюда следует третье правило.

«Не чувствуй»

«Если обо всем этом не думать и ничего не чувствовать, то не будет так больно. Кроме того, тебе и в самом деле не так больно. Это всего лишь наивные детские мысли, ненужные чувства. Лучше вовсе выбросить их из головы и из души. Так жить гораздо легче».

Отказ от способности чувствовать постепенно меняет восприятие происходящего в семье. Безумие, которое творится вокруг, ни исправить, ни даже объяснить невозможно. И непрожитые, неосознанные до конца чувства загоняются вглубь, нерешенные проблемы отходят в тайники подсознания, чтобы выйти наружу в следующем поколении. Ребенок привыкает говорить себе: «Мне не достается того, что есть у других (например, любви и нормальных отношений в семье), но, оказывается, мне этого и не надо». Чувства замораживаются, исчезает непосредственность. Происходящее уже не ранит так сильно, и душевная боль ослабевает. Но достигается это ужасной ценой: утратой одного из ценнейших даров детства — способности испытывать свежие и яркие чувства. И это — настоящая трагедия.

«Отключая» болезненные эмоции, ребенок одновременно утрачивает и способность к радостным, светлым переживаниям. Эмоциональная сфера человека составляет единое целое. Тому, кто может сильно разозлиться, дано пережить и истинное восхищение. Тот, кто познал настоящую печаль, изведает и неподдельную радость. Умение человека испытывать и выражать самые разные чувства позволяет строить подлинно близкие отношения с супругом, с Богом, со своими детьми.

В некоторых семьях бытуют особые, специальные выражения, с помощью которых принято подавлять эмоции. «Если ты не перестанешь плакать, я обеспечу тебе настоящую причину для слез!», «У тебя не должно быть таких чувств!», «Дети должны вести себя так, чтобы их было видно, но не слышно». В других семьях не принято придавать значения детским страданиям. «И ты расстраиваешься из–за такой ерунды?», «Ничего, пройдет», «Не будь слабаком, это произойдет еще не раз, так что привыкай». Многие родители не понимают, насколько абсурдно ожидать от ребенка, чтобы он вел себя, как уменьшенная копия взрослого. А такие ожидания, безусловно, существуют: по свидетельству людей, выросших в дисфункциональных семьях, им нередко кажется, что они повзрослели слишком рано. Это ощущение формируется исключительно благодаря неправильному поведению родителей.

Итак, хотя способность испытывать чувства дана нам Богом, ее развитие и состояние сильно зависит от влияния родителей и других близких ребенку членов семьи. Кроме того, наша эмоциональная сфера подвержена еще и влиянию культуры, в которой мы живем. Когда исчезает непосредственность, ребенок, как и взрослый, начинает подстраиваться под «окружающую среду». Он черпает из нее представления о том, каким ему «следует» быть. Например, сегодня принято считать, что для мужчины нормально проявлять гнев, но не годится плакать. И сильный пол чуть ли не с младенческого возраста учится подавлять слезы. Но мужчина — это в первую очередь человек, и подавленные обиды, горе и страх находят себе иные формы выражения, чаще всего через избыточную сексуальную активность или неконтролируемый гнев. А поскольку у многих современных мужчин чувства заморожены, то им крайне трудно выявить боль, которая живет в их душах с детских лет. Внутренние проблемы остаются нераспознанными и нерешенными. Благо, если жизнь заставит мужчину обратить внимание на собственный внутренний мир и заняться преодолением этих проблем. В противном случае следующее поколение просто сгинет в пучине нездоровых паттернов поведения.

Как ребенок вырабатывает механизмы совладания с семейными секретами

Семейная дисфункция передается от поколения к поколению. Этот процесс условно можно разделить на шесть этапов, которые приведены в таблице 3.1.

Когда ребенок растет в семье, где взаимоотношения регламентируются установками «Не говори — не доверяй — не чувствуй» (1 этап), у него развивается определенный паттерн поведения. Данный паттерн становится основой возникновения копинг–механизма10 — иными словами, стратегии совладания с семейной дисфункцией. Этот механизм обеспечивает безопасность, освобождение от боли и дает возможность контролировать происходящее. Поэтому на стадии формирования ощущения принадлежности к данной семье копинг–механизм столь глубоко внедряется в психику ребенка, что определяет становление его характера (2 этап).


10 Копинг–механизмы, или механизмы совладания (англ. coping — преодоление, совладание) — мысли, чувства и действия, характерные для человека в стрессовых ситуациях, а также в ответных реакциях на запросы обыденной жизни. Эффективные механизмы совладания дают ощущение контроля над средой. Наличие этого ощущения определяет успешную адаптацию и способствует психологической устойчивости, способности принимать на себя ответственность, физическому, личностному и социальному благополучию. Подавление (изоляция, недопущение) чувств, соответствующих ситуации, является одним из копинг–механизмов. — Прим. ред.


Таблица 3.1. Типичная схема передачи дисфункций в ряду поколений

ris2.png


Наличие сформированного копинг–механизма (3 этап), ведет, в свою очередь, к появлению ролевого поведения, цель которого — поддержание убежденности ребенка в его принадлежности семье (4 этап). Нездоровая семейная система укрепляет себя своими же собственными силами: чем больше ребенок практикуется в «избранной» роли, тем глубже ощущает себя частью семьи — независимо от того, насколько эта роль дисфункциональна. В конечном итоге, роль, исполняемая ребенком, становится главным звеном в цепочке, которая связывает его с семьей. Вот почему — даже когда в семье творится что–то ужасное, и она буквально гибнет — семейные роли поддаются изменениям лишь с огромным трудом. Изречение «не раскачивай лодку», которое часто используется в дисфункциональных семьях, в данном случае означает: «не меняй свою роль». Ведь если кто–то из членов семьи откажется от своей роли, то возникнет пугающая неопределенность. А за ней, возможно, последует невыносимая боль. Поэтому даже в самом критическом для семьи положении все ее члены упорно продолжают играть свои роли.

Итак, ребенок растет в обстановке «секретности». В ней он становится подростком, завязывает романтические отношения. Приходит время — и уже взрослый человек решает вступить в брак. Как вы думаете, по какой схеме он будет строить отношения в собственной семье? Правильно, по схеме, воспроизводящей все ту же дисфункциональную семью его детства (5 этап). Более того, этот человек просто не сумеет строить отношения по–другому. И поддерживать их он сможет только в тех условиях, которые наличествовали в его семье (ведь его роль сформировалась под воздействием конкретной семейной системы). Можно смело утверждать, что когда ребенок из дисфункциональной семьи стоит на пороге брака, он уже держит в руках готовый инструмент строительства своего очага. Настроенный на получение результата — ощущения принадлежности семье — он станет создавать ее по единственно известной ему схеме, которая ему хорошо знакома (6 этап).

Обычно ВДЦС, словно по наитию, безошибочно выбирают себе в супруги выходцев из дисфункциональных семей, которые нацелены как на исполнение собственной роли, так и на поддержание роли партнера. Такие супруги подходят друг к другу, словно ключ и замок. Но если их «совпадение» несовершенно — то берегитесь! Какие драмы и даже трагедии разыгрываются, если один из партнеров по каким–либо причинам отказался (или не сумел) играть роль, предназначенную ему в новой семье! Ключ не подошел к замку. Дверь, ведущая в дом, где должна была строиться семья, не открывается. Такой брак почти наверняка окажется неудачным.

Если человек неспособен выработать новую, взаимно приемлемую модель отношений с женой, мужем или ребенком, то в семье возникают серьезные конфликты, за которыми нередко следует разрушение отношений. Именно по этой причине ВДДС меняют партнеров еще до брака, а после переживают несколько разводов. Нередки, например, случаи, когда женщина выходит замуж трижды — и все три раза за мужчин–алкоголиков, которые жестоко с ней обращаются, избивают ее. Что это? Случайность? Несчастливое совпадение? Нет, вероятность совпадения в данном случае крайне мала. А вот закономерность прослеживается отчетливая — в каждом браке отношения строились на основе копинг–механизма: «Я буду оставаться с тобой, пока ты позволяешь мне жить так, как я привыкла дома — я по–другому и не умею». В проблемных браках супруги часто говорят: «Ты сводишь меня с ума! Ты — вылитая мать (вылитый отец)».

В описании 6 этапа присутствует очень важная фраза: «Став взрослым, он продолжает свято верить в правило «не доверяй» и применяет его ко всем, а в первую очередь — к самому себе». Вот почему человек изо всех сил цепляется за нездоровые паттерны, приобретенные в дисфункциональной семье. Ведь ему больше не на что опереться! Ребенок, выросший в неблагополучной семье, словно говорит себе: «Это — единственное, что я знаю. Я боюсь меняться, потому что никому не доверяю. Я не способен чувствовать, и поэтому мне необходимо хоть какое–то внутреннее основание, на которое я могу опереться в жизни. А говорить о том, что со мной происходит, нельзя — и как только я встречаюсь с иными паттернами отношений, во мне закипает гнев». Видите, как работают тут правила «Трех не…»?

Копинг–механизмы

Людям, выросшим в дисфункциональных семьях, меняться крайне сложно. Если у человека выработана одна жесткая копинг–стратегия, которая не годится для новых или изменившихся обстоятельств, то любые перемены вызывают ужасающее чувство одиночества. Как правило, ВДДС его не осознают. Но если бы осознавали, то могли сказать примерно так: «Я здесь никому не подхожу, я тут не на месте, я глубоко и безвозвратно одинок». Такой человек просто не способен увидеть, что проблема не в том, что он «тут никому не подходит». Дело не в человеке, а в его копинг–механизме, который не подходит для новых обстоятельств.

Вероятно, у читателей уже появились вопросы по поводу копинг–механизмов, например, такие:

1. Можно ли их выявить?

2. Всегда ли они опасны?

Да, копинг–механизмы можно выявить. Нет — они не всегда опасны. Собственно говоря, в течение жизни мы все пользуемся различными механизмами совладания со стрессовыми ситуациями и даже с повседневными событиями. Опасность состоит в постоянном использовании одного и того же механизма в любых обстоятельствах, в том числе и совершенно для него неподходящих. Такое использование означает, что эта копинг–стратегия стала для человека единственным способом проявлять себя как в отношениях, так и в жизни вообще. В этом случае ожидания, возлагаемые на данный механизм совладания неоправданно высоки, и человек (даже неоднократно убеждаясь, что ничего не выходит) все равно ждет от него положительных результатов.

Приведу шутливый пример такого поведения: мы иногда думаем, что если с иностранцем, плохо понимающим наш родной язык, говорить громче, то он станет понимать больше. Второй пример — серьезный: несчастная жена, которая хочет, чтобы муж изменился. Она хорошо знает, что ее упреки, ворчание и крики «не работают». Но женщина словно твердит себе: «Если я буду больше стараться, то он услышит и изменится». И вот она все чаще и чаще прибегает к паттерну, который уже не раз негативно сказывался на ее отношениях с мужем. А в итоге ее поведение приводит к разрушительным результатам.

Давайте рассмотрим некоторые копинг–механизмы. Пусть вас не пугают сложные названия: смысл понять нетрудно, особенно потому, что каждый из нас так или иначе пользуется этими стратегиями. Я решил оставить некоторые научные термины для точности, дав им простое пояснение. Когда вы будете читать описания, попытайтесь вспомнить случаи, когда вы сами или кто–то из ваших знакомых прибегали к тем или иным из описанных мною способов преодоления проблем. Возможно, вы также захотите прочитать библейские отрывки, которые иллюстрируют изложенные ниже концепции. И помните, что механизмы совладания, к обсуждению которых мы переходим, вредны лишь тогда, когда, не оставляя иного выбора, становятся единственным способом решения той или иной проблемы. Здоровая семья, так же, как и здоровая личность, в зависимости от конкретных обстоятельств использует самые разнообразные стратегии совладания со стрессовыми и повседневными ситуациями.

Реактивное образование

Этот термин означает развитие реакции, противоположной той, которую следовало бы ожидать в данных обстоятельствах. Например, ненависть преображается в любовь, привязанность — в презрение, враждебность — в дружелюбие. В норме все мы время от времени испытываем противоположные чувства. Мы можем разгневаться на человека, которого любим, или обидеться на того, к кому испытываем благодарность, и это нормально. Плохо, когда реакция, не соответствующая реальным обстоятельствам, становится неотъемлемой частью роли, исполняемой членом семьи. Часто бывает, что у ребенка, который растет в доме, где царит несчастливая, нездоровая атмосфера, вырабатывается внешне позитивное отношение к происходящему. Малыш становится источником счастья, в котором так нуждаются все члены дисфункциональной семьи. Начинает складываться его роль — отвлекать всех остальных членов семьи от их боли. Ребенок становится надеждой, героем семьи. Никто не замечает (не хочет замечать), что на физическом и психическом здоровье ребенка сказывается стресс — следствие его стараний сделать так, чтобы все были счастливы, хотя на самом деле не счастлив никто.

Есть и другие разновидности реактивного образования. Например, стремление не делать того, что практиковалось в семье, где вы выросли:

никогда не шлепать ребенка, потому что вас в детстве пороли;

• не пить вообще, потому что родители пили слишком много;

компульсивно покупать новые вещи, потому что в детстве вам всегда было стыдно за бедность семьи;

отказываться от сулящего множество благ повышения в должности, потому что оно связано с переездом — а вам в детстве приходилось часто переезжать.

Понятие реактивного образования, как правило, подразумевает крайности, которые всегда наносят ущерб интересам и тех, кто практикует радикальные подходы, и тех, на кого эти подходы направлены.

Обратите внимание на небольшой фрагмент из истории Амнона и Фамари (2 Цар 13:1–22). Перед тем как Амнон решил силой взять Фамарь, он был в нее страстно влюблен (хотя, наверное, правильнее назвать эту влюбленность похотью). Однако во что превратилось чувство Амнона после совершенного им насилия? Амнон глубоко возненавидел Фамарь (2 Цар 13:15)!

Реактивное образование — вовсе необязательно следствие тяжкого греха. Как правило, оно является ответом на некое болезненное переживание, обычно связанное с чувством стыда и/или вины. (В случае реактивного образования у Амнона стыд, несомненно, сыграл существенную роль.) Часто в такие моменты ВДДС дают категорические обещания Богу: «Я больше никогда не буду…» или «Я никогда не поступлю так со своими детьми». (Более подробно об этом говорится в главе 4.)

Еще один пример — Джим, о котором мы рассказали в начале этой главы. Он поклялся никогда не бросать собственную семью, но в итоге поступил именно так. Очень подходят для такого рода случаев и слова апостола Павла: «Потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю» (Рим 7:15).

Смещение

Смещение — это перенаправление влечения, поведения или эмоций с первоначального объекта на другой, когда небезопасно показывать подлинную их направленность. Классический и курьезный пример — человек, который получил выговор от начальника и вместо шефа пинает ни в чем не повинную собаку.

Если же перейти к более серьезным случаям, то примеры опасного смещения мы обнаружим в семье, члены которой перенаправляют свой гнев. Когда ребенок не может говорить о своих чувствах из страха, что он будет наказан, опозорен, отвергнут, у него остается единственная возможность их выражения: вести себя в соответствии с чувствами. Таким способом ребенок перенаправляет чувства с «опасного» человека, который их вызвал, на безопасные или нейтральные предметы. Вот почему боль или гнев ребенка часто проявляют себя в его рисунках, в игре и нередко в том, как он ведет себя с младшими детьми или домашними животными. К сожалению, по мере взросления ребенка подобное воплощение подавленных эмоций в действия становится все более опасным. Дети старшего возраста способны на поступки, приносящие огромный вред, что подтверждается потрясающим ростом уровня убийств среди подростков.

В семьях, где постоянно используется смещение, часто появляются проблемные дети или, как иногда говорят психологи, «наши клиенты». Все в семье воспринимают такого «клиента» как единственного ее члена, который нуждается в помощи. И вот родители приводят проблемного подростка к консультанту. Мы начинаем работать, анализировать семейную систему — и практически всегда обнаруживаем, что в той или иной мере помощь необходима всем членам семьи. Так, родители девочки Валери пришли к нам с жалобой на то, что дочь просто сходит с ума по мальчишкам. По мнению родителей, повышенная влюбчивость Валери вскоре должна неизбежно привести к внебрачной беременности или СПИДу. Мы изучили этот случай, и выяснилось, что в свое время мама и папа Валери страдали от навязчивых идей относительно добрачного и внебрачного секса.

Проблемный ребенок становится для семьи «козлом отпущения». Как в ветхозаветные времена козла отпускали в пустыню, чтобы он унес на себе грехи народа (Лев 16:7–10), точно так же и «наш клиент» несет на себе грехи всей семьи. Часто можно услышать саркастические замечания или унизительные комментарии, вроде такого: «Если бы не Билли, у нас была бы нормальная семья». Как ни парадоксален и ни печален этот факт, но Билли наиболее полно ощущает свою принадлежность к семье именно тогда, когда ведет себя неподобающе. Подрастая, этот ребенок, желая выразить свои чувства, также начинает использовать смещение и/или играть ту роль, которую он выработал неосознанно (но, тем не менее, в полном согласии с семьей). Нередко у «козла отпущения» появляются различные психосоматические болезни.

Семья Джулии, о которой говорилось во введении, хорошо иллюстрирует копинг–стратегию смещения. В своей семейной системе Джулия была единственным потенциальным объектом для «заслуженного наказания». Иными словами, Джулия на сто процентов была «нашим клиентом». Однако, несмотря на плохое обращение, она чувствовала, что играет в семье чрезвычайно важную роль (в противоположность отсутствию роли вообще). Роль Джулии как раз и заключалась в том, чтобы быть «козлом отпущения».

Известнейший библейский персонаж, Самсон, также практиковал смещение. Яркий пример — случай, когда, гневаясь на свою жену, Самсон убил тридцать человек в Аскал оне и отдал платье убитых людям, отгадавшим его загадку (Суд 14:1–20).

Необходимо подчеркнуть, что во многих случаях, когда человеку требуется выразить гнев или боль, смещение является наиболее здоровым способом их выражения. Тем не менее, в семейных (да и в других) отношениях крайне важно говорить о своих чувствах — особенно о таких, как гнев. Верующим людям, которые по каким–то причинам, например, из–за переполняющего их гнева, не могут поговорить непосредственно с человеком, вызвавшим негативные переживания, помогает молитва, особенно вслух. Как свидетельствует опыт многих наших клиентов, Господь нередко дарует молящемуся облегчение, а в дальнейшем — возможность обсуждения проблемы.

Проекция

Проекция — это способ психологической защиты, заключающийся в неосознанном наделении другого человека собственными чертами и свойствами. Широко распространенная разновидность проекции — обвинение других в том, в чем виноваты мы сами. Иными словами, склонность видеть в других то, что не можешь или не хочешь увидеть в самом себе. Немного перефразируя библейскую цитату, можно определить проекцию, как способность «видеть сучок в глазе брата твоего и не чувствовать бревна в своем глазе» (Мф 7:1–5). Итак, проекция — это копинг–механизм, который позволяет переносить вину с одного человека на другого.

Как правило, проекция наблюдается в случаях похожих проступков. Помните Адама и Еву? И она, и он ели от плода, но когда были пойманы, Адам за свой поступок обвинил Еву и Самого Бога (Быт 3:8–13).

Другой пример проекции — это синдром «сухого алкоголизма». Как правило, ВДДС вообще не пьют (результат реактивного образования), но ведут себя в соответствии с моделями, характерными для людей, страдающих от химической зависимости. Нередко ВДДС бывают столь же агрессивными, гневливыми, контролирующими и склонными к насилию, как и их пьющий родитель. Однако при этом ребенок, выросший в неблагополучной семье, не берет в рот ни капли. Поэтому и возник термин «сухой алкоголик». Непьющий сын может быть настолько же эгоистичен, требователен, упрям, жесток и угрюм, каким был его отец — действующий алкоголик. Но сын никогда не поднимает руку на детей и жену, и поэтому считает, что у него все в порядке. Однако если задуматься о положении дел в семье сына, то единственное, чего не хватает для полноты картины — это состояния опьянения. Из–за того что «сухой алкоголик» сам не пьет и проецирует те черты своего характера, которые он ненавидит, на пьющего родителя, он просто–напросто не замечает присутствия «отцовских» качеств в самом себе.

Типичная история: когда–то мальчик или девочка говорили себе: только бы папа бросил пить, и все будет в порядке. Теперь они — взрослые люди. И они не пьют, значит — все в порядке. Взрослые дети алкоголиков искренне считают, что их семьи радикально отличаются от той, в которой выросли они сами. Очень часто такие родители говорят своему ребенку: «Ты даже не представляешь, как тебе повезло». Или: «Если ты думаешь, что это плохо, то ты просто не понимаешь, что такое плохо! Видел бы ты моего пьяного отца (мать)».

Проекция в случае переноса вины часто расширяется до обвинения другого человека во «всем» плохом, что когда–либо произошло. Часто объектом такого «расширенного обвинения» становятся родители ВДДС. Нам всем знакомы взрослые люди, которые неизменно умудряются найти «стрелочника», виноватого в любых не устраивающих их событиях. Себе они всегда оставляют роль жертвы (ведь роли распределяют они сами). Копинг–механизм, использующий проекцию, обладает огромным преимуществом: человек не берет на себя ответственность за собственные действия (или бездействие) — что бы он ни делал, виноватым все равно окажется кто–то другой.

В Новом Завете есть описание разговора между Иисусом и человеком, который использует этот тип защиты. Вспомните, как больной у купальни, называемой Вифезда, страшился перемен (Ин 5:1–15), почему и находился там вот уже тридцать восемь лет. Реальная возможность изменения пугала его. Многим из нас, наверное, представляется, что едва услышав вопрос Иисуса: «Хочешь ли быть здоров?» — этот человек должен был, не помня себя от счастья, сразу же закричать: «Да!» Но вместо «Да!» он начал оправдываться, говоря о том, что «не имеет человека, который опустил бы его в купальню, когда возмутится вода». Он уже приспособился к своему болезненному состоянию и вину за то, что не делал все возможное для выздоровления, проецировал на других людей — на некоего помощника, которого не было рядом, когда надо было спускаться в воду. Проекция гарантировала инвалиду получение того, к чему он и стремился. А стремился он создать видимость приложения усилий к исцелению без необходимости воспользоваться всеми доступными ему средствами и по–настоящему изменить образ жизни.

Интроекция

Интроекция — психологическая защита, при которой идущее извне ошибочно воспринимается как приходящее изнутри. Здесь, как и при проекции, имеется недостаточность психологического разграничения собственной личности и окружающего мира. Интроекция предполагает включение в себя чужого образа, паттерна поведения, чувств или роли и восприятие их как своих собственных. Интроекция имеет как благоприятные (например, маленькие дети таким образом вбирают в себя паттерны поведения значимых для них людей), так и нездоровые формы, о которых мы поговорим ниже. Все мы в той или степени используем эту защиту, независимо от того, что мы о ней думаем (или в связи с ней чувствуем).

Ко мне на консультацию пришла Кэтти. Она пребывала в самом плачевном состоянии: непрерывные вздохи, дрожащие губы, глаза, распухшие от пролитых ночью слез. Кэтти никак не могла понять, почему от нее ушел муж. «Ему ведь было так хорошо! Поверьте, я прекрасно заботилась и о нем, и о детях. Мы были просто идеальной семьей. В доме всегда порядок. Каждый вечер вовремя готов ужин. Все счета оплачены без просрочек. Я даже покупала Дэну одежду, чтобы он не тратил время и хорошо выглядел. Что еще ему надо? И в постели я была очень даже ничего. Все наши друзья считают, что я отлично выгляжу, особенно если учесть, что я родила троих детей. Что случилось? В чем я ошибалась?»

Начиная с детства, с тех дней, когда Кэтти жила в родительской семье, она все делала идеально. Девочка была первым ребенком. И папа, и мама работали, поэтому на совсем еще маленькую Кэтти легло множество домашних обязанностей. Ее день начинался с того, что она сама просыпалась и готовила еду для отца — мама, хирург, к этому времени еще не приходила с ночного дежурства в клинике. После этого Кэтти умывалась, одевалась, приводила в порядок свою комнату и готовила завтрак для всей семьи (как она была рада, когда купили микроволновку!). И, наконец, кормила и выгуливала домашнего любимца — коккер–спаниеля (он ее всегда радовал). Отделавшись, Кэтти в ожидании школьного автобуса сидела на диване и смотрела телевизор.

После школы Кэтти делала уроки, а потом наступало время помочь маме приготовить ужин. Они дожидались, когда вернется с работы отец, и садились ужинать вместе. После ужина мама уходила на работу, а Кэтти мыла посуду. Она также нередко подменяла маму, когда надо было позаботиться о младших брате и сестре. В общем, Кэтти была гиперответственным11 человеком, и ее часто хвалили за то, что она — сама еще ребенок — так хорошо заботится о других.


11 Гиперответственность, сверхответственность — принятие на себя излишней ответственности за окружающих, за ситуации, в которые они попадают, и за последствия их выбора и действий. Постоянные попытки контролировать окружающих людей и течение событий. Внедрение своего представления о том, как все «должно быть» и освобождение окружающих от их личной ответственности, что в конечном итоге ведет к формированию у них безответственных характеров. — Прим. ред.


Когда Кэтти вышла замуж, она без малейших затруднений перенесла свою сверхзаботливость на собственную семью. Ведь, как нередко говорила сама Кэтти, она уже делала это всю жизнь. Родители Дэна, особенно его мать, считали, что у их сына — просто идеальная жена. А разве Дэн сам так не считал?

Но теперь все казалось Кэтти пустым и бессмысленным. Постепенно, проходя консультирование, обращаясь к новым источникам знаний и сил, многое увидев по–иному, она поняла, что всю свою жизнь посвящала исключительно заботам о других людях. Поймите меня правильно. Здоровая забота об окружающих — это нормально, хорошо и необходимо. Господь желает, чтобы мы заботились о ближних. Но в случае Кэтти оказалось, что «слишком хорошо — это уже нехорошо». Казалось бы, способность проявлять заботу — качество безусловно положительное. Но, доведенное до крайности, оно стало дисфункцией.

Кэтти обнаружила, что благодаря своим заботам она всегда полностью контролировала происходящее в обеих семьях — и в той, где она родилась, и в той, которую создала сама. Она не осознавала, насколько удушающей оказалась такая чрезмерная «материнская» забота для ее мужа, детей, да и для нее самой. Разумеется, Кэтти не могла и предположить, чем обернутся ее заботы и хлопоты. Она ведь не знала ничего другого: посредством интроекции она еще в детстве просто восприняла и усвоила паттерн «материнского поведения», и он вошел в ее душу, стал ее собственным. В результате Кэтти утопила в океане неуместной заботы все, что было ей дорого, и получила неожиданный и нежелательный результат: отношения в ее семье приобрели ярко выраженный дисфункциональный характер.

Репрессия (вытеснение)

В психологии репрессия считается одной из основных защит. Сутью репрессии является мотивированное забывание, игнорирование, отрицание. Если внутреннее состояние или восприятие внешних обстоятельств, мысли или чувства становятся невыносимыми, неприемлемыми для осознания из–за причиняемой ими боли и беспокойства, то вступает в действие вытеснение. Репрессия свойственна как детям, так и взрослым. Например, члены неблагополучной семьи часто утверждают, что у них все хорошо: все здоровы, никто не имеет проблем. Они стремятся к тому, чтобы всегда хорошо выглядеть. В этом случае не обошлось без репрессии — иначе невозможно привести в согласие свои чувства и реальность. Ребенок начинает верить в ложь о здоровье и полном благополучии домочадцев. Он отрицает свое собственное восприятие действительности и подлинные чувства, которые свидетельствуют об истинном положении дел в семье. Психика ребенка работает так, чтобы его переживания соответствовали «линии партии» — то есть, той картине, которую семья желает являть миру. Сомнения по поводу благополучия родительской семьи начинают проникать в сознание ВДЦС намного позднее, где–то в середине жизни — да и то не всегда.

Существуют две формы репрессии, которые характерны для большинства дисфункциональных семей, особенно тех, где присутствует насилие. Некоторые из ВДДС помнят о случаях применения физической силы, побоях или жестоком наказании, но это не вызывает у них никаких эмоций, что уже само по себе необычно. Однако еще более странно, что они либо полностью отрицают, либо сводят к минимуму воздействие, которое должно было оказать на них насилие. Другие же ВДДС полностью «стирают» из памяти эпизоды применения физической силы: болезненные переживания детства просто удаляются (вытесняются) из сознательных воспоминаний.

В результате у таких взрослых часто наблюдаются пробелы в воспоминаниях о детстве. И — увы! — уходят не только болезненные воспоминания. Вместе с ними забываются и многие другие события. В итоге детство представляется этим людям одной большой «черной дырой», потому что в детстве им пришлось прибегнуть к копинг–стратегии, основанной на репрессии. Кстати, замечу, что не только потребность выжить, но и наша культура навязывает нам эту стратегию преодоления проблем. Во многих книгах, фильмах, статьях, да и просто в повседневном общении звучит такая мысль: «продолжай жить, забудь, выкинь это из души (не бери в голову), не оглядывайся назад».

Некоторые дети младшего возраста изначально пытаются сблизиться с родителем, склонным к насилию. Они отчаянно надеются, что сумеют хотя бы случайно получить от него немного заботы и участия. Но со временем эта позиция меняется, и душу ребенка заполняет гнев, который никуда не девается и у взрослого человека. И вот человек, который когда–то сам был жертвой насилия, становится обидчиком. Таким образом, боль передается следующему поколению. Взрослому, которому в детстве пришлось вытеснять болезненные переживания, исцеление дается многими трудами и сопровождается немалой болью. В определенных условиях тяжелые воспоминания внезапно возвращаются с удвоенной силой. И тогда они способны совершенно неожиданным и непредсказуемым образом буквально затопить взрослого ребенка.

Прекрасная история исцеления описана в Библии. Она произошла с Иосифом, чувства которого по отношению к братьям много лет подвергались репрессии (Быт 37:1–36; 39:1–50:26). Кульминация событий наступает во время встречи братьев уже после смерти отца (Быт 50:15–21).

Вытесненные воспоминания начинают возвращаться к Иосифу и его братьям при первой встрече, когда те приходят в Египет, чтобы купить зерна, и между ними и Иосифом возникает конфронтация (Быт 42:1–24; 43:16–31; 45:1–15). Секрет, который сохранялся благодаря подавлению воспоминаний о нем, утратил силу и власть, когда Иосиф бережно, символически провел братьев через пережитое им самим. Затем Иосиф в качестве гарантии прибытия в Египет младшего брата Вениамина потребовал, чтобы один из его гостей остался в заключении. И братья тут же вспомнили свое преступление, страдания Иосифа и свою вину. Все глубоко запрятанные тайны, которые они сознательно, в полном согласии друг с другом, похоронили, неожиданно поднялись на поверхность — и Иосиф слушал и понимал их разговор (Быт 42:21–24).

Для полного исцеления — собственного и братьев — Иосифу необходимо было, чтобы они открыто признали свой грех, а братья должны были прочувствовать, какую боль перенес Иосиф. Чтобы суметь простить братьев, он должен был убедиться, что они поняли именно его боль, его ужас. Страх, который братья испытали сами, оказавшись пойманными, здесь совершенно не годился. Как только Иосиф ощутил, что братья действительно почувствовали его боль, он смог простить их. Тогда и Иосиф обрел способность открыться перед ними. Безусловно, все эти события — внешние и внутренние — потребовали значительного времени (о времени как о важнейшем факторе исцеления мы поговорим в главе 12).

Репрессию очень точно сравнивают с кипящим котлом, крышка которого плотно закрыта: с каждой секундой давление пара внутри котла приближается к взрывоопасному. Интересно, что в эпизодах, где описано восстановление отношений между Иосифом и братьями, мы встречаем много слез и рыданий (Быт 45:2–3, 14–15). Это свидетельствует о силе и интенсивности чувств, которые были связаны с вытесненными воспоминаниями.

Семейная система, обеспечивающая сохранение и передачу семейных секретов

Наличия копинг–механизмов, семейных секретов и стыда еще недостаточно для передачи дисфункциональных отношений потомкам. Поддержание и наследование дисфункций в ряду поколений обеспечивает определенная система семьи.

Не следует путать такие понятия, как система семьи и стиль семьи. Семейный стиль характеризует, как семья хочет выглядеть в глазах окружающих. Например, стиль семьи определяет, кто со стороны воспринимается в качестве главы семьи, какое распределение ответственности и обязанностей увидит внешний наблюдатель и так далее (нередко семейный стиль обуславливается традициями христианских конфессий и деноминаций).

Семейная система показывает, как семья самоорганизуется вокруг своих конкретных членов. Система отражает реальное положение дел: кто на самом деле обладает властью в семье, кто принимает решения или, например, кто является «козлом отпущения». Существует отчетливая закономерность: чем меньше расхождений между семейным стилем и семейной системой, тем более здоровой является семья. «Внешность» здоровой семьи соответствует ее реальному внутреннему устроению. И наоборот: чем более выражены различия между стилем и системой, тем больше у семьи секретов и тем сильнее и разрушительнее дисфункции.

Семейные секреты способны жить собственной жизнью. Они приобретают власть и могущество, так как люди тратят чуть ли не все свои силы на то, чтобы не видеть, отрицать или искажать реальное положение дел в семье. А семейное дерево растет и неизбежно вбирает в себя все эти искажения.

Первая семья была создана Самим Господом в Эдемском Саду. В ней мы находим и образец семейной системы: она состояла из Адама, Евы и Бога, которые были открыты друг другу, очень близки и искренне рады этой близости. Грехопадение изменило не только отношения между членами семьи, но и правила, по которым живет, развивается и действует семейная система. Для того чтобы понять, почему и как возникают здоровые и нездоровые системы, необходимо представлять себе суть изменений, к которым привело непослушание наших далеких предков. Итак, что же произошло с семьей после греховного поступка первых людей?

На рисунках 3.2, 3.3 и 3.4 изображены модели, которые помогут нам наглядно представить системы отношений в разных семьях. В основе наших рассуждений лежат следующие предположения:

1. Поскольку структура семьи, созданной Богом, была троичной, примем за основную структурную единицу семьи триаду. На рисунках семейные триады изображены в виде треугольников.

2. Подлинно близкие отношения в данное конкретное время развиваются только по одной оси (лишь с одним членом триады). Вот почему важно находить время на общение с каждым членом семьи и на уединение с Богом.

3. Взаимоотношения в любой триаде (состоящей из трех человек) оцениваются в соответствии с уровнем близости: близкие, отчужденные, конфликтные отношения. Эти оценки относительны: применять их к разным семейным системам следует достаточно гибко. Близкие отношения предполагают взаимную приязнь, тепло, понимание, высокую степень открытости и доверия. Отчужденные отношения могут быть вполне корректными, однако в них можно заметить холодность, отстраненность, нежелание сближения, определенную степень настороженности и недоверия. В конфликтных отношениях наблюдаются открытые разногласия, напряжение, наличие негативных чувств. 4. В каждой триаде одновременно могут существовать все три типа отношений: близкие, отчужденные и конфликтные (как, например, в семье Адама после грехопадения на рисунке 3.2). Изменение отношений по одной из осей в данной триаде влечет за собой изменение отношений и по другим осям.

Таблица 3.2. Троичные отношений Адама, Евы и Бога


ris3.png

5. Чем сильнее выражена семейная дисфункция, тем глубже различия между тремя типами отношений.

6. Различные внешние обстоятельства (например, изгнание из рая, потеря работы, переезд, серьезное заболевание, финансовые сложности, старение родителей и тому подобное) приводят к временным (реже — постоянным) изменениям характера отношений в триаде.

7. Если один из участников триады заменяется другим (в результате развода, смерти, болезни, старости, отъезда выросшего ребенка или рождения нового и тому подобное), то меняются отношения по всем трем осям триады.

На рисунке 3.2 схематически показано, какой была система проживавшей в Эдеме семьи до грехопадения (первый треугольник), и какой она стала после него, но до того, как Адам и Ева были изгнаны из рая (второй треугольник). Обратите внимание, что после грехопадения отношения в парах «Бог — Адам» и «Бог — Ева» различны. Ева стала инициатором непослушания Господу. Она вкусила от запретного плода, и поэтому ее отношения с Отцом в то время более осложнены, чем у Адама. Адам, как известно, присоединился к Еве. Он тоже попробовал плод и, следовательно, также несет часть ответственности за произошедшее. Однако его отношения с Богом, по крайней мере, еще допускали открытый разговор. Бог Сам обращается к мужчине: «И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: Адам, где ты?» (Быт 3:9) К Еве же Господь обратился лишь после того, как на нее сослался Адам (Быт 3:13).

Необходимо учесть, что семья — система в высшей степени динамичная, и взаимоотношения в ней меняются непрерывно. Любая оценка отношений в триаде точна только на момент рассмотрения. Триаду можно сравнить с моментальным фотоснимком отношений. Отношения между Евой и Богом несколько улучшились после ухода Адама и Евы из Эдема. Об этом свидетельствуют отрывки из Книги Бытия, согласно которым Ева благодарит Бога и признает, что рождение детей — результат действия Господа в ее жизни и в жизни ее семьи (Быт 4:1; 4:25).

Взаимоотношения между двумя личностями — участниками триады, изображенными в основании треугольника, меняются в зависимости от того, кто занимает место на вершине. (Кстати, положение человека на вершине семейного треугольника вовсе не обязательно соответствует его статусу в семье.) Оцените отношения и подумайте, какие изменения произойдут в триаде, изображенной на рисунке 3.3, если в гости к молодым супругом пришли а) теща (верхний треугольник), б) свекровь (нижний треугольник).

Обратите внимание, что на рисунке 3.3 отсутствуют оценки отношений между супругами, тещей и свекровью. Я хочу, чтобы вы проанализировали ситуацию в вашей собственной семье (если по каким–то причинам это невозможно, то поработайте с любой гипотетической семьей). Если между вами и вашим партнером уже давно существуют ровные, устойчивые, доверительные отношения, напишите у основания треугольника слово «близкие». Но даже если у вас в семье все прекрасно, советую вам представить, что вы только что поженились, и у одного из супругов сложились очень непростые отношения с родителями партнера. В этом случае слово «близкие» вы напишите не у основания треугольника, а у боковой его стороны. Варианты близких отношений — самые разные: «мать–дочь», «теща–зять» и так далее. Тогда вам придется решить, как оценить отношения между супругами: «отчужденные» или «конфликтные». Поработайте над различными сценариями. Например, возьмите тему: «сын, любимец родителей и других членов семьи, женится на девушке, которую презирает ее собственная мать» — и попробуйте разобраться в сложном переплетении чувств и отношений, которое явят вам триады, иллюстрирующие этот сценарий.

Таблица 3.3

ris4.png


Понятно, что в триадах отношений, сходных с двумя последними, заведомо заложено некое напряжение. Для того чтобы предотвратить неразбериху, ведущую к появлению опасных дисфункций, необходимо установить здоровые границы между членами триады (более подробно о границах говорится в главе 8). Сам Бог понимает опасность, которая возникает, если в отношения между мужем и женой привносятся отношения с родителями. Господь дает молодоженам ясное указание: для построения здоровой семьи им необходимо отделиться от родителей и «прилепиться» друг ко другу (Быт 2:24). (Более подробно этот вопрос рассмотрен в главе 10).

Поддержание устойчивости троичных семейных систем требует гибкости, так как отношения в них постоянно меняются. Изменение отношений по одной оси ведет к изменению всей системы, которая должна приспособиться к произошедшим переменам.

Способность семьи к построению подвижных, гибких отношений в триадах является показателем ее здоровья. Жесткие, с трудом поддающиеся переменам отношения ведут к возникновению дисфункций. Например, если на рисунке 3.3 на оси отношений между супругами мы напишем «отчужденные» или «конфликтные», то такой паре следует обратиться к консультанту, чтобы проработать эту проблему. Или другой пример: ось, соединяющая жену и ее мать, постоянно остается в режиме «близкие» отношения. Иными словами, жена до сих пор не оставила родительскую семью и не «прилепилась» к мужу. В таком случае, откуда в триаде появится достаточная гибкость, которая позволит установить близкие отношения между мужем и женою? Если жена не способна перестроить свои отношения с матерью, не способна отказаться от уже ставшей нездоровой близости, то ее отношения с мужем будут в лучшем случае отчужденными, а в худшем — конфликтными. Очевидно, что такую семью вряд ли можно назвать соответствующей Божьим стандартам!

Перейдем к рассмотрению следующего вопроса, который, наверное, уже возник у читателей: если основной структурной единицей семьи является триада, то как с помощью триад отразить отношения в семье в целом? Ответ вы видите на рисунке 3.4. Посмотрите на все эти треугольники! Не забывайте, что любая сторона каждого треугольника характеризует качество отношений (близкие — отчужденные — конфликтные). Надеюсь, вам сразу стало понятно, почему добиться успеха в семейной жизни бывает столь сложно?

Изучите рисунок 3.4 и попробуйте оценить отношения, которые существовали в семье, где вы росли. Точно так же проанализируйте положение в вашей сегодняшней семье. После этого попросите своего супруга (супругу) сделать то же самое независимо от вас. А потом сравните ваши рисунки. Попросите детей поработать с треугольниками и оценить отношения между членами триад — разумеется, если дети уже способны это сделать. Такая работа может стать началом интересного разговора, источником важных открытий. Нередко с анализа триад, характерных для данной семьи, начинается исцеление дисфункциональных отношений.

Рисунок 3.4. Триады отношений в семье

ris5.png


Эстафета дисфункциональности передается неосознанно

Подведем итоги. Изучая процесс передачи дисфункциональности «по вертикали», мы узнали о правилах «Трех не…», которые существуют в неблагополучных семьях и способствуют ее сохранению и усилению в ряду поколений. Мы познакомились с такими понятиями, как копинг–механизмы (механизмы совладания) и с различными видами психологических защит — реактивным образованием, смещением, проекцией, интроекцией и репрессией (вытеснением). Мы узнали об элементарной структурной единице семейной системы — триаде. Мы поняли, что «грехи отцов» передаются по семейному дереву с вызывающей тревогу предсказуемостью. В основе этой передачи лежит сочетание двух факторов:

1) отступление от установленных Богом законов здоровой семейной жизни (когда, например, человек не «оставляет» отца и мать и не «прилепляется» к супругу);

2) негативные качества, которые падшая природа неизбежно привносит в личность каждого человека.

Хочу закончить эту главу сообщением об одном своем наблюдении. Слова, что я говорю молодоженам, разумеется, шутка, в которой, тем не менее, содержится изрядная доля правды. Многолетний опыт работы в области семейного и добрачного консультирования убедил меня, что обычно семейной паре требуется очень много времени (иногда даже до двадцати лет, представляете?), чтобы понять, какие из паттернов, усвоенных в родительских семьях, они хотят сохранить. Влияние семей, в которых супруги выросли, распространяется на все без исключения сферы жизни их собственной семьи.

Вот почему на консультациях я иногда говорю жениху и невесте: когда вы в первую брачную ночь ляжете в постель, то вы обнаружите там ни много ни мало, а целых шесть человек. Там будет мама и папа жены, мама и папа мужа, и, наконец, еще вы двое!

Вопросы для размышления

Задайте себе следующие вопросы и запишите ответы:

1. Какое из правил «Трех не…» («не говори, не доверяй, не чувствуй») чаще всего применялось в вашей семье? При каких обстоятельствах все три правила вступали в действие одновременно?

___________________________________

2. Какой механизм совладания с трудными обстоятельствами из применявшихся вами в детстве особенно вам вспоминается? Какими стратегиями пользовались другие члены семьи? Сумели ли они приспособиться к взрослой жизни? А вы сами сумели?

___________________________________

3. Вернитесь к таблице 3.1. Какие чувства возникают у вас при прочтении слов «Не ведая, что можно вести себя по–другому и утратив способность чувствовать, ребенок живет, используя навыки, приобретенные в родительской семье. Став взрослым, он продолжает свято верить в правило «не доверяй» и применяет его ко всем, а в первую очередь — к самому себе»? Как повлияло следование правилам и схемам, принятым в родительской семье, на вашу сегодняшнюю жизнь — жизнь взрослого человека?

___________________________________

4. Если вы обнаружили, что материалы этой главы во многом описывают ситуацию в вашей семье, то подумайте: какие конкретные паттерны отношений ваши братья и сестры перенесли в свои романтические и/или семейные отношения? Что вы можете сказать о ваших паттернах в этих сферах?

___________________________________

5. Как религиозные взгляды семьи, в которой вы выросли, и вашей церкви повлияли на вашу семейную систему (брак)? Какие особенности, существующие в церковной общине, мешали переменам в вашей семье? Что было сложно менять из–за религиозного воспитания, которое вы получили в родительской семье?

___________________________________

6. В разделе, посвященном семейным триадам, сказано: «Подлинно близкие отношения в данное конкретное время развиваются только по одной оси (лишь с одним членом триады). Вот почему важно находить время на общение с каждым членом семьи и на уединение с Богом». Как вы воспринимаете это утверждение? Какие систематические «колебания» вы наблюдаете в значимых для вас отношениях? Кто из окружающих оказывает наибольшее влияние на ваши отношения? Почему? Уместно ли, чтобы этот человек обладал таким влиянием? Если нет, то какой у вас есть выбор?

___________________________________

Психология bookap

7. Оцените по десятибалльной шкале, насколько велико расхождение между вашим семейным стилем (какой семья представляется стороннему наблюдателю) и семейной системой (реальное положение дел внутри семьи)? Имеется ли среди членов семьи человек, на которого была возложена определенная ответственность? Принял ли он ее? Если он этого не сделал, то кто несет эту ответственность вместо него? Как ответили бы на этот вопрос ваши братья и сестры?

___________________________________