Часть 1. Дисфункциональные семьи в Библии

1. Семейное древо царя Давида

Эрл Хенслин, доктор психологии

Вот уже два месяца, как Рон просто сходил с ума по своей сестре Марите. Каждый раз, когда Рон видел, как девушка идет по дому, его желание пробуждалось со всё возрастающей силой. Марита была умопомрачительно красива — длинные темные волосы, прекрасные одежды, под которыми угадывалось великолепное юное тело.

Все эти переживания рождали в душе молодого человека смущение и стыд. Как он мог испытывать влечение и даже вожделение к собственной сестре? Рон пытался найти хоть какое–то рациональное объяснение своему состоянию. Ведь Марита, собственно говоря, не была ему родной сестрой. Рон помнил, что когда отец женился во второй раз, ее принесли в дом еще совсем младенцем. Так было здорово, что появилась маленькая сестренка! И хотя Марита была сестрой только наполовину, Рон всегда относился к ней как к настоящей сестре. И вот сейчас Марита стала для него не просто сестрой — она превратилась в очаровательную молодую девушку, о которой он думал дни и ночи напролет. Рон мечтал и представлял, как они с Маритой будут вместе, воображал, что они стали близки.

Однажды утром Рон проснулся в депрессии: он просто не мог встать с постели. Дилемма, связанная с Маритой, совсем его сломила. У него не было никаких сил подняться, одеться и начать новый день. Да и не хотелось. Так случилось, что в гости зашел двоюродный брат Рона Майк. Он пригласил Рона сходить вместе в спортклуб, но очень скоро понял, насколько тому не до приятного времяпровождения. Рон решил поделиться своей проблемой с Майком и спросить его совета. Надо сказать, что легкие мимолетные фантазии о красавице–сестре и вполне преодолимое физическое желание близости с ней к этому времени уже превратились в навязчивую идею. Рон желал сестру так, как желал бы любую другую женщину. Но только в дополнение к этому он еще испытывал и чувство вины. Ну да, пусть Марита сестра только наполовину, но Рон нутром чувствовал, что в его желании не все правильно. Правда от этого желание никуда не уходило и причиняло боль.

Сначала Майк просто не поверил своим ушам. Некоторое время назад он и сам питал к Марите похожие чувства и тоже испытывал к ней влечение. Но когда Майк напомнил себе, что девушка все–таки приходится ему двоюродной сестрой, это сразу помогло ему прекратить неуместные фантазии. Услышав же признание Рона, Майк решил помочь двоюродному брату и придумал план, как можно овладеть Маритой.

Сначала Рон отверг план Майка. Что? Попросить отца прислать Мариту поухаживать за ним? Но чем дольше он обдумывал предложение Майка, тем больше оправданий ему находил. Ведь папа сам никогда не был верен маме, да и второй жене тоже: вот, например, несколько лет назад у отца был роман с женой одного из его сотрудников. Отец был решителен и прямолинеен: если он видел красивую женщину, то не медлил ни минуты — шел и брал ее. Прямо и по существу, так же, как строил свой бизнес. Отец брал все, что хотел иметь. Он никогда и ни в чем себе не отказывал. Ни разу не бывало, чтобы препятствие оказалось для него непреодолимым. Какой бы сложной ни была проблема, отец ее решал.

Чуть позже в тот же день отец зашел к Рону, чтобы узнать, как идут дела у сына, чувствует ли он себя лучше. Отец, ни секунды не сомневаясь, согласился прислать Мариту, чтобы та поухаживала за Роном. Тот был даже немного удивлен, насколько легко отец отнесся к его просьбе. Рон все же в тайне надеялся, что отец скажет «нет» или, по крайней мере, спросит его, зачем ему так нужна помощь сестры. На самом деле Рон неосознанно желал, чтобы хоть раз в жизни отец искренне поинтересовался, что происходит с сыном, и попробовал помочь ему: кто как не отец сможет понять проблему, для самого Рона неразрешимую?

Но разговор пошел по типичному сценарию, который Рон наблюдал в своей пока еще недолгой жизни уже много раз: отец всегда выслушивал просьбу и быстро принимал решение — «да» или «нет». Отец был мастером принимать быстрые решения и незамедлительно переходить к следующему делу. Ну а Рону, как любому мальчику, нужен был отец, который посвящал бы ему время, беседовал с ним, понимал его душевные метания.

После ухода отца действие развивалось стремительно. Марита совершенно ни о чем не подозревала. Она искренне беспокоилась о Роне. Она даже не поставила под сомнение распоряжение отца, хотя последнее время от взглядов брата ей становилось не по себе. Но она никогда бы не посмела ослушаться отца. Кроме того девушка всегда отзывалась на нужды тех, кто нуждался в ее помощи.

Естественно, отец не вложил в свое разрешение никакого двойного смысла, но сын все же чувствовал, что папа по–своему ответил «да» на вопрос, который без слов задал ему Рон. Как будто отец негласно одобрил то, что хотел сделать сын. Марита вошла в спальню. Она несла обед, который она приготовила для Рона. Молодой человек пристально посмотрел на девушку. От еды поднимался пар, окутывая волосы Мариты. Волосы волнами спадали ей на плечи.

Стоило девушке войти в комнату, как что–то во взгляде Рона вызвало ее беспокойство, но она мысленно отмахнулась от своих подозрений. Ей даже стало стыдно, что она заподозрила собственного брата в нечистых побуждениях. Наверное, просто воображение разыгралась, и она видит то, чего в его взгляде нет. Ведь в конце концов он плохо себя чувствует, и, наверное, немного не в себе.

Но когда Марита подошла к изголовью кровати, Рон схватил ее. Не успела она понять, что происходит, как брат навалился на нее всем телом, начал целовать и прикасаться к ней так, как это может происходить только между мужем и женой, но никак не между братом и сестрой. Марита кричала, но в доме никого не было. Она пыталась оттолкнуть брата, но он был намного сильнее и сломил ее сопротивление. Рон грубо изнасиловал собственную сестру.

Когда все закончилось, Рону стало противно до тошноты. Он смотрел на Мариту, испытывая сложное чувство — смесь вины и отвращения. Почему–то он не мог заставить себя смотреть на нее, и это было странно: ведь уже несколько месяцев он мечтал о ней не переставая. А теперь его презрение к девушке становилось все сильнее и сильнее. Он поспешно надел брюки и буквально вытолкнул ее за дверь. Заперев дверь на ключ, Рон тяжело вздохнул.

За дверью Марита горько плакала и кричала, разрывая на себе одежду. Ей казалось, что ее душа разорвана на части. Она была изнасилована и опозорена. Огромный стыд и ощущение, что ее использовали, в представлении девушки делали ее недостойной любви и отношений с кем бы то ни было.

За боль Мариты было заплачено. Когда разошелся слух о том, что произошло, другой брат Мариты, Андрей, решил отплатить Рону. Целых два года Андрей ждал, что Рона накажет отец. Поняв, наконец, что этого не произойдет никогда, Андрей подстерег Рона и злобно расправился с ним за насилие, совершенное над Маритой.

Об этих событиях я узнал не из собственного опыта консультирования и даже не со страниц популярного бестселлера. Леденящая кровь, но правдивая история о семье царя Давида взята прямо со страниц Священной Книги — да, из Библии. За именами Рона, Майка, Мариты и Андрея скрываются библейские персонажи — старший сын Давида Амнон, его племянник Ионадав, дочь Давида Фамарь и младший сын — Авессалом (2 Цар 13:1–29).

Основание для поступка Амнона было заложено насилием, совершенным самим Давидом над Вирсавией. Эта история знакома большинству христиан. Прогуливаясь по кровле царского дома, Давид увидел купающуюся Вирсавию, приказал привести ее во дворец и спал с ней. Она забеременела, и Давид, чтобы скрыть последствия своих греховных действий, отдал секретный приказ, согласно которому мужа Вирсавии, Урию, послали на самый опасный участок битвы, где он и был убит. После этого Вирсавия вошла в дом Давида уже как жена. Ребенок, родившийся у нее, умер, что было Божьей карой за содеянное. Вспомните, как горюет Давид, как скорбит он о потере сына (2 Цар 11, 12).

Амнон, Фамарь и Авессалом были в то время подростками. Они усвоили модель поведения, которую продемонстрировали им отец и дядя. Эта модель включала в себя и манипуляции, и предательство, и покрытие греха с Вирсавией секретным приказом, который привел к смерти Урии. Подростки научились, как надо избегать ответственности за свои поступки, как не обращать внимания на боль, которую их поведение причинило другим людям. Сцена была полностью подготовлена, сценарий написан, и история глубоко дисфункциональной семьи развернулась во всей своей красе.

Трагедия семьи Давида во многом определилась тем, что инцест, произошедший между Амноном и Фамарью, так и остался непроработанным. После него прошло длительное время, фактически два года, а Давид так и не предпринял никаких действий, чтобы наказать Амнона. Тогда это сделал Авессалом. Он пригласил отца со всей семьей к себе на праздник, который устроил по окончании стрижки овец. Давид отклонил приглашение, объясняя это тем, что для Авессалома будет слишком дорого принять у себя всю семью. Авессалом умолял его согласиться, и Давид частично уступил: Амнону и его братьям было разрешено пойти к Авессалому. Амнон пришел на праздник в дом брата. После того как он достаточно выпил, его убили. Авессалом взял на себя ответственность за совершенное преступление, так он отомстил за насилие над сестрой. Он убежал и оставался в изгнании вдали от семьи в течение трех лет (2 Цар 13:22–38).

Пути, ведущие к исцелению

Остановитесь и задумайтесь. Что вы слышали об Авессаломе, когда учились в воскресной школе? Возможно, вам рассказали, что Авессалом был плохим человеком. Из него часто делают «козла отпущения», представляя как единственного члена семьи Давида, у которого были настоящие проблемы. Но если мы внимательно присмотримся к семье Давида, то увидим, что не менее серьезные проблемы были у всех членов царской семьи. Всем им следовало бы узнать и применить некоторые принципы, на которых строятся здоровые семейные отношения. Речь идет об основополагающих принципах, которые помогают сегодня ВДДС увидеть проблему, признать ее наличие как у себя, так и в своей семье. А ведь именно с признания и принятия проблемы начинается исцеление. Рассмотрим эти принципы.

1. Каждый член дисфункциональной семьи испытывает боль. Все ее члены нуждаются в помощи. В свете этой истины понятия «козел отпущения» на самом деле не существует. Выбрать члена семьи, который станет «козлом отпущения», нетрудно. В только что рассказанной истории Авессалом — брат, отомстивший за изнасилование Фамари, — был выбран «козлом отпущения» по умолчанию. Авессалом искренне желал справедливости, но ради нее он решился на убийство собственного брата. Позже не кто иной, как Авессалом возглавил восстание против своего отца, натворил много других сомнительных дел и погиб (2 Цар 14–18). Действительно, легко напрашивается вывод, что именно Авессалом и был тем членом семьи, у которого имелись настоящие проблемы.

На самом же деле в семье Давида помощь требовалась не только Авессалому. Видимо, и в душе самого Давида существовал некий надлом, который помешал царю предпринять необходимые действия: например, проработать положение с Амноном и позаботиться о Фамари, которой изнасилование нанесло глубокую сердечную рану. Травма действительно была тяжелейшая. После совершенного над нею насилия Фамарь до конца жизни жила в одиночестве (2 Цар 13:20). Она так и не вышла замуж, не родила детей. А в культуре тех времен это означало полное поражение и бесчестие женщины. По–видимому, Фамарь так и не смогла оправиться. Травма, нанесенная ей Амноном, полностью изменила ее жизнь.

Мне бесконечно жаль Фамарь. После того что произошло, она, безусловно, нуждалась в помощи. Ей необходимо было консультирование и работа в малой психотерапевтической группе из женщин, переживших подобное горе и способных сострадать друг другу. Фамари было важно оказаться среди людей, с которыми она могла бы поделиться своим несчастьем — и тогда ее рана начала бы исцеляться. Но ей так и не была оказана помощь. Она осталась одна. Судьба Фамари поистине трагична.

Итак, в дисфункциональной семье у каждого из ее членов — своя проблема, своя боль. Каждый нуждается в помощи. Помощь приходит в разных формах. Это может быть любящее понимание со стороны другого члена семьи или милосердное, но твердое противостояние проблеме, предпринятое единоверцами6.


6 Умению противостоять нездоровому поведению близких людей посвящена книга Генри Клауда и Джона Таунсенда «Искусство трудного разговора». М.: Триада, 2007. — Прим. ред.


Многие люди получают действенную поддержку в группах самопомощи или от способных к сочувствию священников, психотерапевтов, консультантов. Как бы мы ни были склонны искать «козлов отпущения» или «плохих» и «виноватых» домочадцев, истинное положение дел таково, что каждый — без исключения! — член дисфункциональной семьи несет свою часть боли и свою долю ответственности.

Впервые этот принцип был апробирован при реабилитации людей, зависимых от психоактивных веществ — алкоголя и/или наркотиков. Углубленная терапевтическая работа с самим алкоголиком или наркоманом нередко дает великолепные результаты. Однако, когда человек, вроде бы уверенно вставший на путь выздоровления, выписывается из реабилитационного центра, он вскоре срывается. При изучении причин таких срывов было обнаружено, что если работа проводится только с зависимым человеком, то остается высокая вероятность его возврата к прежнему. Более того: даже если человек не начинает вновь употреблять психоактивные вещества, на сцену выходят иные неблагополучия. Например, брак выздоравливающего алкоголика все равно распадается, потому что его супруга теряет объект приложения заботы — образно говоря, теряет себя. Хорошо известно, что дети алкоголиков чаще сталкиваются с проблемами в школе и более склонны к употреблению наркотиков и алкоголя, чем дети, выросшие у родителей, не имеющих алкогольной зависимости. Итак, если реабилитацию проходит только «проблемный» член семьи, а остальные в ней не участвуют, то эффективность реабилитационного процесса будет гораздо ниже, чем в том случае, когда в него вовлекается вся семья. Без преувеличения можно сказать: на сегодняшний день системный подход к исцелению как дисфункциональной семьи в целом, так и ее отдельных членов является наиболее успешным из всех имеющихся методов.

Однако помочь семье увидеть бесполезность постановки диагноза «козла отпущения» не так–то просто. Членам семьи трудно понять, что все они — каждый по–своему — несут часть общей боли. Возьмем, например, историю семьи Марка. Мальчика впервые привели на консультирование в восемь лет. Он плохо учился в школе, а на переменах постоянно дрался с ребятами. Мальчишки дразнили Марка за маленький для его возраста рост. В то время был очень популярен фильм «Мальчик «Карате». Во время школьных перемен Марк преображался в свою собственную версию главного героя фильма и, выступая в роли «мальчика карате», избивал мальчишек. Когда Марк злился, никто не мог ничего с ним сделать. Мальчика ослепляла ярость, и он стремился уничтожить любого, кто вставал на его пути.

Классная руководительница Марка направила его ко мне на консультацию. Я встретился с членами семьи мальчика. Правда, отца Марка я так и не увидел (мать была с ним в разводе), а бабушка с дедушкой отказались прийти. Зато пришел старший брат Марка, который являл собой само совершенство. Круглый отличник, спортсмен, общительный и обаятельный ребенок, он нравился всем без исключения — и ученикам, и учителям. Судя по всему, этого парнишку уже давно стоило провозгласить святым или, по крайней мере, посвятить в рыцари. Он был настолько хорошим, что старался держаться подальше от младшего братика, которого считал «ходячей проблемой».

А Марк был грустным, одиноким мальчиком, у которого вообще не было друзей. Однако на общих консультациях выяснилось, что Марк — не единственный член семьи, кому было плохо. Каждый раз, когда я спрашивал Марка, что он чувствует, мама начинала плакать, а «идеальный» старший брат отпускал пренебрежительные замечания о младшем.

По мере того как продолжались наши встречи, Марк научился облекать свою боль в слова. Когда папа обещал прийти и не сдерживал обещание, мальчик испытывал гнев и грусть. Например, отец пообещал прийти на день рождения младшего сынишки, но так и не появился, потому что был слишком пьян. В выходные, которые мальчики проводили с отцом, он брал для них в прокате детские фильмы, а сам уходил в бар и не возвращался до позднего вечера.

По мере того как Марк все глубже чувствовал и осознавал свою боль и стал плакать на консультациях, мама тоже начала рассказывать о наболевшем. Ее отец был алкоголиком, и в свое время она прошла через те же испытания, которые теперь выпали на долю ее детей. Где–то в глубине души мать знала, какую боль носят в душе ее мальчики, но неосознанно защищалась от этого знания. Она лгала себе, что боль ее детей не столь сильна, какой была та, которую переживала она, когда была еще совсем маленькой. Пока мать позволяла себе не замечать страданий сыновей, ее собственная боль отступала, оставалась скрытой в глубинах подсознания.

Я сказал матери, что ее «совершенный» сын едва ли сумеет надолго сохранить свое совершенство. Так и вышло: как только этот «ребенок–герой» прочувствовал боль и гнев, которые переполняли его душу, свойственный ему перфекционизм7 начал потихоньку отступать. Старший брат все больше становился самим собой. Исцеление семьи достигло этапа, когда и мать, и дети смогли принять реальность: они признали, что папы рядом уже не будет, хотя все они в нем нуждаются. Не будет не потому, что отцу нет до них дела, а потому, что он страдает от хронического заболевания, которое не позволяет ему владеть собой и управлять своей собственной жизнью. Такова природа алкогольной зависимости. Подробнее мы поговорим об этом ниже (глава 4), а пока заметим, что алкоголизм — заболевание хроническое, неизлечимое, прогрессирующее и смертельное. Если зависимый от алкоголя человек не встает на путь исцеления, то болезнь поражает все сферы его жизни: духовную, душевную и физическую, и неизбежно приводит к фатальному исходу.


7 Перфекционизм (лат. perfectus — абсолютное совершенство) — постоянное стремление к совершенству, как собственному, так и других людей. Перфекционист не принимает себя таким, какой он есть и, поскольку идеальное совершенство недостижимо, изматывает себя. Он не умеет наслаждаться результатом и всегда желает большего. Вечный удел такого человека — «счастье в дороге», его основное состояние — тревога. В основе перфекционизма лежат нерешенные психологические проблемы, а его следствием являются неврозы и различные психосоматические заболевания. — Прим. ред.


За время курса семейной терапии Марк из «козла отпущения» превратился в обычного восьмилетнего мальчишку, который время от времени сталкивается с проблемами, обычными для его возраста. Обретя новое представление о самом себе, он начал лучше учиться, нашел общий язык со сверстниками.

К сожалению, его папа так и не признал наличия у себя алкогольной зависимости и необходимости лечения от нее. Когда я завешал курс терапии с семьей Марка, отец все еще сильно пил. Я уверен, что если он продолжил пить и дальше, то сейчас его, скорее всего, уже нет в живых.

2. Родители обычно делают то, что, по их мнению, будет для детей самым лучшим. Библия свидетельствует, что Давид был в гневе, когда узнал о проступке Амнона: «И услышал царь Давид обо всем этом, и сильно разгневался, но не опечалил духа Амнона, сына своего, ибо любил его, потому что он был первенец его» (2 Цар 13:21). Согласно обычаям того времени, подобное преступление наказывалось либо изгнанием, либо побитием камнями. Амнон явно нарушил определенные законы (Лев 18:9,11; Втор 27:22), но Давид ничего не предпринял. И это очень плохо, потому что любое действие, совершенное отцом, было бы лучше его бездействия. Лучше для всех участников этой библейской истории.

Для того чтобы Фамарь вновь обрела самоуважение, отец должен был показать, что он серьезно относится к акту насилия, совершенному над дочерью, и к ее боли. Давид был человеком «по сердцу Божьему» (Деян 13:22). Глубина его духовности ясно отражена в Книге Псалмов. И все же несмотря на глубокую духовность, Давид не знал, как правильно подойти к проблемам собственной семьи. Он не представлял, как в подобных случаях поступают здоровые личности.

Давид бездействовал и тогда, когда сын его Авессалом бежал после убийства Амнона (2 Цар 13:38). Он закрывал глаза и на собственную душевную боль, и на страдания членов семьи до тех пор, пока женщина из Фекои не обратилась к Давиду с обличением, призывая его вернуть Авессалома домой (2 Цар 14:1–24). Авессалом вернулся, но не виделся с отцом два долгих года. Более того, когда Давид и Авессалом, наконец, встретились, это произошло не по инициативе Давида. Встреча состоялась благодаря действиям Авессалома, который создал очередную проблему: он поджег поле Иоава, чтобы тот устроил встречу Авессалома с отцом.

Казалось, что Авессалом желал встретиться с отцом лицом к лицу, чтобы довести дело до конца. Действительно, в итоге Авессалом поклонился отцу, пал перед ним ниц, а Давид облобызал сына (2 Цар 14:33). Но вскоре Авессалом все равно поднял восстание против Давида: внешнее примирение ничего не изменило в отношениях отца и сына.

Почему же Давид ничего не сделал для исцеления своей семьи? Ведь он был великим воином и вождем, народ боготворил своего царя. Давид был талантлив, одарен в музыке и поэзии. Он преуспел в защите своего народа. Еще подростком Давид выступил в защиту своей страны, убив воина–исполина Голиафа. И все же реальность такова, что при всей своей уверенности, силе и духовности царь не имел ни малейшего понятия, как разрешить конфликт между собственными детьми. Он не нашел лучшего способа справиться с болью, чем избегание и пассивное бездействие. Из этой истории следует одна всеобщая истина: Давид вел себя столь неразумно вовсе не потому, что желал зла своей семье, а потому, что он делал то, что ему казалось самым лучшим для его детей.

Модель родительского отношения, которой я придерживаюсь сегодня, отличается от той, в соответствии с которой я вел себя четырнадцать лет назад, когда родился наш первый ребенок. Сегодня я обладаю совершенно иным уровнем опыта и способен гораздо глубже и тоньше выражать свои чувства. Я — консультант по семейным вопросам. Но даже я, профессионал, не без боли предвижу, что однажды мне придется просить прощения у собственных детей за недостатки в моем отношении к ним. Мне еще предстоит возместить нанесенный им урон. Осознавая это, я еще и еще раз напомню себе, что сделал все возможное — максимум из того, что знал и умел в то время. Каждый день я стараюсь прорабатывать груз, который несу из прошлого, и утешаю себя сознанием, что «лучшее, на что я способен» день ото дня действительно улучшается.

Мы ведь и в самом деле не можем перенести на близких, в частности, на супруга и/или детей, иное отношение, чем то, что вынесли сами из своего раннего опыта. Другими словами, мы естественным образом будем воспроизводить отношения, которые видели и ощутили, будучи детьми. Мы перенесем их и на своих детей (более подробно эта тема раскрывается в главе 3). Эта истина служит нам утешением, так как помогает понять, почему наши родители проявляли дисфункции по отношению к нам: они просто «передавали эстафету». Но эта же истина должна нас встревожить, ибо она означает, что мы, скорее всего, передадим «эстафетную палочку» нашим детям. Иными словами, им в наследство достанутся наши дисфункции, если только какие–то события не разорвут этот замкнутый круг. Если человек вырос в семье, где все хранилось в строгом секрете, и не видел никакого другого семейного устройства, то он будет склонен вести себя так же и в семье, созданной им самим. Если в ближайшем окружении ребенка отсутствовала теплота, то он, подрастая, будет строить с людьми лишь формальные отношения. И эти нездоровые схемы передадутся его детям — если только он не предпримет шагов, чтобы предотвратить их воспроизведение.

Во многих семьях принято делать выводы и принимать решения на основании неких «знаков» — взгляда, намека, жеста или выражения лица. Ребенок входит в комнату, ему больно, и он хочет поделиться случившимся с папой. Но тут он видит выражение папиного лица и воспринимает его как гневное или отвергающее. Ребенок не может направить свою боль никуда, кроме как внутрь себя. Ни слова не было сказано, но при этом боль, которая могла разрешиться, найти утешение, тихо прячется глубоко внутри. Она остается скрытой, но исподволь совершает свою разрушительную работу, лишая ребенка покоя и снижая его самооценку до тех пор, пока эта проблема не будет проработана правильно. Порой подобное случается в уже довольно зрелом возрасте, а нередко и вообще не происходит.

Вот, например, Давид так и не проработал свои болезненные душевные травмы. А ведь почти не вызывает сомнения, что великий царь передавал своим детям дисфункцию, унаследованную от семьи, в которой родился он (в главе 2 мы посмотрим на генеалогию Давида с этой точки зрения). Трагедия множества людей состоит в том, что мы начинаем меняться, только когда что–нибудь уже случается. Мало кто способен к переменам, пока не столкнулся с тяжелейшей душевной болью, либо пока страдания его детей не достигли такой степени, что вылились в деструктивное поведение. А к этому моменту семья уже обычно несет огромные потери.

3. Время не лечитособенно семейные раны. Могут пройти годы, а в семье ничего не меняется. Я знаю одну семью, в которой все еще гноятся неисцеленные раны, хотя из предыдущего поколения уже никого нет в живых. Сегодня, когда я пишу эти строки, живы только два брата. Обоим около шестидесяти лет. Братья многие годы работали вместе в семейном бизнесе и вместе заботились о финансовых потребностях родителей, когда те состарились и уже не могли себя обеспечивать. Когда матери понадобился серьезный уход и постоянное медицинское наблюдение, братья поделили между собой расходы.

Умер отец, а когда через несколько лет скончалась и мать, братья прочли завещание. Оба они были потрясены, узнав, что весь семейный бизнес отец завещал старшему сыну. Младшему он не оставил ничего.

Младший брат перенес такое отцовское волеизъявление очень тяжело. Для него это было весточкой о том, что отец его совершенно не любил. А старший брат воспринял положение дел совершенно иначе: он счел, что отец принял мудрое решение, оставив все в его распоряжении. Братья отчаянно спорили относительно завещания, но старший брат отказался делиться с младшим. Для него признание первородства и, отчасти, материальные вопросы оказались важнее, чем отношения с братом.

В итоге в отношениях между братьями возникла глубокая пропасть. Родители умерли уже очень давно, но братья до сих пор друг с другом не разговаривают, за исключением тех случаев, когда неизбежно оказываются в таком положении, где вынуждены сказать «здравствуй». Ни один из них не желает понять, что переживает другой.

У каждого из них есть дети среднего возраста, которые приходятся друг другу двоюродными братьями. Дети разделяют горечь отношений своих отцов. О проблеме никто не говорит. Любая попытка что–то сказать сразу же приводит к вспышке гнева. В семье так и не научились разрешать конфликты без гнева и ухода на оборонительные позиции. Никто не умеет пойти на компромисс, никто не способен сказать «извини». Правда печально, когда престиж и деньги становятся важнее отношений?

Такое поведение ведет к разделению, неиссякающему гневу и разочарованию. Именно такие чувства и состояния наверное переживал Авессалом в течение тех семи лет, которые прошли до того, как он смог вновь обнять отца. Авессалом пытался передать свои стремления самыми деструктивными способами. Например, он поджег поле Иоава, но никто не понял, что именно хотел сказать опальный сын этим поступком, никто не догадался о его потребности. Со временем боль и гнев Авессалома превратились в огромную волну ярости и бунтарства, которая обрушилась на берег разрушительным цунами, когда сын выступил против отца. Решения, принятые Авессаломом, привели его к ужасной смерти: Иоав взял три копья и вонзил их в его сердце (2 Цар 18:14). Умирая, Авессалом, скорее всего, так и не знал, как относится к нему родной отец.

Все семь лет, в течение которых Авессалом не был с ним, Давид горевал о сыне. А описание горя Давида, узнавшего о смерти Авессалома, ясно свидетельствует, насколько сильно царь любил сына:

«И смутился царь, и пошел в горницу над воротами, и плакал, и когда шел, говорил так: сын мой, Авессалом! Сын мой, сын мой, Авессалом! О, кто дал бы мне умереть вместо тебя, Авессалом, сын мой, сын мой!»

(2 Цар 18:33).

Должно быть, боль и разочарование, вызванные невозможностью теплых отношений с сыном, были мучительными, непереносимыми. Должно быть, эта сердечная боль все время возрастала. Расхожее утверждение «время все излечит» в случае Давида неверно. Осмелюсь предположить, что неверно оно и в большинстве случаев сегодняшней жизни.

И вот о чем я думаю: возможно, стеная об Авессаломе, Давид оплакивал всех своих несчастных детей — и смерть первого сына от Вирсавии, и жестокую смерть сына Амнона от руки Авессалома, и судьбу дочери, Фамари, закончившей жизнь в одиночестве. Великий царь Израиля переживал глубочайшее горе. К сожалению, время само по себе — не врач. Оно не лечит ни боль, ни сами раны. Но время становится нашим союзником, если мы предпринимаем активные действия, направленные на исцеление. В противном случае время лишь позволяет ранам проникать все глубже и нагнаиваться. И когда нарыв вскрывается, и боль все–таки прорывается наружу, душа уже разрушена гораздо сильнее, чем могло бы быть, если бы человек вступил на путь исцеления раньше.

4. Изменения, происходящие в родителе, приводят к изменениям в семейных взаимоотношениях. О Давиде говорили, как о «муже по сердцу Божьему» (Деян 13:22). Псалмы, сложенные Давидом, характеризуют его как человека, способного к глубоким чувствам и переживаниям — по крайней мере, в том, что касается его отношений с Богом. Пожалуй, больше никто в Писании не сумел столь глубоко, проникновенно и эмоционально выразить свою боль, горе и стыд за грех.

Вот, например, псалом 68. В начале Давид предстает перед слушателем сломленным, несчастным человеком. Он испытывает вину и стыд, он брошен братьями:

«Чужим я стал для братьев моих
и посторонним для сынов матери моей,
ибо ревность по доме Твоем снедает меня,
и злословия злословящих Тебя падают на меня…
И делаюсь для них притчею,
о мне толкуют сидящие у ворот…
Извлеки меня из тины,
чтобы не погрязнуть мне…
Ты знаешь поношение мое, стыд мой и посрамление мое:
враги мои все пред Тобою,
Поношение сокрушило сердце мое,
и я изнемог…»

(Пс 68:9–10, 12–13, 15, 20–21)

Но в конце мы читаем, что псалмопевец ощущает близость Бога и чувствует утешение в горе. Он полностью, глубоко и честно открыл Богу все свои чувства, свою душу. В последних строках псалма звучат такие слова:

«Помощь Твоя, Боже, да восставит меня.
Я буду славить имя Бога моего в песни,
буду превозносить Его в славословии…
Да восхвалят Его небеса и земля…

(Пс 68:30–31, 35)

Итак, мы видим, что Давид способен с Божьей помощью понять сложные психологические состояния и ситуации. Но помогла ли ему эта способность улучшить отношения с детьми? У нас нет доказательств, что дети испытали на себе проявление этого качества отцовского характера или хотя бы догадывались о нем. Мы, современные люди, читая исполненные чувства произведения Давида, пожалуй, знаем о тонкой натуре Давида больше, чем знали его родные чада — Амнон, Фамарь и Авессалом — три тысячи лет назад.

А вот с другим сыном, Соломоном, у Давида, видимо, сложились отношения иного характера, чем с Амноном, Авессаломом и Фамарью. Создается впечатление, что Давид и Соломон были ближе, чем Давид и другие его дети. Грустно, не правда ли? Прекрасно, что Соломон имел душевную близость с отцом, но остальные–то дети были ее совершенно лишены!

Обратимся к главе 4 Книги Притч. Она полна примеров заботы, которые Соломон почерпнул в своих отношениях с родителями — Давидом и Вирсавией. Вслушайтесь:

«Ибо я был сын у отца моего,
нежно любимый и единственный у матери моей.
И он учил меня и говорил мне:
да удержит сердце твое слова мои;
храни заповеди мои и живи.
Слушай, сын мой, и прими слова мои, —
и умножатся тебе лета жизни.
Я указываю тебе путь мудрости,
веду тебя по стезям прямым.
Крепко держись наставления, не оставляй,
храни его, потому что оно — жизнь твоя».

(Прит 4:3–4, 10–11, 13)

Размышляя над отношениями Давида и Соломона, я невольно задаюсь вопросом: не послужила ли причиной отделенность и отстраненность отца от остальных детей близости с Соломоном? Хорошо, конечно, что между Давидом и Соломоном были близкие отношения, но жаль, что они оплачены очень высокой ценой — отсутствием близости отца с Амноном, Фамарью и Авессаломом. Судя по всему, Давид сблизился с Соломоном именно в то время, когда максимально отдалился от других своих детей.

Я был знаком с одной семьей, отношения в которой были очень похожи на отношения Давида с теми детьми, от которых он отстранился. Отец (назову его Чарльз) был уважаемым врачом. Он имел обширную частную практику, на которую уходило почти все его время. Чарльз редко бывал дома, а если и бывал, то выглядел всегда очень уставшим и отстраненным. В результате долгие годы члены его семьи — и жена, и дети — жили каждый своей жизнью.

Жена Чарльз отдавала себя детям без остатка, и с финансовой точки зрения семья была благополучной, но дети росли, не получая ничего от отца. Отец, в свою очередь, постоянно пребывал в некоей психологической «пограничной зоне», живя двойной жизнью — одной на работе, а другой — дома. На работе он был заботливым, понимающим, отзывчивым врачом. А дома — равнодушным, безучастным, холодным, отстраненным, по существу, — чужим человеком. К сожалению, Чарльз не прикладывал ни малейших усилий, чтобы построить близкие отношения с женой и детьми, хотя на работе люди воспринимали его как человека теплого и заботливого. Домочадцы Чарльза жаждали, чтобы с ними он был таким же, как с сослуживцами и пациентами, но «человек с работы» домой не приходил. Отец семейства никогда не превращался в близкого, интересующегося женой и детьми, инициативного отца и мужа.

Дети Чарльза давно уже выросли и несут в себе то, что я называю «раной, нанесенной отцом»: сосущую пустоту. Она возникла из–за отсутствия отцовской любви в те годы, когда дети формировались как личности. Жена Чарльза, мать этих детей, носит в своей душе горе, тоску и пустоту. Она не знала любви и близости мужа. К сожалению, двойная жизнь, которой долгие годы жил Чарльз, не позволила ему сделать семью счастливой.

Силы, которые сегодня активно действуют в обществе, направлены против созидания здоровой семейной жизни. В этом плане особенно уязвимы мужчины. Например, в культуре европейского типа делиться своими чувствами считается слабостью, мягкотелостью, чуть ли не позором для сильного пола. В результате мужчине трудно поделиться с женой своей глубокой болью или внутренней борьбой. Ведь если ты слаб, тебя осудят. Или найдутся те, кто захочет твоей слабостью воспользоваться. И какая женщина станет тебя уважать, если узнает, что ты плакал?

Что нужно для исцеления семьи?

Можно представить процесс семейного исцеления в виде своеобразного «математического выражения», состоящего из семи членов, которые отражают шаги по пути выздоровления (таблица 1.1). Кратко остановимся на характеристике каждого шага.

Участие в работе всех членов семьи

Любая семья — это система. Семьи являются сложными живыми организмами, которые состоят из взаимосвязанных и взаимозависимых индивидов. Когда возникает необходимость решить семейную проблему, в работе должны участвовать все члены семьи, а не только тот ее член, на котором эта проблема проявилась. Например, если подросток начал употреблять наркотики, то в помощи нуждается не только он. Необходимо внимательно рассмотреть семью в целом, а затем ответить на вопрос, почему этот подросток прибегнул к наркотикам. Употребление — всего лишь симптом глубинного неблагополучия. Для того чтобы добраться до причины появления этого симптома, важно проанализировать взаимоотношения «проблемного» подростка с его (ее) отцом, матерью, братьями и сестрами.

Чтобы консультирование оказалось полезным, каждый член семьи обязан приходить на встречу с консультантом в назначенное для него время. Не счесть, сколько раз в моей практике психотерапевтический процесс значительно замедлялся, потому что один или несколько членов семьи отказывались от участия в консультациях. Мне до сих пор сложно до конца понять причины такого нежелания сотрудничать: ведь если бы тот же самый подросток попал в автомобильную аварию и нуждался в переливании крови, все члены семьи как один немедленно выстроились бы в очередь, чтобы сдать кровь! Но когда дело касается катастрофы во взаимоотношениях, мы наблюдаем совершенно другую картину.

Таблица 1.1. Шаги к исцелению семьи


ris1.png

А ведь так быть не должно. Члены семьи могут внести свой вклад в общее исцеление самыми разными способами: посещать вместе семейные семинары, читать и обсуждать книги, посвященные решению семейных проблем, и даже собираться на еженедельный семейный совет. Кстати, семейный совет нередко становиться местом, где члены семьи молятся друг о друге и делятся своими чувствами и проблемами. На таком совете каждый должен иметь возможность открыто поделиться своими чувствами, не опасаясь осуждения или обвинения. Каждому необходимо дать возможность поговорить о том, что приносит как радость, так и боль.

Конечно же, для обсуждения семейных вопросов следует установить определенные границы. Темы, которые касаются исключительно супругов, не стоит обсуждать в более широком кругу. Участие детей в обсуждении проблем, возникших у мамы и/или папы, нередко приводит к тому, что на детские плечи ложится непосильный груз, от которого они не смогут освободиться, пока сами не станут взрослыми. Когда родители рассказывают детям о неудовлетворенности, гневе или боли, источником которых являются супружеские отношения, над ребенком совершается психологическое насилие. Он теряет способность относиться к матери или отцу, в чей адрес он услышал критику, так же, как раньше. Он начнет видеть отца или мать сквозь призму гнева и боли жалующегося или обвиняющего родителя. А спустя много лет, когда выросший ребенок столкнется с необходимостью решить проблемы, пришедшие из детства, ему придется поработать над собой, чтобы вернуть эту навязанные ему чувства тому, кто жаловался или обвинял. Только тогда он сумеет вновь обрести собственный взгляд на второго родителя.

Принятие каждым членом семьи своей доли ответственности за работу над собственными проблемами

Итак, в идеале в процесс исцеления должна быть вовлечена вся семья. Заветная мечта каждого консультанта — видеть, как мама и папа со всеми чадами и домочадцами всегда готовы работать над семейными сложностями. Однако чаще всего так не бывает. Наоборот, в большинстве случаев крайне трудно добиться участия всех членов семьи в психотерапевтической работе. Это реальность: ее надо видеть и принимать. Однако, при твердой решимости хотя бы одного из членов дисфункциональной семьи идти по пути исцеления, отказ всех остальных от консультирования затрудняет продвижение, но не препятствует ему. Для того чтобы вовлечь в процесс выздоровления остальных членов семьи, начните с себя и обратитесь за помощью к священнику, психологу, психотерапевту или консультанту. В конце концов, каждый человек отвечает за самого себя, поэтому главное — выявить и принять свою долю ответственности, и это будет весьма обнадеживающим началом (вопросы ответственности обсуждаются в главе 8).

К сожалению, довольно часто происходит следующее: семья видит проблему, признает ее наличие, но потом все ее члены просто уходят в сторону, становятся пассивными, прячут свои чувства и не желают более обращать внимания на истинное положение дел. При этом люди прибегают к самым разнообразным маневрам — обратите, например, внимание, как проявляется пассивность в разрешении сложных вопросов у царя Давида. Но благие перемены невозможны без определенных действий. Кто–то должен сделать все необходимое, чтобы изменение произошло. И вот тогда наступает ваше время.

Действуйте. Сделайте шаг. Присоединитесь к группе поддержки, где вы сможете встречаться с людьми, которые пытаются справиться со сходной проблемой. Читайте книги на соответствующие темы. Организуйте небольшую группу из надежных людей, которые готовы поддержать вас и способны честно и открыто противостоять вашим недостаткам. Эти люди сумеют помочь вам, когда вы будете нуждаться в помощи и станут искренне молиться о вас — так же, как и вы будете молиться о них.

Будьте активны: если перед лицом проблем вы опустите руки, то какие плоды вы пожнете? Приведу пример из своей практики: давайте вместе подумаем, что произошло с одним моим клиентом (назову его Биллом). Что бы Билл ни делал, жена все равно на него злилась. Надо сказать, что не только Билл, но и никто другой не был в состоянии сделать достаточно, чтобы угодить этой женщине. Ее угрюмое настроение нависало над всей семьей, подобно мрачной туче. Билл и дети жили в постоянном напряжении, не зная, когда разразится гроза или очередной ураган пронесется над семьей, оставляя после себя опустошение, обломки сердец и растоптанные чувства.

Когда Билл понял, что изменить он может только себя, то перестал тратить силы на свою постоянно недовольную супругу. Билл пришел на консультирование сам, а мужская группа поддержки, к которой он присоединился, стала местом, где он мог открыто говорить о своей боли и разочаровании. Когда жена была в угрюмом настроении или начинала бушевать, он не пытался «исправить» ее. Он брал детей, и они просто уходили и вместе делали что–то веселое. А жена Билла оставалась дома наедине со своей депрессией и гневом.

Прошло время, и эта женщина поняла, что семья вполне способна жить и без нее. Тогда она начала работать над собой. Она нашла в себе силы, мужество и мудрость, чтобы посмотреть в лицо проблемам, которые рождали в ее душе разрушительные бури. И, вместо того чтобы позволять депрессии и гневу ураганом проноситься через всю семью, она, как и ее муж Билл, тоже вступила на путь перемен. Конец у этой истории счастливый: семья больше не живет в эпицентре постоянных штормов и ураганов — теперь все чаще наступает штиль, когда над миром ярко светит солнце, а в синем погожем небе плывут белоснежные мягкие облака.

Время

Люди часто хотят всего и сразу — чтобы не нужно было длительной работы, а все бы произошло еще вчера. Если человек выказывает подобное желание, то знайте: перед вами наверняка ВДДС. Убежденность в том, что всего можно добиться мгновенно — широко распространенный в нашей культуре миф. Люди встречаются, влюбляются, женятся и живут долго и счастливо, и все это происходит за полтора часа, пока идет фильм. Сразу возникает вопрос: «А чем я хуже?»

Есть телепередачи, в которых персонажи за какие–то тридцать минут разрешают глобальные конфликты и жизненные кризисы, и при этом еще успевают получить удовольствие. Одновременно появляются все новые популярные семейные программы, которые за те же тридцать минут прекрасно справляются с задачей превращения семейной дисфункции в глубокую семейную патологию: зритель может быть уверен, что в следующей серии герои этих программ найдут новые способы опуститься еще ниже. Возможно, вы видели мультфильмы, подобные сериалу о семье Симпсонов. Некоторые из этих шедевров начинается с кадра, где проходят титры вроде «Сплочение семьи» или «За дружную семью». Миллионы людей в мире тратят время на просмотр безумных семейных телешоу, фильмов и мультфильмов, но не в состоянии найти возможность для качественного взаимодействия со своей собственной реально существующей семьей.

Время — драгоценнейший дар, предоставленный Богом в наше распоряжение. И чрезвычайно важно использовать его мудро — особенно когда дело касается семьи. Мы, люди, выросшие в дисфункциональных семьях, должны понимать, что для проработки всех имеющихся у нас сложностей требуется немалое время, которое нам необходимо провести с Богом, с самими собой, с нашими супругами, с детьми. И для участия в группах самопомощи и в других поддерживающих отношениях тоже нужно время — время быть вместе.

Когда нам приходится работать над личными вопросами, время словно приобретает иное измерение. Следы событий, некогда вызвавших боль, гнев и нанесших нашим душам болезненные раны, не исчезнут за один миг. Женщина или мужчина, ставшие жертвой инцеста в детском возрасте, должны не только проработать боль, гнев и предательство, непосредственно связанные с насилием, когда–то совершенным над ребенком. Ей или ему приходится полностью изменять внутреннее восприятие самого себя. Они должны решить вопросы, касающиеся собственной сексуальности, способности верить и доверять, стыда — другими словами, такие люди должны научиться новому отношению к жизни в целом. Тот же принцип длительности времени исцеления применим и к потере близкого человека — будь то мать, отец, ребенок, любимый родственник или друг. Боль потери не уйдет за двадцать четыре часа. Стадии горевания, через которые проходит человек, переживающий потерю, занимают существенное время8.


8 Стадии проживания горя описаны в книге Джона Патона «Пастырское попечение». М: Триада, 2007. — Прим. ред.


Мы, христиане, иногда слишком быстро начинаем сами себя стыдить за то, что нам необходимо время, чтобы прийти в себя после тяжелого переживания. «Ведь это, наверное, недостаток веры, если я не могу просто отдать мое горе Богу и принять исцеление?» Нет, даже у самого святого человека исцеление глубокой боли занимает время. Исцеление нельзя поторопить, как бы сильно мы себя ни подталкивали. И даже наши искренние доброжелатели — светские ли друзья или братья и сестры во Христе, — которые упрекают нас за то, что мы медленно возвращаемся в нормальное состояние, не в силах уменьшить сроки, необходимые для исцеления.

Обучение новым знаниям и навыкам

Тем, кто вырос в дисфункциональной семьи, нередко сложно понять, что такое нормальные отношения или нормальное состояние души. Атмосфера, в которой вы росли, могла быть пропитана грубостью, насилием, пьянством родителей или ссорами и драками между ними. После этого, с позволения сказать, «воспитания» попытки нащупать правильное отношение к жизни можно сравнить с попытками водителя легковой автомашины посадить космический корабль без инструкции. При приземлении корабль с таким пилотом, скорее всего, врежется в землю и сгорит.

Выражение «врезаться и сгореть при приземлении» очень хорошо описывает события, сплошь и рядом происходящие в браке и семейной жизни ВДЦС. Если, подрастая, вы видели исключительно ссоры и большую часть детства пребывали в хаосе, то откуда вам было узнать способы преодоления собственного гнева и разрешения конфликтов? После того как Фамарь была изнасилована, Авессалом не знал, как можно ее утешить (2 Цар 13:20). Как вы, муж и отец, сумеете установить здоровый контакт с женой и детьми, если в детстве у вас не было отношений, построенных на подлинной близости с родителями? Если жена в детстве не раз подвергалась сексуальному насилию и, по сути, знала лишь такую форму взаимодействия с отцом, то как она сможет найти в своей душе позитивное отношение к физической составляющей брака? Если вы никогда не соприкасались с моделью здорового межличностного общения, как вы сумеете развивать позитивное взаимодействие в отношениях со своими детьми и супругом(ой)?

Когда люди пытаются научиться, как решать эти вопросы, они обращаются к таким источниками информации, как различные психологические семинары, книги, теле–и радиопередачи, ищут соответствующие сайты в Интернете. Некоторые пытаются найти ответ в Писании, а также в богословской литературе, посвященной вопросам брака, семьи и межличностных отношений. Все это правильно, но при этом следует искать и другие подходы. Для начала прочитайте некоторые из книг, на которые мы ссылаемся в данном руководстве, и выберите те, тематика которых более всего соответствует вашим проблемам. Дайте кому–то из друзей или родных прочесть эту книгу и начните дискуссионную группу, на которой вы вместе сможете обсуждать эти или другие отвечающие вашим потребностям материалы. Всегда ищите новую информацию по проблеме, с которой вы столкнулись. Этот совет может показаться слишком очевидным, но столь же очевидно, что не все делают такой шаг — а ведь он является важным этапом на пути к выздоровлению.

Новые знания необходимы вам не только для того, чтобы лучше понять собственных детей, но и для выявления и осмысления тех пробелов в вашем развитии, которые возникли в период взросления. Найдите в церкви женщину или мужчину пожилого возраста, чья жизнь и/или семья вызывают у вас восхищение. В минуты сомнений и неуверенности подойдите к этому человеку и спросите у него совета. Люди, которые уже миновали шестидесяти-, семидесяти–или восьмидесятилетний рубежи, нередко владеют неисчерпаемым кладезем мудрости и опыта. Многие христиане старшего возраста уже проходили уроки, которые сейчас усваиваете вы. Они научились и в радости, и в горе полагаться на Бога и прекрасно знают, что значит — не иметь ничего, изо всех сил трудиться, жертвовать собой и в результате построить достойную и благодатную жизнь. Такие люди способны стать для вас источником бесценной поддержки.

Есть и другие ресурсы, к которым вы можете прибегнуть. Просите о помощи. Не притворяйтесь всезнающими. Мы все умеем создавать видимость уверенности, даже когда полны страхов и сомнений. Перестаньте играть в суперменов — ведь в большинстве случаев нам всегда окажут помощь, нужно только о ней попросить.

Осуществление необходимых действий

Участники Движения самопомощи Анонимных Алкоголиков учатся, насколько важно быть готовым сделать все возможное, чтобы преодолеть проблему. Вообще говоря, в любой области необходимо подходить к жизни именно так — только при выполнении этого условия возможен духовный и личностный рост и построение здоровых отношений с людьми. Если вам необходимо покорить горную вершину, решите для себя, как вы это сделаете: будете ли вы карабкаться напролом, проложите ли дорогу ввысь, высадитесь на гору с вертолета или подниметесь на воздушном шаре. Наши деды и прадеды смотрели в лицо реальности именно с таким отношением. Но затем очень быстро произошло так, что мы потеряли фундаментальную веру в простой закон жизни: добиться поставленной цели можно лишь усердно работая. Легких способов нет, и чудеса случаются крайне редко.

Для того чтобы идти по пути исцеления, нужна вера. Иногда сделать шаг веры и довериться Духу Святому вести вас в поисках помощи, в которой вы нуждаетесь, бывает очень сложно. Но результаты стоят затраченных усилий.

Мы живем в мире, где люди с легкостью выбрасывают все, что стало ненужным. Супружеские пары готовы идти на развод, как только появляются первые трения и неполадки. Ко мне на консультирование приходят семейные пары, которые решили развестись, потому что они больше «не испытывают» друг к другу любви. Они либо не знают, что любовь в браке может вернуться, либо просто не верят, что это возможно. Да, правда, нередко взращивание подлинной любви — это долгий, тяжелый и болезненный труд. Альтернатива — позволить вашему браку увеличить статистику разводов и дать детям возможность расти без родителей, которые подарили им жизнь.

Но за такой выбор тоже приходится платить. В современном мире уже стало нормой положение, когда дети вырастают в комбинированной семье, имея, по меньшей мере, одного отчима (мачеху) и неродных дедушку и бабушку. Я не ставлю целью пристыдить тех, кто уже живет в подобной ситуации. Я просто напоминаю: для того чтобы в такой семье/браке наладить здоровые внутрисемейные отношения, необходимы очень серьезные усилия. Если вы живете именно в такое семье, то, наверное, понимаете, о чем я говорю. Быстрых и легких решений здесь нет и быть не может.

Для того чтобы действительно сделать все, что от вас зависит, вам придется отказаться от оправданий, к которым вы всегда прибегаете, чтобы ничего не менять. Нельзя позволить, чтобы оправдания делали вас заложниками никуда не уходящей душевной боли. Возможно, вам надо присоединиться к группе поддержки или найти программу типа программы «Двенадцать Шагов», по которой работают группы Анонимных Алкоголиков (АА) или Аланон (родственники алкоголиков) и другие движения самопомощи, о которых более подробно рассказывается в главе 13.

Для достижения подлинного успеха решающее значение чаще всего имеет отношение самого человека, когда он на самом деле готов сделать для исцеления все возможное.

Пассивность только углубит имеющиеся проблемы и сделает агонию души и жизни тяжелой и продолжительной.

Стыд

Позвольте подчеркнуть, что такой элемент, как стыд, в нашей формуле исцеления подлежит вычитанию! Мы должны избавиться от стыда, который был нашим постоянным спутником. Именно поэтому целая глава в этой книге посвящена стыду (глава 4). Но здесь мы тоже вкратце затронем эту тему.

Стыд семейный и стыд религиозный — разновидности стыда, которые будут более подробно рассмотрены в четвертой главе. Они являются смертельно опасными проявлениями дисфункций в семье и в духовной жизни. Кратко можно сказать, что стыд — это ложное ощущение вины. Он подавляет человека, который воспринимает себя примерно так: «Я плохой, я несостоятелен, я ничего не стою, я не такой, каким меня можно принимать и любить». Как правило, такое отношение к самим себе формируется у нас под влиянием других людей: оно не от Бога, не от Святого Духа. Мы, христиане, только сейчас начинаем понимать, что представляет собой стыд. Только сейчас мы учимся распознавать стыд, находить его причины и освобождаться от него. Для того чтобы семейная система, основанная на чувстве стыда, превратилась в систему, построенную на взаимном уважении всех членов семьи и на подлинных ценностях, придется много работать.

Путь от стыда к свободе лежит через уважение к каждому члену семьи, признание его чести и утверждение ценности. Например, в Соединенных Штатах Америки во многих семьях и церквях День Матери — это единственный день в году, когда женщине отдается дань уважения. Все остальное время ни о каком уважении к женщинам никто и не вспоминает. Если ребенок регулярно наблюдает, как отец проявляет неуважение, обесценивает роль матери, унижает ее (или наоборот, мать подобным образом относится к отцу), то впоследствии он и сам так же будет воспринимать представителей другого пола.

Для того чтобы человек сумел распознать то влияние, которое на его семью (или церковь) оказали отношения, основанные на стыде, и начал относиться к себе и окружающим по–другому, ему необходимо многое узнать и многому научиться. Важность понимания вопросов, касающихся стыда и позора, невозможно переоценить. Читайте все, что относится к этой теме. Научитесь работать с собственным стыдом — и тогда вы сможете изменить ваше отношение к самому себе и к членам своей семьи.

Когда мы начинали писать эту книгу, я только что приступил к работе над стыдом в моей собственной семье. Одним из самых сложных моментов, который мне необходимо было открыть перед женой и детьми, было именно то, насколько я пропитан стыдом. Я был залит им до краев, словно я носил в себе некие внутренние резервуары, полные ощущения, что я почти во всем ущербный, недостаточно духовный, плохо справляюсь практически с любым выполняемым мною делом. На самом деле мои резервуары оказались заполнены не потому, что я и вправду такой уж никудышный, а по той причине, что я не соответствовал тем ожиданиям, которые возлагала на меня моя семья и церковь.

Что же в моей жизни позволило мне попасть под безраздельную власть стыда? Почему этот вопрос стал для меня трудной проблемой, несмотря на то, что я — христианин и профессиональный психолог? Очень разные случаи, череда которых протянулась через всю мою жизнь, начиная с самого раннего детства. Но у всех этих случаев был некий общий знаменатель: ощущение, что я «не такой», «не оправдал ожиданий значимого для меня человека», «оказался недостаточно хорошим». Слова и действия близких мне людей дали мне понять, что я — плохой человек. Когда я был ребенком и подростком, меня наказывали не за проступки, а за мои чувства. Все эти случаи привели к тому, что я был буквально скован стыдом. Я жил в состоянии, которое необходимо было радикально менять, чтобы не позволить стыду окончательно переполнить меня и перелиться через край — в мои отношения с женой и детьми.

Поведение, основанное на стыде, способно оказать на семейную жизнь крайне разрушительное воздействие. Например, в напряженной ситуации испепеляющий взгляд, брошенный на ребенка, делает его печальным и уничтоженным. Простой взгляд, едва заметное выражение осуждающего отношения способен оставить в душе ребенка если не кровавую рану, то, по меньшей мере, здоровенный синяк. Я ловил себя на том, что иногда и сам так поступаю. Теперь, когда я понимаю, как в свое время стыд повлиял на мою неокрепшую душу, я очень стараюсь не наносить подобного рода травм другим людям, особенно детям. Но все же моим детям тоже приходится нести нелегкий груз, накопившийся за прошлые годы, когда я стыдил их и заставлял чувствовать себя плохими, ни на что не годными людьми.

Моя чрезмерная склонность к самооправданиям и защитам, а также излишне бурная реакция на сущие мелочи тоже во многом обусловлены стыдом. Когда мне говорят, что я мог сделать что–то по–другому или лучше, я сразу ухожу в глухую оборону. Нередко человек действительно говорит лишь о конкретном деле, а мне слышится, что это я — плохой, я — виноват, потому что недостаточно старался. А мой собеседник и не догадывается, что я переживаю, и какого огромного слона раздуваю из маленькой мухи. Он вообще ничего не имел в виду, он думал о деле, а не обо мне, но он нажал «кнопку стыда», крепко приросшую к моей душе. И моя защитная реакция — застыдить самого «обидчика». После этого мне, как правило, приходится извиняться. Иногда мне кажется, что все время я только и делаю, что извиняюсь!

Стыд правит многими семьями (в главе 3 подробно рассматривается принцип передачи этого пагубного состояния из поколения в поколение). Взгляд, которым я неосторожно даю понять, что ребенку должно быть стыдно, дошел до меня через многие поколения моих предков. Такие родительские взгляды чувствовали на себе моя мама и мой отец, а их родители унаследовали эти испепеляющие взоры от своих, и так далее, в глубь времен. Существует незримые потоки стыда, безбрежные реки, которые текут через все поколения. Моя ответственность — найти истоки моего собственного стыда, прочувствовать свою боль и принять решение измениться — здесь и сейчас, в настоящем. Отрицание и обвинения бесполезны: пользу приносит только желание понять проблему и решить ее. Именно я, с помощью Божьей, должен прервать замкнутый круг боли.

Глубокая вера и подлинная духовность

Никакие истинные и устойчивые изменения невозможны без помощи Бога, без участия в жизни человека Святого Духа. В основе исцеления лежит глубокое доверие Богу, искренняя преданность Ему и подлинная духовность. Под последними словами я имею в виду духовность, которая основана на Библии и собственном опыте встречи человека с Богом. Опасайтесь длительных состояний, при которых выполнение определенных религиозных действий (что, конечно, тоже необходимо) подменяет собой настоящие, живые отношения с Богом. Искренняя преданность Господу подразумевает такие отношения с Ним, в которых вы, насколько это в ваших силах, стараетесь жить по воле Божьей и ведете образ жизни, угодный Богу — не лукавая и не лицемеря ни перед собой, ни перед людьми.

Давайте посмотрим правде в глаза: настоящие изменения личности и отношений — это всегда результат действия Божьей благодати. Ответственность же любого человека — делать все, что от него зависит и все свои силы направить на сотрудничество с Богом. Следование этому принципу является главным и определяющим условием успешного исцеления. Итак, вы решительно вступили на путь перемен. Вы не намерены повернуть назад, хотя вам становится по–настоящему трудно, потому что вы пытаетесь отказаться от старого образа жизни и принять новый. Ваша преданность Богу и новому образу жизни обязательно подвергнется настоящим испытаниям. Но никакой самый распрекрасный способ исцеления не приведет к успеху без вашей стойкости и преданности Господу. Неслучайно обсуждение этого важнейшего условия выздоровления завершает написанную мною главу: еще раз подчеркну, что оно является ключевым звеном в цепи действий и событий, которые призваны коренным образом изменить вашу жизнь. Христос выразил эту мысль очень лаконично: «Я есть лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин 15:5).

Пожалуйста, поймите меня правильно: говоря «подлинная духовность», я не имею в виду духовность совершенную (что бы под этим совершенством ни подразумевалось). Бог начинает работать с нами — такими, какие мы есть сегодня. Нам не нужно всю жизнь собственными силами взбираться на вершину, чтобы Его найти. Мы не должны пытаться разрешить все свои проблемы и избавиться ото всех грехов и недостатков, чтобы стать достойными Его внимания и только тогда обратиться к Нему. Если мы чувствуем, что невероятно далеки от Бога, или гневаемся на Него, то, скорее всего, это связано с нашими неразрешенными личностными и семейными проблемами. Отношения с нашим милосердным и любящим небесным Отцом здесь ни при чем. Он все понимает и, если мы искренне ищем Его поддержки, всегда готов нам помочь.

Какой бы запутанной ни была ваша жизнь, не бойтесь быть честными с Богом. Почитайте книгу Псалмов, и вы увидите, как правдивы перед Господом в выражении своих мыслей и чувств и царь Давид, и другие авторы. Раскройте Евангелия — и в любой, самой сложной и трудной для Иисуса ситуации вы не найдете ни малейшей фальши в Его поведении, словах и чувствах. Обратите внимание на то, как Христос откликается на людскую боль, как Он выражает сострадание к человеческим нуждам. Подумайте: ведь Он точно так же отнесется и к вам, если вы будете искать Его поддержки.

Нам, детям, выросшим в дисфункциональных семьях, трудно поверить, что Бог сочтет возможным отнестись к нам с милосердием и состраданием. Это совершенно неудивительно, потому что честность и сердечные (или хотя бы справедливые) отношения в нашей семье были явлением редкостным. Зато с полным отсутствием сострадания мы сталкивались очень часто. И поэтому нам нелегко не только полностью довериться Богу, но и прочувствовать надежность и постоянство наших отношений с Ним.

Исцеление

Итак, вы, несомненно, можете надеяться на исцеление. Такая надежда вас не подведет, потому что Сам Господь желает вашего исцеления, и Он способен это сделать. Бог с вами и за вас — вот то незыблемое основание, на котором построена не только наша книга, но и все движение христианского исцеления.

Время идет, и у меня накапливаются наблюдения, как Господь совершает огромные и чудесные изменения в жизни многих людей. Он действует через программы выздоровления, и я все больше убеждаюсь, что Бог очень часто использует программы, которые называют «Двенадцать Шагов». Когда люди только начинают посещать собрания групп, работающих по такой программе, никакого сильного впечатления они обычно не получают. Это вполне объяснимо: как правило, сами собрания и не предназначены для того, чтобы произвести впечатление; они не обязательно четко структурированы. Но по мере того как человек продолжает ходить на группу и слушать выступления ее участников, он все больше удивляется честности и взаимному доверию, теплу и отсутствию осуждения, которые так явны на встречах групп, работающих по «Двенадцати Шагам». В итоге очень сильное впечатление на новичка производит сам процесс исцеления, который происходит вроде бы сам собой.

Именно на этих собраниях, где царят честность и принятие любого человека таким, какой он есть, многие впервые познают силу Божьей любви и заботы. Со времени появления программы «Двенадцать Шагов» таких людей во всем мире — уже десятки, если не сотни, тысяч. А я приведу пример всего лишь одного совсем молодого человека, которого зовут Тим. Жизнь Тима стремительно разрушалась, и немалую роль в этом играло употребление наркотиков. Его мать делала все возможное, чтобы побудить сына пойти с нею в церковь. Но чем больше она старалась, тем больше сопротивлялся Тим. Если у вас есть опыт воспитания подростка, который нуждается в серьезной помощи (а то и в спасении от гибели), то вы поймете, о чем я говорю.

В какой–то момент Тим понял, что достиг своего дна. Он осознал, что наркотики основательно разрушили его жизнь. Учеба была давно заброшена: не приходилось надеяться не то что на поступление в ВУЗ, но даже на любую малоквалифицированную работу. Да и здоровье оставляло желать лучшего. И Тим решил серьезно изменить себя и свою жизнь. Он начал приходить на собрания группы Анонимных Наркоманов (АН) и впервые узнал, почувствовал на собственном опыте, как Бог дает силы оставаться чистым от наркотиков день за днем. Пораженный происходящим, Тим начал молиться и обратился к Писанию. Впервые, с тех пор как ему исполнилось десять лет, он мог ясно мыслить, потому что не употреблял наркотиков.

Он решил приходить на богослужения с матерью. Во время службы священник предложил тем, кто хочет принять Иисуса, выйти вперед. И Тим встал и пошел вперед. Он попросил Христа стать его Господом и Спасителем. А впервые Тим почувствовал любовь и силу Божью на собраниях группы, работающей по программе «Двенадцать Шагов». Бог, со своей стороны, использовал эту программу, чтобы помочь молодому человеку найти спасение. На сегодняшний день Тим — человек, духовная жизнь которого строится на подлинно христианском основании. Тим искренне предан Богу, Который помогает ему идти по пути исцеления и благотворных изменений.

Надежда есть, и надеяться надо, потому что каждому из нас доступны и исцеление души, и исцеление отношений. Скорее всего, наше исцеление не будет совершенным. Ведь даже апостол Павел так никогда и не обрел окончательного исцеления и был вынужден жить с «жалом во плоти». Но это несовершенство не помешало всемогущему Господу с помощью Павла создать первые христианские церкви.

Из Послания к Римлянам мы знаем, какая борьба происходила в душе Павла:

«Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю»

(Рим 7:18–19).

Павел, как и мы, учился день за днем полагаться на Божью волю и Божью помощь. Пусть пример Павла будет для вас утешением и подтверждением, что ваше духовное несовершенство, ваши душевные терзания и сомнения вполне нормальны. Главное — у вас есть вполне обоснованная надежда, что ваша жизнь, до самого ее конца, будет все больше исцеляться. Ваше дело — лишь идти в согласии с Божьими законами и с волей Божьей. По мере того как вы станете овладевать знаниями и открытиями, содержащимися в этой книге, Бог будет давать вам и другую необходимую информацию. Он приведет вас в нужные обстоятельства, усилит вашу мотивацию, пошлет источники помощи. Господь сделает все, чтобы процесс вашего исцеления продолжался. Бог верен, и Он поможет вам.

Позвольте мне завершить эту главу историей Джорджа Ведемейера. Джордж — когда–то известный спортсмен, а затем — тренер, заболел болезнью Лу Герига (амиотрофный латеральный склероз, АЛС). При этой болезни атрофируются нервы дыхательных мышц, и для того чтобы человек дышал, необходима искусственная стимуляция. Джордж не может жить без аппаратуры, которая круглосуточно поддерживает его дыхание. Он едва может говорить. Рядом с ним неотлучно должны находиться жена или медсестра. Но, несмотря на столь тяжелое положение, и Джордж, и его жена осуществляют невероятное служение десяткам тысяч людей. Жена Ведемейера распознает слова мужа и говорит за него, передавая их другим.

Я присутствовал на выступлении этого удивительного человека в нашей церкви. Он говорил о том, как исцелился от своей потребности выздороветь и о том, как Бог использует его сейчас. Если бы он получил физическое исцеление, то этого никогда бы не произошло. Жизнь Джорджа — прекрасный пример духовного и душевного исцеления. Его внутренний мир полон гармонии и покоя. Джордж удовлетворен жизнью в большей степени, чем любой из нас, способных ходить, говорить и дышать без помощи сложных приборов и круглосуточного ухода.

Господь велик. Он пройдет с нами весь путь исцеления нашей внутренней жизни и значимых отношений с окружающими. Он проведет нас через все, что мы должны пройти. Бог всегда будет с нами, если мы позволим Ему войти в пугающую нас самих темноту наших душ. И тогда мы получим силы и мужество заглянуть в самих себя и в наши отношения с окружающими и не свернуть с пути благотворных перемен.

Вопросы для размышления

Задайте себе следующие вопросы и запишите ответы:

1. Вспомните описание жизни взрослых детей царя Давида. В чем вы видите опровержение расхожего мнения, что время лечит все раны? Задумайтесь: что вы отложили в сторону, надеясь, что со временем «все само собой образуется»? В каких областях вашей жизни вы избегаете предпринимать шаги к исправлению ситуации? Опишите несколько таких ситуаций. Составьте список вопросов, в которых вы хотели бы разобраться (с Божьей помощью):

______________________________________________

2. Давид был честен в отношениях с Богом, но не сумел применить эти полезные навыки, чтобы улучшить отношения с детьми. Какие шаги и действия, которые вам кажутся рискованными, могли бы совершить вы, чтобы наладить отношения с вашими маленькими или взрослыми детьми?

__________________________________________________

3. Давид не предпринял активных действий, чтобы преодолеть последствия травмы, нанесенной Амноном Фамари. Результаты оказались разрушительными. Задумайтесь о событиях, произошедших в вашей семье, вспоминать о которых вы не хотите. Напишите о некоторых из них и обсудите их со священником, консультантом, с надежными друзьями или с членами вашей группы поддержки.

________________________________________________

Психология bookap

4. Восстановление от последствий детских травм и от компульсивных состояний требует времени, а также постоянства и серьезного посвящения себя делу исцеления. Напишите Богу и своей семье «письмо о моей преданности делу исцеления». Примите на себя обязательство делать все необходимое для того, чтобы начать и продолжать процесс выздоровления.

__________________________________________________