2. Семейное дерево Исаака

Дэйв Кардер

Какой эпитет приходит вам на ум, когда вы слышите, что у богатых родителей уже весьма преклонного возраста, страстно желающих обзавестись наследником, наконец родился первый, единственный и долгожданный ребенок? Наверное, «избалованный».

Ребенка звали Исаак. История его рождения была совершенно необыкновенной. На протяжении многих лет Бог давал Аврааму, отцу Исаака, Свое слово, что у Авраама будут наследники (Быт 12:2,7; 15:1–21), но проходило десятилетие за десятилетием, а пожилая жена Авраама, Сарра, так и оставалась бесплодной. И вот, когда Сарре уже исполнилось восемьдесят девять, а Аврааму девяносто девять лет, Господь заговорил с Авраамом более конкретно: «Но завет Мой поставлю с Исааком, которого родит тебе Сарра в сие самое время на другой год» (Быт 17:21; 18:14). Так и случилось, и Исаак стал не просто долгожданным исполнением обещанного свыше, но и чудо–ребенком.

А кроме того, он стал еще и причиной возникновения проблем в доме Авраама. За много лет до рождения Исаака, отчаянно желая, чтобы в семье был наследник, Сарра, в соответствии с культурными традициями своего времени, предложила Аврааму свою служанку Агарь, чтобы та вместо нее родила сына. От союза Авраама и Агари родился мальчик Измаил. Надо сказать, что беременность Агари стала причиной серьезного конфликта между нею и Саррой, и для Агари и Измаила все окончилось благополучно только благодаря прямому вмешательству Бога (Быт 16:1–16).

И вот рождение Исаака возродило старую вражду. Сарра, рассердившись на Измаила, сказала Аврааму: «Выгони эту рабыню и сына ее, ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком» (Быт 21:10). Рождение Исаака привело к большим волнениям в семье Авраама: Агарь и Измаил, Сарра и Исаак — ни о каком мире не могло быть и речи. Кто–то должен был уйти со сцены.

Динамика, уже сложившаяся в семье Исаака ко времени его рождения, и те события, которые происходили по мере его взросления, оказали сильное воздействие на то, как сложилась его жизнь. Она же побудила нас посвятить эту главу именно семейной истории Исаака. Ибо, даже несмотря на то, что Исаак был важным звеном в цепи поколений, предшествовавших рождению Господа Иисуса Христа, на него сильно повлияли дисфункции, которые присутствовали и в его роду, и в семье, где он вырос. Это влияние, безусловно, внесло свой вклад в формирование личности Исаака — и точно так же оно сказалось бы на мне или на вас.

Я хочу особенно подчеркнуть, что, изучая родовую и семейную динамику проявления дисфункций, оказавших влияние на жизнь Исаака, мы отнюдь не стремимся критиковать или осуждать его. На протяжении всего текста Ветхого Завета Бог не раз говорил о любви к Своему народу, описывая Себя, как «Бога Авраама, Исаака и Иакова», да и Сам Иисус использовал это выражение (Мф 22:32; Мк 12:26; Л к 13:28). Имена этих патриархов упоминаются среди героев веры, о которых мы читаем в одном из посланий апостола Павла (Евр 11:17; 20–21).

Более того, Авраама, Исаака и Иакова Бог любил особенной любовью. Бог говорит Аврааму: «…Так, как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, то Я благословляя благословлю тебя …и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего» (Быт 22:16–18). Через много лет в двух различных ситуациях Бог дал похожие благословения Исааку и Иакову:

«Я Бог Авраама, отца твоего; не бойся, ибо Я с тобою; и благословлю тебя и умножу потомство твое, ради Авраама, раба Моего»

(Быт 26:24).


«Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему… И вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что сказал тебе»

(Быт 28:13–15).

Итак, Исаак, его отец Авраам, и сын Исаака Иаков имели особые, уникальные отношения с Богом. Но у жизни Исаака было две стороны. Одна отражает путь Исаака с Богом и его послушание Господу. Другая сторона, о которой мы и поговорим в этой главе, связана с проявлением дисфункций в отношениях, сложившихся между членами семьи Исаака. Конечно, ни Исаак, ни другие великие библейские герои не страдали от раздвоения личности и не проявляли склонности говорить одно, а делать совершенно другое. Напротив, сердце каждого из них принадлежало Богу. Речь идет о том, что они были живыми людьми, и у них — как и у нас — имелись вполне человеческие недостатки. И мы можем многому научиться у этих выдающихся людей, обращая внимание не только на присущие им несомненные достоинства, но и на негативные черты их личностей и построенных ими отношений.

Патриархи предстают перед нами со страниц Библии такими, какими они стали под влиянием семей, в которых родились и выросли, а также под воздействием различных жизненных обстоятельств. Библейские герои постоянно сталкивались со сложностями в личных отношениях и не знали, что делать со своими чувствами. Настоящая жизнь сложна всегда — и сегодня, и в библейские времена. Так устроен этот мир, и таким он и останется до Второго Пришествия Христа.

Если подача библейского материала в этой главе покажется вам необычной или непривычной, то вспомните, что наша цель — понять психологию семьи Исаака. Христиане привыкли воспринимать патриархов с точки зрения чистой духовности. Но попытайтесь представить себя на месте Исаака в его человеческой ипостаси, и тогда вы сможете понять некоторые совершенно замечательные события, описанные в книге Бытия, на уровне вашей собственной душевной жизни и вашего жизненного опыта.

«Особенному» ребенку сложно быть самим собой

Автор биографий патриархов не всегда придерживается одного плана. Иногда он дает взгляд изнутри, показывая внутреннюю борьбу, которая происходит в их душах. В других отрывках автор просто описывает различные обстоятельства жизни патриархов, предоставляя читателю самому делать выводы. Но все же во всех случаях он неизменно показывает патриархов как реальных людей, которые чистосердечно стремятся идти по жизненному пути вместе с Богом, чем вызывают наше безусловное восхищение. Помните об этом, когда будете читать обсуждение и анализ личной жизни, взаимоотношений и стилей общения в семьях патриархов.

Ниже мы детально рассмотрим те факторы, которые оказывали влияние на семейную жизнь библейских героев. А сейчас давайте кратко остановимся на характеристике семьи. В семье был отец, Авраам, он страстно хотел иметь наследника. Была и мать, Сарра, которая считала, что смысл ее жизни состоит в выполнении культурного предназначения женщины того времени, то есть в рождении ребенка–наследника. Также был и брат Исаака по отцу, Измаил, который стал объектом ненависти Сарры. Перед нами — пример так называемой расширенной семьи9.


9 Расширенная семья — семья, состоящая из родителей, их детей и совместно с ними проживающих родственников: старших родителей, братьев и сестер, внуков и так далее. Семья, в которую входят только муж, жена и дети называется ядерной. — Прим. ред.


Психологическая атмосфера семьи Авраама определялась сложным сочетанием прошлых и нынешних событий и обстоятельств. Исаак был любимым ребенком, и между ним и матерью (Саррой) сложились слишком близкие отношения, которые привели к развитию созависимости. В свое время у жертвенника — алтаря на горе Мориа — произошел травматичный инцидент с участием Исаака и его отца Авраама. Существовало огромное наследство, к созиданию которого Исаак не имел никакого отношения и не приложил ни малейших усилий. Посмотрите на голые факты: очевидно, что Исаак вырос в семье, которая переживала те же негативные воздействия, которые, спустя тысячелетия, влияют и на наши собственные семьи. Но удивляться тут нечему. Семья всегда представляет собой очень сложную, динамичную систему, независимо от того, живет ли она в двадцать первом веке или за тысячу лет до рождества Христова.

На грани между жизнью и смертью

Чтобы лучше понять семейную систему, частью которой был Исаак, рассмотрим патриархальное семейное дерево от Авраама до Иакова. Важно помнить, что изучая факторы, под влиянием которых складывалась история жизни Исаака и происходило развитие его личности, мы столкнемся с теми же сложностями, как и при анализе своей собственной семейной истории и своего развития. Оценить ситуацию Исаака даже сложнее, так как существуют культурные отличия, которые необходимо учитывать при анализе. А еще мы обязательно должны учесть громадный массив времени, который отделяет наше время от эпохи Исаака, а также выраженную фрагментарность повествования в Книге Бытия. Множество деталей, которые нам хотелось бы знать, в повествовании просто не упомянуты. Тем не менее, мы можем быть уверены, что нам известно одно событие, которое, несомненно, оказало огромное воздействие на Исаака в годы его формирования. Это — случай на горе Мориа, когда мальчик практически был принесен в жертву руками его собственного отца, Авраама.

Этот эпизод не мог не стать поворотным пунктом в жизни Исаака. Забыть о таких событиях человек не в состоянии: после этого случая жизнь Исаака должна была абсолютно измениться. Итак, фон мы уже обрисовали: Исаак — любимый ребенок в семье. Ему незнакомо подлинное соперничество между братьями и сестрами: он станет единственным наследником отцовского богатства. Всю жизнь Исаака подготавливали к тому, что он продолжит управлять делами отца. Говоря в двух словах, его подготавливали к роли «Единственного Сына Царя».

По мере того как мы читаем отрывок из Книги Бытия о событиях на горе Мориа, нам становится все более ясно: Исаак немного тревожится о том, что ему предстоит. Мальчик спрашивает у папы: «Отец мой! …Вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения?» (Быт 22:7). Наверное, Исаака озадачил туманный ответ отца о том, что Бог «усмотрит Себе агнца», но, тем не менее, он продолжил подниматься в гору вместе с Авраамом. Он продолжил смиренно слушаться отца даже тогда, когда страх его все возрастал: Авраам связал мальчика и возложил на алтарь. К тому времени Исаак был уже достаточно сильным, чтобы оказать сопротивление, когда Авраам связывал его, поэтому непротивление Исаака показывает его величайшее уважение к отцу. И все же мы вправе с уверенностью предположить, что лежа на алтаре, Исаак не до конца понимал, что вообще происходит, и терзался очень противоречивыми чувствами.

Когда на алтаре Исаак понял, что жертвой будет он сам, он не мог не испытать сильнейшее смятение. Как поступил бы на месте Исаака любой человек, он, должно быть, в ужасе пытался высвободиться, увидев, как отец занес над ним нож, готовясь вонзить его в горло сына.

Какая душевная травма! Попробуйте поставить себя на место Исаака: почувствуйте спиной сучья хвороста, ощутите веревки, которые перетягивают запястья, взгляните в бездонное равнодушное небо… А на месте Авраама вообразите своего отца и представьте, как занесенный родной рукою нож вот–вот войдет в ваше тело… И учтите, что ваши мысли и чувства надо умножить на сто, чтобы по–настоящему понять, что пережил Исаак в то мгновенье.

Травма всегда преобразует жизнь и личность человека. После травмирующего события происходят коренные изменения. Выжившие становятся более осторожными. Часто они уже не склонны доверять другим и намного обостреннее воспринимают все, что их непосредственно окружает. Жертвы, проходящие процесс реабилитации после травмы, особенно нанесенной любимым человеком, рассказывают, что такие ценности, как ощущение защищенности, безопасности, привязанности и предсказуемости происходящего становятся для них крайне важными. Как и каждый человек, Исаак неизбежно должен был пройти через этот естественный посттравматический процесс.

Возможно, вы задаетесь вопросом: «Зачем вообще это должно было произойти с Исааком?» Кажется несправедливым, что Исааку пришлось пережить столь травмирующее событие. Вот уже несколько столетий думающие люди размышляют над этим фрагментом Ветхого Завета, и тот, кто убежден в непогрешимости Писания, нуждается в подкреплении веры, читая строки апостола Павла: «Верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака…» (Евр 11:17).

Однако вопрос, который мы изучаем в этом разделе главы, имеет дело не с «зачем?», но с «как?». Мы говорим не о том, почему Бог испытывал веру Авраама, и зачем это страшное переживание было дано Исааку, а о том, как это испытание веры сказалось на Исааке. Не надо смешивать две эти темы. Случай, произошедший на горе Мориа, явился величайшим испытанием веры Авраама, который за свою верность удостоился упоминания в главе героев веры (Евр 11). А вот с точки зрения жизни Исаака этот случай имел совсем другой итог, что мы и обсудим ниже.

Наверное, обсуждение, которое вы сейчас прочитаете, применимо ко всем мученикам, известным нам из истории христианства, равно как и ко всем людям, пережившим травмирующие события в наши дни. Замечу, что обычно мы в первую очередь думаем именно о погибших мучениках, хотя те, кто остался жить, нередко испытывают еще более глубокие страдания.

Повторение травмы

При консультировании жертв сексуального, физического и других видов насилия сам собой напрашивается вывод: для них характерно возникновение посстравматического состояния недоверия. Его причина — страх, что над ними вновь может быть совершено насилие. Человека мучает естественный вопрос: «Почему это случилось именно со мной? Что я сделал, чтобы такое заслужить?»

Исаак был нормальным земным человеком, и, естественно, после эпизода на горе Мориа он испытывал сложности в области веры и доверия. Скорее всего, ему было гораздо труднее, чем другим, сознательно поставить себя в такое положение, где он подвергался риску. Вероятно, в таких случаях Исаак был особенно насторожен и опасался обмана или хитрости. Известно, что люди, которых некогда обманули или подвели, как правило, страдают из–за страха, что точно так же с ними поступят и те, кому на самом деле ничего подобного даже в голову не приходит. Реакция Исаака на происшедшее при жертвоприношении должна была привести к развитию у него обостренной восприимчивости к возможному обману.

Для полной ясности необходимо сказать, что Авраам не замышлял обманывать своего сына. Он просто следовал Слову свыше. Но есть все основания предположить, что лежа на алтаре и ожидая удара занесенного ножа, Исаак действительно почувствовал себя обманутым. Ведь по дороге в гору он задал отцу конкретный вопрос об отсутствующем жертвенном агнце и получил достаточно туманный ответ. Только позднее, когда Авраам с Исааком уже спускались с горы, отец дополнил ответ деталями, рассказав в том числе и о том, что Бог все это устроил, чтобы проверить его веру.

Сверхчувствительность Исаака к обману, связанная с переживаниями, через которые он прошел в начале жизни, видимо, стала причиной очень эмоциональной реакции Исаака (он «вострепетал весьма великим трепетом»), когда много лет спустя его сын Иаков обманом получил право первородства (Быт 27:33). По иронии судьбы обстоятельства, сопутствующие событиям на горе Мориа, перекликаются с обстоятельствами, при которых Иаков получил отцовское благословение. На горе Мориа Исаак ясно видел то, что происходило («Отец, где агнец?»), но даже не заподозрил, что жертвой станет именно он: мальчик ничего не мог понять. Сейчас Исаак уже стар и мудр, но он слеп и не может видеть происходящего (Быт 27:21–29). Он понимает: что–то не так, но не может видеть, чтобы прояснить это предположение. Вторая история воскресила прошлую боль, и вот Исаак «вострепетал весьма», страдая от боли двух мучительных переживаний одновременно (Быт 27:33).

Отчужденность Исаака и Авраама

В свое время, когда Сарра потребовала изгнания в пустыню Агари и Измаила, Авраам проявил искреннюю заботу о них (Быт 21:9–13). Авраам был верен и сыну Измаилу, и Сарре, и его душу раздирали настолько сильные, мучительные и противоречивые чувства, что Авраама утешал Сам Бог. Большинство родителей поймут Авраама, сердце которого разрывалось на части, когда он пытался примирить Агарь и Сарру. Реакции Авраама на напряженные отношения женщин, его теплое гостеприимство по отношению к странникам (Быт 18:1–16), заступничество за Лота и его семью рисует нам портрет Авраама, как человека, готового к самопожертвованию, состраданию и способного на исключительную верность.

Но когда дело доходило до каждодневных взаимоотношений Авраама с наиболее значимыми для него людьми — то есть, с его ближайшими родственниками, возникала совершенно другая картина. Как и у любого из наших современников, у Авраама тоже были недостатки, которые в полной мере проявлялись в его отношениях с близкими, — иными словами, с людьми, принадлежащими к его семейному дереву. Большую часть жизни Авраам был психологически, да и физически отделен от своего рода. Призванный Богом, он покинул семью, в которой родился, оставив ее в Харране (Быт 12:1). Нигде в Библии нет упоминаний, что Авраам когда–либо возвращался туда, хотя он находился всего в семи днях пути от родной земли (Быт 31:23). Более того, Авраам считал, что даже Исаак никогда не должен возвращаться в Харран, и был в этом мнении непреклонен (Быт 24:5–8). Хотя Авраам и полагал, что это подходящее место для поиска невесты (как Авраам, так и Исаак избрали жен для своих сыновей из семьи Вафуила), но любые другие визиты туда решительно не одобрял. Не правда ли, очень напоминает столь часто встречающиеся сегодня отношения между семьями мужей и жен?

Авраам отделился и от своего племянника Лота (Быт 13:8–11), вместе с которым провел много лет в дни странствий. В конце концов, Авраам отказался даже и от Сарры, отрицая, что она была его женой (Быт 20:1–18). Это особо значимое обстоятельство — ведь Бог уже сказал Аврааму, что в не столь отдаленном будущем Сарра родит ему сына (Быт 17:16–19).

В таком символическом уходе от семьи Авраам очень похож на нас — наверное, даже больше, чем нам хотелось бы. На самом деле все мы склонны к тому, чтобы думать в первую очередь о себе и защищать собственные интересы. Очень многие проблемы в семье и браке продолжают воспроизводиться в поколениях именно потому, что один или оба родителя пекутся прежде всего о себе и своих интересах. По всей видимости, именно эта модель отношений характерна и для Авраама, который неосознанно поддерживал психологическую дистанцию, отделяющую его от ближайших родственников. Обратите внимание: все, кто видел Авраама со стороны, воспринимали его как человека верного, сострадающего и готового к самопожертвованию.

После смерти Сарры Авраам продолжал вести себя в соответствии с прежней моделью семейных отношений. Он еще больше удалился от Исаака, положив начало еще одной ветви семьи через свою новую жену Хеттуру и многочисленных наложниц (Быт 25:1–6). Да и умер Авраам, судя по всему, даже не передав патриархальное благословение своему сыну Исааку.

Слишком близкие отношения Исаака с матерью

Мы с вами живем в цивилизации, где ценность женщины не определяется исключительно тем, смогла ли она родить мальчика или нет (сравните историю Лии и Рахиль (Быт 29:1–35; 30:1–24) с положением современной женщины). Поэтому нам почти невозможно понять до конца, что произошло с Саррой, когда она в девяносто лет наконец родила единственного сына. Сарра не только ощутила радость окружающих — она познала и ту внутреннюю радость, которую принесло ей долгожданное достижение цели. Свершилось то, что она должна была сделать; то, что требовалось и ожидалось от нее все эти годы. Она родила сына!

И потому Исаак был важен для Сарры вдвойне. Во–первых, ее значимость как женщины, определялась ее способностью родить мальчика (Быт 16:1–6). Во–вторых, Исаак был для нее единственной возможностью познать материнство. Исаак был для нее не просто ребенком — он был ниспосланным свыше чудом. В наши дни чувства Сарры вполне могли бы понять женщины, которые страдали бесплодием, но все же смогли забеременеть и родить ребенка — возможно, своего единственного сына. Трудно описать какое желание защитить своего ребенка и уберечь его от любой опасности, какую гордость испытывала Сарра! По существу, с точки зрения Сарры, Исаак безраздельно принадлежал ей, и только ей — его матери.

Конечно, Сарра любила Исаака. Но любила она слишком сильно. Не будет преувеличением сказать, что Сарра также чрезмерно нуждалась в сыне. Об этих эмоционально перенасыщенных отношениях между матерью и сыном свидетельствует стих о том, как утешился Исаак (Быт 24:67). Авраам, который был женат на Сарре более ста лет, горевал о ее смерти — но горевал определенное время. А вот Исаак вел себя по–другому. Сарра умерла, когда Исааку было тридцать семь лет (Быт 17:17; 23:1). Но и в сорок лет, через три года после того как умерла мать и Исаак женился на Ревекке (Быт 24:67; 25:20), он все еще горевал. Такое взаимное психологическое поглощение, затянувшаяся неотделенность (более подробно об этом говорится в главе 8) в отношениях матери и сына самым непосредственным и далеко не лучшим образом сказались на семейных отношениях между Исааком и Ревеккой.

Отсутствие подлинной близости с женой Ревеккой

Специалисты по семейной психологии давно выявили четкую закономерность: если второй брак заключается вскоре после расторжения первого, то он, как правило, обречен на неудачу. Описывая такие повторные браки, используют термин «замещающие отношения», имея в виду, что человек, выступая в новые отношения, пытается таким способом исцелить боль потери или неудачи предыдущих взаимоотношений. Замещающие отношения мы наблюдаем и в браке Исаака и Ревекки: по существу, Исаак искал замену утраченных отношений с умершей матерью.

Брак был организован Авраамом. Авраам видел, как тяжело Исаак переживает потерю матери, и попытался помочь сыну: он решил найти ему жену. Весьма вероятно, что пока была жива Сарра, в жизни Исаака просто не было места для жены. Союзы, характеризующиеся слишком близкими отношениями — фактически, взаимным слиянием; при котором невозможно провести здоровые границы между двумя личностями, — как правило, исключают возможность проникновения в них других людей. Но вот мать умерла. Видимо, для Исаака брак действительно был лучшим способом утешения и замены. Психологам хорошо известно, что брачные отношения, призванные заменить любовь умершей матери, приносят партнерам лишь боль и разочарование (спросите любую женщину, которая вышла замуж за единственного сына, составляющего смысл жизни любящей матери). Но ни Исаак, ни Авраам этого не знали — как, кстати, не знают об этом и многие наши современники. И потому слуга Авраама отправился на.родину хозяина, чтобы подыскать Исааку жену.

Нередко люди, слишком долго задержавшиеся на этапе горевания по умершему, не хотят ничего менять. Они живут так же, как жили до смерти близкого: носят ту же одежду, пользуются той же посудой, смотрят те же телепередачи — словно ушедший человек все еще находится рядом с ними. Легко представить себе, что Исаак в своем жилище оставил все так, как было при жизни матери. В конце концов, он ведь привык к материнской заботе, к уходу, которым она одаривала любимого сына всю его жизнь. Безусловно, почти сорок лет Сарра была для Исаака самой значимой женщиной.

Травма, пережитая на алтаре горы Мориа, отчужденность отца, а затем и потеря матери оставили Исаака в полном одиночестве. Когда отец решил заключить новый брак, оно только усилилось (Быт 25:1). Возникает еще одна расширенная семья: в следующие тридцать восемь лет Авраам стал отцом еще, по крайней мере, шести сыновей (Быт 25:2–6)!

Видимо, поначалу брак Исаака и Ревекки стал для молодоженов настоящим опытом сближения. Исаак был одинок и горевал по матери, а Ревекка оказалась полностью оторванной от своей семьи. В самом начале они отчаянно нуждались друг в друге. Но вскоре дала о себе знать незавершенность отношений Исаака с матерью.

Ревекка быстро поняла, что должна стать для Исаака «новой Саррой». Пытаясь осмыслить отношения мужа с матерью и свои собственные отношения с ним, она теряла представление о себе, как о личности. Что оставалось делать женщинам, живущим в культуре, где мнение представительниц прекрасного пола в расчет не принималось? Единственное, что им оставалось — это подавить все свои чувства и разочарования и спрятать их глубоко внутри. Учитывая, что Ревекка долго не могла забеременеть, можно предположить, что на протяжении следующих двадцати лет она глубоко страдала от ощущения собственной несостоятельности (Быт 25:20–26). Ведь главное, что, в отличие от матери, могла сделать для Исаака жена — родить ему детей. Но Ревекке не удавалась даже это.

Наверное, забеременев Иаковом и Исавом, Ревекка испытала неизмеримое облегчение. Нетрудно представить, с каким нетерпением после родов она ожидала радости и благодарности мужа — ведь она наконец принесла ему долгожданных сыновей. Может быть, Ревекка думала: «Теперь, когда я родила сыновей, наши отношения станут лучше!» И каковы же были ее боль и разочарование, когда Исаак, не обратив ни малейшего внимания ни на жену, ни на отношения с ней, отдал свою любовь и привязанность одному из детей. И кому? — Исаву! (Быт 25:28). Ревекке ничего не оставалось, как посвятить себя Иакову. И вот, вместо того чтобы сосредоточить внимание друг на друге, супруги приняли решение отдать свою любовь детям, причем разным сыновьям.

И непосредственно в браке, и при рождении детей, и, наконец, в очень сложных для Ревекки ситуациях — нигде и никогда Исаак не был вместе с женой. Когда из–за красоты Ревекки Исаак столкнулся с угрозой для собственной жизни, он отрекся от брака с ней (Быт 26:6–11). Сыновья, Иаков и Исав, к тому времени уже достаточно большие, не могли не видеть, что происходит между матерью и отцом. Вот так, собственным примером, Исаак формировал у сыновей будущее отношение к женщинам.

Откуда у Исаака взялась мысль отказаться от Ревекки? Полагалось ли так себя вести по обычаям тогдашнего общества? Или это было заложено в Исааке чуть ли не на генетическом уровне? Моя гипотеза такова: Сарра, пребывая в ненормально близких отношениях с сыном, однажды рассказала Исааку о том случае, когда Авраам в сходных обстоятельствах отрекся от нее, назвав не женой, а сестрою (Быт 20). Несмотря на то, что Исаак, скорее всего, не одобрил тактику, к которой прибегнул Авраам, он использовал тот же самый нездоровый прием и со своей женой, Ревеккой. Вслед за отцом Исаак прошел по кругу боли и предательства. Этот путь, скорее всего, был передан им и следующему поколению, а от него — дальше, и так дошел и до наших дней. Высока вероятность, что такую порочную модель поведения унаследуют наши потомки — если, конечно, мы не постараемся разорвать эти роковые круги.

Презрение к подлинным ценностям

В обеих семьях и родители, и дети учились презирать то, что было по–настоящему ценно. Исав «пренебрег первородство», продал свое право за чечевичную похлебку (Быт 25:34). Вскоре Исаак отрекся от жены. Поступок Исаака породил недоверие в душе Ревекки. Она отчетливо увидела, что мужу она недорога. Когда Исаак был вынужден выбирать между женой и своей собственной безопасностью, он предпочитал последнее. Позднее такое отношение мужа, а также его привязанность к Исаву подтолкнули Ревекку к решению взять дело в свои руки: надо устроить так, чтобы наследство досталось Иакову. А он, в свою очередь, сумеет обеспечить будущее матери. Конечно же, сколько бы она ни прожила, ее мальчик, Иаков, станет заботиться о ней так, как этого никогда не сделает муж.

Такое обесценивание по–настоящему важных духовных законов брака и семейной жизни всегда ведет к возникновению семейных секретов, а также вносит свой вклад в формирование компульсивного поведения, созависимости и различных зависимостей — в том числе от алкоголя и наркотиков. (Эти вопросы будут более подробно рассмотрены в соответствующих главах.)

Слишком близкая связь Исаака с сыном Исавом, отвергнутым Богом

Почему же Исаак, сам ребенок, обещанный Господом, — по сути, ветхозаветный прототип Христа — отвернулся от другого избранника Божия, от своего сына Иакова? Почему он сделал выбор в пользу Исава? На самом ли деле единственной причиной такого предпочтения явилась любовь Исаака к дичи (Быт 27:4)? Наверное, кулинарные пристрастия Исаака в какой–то степени сказались на его выборе. Но на самом деле более мощное влияние на принятие столь серьезного решения оказали другие факторы.

Во–первых, Исав был способен реализоваться так, как никогда бы не сумел сам Исаак. Сын мог достичь вершин, недоступных отцу. Исаак, этот «маменькин сынок», в лице Исава получил возможность стать настоящим мужчиной. Например, он мог ощутить себя подлинным охотником — через естественный дар, которым обладал его сын. Теперь, благодаря Исаву, Исаак почувствовал, что значит — рисковать, что значит — освободиться от материнской опеки над собой, единственным и дорогим сыночком. Вероятно, Исаак всей душой устремился к возможности по–иному сформировать собственное представление о себе. А эту возможность он получил благодаря достижениям Исава — ведь Исаак был его отцом!

И он явно сделал Исава своим фаворитом. Скорее всего, изначально Исаак просто испытывал отцовскую гордость за достижения сына. И это нормально для любого папы. Но Исаак перешел границы нормы и потерял всякий контроль над происходящим, когда решил распорядиться благословением не так, как предназначил Господь (Быт 25:23). Исаак никогда не шел на открытый бунт, подавлял свой гнев и всеми средствами избегал прямой конфронтации. (Яркий пример такого поведения — спор о колодцах (Быт 26:18–22), когда Исаак роет новые, вместо того чтобы отстаивать принадлежащее ему по праву.) Характеру Исаака и культуре того времени полностью соответствует и его поступок, когда он дает благословение сыну, который стоит перед ним, — как думает Исаак, старшему сыну Исаву. Он делает это без вызова Богу, без открытого противостояния Ему, потихоньку, но все–таки делает — даже зная, что идет против пророчества, данного о сыновьях еще до их рождения (Быт 27:27–35).

Фаворитизм — явление достаточно распространенное и в современных семьях. В противоположность мнению многих специалистов, я считаю, что оно вполне допустимо, если это не приводит к несправедливому отношению к другим детям. Практически в любой семье есть ребенок, к которому родители относятся по–особенному. Но это не значит, что мама и/или папа любят его больше, чем остальных детей и ущемляют их интересы в ущерб любимцу. Это всего лишь указывает на то, что ребенок — «фаворит» больше других соответствует типу личности одного из родителей. Обычно этот родитель и ребенок одинаково смотрят на некоторые вопросы, имеют сходные интересы.

У Иисуса тоже были ученики, к которым Он относился по–особому. Трое известны нам тем, что они много времени проводили вместе со Спасителем. Это Петр, Иаков и Иоанн, которые были с Ним и во время Преображения (Мф 17:1–8), и в Гефсиманском Саду (Мф 26:36–37). Но даже в этой избранной группе ближе всех к Иисусу был Иоанн (Ин 13:23; 21:20). Нельзя сказать, что Христос любил Иоанна больше, чем Петра, но Он любил его по–другому. Иисус и Иоанн больше подходили друг другу. Говоря современным языком, они воспринимали жизнь в одной системе понятий.

Но в день, когда Исаак должен был дать отцовское благословение, мы сталкиваемся не только с фаворитизмом. В духовной сфере отдать право первородства Иакову значило последовать волей Божьей и согласиться, чтобы род продолжился через младшего сына. А в сфере отношений обладание правом первородства и получение отцовского благословения подразумевало борьбу сыновей за одобрение родителей. Даже после того как Иаков обманом приобрел все, Исав все еще боролся за возвращение благосклонности родителей, взяв в жены женщину, которую они одобряли (Быт 28:6–9; 26:35; 27:46).

В истории с благословением мы видим незавершенное дело, семейный секрет: он не выносится на обсуждение, пока не вскроется случайно, по воле обстоятельств. А в конечном итоге Иаков покидает семью в страхе (Быт 27:42–45), а Исав остается в гневе и горечи, вынашивая в сердце мстительное желание убить брата (Быт 27:41).

Отсутствие близости между Исааком и его сыном Иаковом

Вернемся ненадолго в то время, когда Иаков и Исав были еще маленькими. Рассмотрев связи, которые установились между членами семьи, мы сможем выявить негативные паттерны в отношениях Исаака и его сыновей. В согласии с культурой того времени и собственными пристрастиями, Исаак предпочел бы отдать благословение старшему сыну. Поскольку Иаков родился вторым, Исаак передал сына на воспитание матери. В результате, читая Писание, мы впервые встречаемся со взрослым Иаковом, когда он готовит еду в семейном шатре, видимо, недалеко от матери (Быт 25:27–29). Жизнь Иакова как будто специально вновь воспроизводит опыт жизни Исаака в семье его родителей, Авраама и Сарры.

Интересный факт: мы нигде не видим, чтобы Иаков выражал сожаление о том, что он воспользовался старостью отца и обманул его. Ведь разве не мать защищала Иакова всю его жизнь? Не к ней ли он спешил, когда был ранен или ему что–то было нужно? Зная, что он был «особенный», Ревекка скорее всего говорила своему любимому сыну, что он — избранник Божий, снова и снова рассказывала Иакову историю его рождения. И, как очень часто случается с матерями, Ревекка, скорее всего, внесла существенный вклад в формирование модели отношений, характерной для Иакова.

Отвержение, испытанное Иаковом, когда Исаак предпочел ему Исава, причинило ему боль и заставило задуматься. «Если Бог моего отца избрал меня, то почему же отец меня отвергает?» — наверное, думал он. Конечно, Иаков спрашивал об этом и мать. Возможно, они всесторонне обсуждали эту проблему: если мы хотим, чтобы Божий план осуществился, мы должны вместе придумать, как обмануть отца. Ревекка — скорее всего, неосознанно — вела себя так, что ее действия и советы внушали Иакову: Богу нельзя доверять, Он может и не выполнить обещанного (иными словами, Иаков не получит благословение). И Ревекка заложила в душе сына модель недоверия Богу — то есть, достигла результата, полностью противоположного тому, который ей хотелось получить. Она желала для Иакова, когда он станет взрослым, совсем других отношений с Богом.

Таблица 2.1. Параллельные темы в жизни Исаака и Иакова
Параллельные темы Исаак Иаков
Призван Богом Бытие 17:19 Бытие 25:21–31
«Отделенность» от отца На горе Мориа Бытие 22:2–10 Вскоре после рождения Бытие 25:28
Слишком близкая связь с матерью Долго не мог прекратить горевать о ее смерти Бытие 24:67 Был ее любимым сыном Бытие 27:6–10

Рассмотрим ситуацию семьи Исаака шире. Пока у каждого ребенка был «свой» родитель, который проявлял к нему внимание и всячески его поддерживал, в семье сохранялось довольно устойчивое равновесие. Но оно нарушилось, когда Иакову удалось обмануть Исаака и украсть у Исава отцовское благословение. Теперь, условно говоря, на стороне Иакова были уже оба родителя. Исав потерял свое положение, почти выброшен из семейной системы. Соперничество между братьями дошло до того, что у Исава возникли мысли об убийстве Иакова. В период, предшествующий смещению равновесия, семья казалась вполне обычной и нормальной. Со стороны все выглядело так благополучно, что ни у одного стороннего наблюдателя не могло возникнуть и мысли о бомбе замедленного действия, которая должна была разорвать семью на части. Часовой механизм — подспудный процесс изменения динамики отношений — был запущен. Равновесие держалось достаточно долго, все было хорошо. Все продолжали играть свои роли, выполняли свои функции, справлялись со своими жизненными задачами. Но структура семьи была очень жесткой, и потому хрупкой, непрочной. Рано или поздно любая семейная система неизбежно подвергается давлению, переживает смещение равновесия. Для дисфункциональной семьи это нелегкое испытание. И семья Исаака не пережила его: она просто развалилась.

Теперь не только Ревекка не доверяла Исаву, но и Исав возненавидел ее: ведь она стояла за обманом, к которому прибег его брат. Соперничество между сыновьями сделало явным соперничество, которое существовало между родителями на протяжении вот уже сорока лет. Оно было очень серьезным секретом — тем более серьезным для семьи, извне выглядевшей мирной и спокойной.

Неблагополучие, унаследованное потомками Иакова

Хотя семьи Авраама и Исаака были полны нездоровых моделей отношений, губительных секретов и дисфункций, Бог продолжал руководить ими в соответствии со Своим замыслом. Он не отказался от этих семейств из–за того, что в них что–то было «не так». Пример библейских героев дарит нам надежду и утешение. Господь верен: Он не оставит нас в нашем несовершенстве и неблагополучиях так же, как не оставил семью Исаака, и в этом — проявление милости Божьей.

Тем не менее, дисфункциональность, порождающая все новые и новые страдания, передалась младшему поколению семьи Исаака. Позднее в еще более разрушительных формах ее наследовали остальные поколения царей. В задачи данной книги не входит детальное рассмотрение всех проявлений дисфункциональности библейских родословных, поэтому мы лишь кратко упомянем некоторые из них (возможно, вы найдете полезным для себя чтение соответствующих отрывков из Библии):

• Мировоззрение, ориентированное вовне — на получение результатов, на материальное благополучие, на успех: Иаков и Лаван (Быт 30:25–43).

• Уверенность, что любовь необходимо заслужить: Рахиль и Лия (Быт 29:31–30:23).

• Бесконечные манипуляции членами семьи: Иаков и Лаван (Быт 31:1–16, 26–35, 32).

• Недопустимое отношение к родным и близким: Иосиф (Быт 37).

• Сексуальные домогательства: Рувим (Быт 35:22).

• Предательство, покушение на убийство, физическое насилие: Иосиф (Быт 37).

Наличие и наследование дисфункций в роду Исаака мы обсудим более подробно в следующей главе, где рассмотрим передачу и воспроизведение неблагополучий «по вертикали» (в поколениях) и «по горизонтали» (между живущими в данное время родственниками).

Вопросы для размышления

Задайте себе следующие вопросы и запишите ответы:

1. Пережили ли вы в детском или подростковом возрасте религиозный опыт? Повлияло ли впоследствии это переживание на ваши отношения с Богом? Была ли у вас когда–нибудь возможность с кем–то об этом поговорить?

_________________________________

2. Кто в вашей семье был любимым ребенком? Чем отличалось отношение родителей к этому ребенку?

___________________________________

3. Если вы — родитель, то кого из детей вы могли бы назвать своим «фаворитом» и почему?

______________________________________

4. Какие неблагополучия в отношениях были в истории вашей семьи (между родителями, дедушкой и бабушкой, другими ее членами)? Кто был излишне близок? Кто находился в одиночестве? Как эти дисфункциональные отношения сказались на вас, на ваших отношениях с супругом, с ближайшими родственниками и с Богом?

______________________________________

Психология bookap

5. Что вы чувствуете и думаете, когда читаете о неблагополучиях в семьях патриархов? Какие полезные для себя сведения вы получили? Что из прочитанного применимо к вашему семейному древу?

_____________________________________________