13. Группы поддержки и Церковь

Эрл Хенслин

Сегодня Церковь переживает своеобразное возрождение. Оно не бросается в глаза и еще только набирает силу. Множество верующих, которые устали прятать свою боль под покрывалами стыда и его неразлучного спутника — лицемерия, встают на путь исцеления. Они твердо намерены решить личные и семейные проблемы, которые не позволяют им жить подлинно христианской жизнью.

Возрождение затрагивает тысячи христиан — тех, кто в одиночку, скрываясь от людей, старался справиться с самыми разными проблемами. Алкоголизм, наркомания, сексуальная зависимость, нарушение питания, трудоголизм, игромания, домашнее насилие (духовное, психологическое, физическое, в том числе и сексуальное), различные формы компульсивного поведения, созависимость — эти и множество других несчастий молчаливо прятались за стенами внешне вполне благополучных домов. Души людей постоянно терзали вина и стыд, рожденные склонностью к гомосексуальным отношениям, когда–то сделанным абортом или сложными проблемами — спутниками взрослых детей, выросших в дисфункциональных семьях. И вся эта боль, все муки, которые буквально убивали человека, не выносились на свет, а сохранялись в величайшей тайне.

Такое положение дел складывалось в христианском сообществе десятилетиями. В результате в нем, хоть и ненамеренно, но возникла обстановка, не позволявшая людям быть самими собой. До сих пор в некоторых приходах верующие не чувствуют себя в безопасности и боятся признаться, что у них есть серьезные проблемы. И ведь еще совсем недавно почти везде автоматически предполагалось, что серьезные проблемы могут быть только у неверующих, «неспасенных» людей — а разве такие присутствуют в нашей церкви? Для исцеления от всех неблагополучий предлагался один универсальный рецепт: личное спасение, которое однажды и навсегда все исправит и решит любую индивидуальную проблему. Вместо того чтобы видеть в Духе Святом и Его людях источник исцеления страждущих, христианское сообщество либо целиком и полностью отрицало наличие проблем, либо приписывало их нехристианам. Сколько возможностей сделать церковные общины по–настоящему исцеляющими сообществами было упущено! Но, к счастью, времена меняются.

У меня складывается впечатление, что Бог раскрывает двери для перемен — долгосрочных, глубоких, значимых — для множества страдающих людей (и христиан, и нехристиан), которые раньше не имели даже надежды избавиться от своей боли. Сегодня мы с вами являемся свидетелями и участниками особых событий в истории христианства, открывающих перед нами новые возможности. Именно ощущение благотворных перемен заставило меня и других авторов приступить к написанию этой книги. И именно поэтому я сейчас пишу заключительную главу, посвященную служению, которое могут осуществлять различные группы поддержки, организованные при церковных общинах. Как вы уже поняли из предыдущих материалов книги, эти группы призваны помогать членам церкви, вставшим на путь выздоровления.

Перед Богом все равны

Потребность в создании групп поддержки возникла в связи с тем, что в христианском сообществе было утеряно одно из главных свойств общины — способность с сочувствием и без осуждения принимать людей такими, какие они есть. Сейчас трудно проследить, откуда взялось пагубное убеждение, что мы, христиане, должны всегда быть людьми совершенными. Вряд ли можно точно сказать, когда была забыта простая истина: мы — те, кто всю жизнь, шаг за шагом, идет к недостижимому на земле совершенству, постепенно возрастая во Христе. А еще мы забыли мудрые слова: «Если упадет один, то другой поднимет товарища своего. Но горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его» (Екк 4:10). Прожить полноценную жизнь самому, полагаясь лишь на свои силы, невозможно. Однако для нас стало настолько привычным делать все самостоятельно, что мы уже считаем существование один на один с нашей болью нормальным. А как же — ведь никто не узнает, что я несовершенен, даже если боль моя невыносима, но я скрою ее! Пусть лучше я останусь один, зато люди будут думать, что у меня все в порядке, все под контролем и никаких проблем нет!

Многие христиане полагают, что испытывать потребность в помощи стыдно и унизительно. Но в подавляющем большинстве случаев лучшее начало пути выздоровления — как раз и есть признание потребности в помощи. Первое, что сделали Анонимные Алкоголики на заре возникновения этого движения — приняли решение, что они будут помогать людям, протягивая им руку помощи, как равные равным. «У каждой группы есть лишь одна главная цель — донести наши идеи до тех алкоголиков, которые все еще страдают», — гласит Пятая Традиция АА.

Этот подход к оказанию помощи, безусловно, стал одним из главных факторов, обеспечивших успех АА и распространение этого движения во всем мире.

АА существует более семидесяти лет. За это время десятки тысяч людей, обреченных на верную гибель, стали участниками содружества Анонимных Алкоголиков и обрели в нем спасение и исцеление. Более того — большинство из тех, кто впервые услышал на собрании АА о некоей «Высшей Силе», впоследствии пришли ко Христу, ибо программа «Двенадцать Шагов», несомненно, имеет христианские корни. И очень печально, что христианское сообщество относится к опыту движений самопомощи, работающих по двенадцатишаговым программам, с излишней настороженностью. Почему бы нам не обратить внимание на принципы оказания помощи, принятые в АА? Ведь благодаря этим принципам преобразилось множество людей, проблемы которых, казалось, были абсолютно неразрешимыми.

У нас, христиан, есть склонность: вместо того чтобы поддерживать людей с позиции равных, относиться к ним так, словно мы, светясь от собственного совершенства, поднимаем их из глубокой зловонной ямы. Благодаря отсутствию осуждения и безусловному принятию, программа «Двенадцати Шагов» находит путь к сердцу любого человека. Никто из членов АА, оказывая помощь, не исходит из предположения «я лучше, чем ты». Нет, установка такова: «один алкоголик помогает другому». А если говорить об этом на языке христианства — «один грешник помогает другому» или «перед Богом все равны». Последнее утверждение нашло свое отражение в Двенадцатой Традиции АА: «Анонимность — духовная основа всех наших традиций, постоянно напоминающая нам о том, что главным являются принципы, а не личности». Обратите внимание, что в таком подходе к оказанию помощи можно найти и еще один смысл: если моя душа тоже изломана, то, помогая тебе, я помогаю и себе самому. Иными словами, когда я делюсь с тобой своей болью и опытом решения проблем, я получаю поддержку и понимание с твоей стороны, и наоборот. Вот так, в служении друг другу, возникает единство, которое и делает возможным исцеление членов сообщества. И если вновь перейти на язык христианства, то можно сказать, что спасение достигается в церкви — общине, члены которой доверяют и служат друг другу.

Каждый раз, когда я вижу, как человек, страдающий от тяжелейшей проблемы, начинает исцеляться, я всем своим существом проникаюсь смыслом слов апостола Павла: «Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (Рим 8:28). Воистину, «душа возрастает в страданиях»: тяжкая душевная рана оборачивается благом, подвигая страдающего человека вступить на путь исцеления и идти по нему рядом с верными единомышленниками.

Разница между знанием и познанием

Нередко современные христиане превыше всего ценят «правильное понимание», «знание». Конечно же, знания и понимание очень важны. Мы должны знать, во что мы верим, должны стремиться, чтобы Писание стало органической частью нашего мышления, должны осознанно применять в своей жизни все составляющие христианства — участие в службах и таинствах, молитву, изучение Библии, размышление над Словом Божьим, пост, послушание, ученичество и так далее. Но вряд ли кто станет утверждать, что христианство ограничивается только сферой разума.

С христианской верой связаны и определенные чувства. Современные нейрофизиологические исследования показали, что левое полушарие мозга отвечает за аналитические способности: оно более ориентировано на факты и рациональное знание. Правое полушарие отвечает за проявление творческих способностей, иррациональное восприятие, интуицию: оно ориентировано на чувства. Если христианство предпочтет оставить в стороне все, что касается деятельности правого полушария, то в итоге мы будем бесконечно много знать о нашей вере, но ничто из этих полезных сведений не станет неотъемлемой частью нашей души. Если человек не способен чувствовать собственное сердце, то разве может он надеяться на построение подлинных отношений с Богом и другими людьми?

Интеллектуальное, рациональное знание — это одно, а познание, восприятие не только разумом, но всем своим существом Бога, людей, фактов, явлений, событий и так далее — это явление совсем другого порядка. Например, супруги призваны стать одним целым, и достижение этой целостности возможно лишь в триединстве всех составляющих человека — духа, души и тела. И недаром сказано, что Адам познал Еву (Быт 4:1), а не узнал ее, почерпнув массу интеллектуальных подробностей об «устройстве» женщины из книг и прочих пособий. Невозможно одним лишь разумом понять боль других людей. Все мы страдаем, страдают и наши мужья, и жены, и наши дети. Если мы не можем дать детям здоровую модель поведения, показать на своем примере, что наличие чувств — это нормально, то они не научатся испытывать и распознавать свои чувства. Они вырастут бесчувственными, и тогда заложится первый виток нисходящей спирали, по которой покатятся вниз, в бездны дисфункциональности, все последующие поколения.

Нам крайне необходима разъяснительная работа, проповеди и книги, которые показали бы духовные основания нашей эмоциональной жизни. Нам необходима теология чувств!

Джон добился в жизни немалых успехов: в своей области он был профессионалом. Все его знакомые относились к нему с большим уважением. Любой человек, увидев Джона, считал, что у этого парня все в порядке. И никому даже в голову не приходило, что в семье, где рос и воспитывался Джон, он много лет подвергался насилию — и физическому, и психологическому Это был страшный секрет, старательно скрываемый членами семьи Джона ото всех, а особенно от членов небольшой церкви, в которую они ходили.

В подростковом возрасте и в юности Джон прилежно изучал Библию и всемерно старался придерживаться заповедей и прочих установлений христианской веры. Но с годами он стал все чаще впадать в депрессии, начал вести затворнический образ жизни. В конце концов депрессии сделались настолько сильными, что заставили Джона выйти из уединения и обратиться за помощью. По рекомендации консультанта он начал посещать группу поддержки для ВДДС.

Группа поддержки его просто поразила. До сих пор Джон нигде и никогда не встречал христиан, которые открыто говорили бы о своей боли и гневе. Некоторые из членов группы рассказывали о сложностях в браке, другие — о суицидальных мыслях. Джон посещал собрания группы восемь месяцев. И однажды на одном из собраний он вдруг безудержно разрыдался. Слезы градом потекли по его лицу, потому что Джон внезапно осознал правду о себе и о своем детстве. И вслед за этим осознанием душу затопила боль, вызванная насилием.

Для Джона было удивительно, что он смог выражать боль и гнев в присутствии других христиан. Он ждал, что кто–то из присутствующих скажет ему, насколько он грешен, — ведь христиане не должны испытывать подобных чувств и тем более открыто говорить о них. К счастью, этого не произошло. Наоборот, Джон услышал слова поддержки и принятия, оказался в объятиях людей, которые хотели, чтобы он понял: рядом с ним те, кто уже «побывал там» и мог рассказать похожие истории. Джон прочувствовал до глубины души, что его по–настоящему поддерживают, и это стало для него открытием, поворотной точкой, с которой в его жизни начались подлинные изменения. Сам Джон до сих пор считает этот опыт чудом.

Впервые в жизни Джон почувствовал Божью любовь и благодать. Умом он всегда понимал, что эти дары доступны любому христианину, в том числе и ему самому. Но он никогда не переживал ничего подобного на эмоциональном уровне, потому что та часть его личности, которая отвечала за способность чувствовать, утратила связь с интеллектом. А теперь связь между частями личности, отвечающими за знания и чувства, восстановилась. Был сделан важнейший шаг на пути достижения целостности — на пути исцеления. Когда Джон после «греховных» признаний почувствовал на своих плечах дружеские руки и услышал слова любви и принятия, Христос стал для него живым. Нам, таким большим, серьезным и взрослым, порой нелегко ощутить присутствие Христа. Нам трудно признать, что внутри мы — дети, нуждающиеся в любви и добре. Но когда, страдая от боли, мы открыто и честно делимся ею с другими людьми, которые без осуждения принимают нас такими, какие мы есть, Господь снова становится для нас близким, живым и реальным. Когда мы делимся с понимающими нас христианами любыми нашими трудностями — например, что сегодня днем мы боролись с почти непреодолимым желанием выпить, — рядом с нами незримо присутствует живой Христос. Когда у нас имеется возможность без страха признать, что мы снова сорвались и вчера вечером, придя домой, съели несколько порций мороженого и большую упаковку сладкого печенья, Иисус становится для нас реальным. Если мы чувствуем неудержимую тягу купить порнографический журнал или кассету, то, поделившись своим состоянием с надежными людьми, мы лишаем искушение его силы и делаем очередной шаг к освобождению от греховной модели поведения. Все это происходит на группах, которые работают по двенадцатишаговым программам, потому что там ценится и поощряется абсолютная честность. Вот отрывок из преамбулы, которая зачитывается перед каждым собранием групп, работающих по программе «Двенадцати Шагов»: «Мы редко встречали человека, который бы строго следовал по нашему пути и потерпел неудачу. Не излечиваются те люди, которые не могут или не хотят целиком подчинить свою жизнь этой простой Программе; обычно это мужчины и женщины, которые органически не могут быть честными сами с собой. Такие несчастные есть. Они не виноваты; похоже, что они просто родились такими. Они по натуре своей не способны усвоить и поддерживать образ жизни, требующий неумолимой честности. Вероятность их выздоровления ниже среднего. Есть люди, страдающие от серьезных эмоциональных и психических расстройств, но многие из них все–таки выздоравливают, если у них есть такое качество как честность». Именно на таких собраниях наши знания о христианской вере сливаются с нашими чувствами, и тогда мы познаем ее. Тогда всем своим существом мы понимаем, что наша вера действительно живая и истинная.

Кто нуждается в группах поддержки?

Наверное, проще было бы задать вопрос — а кто в них не нуждается? Вы обращали внимание, сколько людей опосредовано, можно даже сказать — замаскированно, обращается за помощью, высказывая просьбы помолиться о себе или о своих ближних? Молитвенная просьба — это сигнал, что человеку плохо и больно.

К сожалению, молитвенные просьбы обычно звучат тогда, когда положение дел уже дошло до кризисного состояния. Как правило, к этому моменту бывает слишком поздно предпринимать какие–то эффективные действия. Молодая женщина, прожившая в браке три года, прошептала, сгорая со стыда: «Помолитесь обо мне, пожалуйста, у моего мужа другая женщина, и он решил бросить меня». Обычно помочь семье на такой стадии бывает почти невозможно: скорее всего, один или оба супруга приняли для себя бесповоротное решение и, основываясь на нем, уже совершили какие–то действия.

Хорошо, что в конце концов прихожанка нашла в себе силы обратиться с просьбой к своим братьям и сестрам. Но, безусловно, было бы гораздо лучше начать молиться за эту семью года два назад. Может быть, тогда молитвенная просьба звучала бы так: «Пожалуйста, помолитесь о моем браке. Мы с мужем отдаляемся друг от друга… Наш брак начинает разрушаться, из него уходят любовь и благодать». Если бы молодая жена решилась поделиться своей проблемой в первый год семейной жизни, то исцеление ее брака началось бы гораздо раньше и почти наверняка привело к положительным результатам.

Так кому же нужны группы поддержки? Они нужны всем! Уходит из жизни близкий человек, и нам необходимо разделить скорбь с сочувствующими, понимающими людьми. Рождается ребенок — друзья порадуются этому замечательному событию не менее искренне, чем мы сами. Ухудшилось положение дел с работой или с финансами, и нам очень важно поделиться своими страхами и сомнениями с надежным, опытным человеком, который не только без осуждения нас выслушает, но и даст мудрый совет. А уж если мы работаем с воспоминаниями о насилии, перенесенном нами в детстве, то поддержка единомышленников становится жизненно необходимой.

Особое значение имеют группы поддержки для людей, страдающих от заболеваний с выраженной компульсивной компонентой. Преодолеть такие проблемы в одиночку, без посторонней помощи, практически невозможно. Даже если вы самостоятельно справитесь с проявлениями отдельных симптомов заболевания, само оно никуда не исчезнет. Да к тому же, подавляя эти симптомы волевым усилием, вы, скорее всего, доведете окружающих до белого каления, потому что не измените образ жизни. Возможно, вы не будете пить или употреблять наркотики, но без основательной поддержки группы все равно не освободитесь от компульсивности и станете «сухим алкоголиком» (об этом шла речь в главе 3).

Группа поддержки нужна и тем людям, которые пытались выздоравливать самостоятельно, но успеха не достигли. Возможно, вашу душу уже много лет терзают гнев и обида, и ничто не приносит вам облегчения. А может быть, вы вообще не вынесли из своей дисфункциональной семьи представлений о нормальном поведении, более того — вам не знакомо состояние душевного покоя. В таком случае группа окажет вам уникальную помощь: участвуя в ее работе, вы постепенно обретете этот драгоценный опыт, который станет частью вашей личности. Изменится не только ваше поведение в конкретных ситуациях, но и ваше отношение к ним.

Вы не знаете, как избавиться от тягостных душевных состояний? Вы запутались в отношениях с людьми и бессильны что–либо изменить? Значит, пришло время искать группу, в которой вы сможете свободно поделиться всем, что вас беспокоит. Разве есть люди, которые никогда в жизни не испытывали внутренней борьбы или тяжких страданий? Пока вы живете и дышите, в вашей душе будет происходить борьба между добром и злом. Но один в поле не воин: без верных и надежных соратников добиться нужного результата практически невозможно.

Группы разные нужны…

Похоже, что на свете есть столько же разновидностей групп, сколько и проблем.

Сразу скажу, что концепция групп поддержки применима не только к взрослым людям: существуют специальные группы как для детей младшего возраста, так и для подростков. Лечение физического заболевания на ранних этапах его возникновения, как правило, значительно улучшает прогноз и порой приводит к полному выздоровлению. Так же и лечение последствий жизни в дисфункциональной семье следует начинать как можно раньше — поэтому работа с детьми, проводимая при церкви, имеет огромное значение.

Дети от рождения наделены способностью чувствовать и непосредственностью выражения эмоций. Дисфункциональные семьи быстро подавляют непосредственность и заставляют ребенка загнать способность чувствовать «в подполье». Детские и подростковые группы поддержки помогают ребенку сохранить эти жизненно важные качества, какой бы болезненный этап ни переживала его семья в данное время.

Детские группы могут быть организованы по–разному. Например, в моей церкви дети в возрасте от четырех до одиннадцати лет под руководством детского психолога и специально обученных добровольцев учатся понимать, что представляют собой чувства и как с ними обращаться. В работе используются рисунки, песни, сказки и прочие подходящие к тому или иному возрасту средства, которые помогают детям не потерять или вновь обрести свои эмоции — например, такие как боль и гнев. Еще одна цель таких групп — помочь каждому ребенку осознать, что он не отвечает за те области жизни, за которые должны нести ответственность взрослые. Дети не отвечают ни за сложности в отношениях родителей, ни за их алкоголизм и другие зависимости.

В настоящее время все шире распространяются группы самопомощи для подростков. В основном они возникают в рамках движения «Алатин», которое объединяет подростков (тинейджеров), чьи родители злоупотребляют алкоголем.

Дети алкоголиков остро нуждаются в помощи. Проблема, существующая в семье, рождает в их душах самые разные чувства. Подростки любят и жалеют своих родителей — и одновременно боятся и ненавидят их. Дети из дисфункциональных семей не смеют (и часто не умеют) поделиться своими переживаниями и не могут разобраться в себе. В «Алатине» девочки и мальчики учатся думать и чувствовать, не испытывая стыда и страха. Здесь они обретают способность отделиться от проблем матери и/или отца, сохраняя любовь к родителям. Благодаря систематической работе в группах «Алатин» многие подростки нормально повзрослели и научились жить и наслаждаться жизнью.

Собрания подростковых групп проходят в атмосфере, которая способствует желанию открыто рассказать о своих сложностях. Наиболее эффективны группы, члены которых решают свои проблемы (например, связанные с каким–либо собственным компульсивным заболеванием или с жизнью в дисфункциональной семье, в том числе в алкогольной). Однажды молоденькая девушка рассказала мне, как в минуту беспросветного отчаяния хотела покончить жизнь самоубийством. К счастью, о ее намерениях узнала подруга и пригласила девушку на собрание подростковой группы, которая работала при церкви. Моя собеседница сказала, что ей трудно описать, какое огромное облегчение она испытала, когда поделилась своей болью с участниками группы. На собрании присутствовали ее сверстники, но от них можно было ничего не скрывать и не притворяться, что «все в порядке»: они глубоко понимали ее страдания, ибо сами прошли по тем же кругам ада. И мать, и отец девушки страдали от алкоголизма, и дома она не только не имела возможности поделиться своими переживаниями, а постоянно жила, как на пороховой бочке.

Польза групповой работы с детьми и подростками несомненна, однако основным назначением групп поддержки является работа с взрослыми. Такие группы, в том числе и при церквях, обычно организуются для работы по конкретной проблеме: например, для женщин, ставших жертвами инцеста, или для христиан, страдающих от склонности к гомосексуализму. Очень актуальны группы для родителей–одиночек. Такая группа есть при нашей церкви, и в течение недели ее посещают не менее семисот человек, причем не только наши прихожане, но и «внешние» участники. Любовь Христа дает этим людям силы полноценно жить и успешно растить детей. При многих церквях существуют группы, объединяющие тех, кто недавно пережил развод. Здесь люди исцеляются от травм, полученных в результате потери брака. А затем, преодолев боль, учатся жить, оставшись одни, и начинают интенсивную работу над вопросами воспитания детей. Любой специалист скажет вам, как много людей, в том числе и христиан, нуждаются в поддержке во время столь болезненного периода жизни. Потребности этих людей в поддержке намного превышают возможности их восполнения профессиональными психотерапевтами, психологами и консультантами.

Однако группы поддержки необходимы не только для тех, кто прошел через тяжелую травму или пытается преодолеть склонность к компульсивному поведению. Группы приносят очевидную пользу в любых тяжелых обстоятельствах — например, супругам, страдающим от бесплодия; родителям, у которых умер ребенок; взрослым детям, которые столкнулись с давлением со стороны стареющих родителей. Больные, страдающие от тяжелых хронических заболеваний (например, рака или СПИДа), и члены их семей свидетельствуют, что качество их жизни значительно улучшилось в результате участия в рабо… …ели редко бывали трезвыми, и в детстве Кэтрин хлебнула много горя. Повзрослев, она никак не могла найти свое место в церкви. Кэтрин чувствовала, что никто из прихожан не может понять ее боль. Люди, посещавшие службы, производили впечатление очень благополучных — казалось, что в их жизни абсолютно все хорошо. Впрочем, разговоры между прихожанами никогда не шли дальше обсуждения детей, новых покупок и планов на отпуск.

Когда Кэтрин начала посещать собрания группы взрослых детей алкоголиков (ВДА), она встретилась с другими христианами, которые носили в сердце такую же глубокую боль, переживали тот же стыд, который испытывала и она. На собраниях члены группы свободно говорили о своих чувствах и мыслях, делились жизненным опытом, в том числе опытом ошибок и неудач. Через некоторое время Кэтрин тоже стала рассказывать то, о чем она никогда и никому не говорила. Она открывала своим новым товарищам «секреты», которые долгие годы носила в душе — ведь раньше у нее не было ни малейшей возможности поделиться ими в безопасной обстановке.

Сама Кэтрин говорила так: «Моя группа ВДА показала мне дорогу, по которой я смогла действительно прийти в церковь. Я ведь жила в таком состоянии, что не могла по–настоящему участвовать в богослужениях из–за обиды, вины и стыда, которые с ранней юности были моими постоянными спутниками. Мне было стыдно перед Богом, перед людьми, даже перед самой собой. Но ведь хорошая, «правильная» христианка, считала я, не должна испытывать эти и подобные им чувства. В группе ВДА я обнаружила, что могу делиться любыми своими чувствами, а люди все равно меня принимают, какой бы я ни была. Однажды на группе я в полной мере ощутила любовь и принятие. А буквально на следующий день я вдруг почувствовать себя свободно и в церкви. Чем больше я делилась своими горестными переживаниями и чувствами, тем меньше власти они надо мной имели».

Ну и что?

— Ну и что? — возможно, подумали вы. — Очень хорошо: я поверил в ценность групп поддержки. Но в моем приходе их просто–напросто нет. И вряд ли кто–то поддержит людей, которые захотят организовать такую группу.

Все правильно. Людям вообще сложно воспринимать перемены. Новое всегда несет в себе неопределенность, угрожает сдвинуть равновесие, пугает. Выше мы не раз говорили, что семья вряд ли примет с распростертыми объятиями те изменения, которые будут происходить с вами по мере выздоровления. Точно так же и в церкви, и в любой другой организации вы можете столкнуться с негативной, даже враждебной реакцией на перемены.

В подавляющем большинстве случаев негативное отношение возникает из–за недостатка информации. У священников или других людей, принимающих решения, не было возможности узнать об опыте, о котором вы говорите. Скорее всего, они не в курсе тех проблем, которые вы пытаетесь решать. Может получиться и так, что работа предлагаемой вами группы поддержки задевает их за живое, заставляет испытывать боль собственных проблем, о которых они предпочитают не вспоминать. Возможно, они сами проходят через сложности ВДДС (об этом мы подробно говорили в 5 и 6 главах) и, обсуждая вопросы, связанные с работой группы, испытывают немалый душевный дискомфорт.

Людям, от которых зависит открытие группы при церкви, стоит рассказать историю вашего выздоровления. Имеет смысл предложить участие в организации группы тем прихожанам, которые имеют опыт выздоровления. Дайте вашему священнику и другим ответственным лицам прочитать эту книгу.

Я не наивен — мне хорошо известно, как трудно бывает убедить тех, кто не занимается работой над своим выздоровлением, в необходимости организации групп, работающих по разным проблемам. Весьма вероятно, что, начав разговор на эту тему, вы услышите категорический отказ. Что вам делать тогда?

Самым ярким и убедительным свидетельством необходимости групп являются благотворные изменения, происходящие в вашей жизни. Значит, самое важное ваше дело — ответственная работа над собственным выздоровлением, которую вы осуществляете, следуя Божьему руководству. Люди, входящие в инициативную группу (в том числе и вы сами) уже должны идти по пути исцеления и для того, чтобы работа организованной вами группы поддержки была успешной. Обдумайте и обсудите вопросы организации группы со своими единомышленниками: вы поймете, когда и как поговорить о начале вашего служения со священником и другими ответственными лицами прихода.

Ранее мы обсуждали семейные системы (глава 3) и пришли к выводу, что церковная община также представляет собой семейную систему (глава 6). Вспомните: в церквях и других христианских организациях, так же, как и в семьях, возникают сложности с принятием чувств, отношением к переменам и разрешением конфликтов.

Я вот уже более десяти лет наблюдаю за одной церковной общиной, где численность членов из года в год неуклонно снижается. Однако и духовенство, и многие из прихожан пребывают в непоколебимом убеждении, что ушедшие — грешные, «мирские» люди. Пусть уходят! Зато в церкви остаются самые «духовные», подлинные христиане! Община демонстрирует потрясающую слепоту и полное отрицание действительности — такое порой происходит с человеком, еще не вставшим на путь исцеления. А что сами ушедшие говорят о причинах, заставивших их покинуть данную церковь? В их словах много общего: хотя в церкви принято встречать людей улыбкой и радушным рукопожатием, подлинные чувства человека и его живая душа здесь никого не интересуют.

В этой общине основной движущей и направляющей силой является чувство вины (более подробно об этом сказано в главе 4). Однако далеко не все люди обладают способностью долго руководствоваться такой мотивацией. И многие прихожане начинают искать понимание, утешение и исцеление в других местах. В конце концов они уходят в другие церкви, где их по–настоящему принимают и нет необходимости постоянно притворяться, что все в порядке. На сегодняшний день положение дел в общине, о которой я веду речь, весьма плачевно. Очень хотелось бы, чтобы этот пример был исключением, но, к сожалению, он не единичен. В то же время меня радует, что существует обратная сторона медали: церкви, в которых принимают людей такими, какие они есть, сочувствуют им и стараются их понять, растут сегодня очень быстро.

Начинать работу группы поддержки в церкви, похожей на ту, о которой я только что рассказал, очень сложно. Если все держится на отрицании действительности, то людей, желающих организовать такую группу, воспринимают как единственных прихожан, у которых есть проблемы. Но ведь реальность как раз и состоит в том, что все остальные научились молчать о своих неблагополучиях, оставляя их за стенами церкви. Такая позиция неизменно приводит к тому, что положение дел внутри общины делается все более безрадостным: единственной стратегией жизни прихода становятся лицемерие и отрицание.

Если дело не идет…

Если церковная община или христианская организация открыта к переменам, ее лидеры сами проявляют интерес к поиску новых эффективных способов заботы о людях. К сожалению, чаще встречается обратная ситуация. Поэтому, решив организовать группу поддержки, запаситесь терпением, настойчивостью и, главное, не отчаивайтесь! В моей практике имеются примеры, когда церкви или организации требовалось около трех лет, чтобы понять: программа «Двенадцать Шагов» — вовсе не дьявольская уловка, а высоко эффективный способ решения различных проблем, возникший на христианской основе. Делайте свое дело и молитесь, а Господь будет вести вас в правильном направлении. Он поможет вам понять, какой подход нужен в вашей церкви.

Если терпеливая просветительская работа и другие методы, о которых я здесь упоминал, все же не приносят желаемого результата, то, возможно, вам придется поискать сообщество, которое будет более открытым и готовым восполнить ваши потребности. Очень часто изменения в общине невозможны, пока ее лидеры не столкнутся со своими собственными проблемами. К сожалению, обычно именно так и случается. Жизнь человека, от которого зависит принятие решения, рушится, и тогда он прозревает и делает то, что лучше было бы сделать задолго до постигших его несчастий.

Нередко при организации группы в церковной общине возникает конфликт. В его основе лежит неспособность многих прихожан взглянуть в лицо собственным дисфункциям и признать свои проблемы. Но ведь на кого–то надо возложить вину за происходящее, кто–то должен стать «стрелочником»! Мне известно много таких случаев. Например, священник одной церкви решил организовать служение по оказанию помощи прихожанам в духовном росте. Само собой, его новая программа предусматривала работу по исцелению душевных неблагополучий и решению семейных проблем. Многие семьи, входящие в общину, включая самые уважаемые, были крайне встревожены нововведениями своего пастыря. Разве у них, истинных христиан, могут быть проблемы? Гораздо удобнее жить, не замечая своих неблагополучий и подлинных потребностей. А чтобы их не замечать, надо всячески заниматься «спасением» окружающих и извлечением бревен из глаз ближних.

Прихожане, неспособные признать необходимость решения собственных проблем, очень быстро нашли виновника всех своих «несчастий»: они объявили, что священник — «плохой» (подробнее о том, «что такое хорошо и что такое плохо» рассказано в главе 9). Его осуждали, стыдили, обвиняли в том, что он мало внимания уделяет службам, проповеди, катехизации. В итоге священник ушел в другую церковь, где основал очень успешное служение, основанное на поддержке и заботе. И по сей день руководимая им церковь открыта для всех людей, нуждающихся в исцелении. Здесь работают как с христианами, так и с теми, кто еще только ищет свой путь ко Христу, — и находит его в этой прекрасной общине.

А в церкви, которую он возглавлял прежде, в течение последующих нескольких лет крайне обострились сложности в жизни многих семей, обвинявших священника. Углубились и стали очевидными и дисфункции в самой общине. И только тогда община смогла наконец перейти Рубикон и признала свою ответственность за рост и духовное здоровье входящих в нее людей. Но до того как это случилось, еще несколько священников пали жертвой дисфункции церкви. Слава Богу, в общине начались благоприятные изменения. Но как жаль, что для этого потребовалось столько страданий очень неплохих людей!

Как правило, любые изменения вызывают у людей страх, и лидеры церкви не представляют собой исключения. Однако в здоровой организации наряду с тревогой и страхом имеется готовность вникнуть в положение дел, оценить новые возможности и, если предполагаемые результаты оправдывают риск, то решиться на практические действия. К сожалению, во многих христианских организациях любое предложение даже о минимальных изменениях сложившихся традиций приравнивается к внесению корректив в фундаментальные библейские принципы.

Например, хотя формы проведения занятия по изучению Библии не являются чем–то священным и неприкосновенным, члены церкви очень легко перепутывают само Писание с методами его изучения. Слово Божье крайне важно для каждого из нас. Но разные люди постигают Библию по–разному. Для многих лучшим способом по–настоящему понять Писание являются молитвенные группы и группы по изучению Библии. А другим возможность встречи с живым Богом дают забота и любовь группы поддержки. На мой взгляд, служение церкви должно включать в себя различные подходы, охватывающие и разум, и чувства (об этом я говорил в начале данной главы).

Если же, затратив длительное время и перепробовав все подходы к организации группы поддержки, вы все–таки потерпели неудачу, не отчаивайтесь. Сейчас в большинстве стран мира существуют группы и движения самопомощи, на которых люди, благодаря программе «Двенадцать Шагов», решают самые разные проблемы. Ищите. Найдите любую группу, например, группу АА. Скорее всего, члены АА смогут дать вам контактную информацию других групп, среди которых окажется и та, что подходит именно вам. Если у вас нет возможности присоединиться именно к христианской группе, лучше все–таки найти подходящую вам «светскую» двенадцатишаговую группу, чем пытаться справиться с проблемами в одиночку22.


22 Подробный список групп, работающих в России и некоторых стран СНГ, приведен в книге Е. Н. Проценко «Наркотики и наркомания. Надежда в беде». М.: Триада, 2007. Текущую информацию о различных российских группах можно также получить на сайтах: www.aarus.ru; www.na–msk.ru; www.nan.ru; www.detki–v–setke.narod.ru/index.htm; www.alanon.narod.ru; www.mne–ploho.narod.ru/Index.html; www.blizkim.ru. — Прим. ред.


Кто способен принять изменения?

Какие церковные общины с высокой вероятностью согласятся на организацию групп поддержки и служения, направленного на исцеление? Некоторые признаки, приведенные ниже, помогут вам в первом приближении оценить позицию вашей церкви в этом вопросе. Возможно, эти характеристики также помогут вам обдумать обсуждение планов по организации группы с лидерами церкви или с вашими товарищами по выздоровлению.

1. Священники и другие руководящие лица согласны прочитать книги и/или посетить семинары, посвященные работе групп поддержки. Они поддерживают контакт с другими церковными общинами, где такое служение уже ведется.

2. Руководство общины не страдает чрезмерным страхом перед переменами и не приравнивает изменения в методах служения к посягательству на фундаментальные основы веры.

3. Представители руководства признают собственные проблемы и проявляют ответственность, работая над их решением. Возглавляемая ими церковь в целом представляет собой живое, открытое, растущее сообщество. Лидеры не пытаются произвести впечатление совершенных христиан и в своей духовной жизни проявляют честность и реалистичность.

4. Лидеры церкви восприимчивы к людской боли: они не осуждают и не стыдят прихожан.

А вот список признаков, которые характерны для общин, где начать работу групп поддержки или другое служение выздоровления будет достаточно сложно. Этот список (как и предыдущий) не является исчерпывающим, но вполне может послужить вам отправной точкой для оценки возможностей организации группы. Обдумывая эти возможности, не забывайте, что Бог может сотворить чудо, и вы вдруг получите поддержку тех людей, от которых вполне обоснованно ожидаете жесткого противодействия.

1. Руководство общины не желает рассматривать новые пути решения проблем прихожан.

2. В общине любой проблеме придается духовная окраска — вплоть до полного отрицания влияния психологических, биологических, социальных и прочих «земных» факторов.

3. Схема разрешения конфликтов в общине такова: людей, которые не следуют неписаным церковным правилам, обычно тем или иным путем удаляют. Подлинных попыток разрешить конфликты даже не предпринимается.

4. Все служение церкви сосредоточено исключительно в духовной области. Молчаливо предполагается, что лидеры церкви и многие прихожане уже достаточно совершенны, и им нет нужды учиться чему–то новому или заниматься решением имеющихся у них проблем.

Как создать группу поддержки?

Очень важно (и многолетняя практика подтверждает этот принцип), чтобы группу поддержки возглавил не священник, не психолог и не какой–либо другой специалист. Если группу будет вести священник, то ее собрания, скорее всего, станут в итоге занятиями по катехизации или по изучению Библии, а если психотерапевт — то сессиями групповой терапии. Лучше всего, если инициаторами и ведущими христианских, смешанных и даже светских групп выступят христиане, которые участвовали в работе по двенадцатишаговым программам.

Не менее важно, чтобы те, кто начинает служение, связанное с группами, сами уже какое–то время работали над своим выздоровлением. К сожалению, это служение привлекает многих христиан не потому, что они желают работать над собственным выздоровлением, а потому, что они являются людьми созависимыми и постоянно стремятся «исправить» других людей и «помочь» им. Поэтому важно, чтобы среди лидеров нового служения были люди, которые уже активно участвуют в работе одной из двенадцатишаговых групп, таких как Анонимные Алкоголики, Анонимные Наркоманы, Аланон (близкие алкоголиков), Наранон (близкие наркоманов), Взрослые Дети Алкоголиков, Анонимные Переедающие, Анонимные Сексоголики, Анонимные Депрессивные, Анонимные Эмоционалы и так далее.

Я однажды разговаривал с психотерапевтом, который высказал мне свое разочарование, связанное с тем, что на собрания организованной им группы приходят только два или три человека. Он рассказал, как изо дня в день, на протяжении вот уже полугода, неизменно приходит на группу сам. В разговоре выяснилось, что он только вел собрания группы, но никогда не делился с ее участниками своими проблемами. Психотерапевт присутствовал на группе лишь для того, чтобы помочь всем этим несчастным алкоголикам и наркоманам. Доктор не задумывался о том, что сам он тоже нуждается в выздоровлении. В его словах о других членах группы легко улавливалось превосходство и полагание себя достаточно совершенным и праведным. В них сквозило снисхождение по отношению к страдающим людям. Именно поэтому те, кто приходил на группу, переставали ее посещать: они сразу же понимали, как относится к ним ведущий.

…Бет организовала в своей церкви группу поддержки. Это служение вскоре принесло столь позитивные результаты, что священник предложил ей развивать служение малых групп для прихожан. Через десять месяцев при общине уже работали пятнадцать двенадцати шаговых групп. В их работе стали участвовать неверующие люди, которые искали возможность решить свои проблемы. Впоследствии большинство этих «пришельцев со стороны» уверовали, приняли крещение и воцерковились.

Действительно, многим людям гораздо легче пригласить друга или родственника на собрание группы поддержки, где решаются, например, проблемы созависимости, чем на богослужение. Гость сразу улавливает атмосферу любви и принятия, царящую на собраниях двенадцатишаговых групп, и продолжает приходить на встречи. А затем — я не раз был свидетелем таких событий — через отношение членов группы он познает любовь Господа. Люди, желавшие всего лишь решить конкретную проблему, нередко либо впервые в жизни встречаются со Христом, либо возвращаются в церковь, о которой много лет почти не вспоминали. А решение проблемы становится «побочным продуктом» изменения их мировоззрения и обретения христианской системы ценностей.

Кто должен вести группу?

Для работы по любой проблеме лучше всего подходит форма, которую практикуют в традиционной программе «Двенадцать Шагов». В этом случае группой поочередно руководят ее рядовые члены. Таким образом, группа не зависит от присутствия профессионалов. Кстати, по этой причине в некоторых строго следящих за своими членами общинах иногда возникают сложности. Действительно, структура двенадцатишаговых групп отличается неформальностью, и контроль над их работой практически невозможен. Тем не менее, различные варианты программы «Двенадцать Шагов» вот уже семьдесят с лишним лет успешно работают, помогая миллионам людей найти исцеление, а многим — и спасение от верной гибели.

Итак, каждый участник, когда подходит его очередь, берет на себя ответственность за ведение группы. Как правило, в первый раз вести группу довольно страшно, но эта деятельность является немаловажным шагом по пути выздоровления. Еще одно преимущество «переходящего лидерства» заключается в том, что группа не зависит от определенного человека. К тому же каждый член группы получает возможность развития лидерских навыков.

Один из членов АА как–то сказал мне: «В профессиональных программах выздоровления, которые проходят под руководством психологов и психотерапевтов, члены терапевтической группы склонны сваливать свои проблемы на врача. Они подходят к собственному выздоровлению с позиции: «Вот я пришел, лечи меня». А в группе самопомощи никто себе такого не позволяет. Все ее участники знают, что за свое исцеление каждый отвечает сам».

Профессионалы и программа «Двенадцать Шагов»

Двенадцатишаговые программы и группы поддержки очень эффективны, но и они, конечно, не являются панацеей от всех бед. Отличительная характеристика групп самопомощи заключается в том, что рядовые члены группы несут служение другим рядовым членам группы. Но не столь уж редко возникают ситуации, когда такого взаимного служения оказывается недостаточно. Порой кому–то из участников группы требуется помощь профессионала — врача, священника, психолога или консультанта. Например, депрессия может быть настолько тяжелой, что с ней нельзя справиться без медицинской помощи. Или же чрезвычайно болезненные воспоминания, связанные с душевными травмами детства, могут потребовать вмешательства квалифицированного психотерапевта.

Очень важно, чтобы постоянные члены группы знали о доступных ресурсах — о специалистах, к которым можно направить человека, когда в этом возникает необходимость. Специалисты, к которым группа направляет своих членов, нуждающихся в дополнительной помощи, должны иметь представление о проблеме, по которой работает группа. Например, профессионалы, к которым обращаются члены группы ВДДС, должны знать о дисфункциональных семьях, созависимости и компульсивных заболеваниях. Если психотерапевт в этих областях не сведущ, он в лучшем случае неосознанно замедлит процесс выздоровления или просто не сможет ничем помочь, а в худшем — навредит. Нередко участникам группы бывает необходима помощь священника. И здесь также необходимо, чтобы священнослужитель обладал знаниями в области выздоровления.

Надо сказать, что врачи, психологи и священники становятся все более подготовленными в вопросах оказания помощи «проблемным» людям. Например, многие врачи на первых этапах общения с пациентом не только проводят медицинский осмотр, но и выясняют историю его жизни. Они стараются понять, является ли пациент членом дисфункциональной семьи, подергался ли он физическому, сексуальному или психологическому насилию. Прояснив эти вопросы, врач предлагает пациенту присоединиться к группе поддержки или, если есть необходимость, направляет его на психотерапию.

В подавляющем большинстве случаев полноценное выздоровление невозможно без участия священника. Нередко первым, к кому обращается страдающий человек, бывает именно священник. В любой активно работающей группе поддержки имеется информация о священнослужителях, к которым можно направить тех, кто нуждается в духовном попечении. Группа должна быть уверена, что священник не станет стыдить или осуждать обратившегося к нему человека. Часто священники распознают неизвестные самому человеку, неисповеданные грехи, которые мешают его исцелению. Благодаря священникам многие члены групп самопомощи обрели молитвенную поддержку, начали осознанно и систематически исповедоваться и участвовать в литургии, вступили на путь воцерковления. Понятно, что церковная жизнь нисколько не препятствует решению проблем на группах, работающих по программе «Двенадцать Шагов». Равным образом и группы не мешают христианской жизни своих участников, а скорее способствуют ей.

Необходимо подчеркнуть, что найти врача, священника, психолога или консультанта, которые понимают вопросы, обсуждавшиеся в этой книге, не так–то легко. Обязательно расспросите специалиста, к которому вы обратились, о его подготовке, специализации и опыте. Выясните, что он делает для собственного исцеления — ведь наиболее действенную помощь способен оказать тот, кто имеет опыт решения своих проблем. Если профессионал, к которому вы попали, отвечает вам с позиций защиты или вообще не может ответить на ваши вопросы, попробуйте поискать другого. Во многих случаях лучший способ найти нужные контакты — это взаимодействие с людьми, чье выздоровление вызывает у вас уважение. Они наверняка назовут вам хороших специалистов, к которым раньше обращались сами.

Вопрос жизни и смерти

После прочтения этой главы вам может показаться, что я неоправданно преувеличиваю значение групп поддержки.

— Что–то вы увлеклись, уважаемый автор, — возможно, скажете вы. — Я готов согласиться, что группы самопомощи приносят немалую пользу. Но вы пишете о них так, словно это вопрос жизни и смерти.

А ведь, собственно говоря, так оно и есть — это вопрос жизни и смерти. Многолетнее исследование, проведенное сотрудниками Стэнфордского университета, выявило поразительные факты. Оно, в частности, показало, что продолжительность жизни онкологических больных, которые параллельно с необходимым медицинским курсом лечения еженедельно посещали собрания групп, была в два раза больше, чем у тех, кто получал только оперативное, радиологическое и медикаментозное лечение.

Справедливо утверждение о жизненно важном значении групп и в переносном смысле. Настоящая христианская жизнь — это в первую очередь духовное и душевное здоровье. Но ведь именно исцелению души и духа и посвящена вся деятельность групп поддержки. Современное христианское сообщество еще только начинает понимать, какой потенциал Господь предусмотрел для Церкви. Как я уже писал в начале этой главы, я считаю, что мы живем в удивительное время — время перемен, в эпоху своеобразного возрождения христианской общины. Перед нами открываются огромные возможности.

Представьте себе христианскую группу, на которой в условиях конфиденциальности и анонимности вы могли бы поделиться с единомышленниками любыми своими чувствами, любой проблемой — будь то алкоголизм, переедание, созависимость или сложности, пришедшие из дисфункциональной семьи. Это было бы удивительно! Миллионы людей по всему миру получили помощь благодаря работе групп АА (в основе которой, как я уже упоминал, лежат христианские принципы). Так почему же христиане, желающие исцеления души, должны проходить мимо такого Божьего дара, как программа «Двенадцать Шагов»? Я не вижу ни одной причины, по которой мы должны отказаться от него!

В работе христианских групп можно было бы использовать стихи из Библии (как сделано в этой книге), чтобы люди, пришедшие на собрание, учились открыто выражать свои чувства. Подростки вполне способны понять и проработать на группах многие проблемы, связанные с созависимостью, которая по существу является следствием первородного греха. На группах поддержки и взрослые, и дети могли бы усвоить, что здесь не только допустимо, но жизненно необходимо открыто говорить обо всем — ведь благотворные изменения становятся возможными, только если проблемы и грехи вынесены на свет. Когда мы так поступаем, наша жизнь начинает соответствовать евангельским словам: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин 8:32).

Сила общины

Я расскажу вам историю о небольшом монастыре, расположенном в глухом лесу. Случилось так, что монастырская община была на грани исчезновения. Никто не знал, что делать. Монастырь спас старый мудрый монах. Он сказал братьям такие слова:

— Перестаньте унывать. Я открою вам тайну: Мессия, который спасет монастырь, — это один из вас.

Монахи действительно перестали унывать, потому что начали присматриваться друг к другу и размышлять, кто же из них Мессия. Проходили недели и месяцы. Братья все никак не могли догадаться, кто из них Мессия, но на всякий случай стали относиться друг к другу с глубочайшим уважением. Со временем ореол уважения окружил всех монахов. Казалось, что он лучится и наполняет своим сиянием все вокруг. К монастырю потянулись посетители, появились новые братья. Через несколько лет монастырь наполнился жизнью, светом и духовностью.

Вы, конечно, поняли, что эта история выдумана. Во всем мире и во все времена есть лишь один Мессия — Господь Иисус Христос, наш Спаситель. Смысл моего рассказа состоит в том, что уважение к себе и окружающим создает такую атмосферу, которая наполнена светом и духовностью. Собственно, об этом мы и старались вам рассказать в нашей книге. Сегодня у христианской Церкви есть великолепная возможность стать сообществом, которое несет людям исцеление, оказывает им подлинную поддержку и безусловно принимает тех, кто сломлен и страдает. Церковь должна стать таким местом, где любой страждущий сможет поделиться своей болью с христианами. Именно в Церкви заботливые люди должны бережно принять израненную душу, направить ее на путь исцеления и пойти с нею рядом. Так случится, если мы, христиане, будем относиться к каждому человеку, включая самих себя, как к существу особенному и бесценному, сотворенному по образу и подобию Божьему.

Вопросы для размышления

Задайте себе следующие вопросы и запишите ответы:

1. Кто из священнослужителей и других ответственных лиц вашей церкви мог бы принять решение об организации групп поддержки? Запишите их имена и начните молиться о том, чтобы Бог дал им решимость и желание создать группу, на которой люди имели бы возможность делиться своей болью в атмосфере безопасности.

_______________________________________

Психология bookap

2. Попытки создать группы поддержки в отсутствии собственного выздоровления организаторов опасны и разрушительны. С каких шагов вы начнете свое исцеление? Участие в какой группе поддержки, работающей по двенадцатишаговой программе, будет наиболее полезным лично для вас?

_______________________________________