Девятая Священная Книга

ПОЛИТТЕХНОЛОГИИ


...

Глава 3. 1001-й кадр Имиджмейкера

У моего тезки Вити Гюго в "Соборе Парижской Богоматери" есть забавный персонаж-уродец.

Не помню его кликухи. То ли — Квазиморда, то ли Квазижопа.

Не важно это.

Важно нам, пацаны, другое.

От страшного вида этого Квазижопы шарахались в стороны не только рыночные торговки и члены гильдии торговцев святыми мощами, но даже лошади и кошки.

Бедняга мучился от такого к себе отношения. И даже подумывал в поисках быстрой смерти объявить себя кандидатом в президенты Чечни.

А ведь за соответствующую мзду несчастному Квазижопе можно было бы легко помочь в его страданиях.

Прошел месяц — и все красотки-парижанки с криками "Ах, какой красавчик Квазижопа!" и "Том Круз — страшное уебище!" штабелями бы легли у кривых ног нашего персонажа-уродца.

Кто же этот специалист, превращающий чудовище в красавца за соответствующую мзду?

А вот и нет.

Вовсе не пластический хирург это делает. А имиджмейкер.

Я не стал помещать эту главу туда, где говорилось о промоутерах. Хотя, любому ясно, что имиджмейкер — это тоже промоутер-раскрутчик. Раскрутчик имиджа.

Но уж очень специфична эта профессия, чтобы смешивать ее с какими-то там мерчандайзерами и брэндменеджерами.

Поговорим об имиджмейкерах отдельно.

На дверях их кабинетов нет табличек с надписью:

"Тут, типа, сидит весь из себя такой крутой имиджмейкер.

Входить только с прижатыми ушами и опущенным хвостом.

Иначе ты, козел, будешь жестоко вздут!"

Нет, таблички у имиджмейкеров (и записи в контрактах и трудовых книжках) другие.

В них обычно пишут: "Советник по имиджу", "Консультант по корпорационному стилю", «Менеджер-психолог», "Помощник-визуализатор" (женщины обычно, черт знает что, про такую непыльную работенку думают) и мн. др.

Специалисты этого профиля должны сочетать талант психолога-разводчика и режиссера-организатора.

Создание имиджа (образа) кандидата очень похоже на театральную постановку.

Имиджмейкеры многому учат кандидата: правильно ходить, говорить, есть, пить, выбираться из машины, изящно по-байроновски ковырять в носу и по-умному хмурить правую бровь.

А от многого и отучают: пускать кольца сигарного дыма в нос интервьюеру, цыкать зубом и мочиться в чудный апрельский День Космонавтики на прохожих из окна своего офиса.

Наниматели имиджмейкеров постоянно огрызаются на их придирки ("Отзынь, сволочь!", "Увянь, плесень!", "Отвали, козел! Обойдусь без твоих советов!", "Подотрись своими рекомендациями, гадилка гумозная!"), но при этом свято верят, что эзотерических навыков имиджмейкера хватит не только на то, чтобы заставить избирателя поверить в создаваемый образ депутата, но и вызвать из преисподней кашляющих серным дымом тщедушных демонов, и даже накормить до отвала миллиард голодных африканцев пятью пакетиками соленых чипсов "Под пивко!".

И, кстати, в таком слепом обожествлении есть своя сермяжная правда-матка.

Имиджмейкер, пацаны, он и без всяких выборов — имиджмейкер. Он, пацаны, даже попзвезду может в приличного человека превратить. Ей Богу.

Но, конечно же, более всего суть натуры нашего доблестного героя проявляется в избирательной кампании.

Выборы — это тотальная война друг против друга множества партизанских отрядов, орудующих в одном лесу.

И бомбят его бомбардировщики.

И сжигают карательные зондеркоманды.

И зайчишкам-бурундучишкам в этом лесу не позавидуют даже умирающие от холода и голода лютой зимой бродячие псы с московских улиц.

Главная жертва этих войн — мозги электоральной биомассы.

Имиджмейкер знает, что эта биомасса голосует вовсе не кандидата, а за его сформированный сознательным предпочтением и подсознательными установками обывателя образ, называемый темным и невежественным простонародьем "имидж".

Имидж — это тот алтарь, на который будет положено в предвыборной кампании бабло, жизнь и психическое здоровье множества людей.

Российские выборы — это веселое время, когда богатые становятся беднее, свободные попадают на нары, а здоровые зарабатывают страшенную головоломную боль, именуемую студентками гуманитарных факультетов и актрисами провинциальных театров "мигренью".

С чего начинает свою работу имиджмейкер? Нет, вовсе не с того, что вымоет клиента, опохмелит и сбреет с него грязную, похожую на свиную, густую недельную щетину. А с изучения подсознательных страхов и сознательных желаний электората.

Техника изучения тут классически-маркетинговая — те же опросы, та же статистика, тот же анализ.

Техника игры на страстях электората тоже стандартная — пиар и реклама, то есть — пропаганда и агитация.

Некоторые недотепы парят мозги честным людям неким "особенным имиджем": «событийным» (отражение в раскрутке фактов биографии и текущей работы кандидата, всенародное спасение им старушки из горящей избы и школьника из проруби), «вербальным» (пробивка электората через сформированный текстами прессы образ), «визуальным» (телек, казацко-залихватский чуб из-под фуражки, лампасы, фотка с Президентом), «контекстный» (ненавидимая жена, любимая собака, прыжки с аквалангом и прочие хобби).

Но я считаю такую добавку к обычным приемам промоушна топорно-тавтологичной и бездумно-надуманной.

Увы, друзья мои, профессия имиджмейкера настолько изгажена всякими "специалистами по НЛП", "экспертами по позитивной идеализации" и "работниками с имидж-коммуникатированием", что, не проработай я сам многие годы в этой зловонной жиже честным ассенизатором, то никогда не догадался бы, о чем в ихних учебниках-хуебниках идет базар.

А идти он должен всего лишь об одном: чем отличается работа имиджмейкера от работы остальной развеселой братии промоутеров. Еще проще: чем раскрутка кандидата отличается от раскрутки новой бани?

А тем, что баню мы берем уже в качестве данности. И не будем ежедневно ее красить и окошки менять.

А вот с кандидатом такое проделать можно. Только тут не плотники и маляры имиджмейкеру нужны, а визажисты, стилисты, портные, инструкторы по фитнесу и плаванью, банщики и массажисты. Ну еще и, естественно, пиарщики и рекламщики.

Кто не понимает эту особенность работы имиджмейкера, того надо хлестать по носу пачками предвыборных листовок, связывать, бросать в бронированную камеру и заставлять сутки напролет слушать Алсу, Жасмин, Агутина, Меладзе, Валеру Леонтьева и прочих глюкозных белок-стрелок.

Всякий, кто хоть немного разбирается в истории политики, религии, культуры и бизнеса, знает, что настоящих талантов среди политиков, попов, культурпопсовиков и бизнесменов — днем с огнем не найти. Все эти хмыри, которым поклоняются со слезами умиления на глазах миллионы зомбиков, всего лишь — результат раскрутки.

Нет, бывает, что под лучи славы попадают и достойнейшие. Например: Христос (вспомните шум с "Кодом да Винчи") и Профессор Лебединский (с его бессмертным "Я танцую пьяный на столе"). Но это — большая редкость.

А в основном — славу мнимым «гениям» и «звездам» делают имиджмейкеры.

Карьеру без них сделать можно. И бабла нарыть — тоже. А вот, насчет мировой славы — тут надо бежать к имиджмейкеру.

Особенно интересен внутрикорпоративный имиджевый промоушн.

Его истоки лежат в Древнем Китае. Именно там манипуляция внешними атрибутами собственного поведения и одеяния ради карьерного роста пробрела масштабы психической эпидемии.

Представьте себе миллионы людей, соизмеряющих свою сословную и профессиональную принадлежность с мельчайшими деталями раскрученного придворными имиджмейкерами речевого, мундирного и партикулярного, мимического и жестикулярного имиджа. Вот уж воистину: "Жажда ничто, имидж — все!"

Нечто подобное было и в Европе времен Средневековья, Возрождения, Реформации и Нового времени. Даже в Новейшем времени мы видим остатки такого (регламентирующего сословное поведение и одеяние) стиля у военных и чиновников.

Ныне же имиджмейкеры в корпорациях тоже не дремлют. И, начитавшись гламурных журналов, парят мозги сотрудникам, пытаясь их по-новому одеть, обуть и придать новое выражение их физиономиям.

В России мода на политимиджмейкеров с 2004 года пошла на убыль.

Этому причина — застой в избирательных кампаниях. Выборных губернаторов заменили на кремлевских марионеток. Состав Госдумы и губернский заксов просчитывается за пару лет до нового созыва. И т. д. и т. п. вплоть до сельсоветов.

Стабилен спрос на имиджмейкеров в шоу-бизнесе.

И сильно растет спрос на имиджмейкерские услуги в сфере госпромоушна и бизнеса.

Главным заказчиком, правда, будет уже не политик, а голимый чинуша и олигофренический, тьфу, олигархический бизнесмен.

Дело в том, что как бы ты ни был знатен чином и какими бы горами золота не ворочал, а все равно все в тебя плюют и кидают майонезом.

А чтобы поиметь народную любовь — нужно поработать на имидж. И в конечном итоге — от клиентов на каждый правильно вложенный в имидж бакс уж два-то бакса чистой прибыли точно получишь.

Что главное в прорыве имиджа на рынок плавленых мозгов?

Правильно, телек. В широком смысле — кино.

Когда-то, давным-давно (когда люди еще верили в Санта Клауса, Библию и «Капитал», боролись за право женщин участвовать в выборах и считали курение лучшим лекарством от астмы) появился кинематограф.

Первый показ кино — ролик братьев Люмьер "Прибытие поезда" — привел к забавному результату.

Увидев поезд, мчащийся с экрана прямо в зал, зрители обкакались со страху и поспешили, конфузясь и проклиная плотный обед, покинуть кинотеатр еще до окончания короткометражки.

С тех самых времен по миру и гуляют разные мистические истории про кино и киношников.

Однако (и от этого не спрячешься даже в самом глухом лесу) факты говорят нам, что все-таки кое-какое воздействие на поведение человека кино оказывает. Особенно через телек.

Зрительное восприятие характеризуется доминированием в деятельности коры головного мозга правого полушария над левым.

Правое полушарие отвечает за абстрактное мышление и при его активизации в ущерб левому (логическое мышление), а именно такой эффект создается при просмотре телепередач, человек впадает в состояние, очень похожее на шизофрению, то есть, его сознание на время контакта с телеэкраном принимает за реальность то, что имеет к реальности довольно-таки далекое отношение.

Вот как о чем-то отдаленно похожем на этот эффект пишет автор культовой книги постперестроечной интеллигенции ("Generation ‘П,") Виктор Пелевин (конечно, все нижеизложенное — беллетристика, но я не могу удержаться от цитирования из-за любви к искусству):

"Основным каналом внедрения шизоблоков заказчика в сознание россиян в течение достаточно долгого обозримого периода будет оставаться телевидение. В связи с этим представляется крайне опасной тенденция, наметившаяся в последнее время среди т. н. среднего класса — прослойки зрителей, наиболее перспективной с точки зрения социальных результатов телевизионного шизоманипулирования. Речь идет о полном отказе или сознательном ограничении объема просматриваемых телевизионных передач с целью экономии нервной энергии для работы. Так поступают даже профессиональные телесценаристы, поскольку в постфрейдизме принято считать, что в информационную эпоху сублимации подлежит не столько сексуальность, сколько та энергия, которая растрачивается на бесцельный ежедневный просмотр телепрограмм.

Чтобы в корне пресечь наметившуюся тенденцию, в рамках настоящей концепции предлагается пользоваться методикой, разработанной МИ-5 совместно с Центральным разведывательным управлением США для нейтрализации остатков национально мыслящей интеллигенции в странах третьего мира. (Мы исходим из того, что средний класс в России формируется как раз из интеллигенции, переставшей мыслить национально и задумавшейся о том, где взять денег).

Методика чрезвычайно проста. Поскольку в программе любого телеканал содержится достаточное количество синапсдеструктивного материала на единицу времени, задача шизосуггестирования будет выполнена в результате удержания нейтрализуемого лица у телеэкрана в течение достаточно длительного промежутка времени…"


Здорово тут втер воздух в читательские извилины Пелевин.

Как бы даже по ученому сказануто.

Учитесь у него, студенты, пока мой тезка жив!

Есть классная сказка.

Про психотронное оружие и 25-й кадр.

Всем известны две вещи. Первая: видимую нашему глазу картинку на телеэкране составляют 24 кадра, мельтешащие перед нашим взором ровно секунду. Вторая: с экрана и через динамики на телезрителя обрушивается широчайший спектр волнового излучения — электромагнитного, звукового и пр.

И вот какому-то прощелыге пришло в голову запустить в народ миф. О том, что через телеэкран проклятые ученые-злодеи стали зомбировать зрителей пучками психотронного излучения.

Пальнут в тебя таким пучком — и ты из Эйнштейна превращаешься в умственную рухлядь, в киборга, послушного приказам, которые передаются текстом с экрана.

Текст этот якобы просто так не виден. Потому что идет 25-м кадром. Сознание его не сечет, а подсознание программируется этими 25-ми кадрами легко и просто, как заводной заяц в магазине игрушек.

Все это — самопальный свистешь, осложненный бредом объевшейся белены сивой коровы.

Я лично целый год приставал к знакомым киношникам, электронщикам и нейрофизиологам с требованием сварганить мне отучающую от курения психотронную программку на основе пресловутого 25-го кадра.

Я задолбал своей простотой пару десятков специалистов и настолько вошел в тему, что даже после литра водки мог легко и непринужденно выговорить слово "электроэнцефалограмма".

Но, оказалось, что излучения от телека прет немерено, но сфокусировать его на месте нахождения того или иного отдела мозга науке пока не удалось.

Оказалось, что никакого психотронного оружия нет. Есть другое, бьющее лазером с околоземной орбиты. Но и оно — еще только в стадии доработки.

Насчет же 25-го кадра: вообще, все — дистиллированная мутота.

Да, можно сделать и 25-й, и 46-й, и 1001-й кадр.

Но толку от них — корень из минус единицы.

Подсознание на то и подсознание, чтобы ловить неинтеллектуальную информацию (инфразвук, например, или, там, интонационные трели).

А все, что требует умственной обработки, пройдя неконвертируемым мимо сознания, сливается подсознанием в отстой.

Так что, все сказки про 25-й кадр — чистая разводиловка лохов на бабки.

Впрочем, вся окружающая нас юдоль скорби и крушения надежд, именуемая оптимистами «жизнь», тоже, блин, — тотальная разводка и полная лажа.

А вот предвыборная пропаганда и агитация не лажа. Они действуют.

Миллионы российских зомбированных и без всякого 25-го кадра в хвост и гриву избирателей постоянно доказывают это на выборах, голосуя за таких подонков, с которыми они бы даже писать на одном заросшем чертополохом, снытью и клевером поле не сели б.

Итак, мы уже знаем, какие методы используют в предвыборных разборках: гипноз, внушение, убеждение и позиционирование.

И тут же рождается вопрос: а вот за счет каких-таких хитроумных приемов, использующих эти методы, воздействуют на человеческую психику так называемые предвыборные технологии?

Если рассматривать этот вопрос через призму предвыборных кампаний регионального уровней (на федеральном нынче царят всего два приема — подкуп и шантаж), то все эти приемы можно разбить на три группы, в соответствии с их функциями:

1. Создание имиджа кандидата.

2. Создание образа его противника.

3. Мобилизация электоральных масс.

Имидж кандидата — это, пацаны, его образ, возникающий у избирателя на подсознательном уровне при любом упоминании фамилии кандидата.

Так как на широкомасштабных выборах кандидат не может объехать с выступлениями все населенные пункты, в которых проживают его избиратели, то главным полем боя за электорат (т. е. часть населения, имеющую право голосовать) являются средства массовой информации: радио, пресса и телевидение.

Поскольку влияние радио и прессы на успешность внедрения в покрытые плесенью мозги электорального быдла имиджа составляет всего лишь 15–20 %, то наиболее интересным для нас объектом является именно телевидение. Этот канал информации оценивается аудиторией в качестве наиболее достоверного, поскольку перед ней предстает как бы «реальный» кусочек действительности.

По мнению моих знакомых специалистов (где они работают, я, пацаны, вам не раскрою, ибо тогда мне придется вас всех пришить; а на фига мне новые-такие заботы, когда у меня старых — по горло?), оптимальный режим для воздействия на психику зрителя телепередачи — когда 2/3 телеинформации представляют собой чисто зрительные кадры и лишь 1/3 несет на себе текстовую нагрузку.

Поэтому влияние телевидения, пацаны, зиждется на видеоряде.

Какими бы словами не сопровождалось выступление кандидата, но если оно идет без иллюстраций в виде картин олицетворяющих моральные ценности (Родина, армия, семья, честь, неподкупность, любовь к народу и прочая патриотическая тряхомундия и высокопарный мухлеж) или перспективы национального развития (работающие предприятия, строительство домов, культурные мероприятия), то его воздействие будет настолько слабым (плюс к этому однообразный ракурс телекамеры, фиксирующий, скажем, сизое от похмелья лицо выступающего), что вообще у этого выступления будет потерян всякий смысл.

Это уже давно известно пиарщикам. Кроме этого, они используют и собственно фотографическую условность кадра.

Правда, и наврано тут, пацаны, до фига.

Чего-чего?

Нет, харю начищать мы пока что никому не станем.

В конце концов, черт с ним, не соврешь — красиво не расскажешь.

Так что, надо спокойно воспринимать такие вот, например, пассажи:

"Снимком анфас подчеркивается реализм кандидата, особенно если он зорко глядит из-под очков. Во всем здесь выражается проницательность, серьезность, прямота: будущий депутат смотрит в лицо врагу, препятствию, проблеме. Более распространенный ракурс в три четверти выражает власть идеала: взор возвышенно устремлен в будущее, он ни на что не наталкивается, но господствует над миром, бросая семена нового посева в некую стыдливо неопределенную даль. При этом психологами установлено, что телезрители меньше доверят изображению в анфас, связывая его с позицией профессиональных лжецов — журналистов и политиков, тогда как изображение в профиль ассоциируется с позицией свидетеля события, ибо так интервьюируют случайного человека на улице. В зрителе естественно предполагается некоторое соучастие: предвыборная фотография — его зеркало, в ней он читает привычное и знакомое себе, в ней избирателю явлен его собственный образ, просветленный, идеализированный, гордо возвышенный до типичности".


На самом деле, с визуализацией (показом на экране или рекламном стенде рожи кандидата) далеко не все так просто.

С одной стороны, визуализация позволяет снять недоверие у глупого электорального быдла, поскольку оно автоматически доверяет тому, что видит, к тому же визуальные характеристики лучше запоминаются и дольше хранятся в памяти, чем вербальные (текстовые и радиословесные).

Но, с другой стороны, есть такие хари, которые лучше пугливому зрителю не показывать. Не выдержит он этого. Умрет от страха. Я уверен, что ежегодное уменьшение российского населения на 1 000 000 человек происходит именно из-за показа страхотных дядек и тетек широким массам.

Такие мордуленции лучше показывать с целью компрометации противника.

Для этого его рожу надо сделать так, чтобы всем стало ясно — это гад и подонок, каких поискать.

С помощью такой визуализации можно демонизировать врага. И нужно демонизировать, поскольку реальные противники кандидата, как правило, не представляют из себя ничего интересного для всенародного ворошения их грязного белья.

Воровство, убийства, некомпетентность, сластолюбие — все это настолько вошло в нашу жизнь и стало привычным избирателю, что он может даже нарочно подавляющим большинством проголосовать за преступника, поскольку тот хоть чем-то выделяется из серой массы остальных претендентов.

Во время предвыборной кампании команде кандидата необходимо не только убедить избирателей в том, что ее выдвиженец самый достойный из всех претендентов на выборное место, но и заставить избирателе, бросив самые неотложные дела, дойти до избирательного пункта и бросить в урну свой бюллетень, то есть мобилизовать электоральную массу, побудить ее к нужному манипуляторам общественным мнением действию.

Для этого разрабатываются планы…

Гм, хотел было я стишок сварганить с рифмой «планы-обманы», но это было бы пошлым пижонством.

Обойдемся без стишка.

В общем, пацаны, если вам в кайф называть пьянчугу-гримера «визажистом», а толстуху-парикмахершу «стилистом» — подавайтесь в имиджмейкеры.

Вас там ждут с распростертыми объятиями и раскрытыми настежь толстенными лопатниками, полными зелени.

Психология bookap

Это я так шучу.

Хрена с два вас там ждет чего-либо хорошее. Там и без вас народу набилось не меньше, чем в предбаннике кастинга на проект многосерийного порнофильма.