Вторая Священная Книга

ВНУШЕНИЕ


...

Глава 5. А при чем тут G-модерация?

Еще не забывший моих речей про главный принцип G-модерации (управление без засветки) читатель наверняка сейчас возмущенно заголосит: "Пацаны! Нас дурят! Какое тут, к чертям собачьим, негласное манипулирование, коли я должен орать свои команды во всю Ивановскую?! Гипноз — еще туда-сюда. Там клиент в отключке, он и атомного взрыва не заметит, не то что гипнотизера. А суггестор-то на виду. Ничего тут тайно-секретного нет и в помине! При чем тут ваша, мать-перемать, хваленая модерация?!"

На эти скороспелые инсинуации я отвечу с откровенно презрительной ухмылкой и грустным покачиванием подбородком. Отвечу так… М-м-м… Отвечу так: дескать, то что мы проходили — это была, типа, классика жанра, общие упражнения.

А настоящую G-модерацию, пацаны, мы еще и не затрагивали. Она вообще не на этом уровне. Она — на уровне маркетинга.

Впрочем, не спешите от отчаянья вешаться, хомячить под бормоту телячьи отбивные до заворота кишок или вступать в стройные ряды едросов.

Кое-какие секретики из арсенала программистов человеческих душ можно упомянуть и на этой стадии обучения.

Итак, чем отличается модерационное внушение от обычного?

Первое — двуплановостью.

Второе — формализацией.

Двуплановость — это когда железобетонные опорные фразы идут всего лишь красочной бутафорией, прикрывая идею базового глагола в кодовых фразах, зачастую совершенно не соотносясь с выраженной в них командой.

То есть: обычное внушение использует команды открыто, а модерационное — только в оболочке из всякой байды, не относящейся к содержанию команд.

Иными словами — то, что кажется единым внушением на самом деле состоит из двух слоев — второстепенного-видимого (для внедрения и запуска основной команды) и скрытого-основного (для управления поведением суггеренда в нужном суггестору направлении).

Формализация — текстовка речи строится исключительно механически, без соплей и романтических закидонов, зато по определенным законам.

Например — по закону кратности. Он гласит, что количество фраз в матрицах должно быть кратно двойке в n-й степени — 2, 4, 8, 32, 64.

Почему стоит делать именно так — непонятно.

Однако замечено, что нечетные и прочие неправильно составленные фразы аннигилируют эффект предыдущих, нарушают какой-то ритм (похожий на ритм песни), какую-то мелодию, какую-то фигню, которая и есть суть суггестии. А может, и вообще — суть самого процесса передачи информации.

В общем: сдвоенные ударные фразы эффективнее, нежели одиночные.

И хрен с ним, почему это так.

Отличие модерационного внушения от гипноза (то есть — интонационного наведения транса с последующим управлением объектом) в том, что при применении внушения нет разделения на пакет кодовых сигналов, направленных на погружение пипла в транс, и на пакет команд, управляющие пиплом во время его путешествия дорогами сновидений.

Да и сами-то все эти команды в пакете сводятся всего лишь к одной, соответствующей базовому глаголу.

Таким образом, резюмируя все вышепоименованное и тут же написанное, выходим на то, что внушение в стиле модерации — это программирование с помощью всего лишь одной программы, которая может состоять из множества одинаковых команд (кодовых фраз) и множества информационных пассажей разной направленности (опорные фразы), которые, по сути, являются лишь оболочкой для команд.

Давайте сейчас забудем про акустику. И представим себе нашего сапиенса не в качестве целостной личности с единственным алгоритмом поведения «перебрал-опохмелись», а в качестве архисложнейшего саморегулирующегося пакета программ на белковой платформе.

Запрограммировать и перепрограммировать такой огромный пакет враз — совершенно невозможно. Часть работающих в человеческом теле команд вообще — вбита в хромосомы и для операций на таком уровне нужна генная инженерия, а не внушение.

Значит, надо браться за небольшие, доступные суггестивному воздействию программки и оперировать с ними.

Дело это непростое. Сварганить хорошую суггестивную программку или вирус — это вам, друзья мои, не под теплым грибным дождичком босиком прошлепать по деревенскому навозу к прогнившему крыльцу покосившегося от времени и глухой провинциальной безнадеги сельского винного магазина.

Обычно корпорационным модератам платят хорошие бабки за составление таких штучек для деловых переговоров.

Но я вас, друзья мои, так и быть научу всему бесплатно.

Итак.

Есть речь живая (публичные выступления и просто пьяная болтовня).

И есть — мертвая (написанные тексты).

Но от лондонских помоек и до величественных лхасских храмов — и там, и там, и всюду, куда ни глянь — мы своим чутким слухом сможем обнаружить среди общего массива разных дурацких фраз такие, которые нас, безусловно, насторожат и заставят потянуться к рукоятке маузера.

Это кодовые и опорные фразы.

Они даже могут и не иметь непосредственной связи с общим содержанием выступления. Но это их создателям и на фиг не нужно.

Функция кодовой фразы — заставить слушателей совершить в будущем конкретные действия. И сделать это без достаточного обоснования необходимости их совершить.

Кодовые фразы применяются и в дипломатии, и в педагогике, и психотерапии, и пр. Но больше всего — при разводке партнеров и клиентов в бизнесе (клиенты в политике и религии — тупые фанатики, на их оболванивание и ушей от дохлого осла жалко, не то что специальных фраз).

В этой области деятельности открытое признание своих меркантильных интересов наталкивается на подсознательную негативную ответную реакцию контрагентов, которым не хочется способствовать чужой наживе.

Поэтому, пацаны, в переговорах коммерсанты камуфлируют свой интерес заботой о процветании своего собеседника, время от времени употребляя некоторые выражения для аккуратного ориентирования его на совершение определенных действий (продать товар по низкой цене, застраховать груз, помочь разделаться с общим конкурентом, принять вексель и т. д.).

Обычно те, кто использует кодовые фразы в своем выступлении, постоянно меняют на его протяжении их форму, чтобы при повторении они не были заметны.

Но при этом обязательно должен сохраняться базовый глагол.

Базовый глагол содержит основной смысл того действия, которое индуктор требует от публики ("голосовать", «разрешить», «подписать», «принять» и т. п.).

Вот, например, несколько кодовых фраз, которые я вытащил из выступления одного из лидеров московских гербалайфщиков.

Его речь была посвящена здоровью и финансовому благополучию собравшихся в зале пиплов. Но в нее, совершенно незаметно для публики, были вкраплены фразы: "Вам необходимо приобретать наш товар в эти дни, потому что…"; "И поэтому вам его срочно необходимо приобрести именно сейчас, поскольку"; "Если вы его не приобретете сегодня, то…" и т. д.

Здесь базовый глагол (со всеми его формами) всей разводки — «приобрети».

Его синоним — глагол «покупать» — имеет негативное восприятие у людей, поскольку связан с тратой заработанного честным трудом бабла.

Поэтому выступающий вместо него и ввел именно слово «приобретать», поскольку оно подсознательно у большинства сапиенсов связано с получением чего-либо на халяву.

А кроме того, что выступающий разводчик удачно подобрал не режущий слух базовый глагол, он еще и ухитрился ни разу не повторить дословно ни одной кодовой фразы, постоянно меняя словесное обрамление базового глагола (высокий класс, господа!).

И, наконец, все разглагольствование о здоровье и благополучии в выступлении настойчиво связывались в тексте и прочно ассоциировалось у публики с одним необходимым для достижения этих вещей действием — вытаскиванием из портмонищ груды тугриков и передачи их шустрым малым с бэджиками на груди, снующими по залу с честно-деловыми мордами на лице.

В современной теле- и радиорекламе, то ли из-за ограничений по времени, то ли из-за непрофессионализма технологов, базовый глагол используется редко.

Вместо него идет какая-то нелепая солянка из наречий ("быстро", «вкусно», «дешево», "удобно"…), которые зачастую придают такой рекламе совершенно обратный эффект.

То есть — даже обкушавшийся чипсами до полного кретинизма сонный обыватель всего лишь согласно кивнет головой перед телеэкраном, мол: да, паразиты проклятые, может там у вас действительно все «красиво», «качественно», «современно». Но не побежит ничего покупать.

Лень ему будет побежать. И кухарку Элоизу послать — тоже лень будет.

А теперь о другой фишке. Об опорной фразе — очень, знаете ли, полезной штучке, которая работает не только на низших уровнях — в гипнозе и внушении, но и на высших тоже — в убеждении и позиционировании.

Опорная фраза не носит столь коварного, иезуитского характера, как кодовая, и чаще используется в политических выступлениях. Она предназначена для: поддержания высокого эмоционального накала (когда раздухарившийся перец хочет еще пришпорить темперамент публики, а что именно сказать — не знает), передышки оратора (можно применить гросспаузу), подавления оппонента или подготовки тематического перехода в дискуссии.

Опорная фраза должна быть риторической, то есть — сверхбанальной, неоспоримой и отвечающей самым глубинным убеждениям большинства слушателей. Например: "Лучше быть богатым и здоровым русским, чем бедным и больным штатовцем!", "Земля вращается вокруг Солнца!", "Глухой слепого не разумеет!", "Покойником может стать каждый!"

В Книге I, посвященной гипнозу, мы уже касались кодовой основы любой материальной или виртуальной структуры. Но брали во внимание лишь примитивную сторону этой шняги: «0» у нас был интонационным «нет», а «1» — интонационное "да".

А теперь чуток усложним наши игры. И вставим вместо «1» кодовую фразу, а вместо «0» — опорную.

Я, конечно, понимаю, что сейчас, в эпоху поголовной компьютеризации, многие пиплы шарят во всяких там Perl, JavaScript или, на худой конец, шелудивом Basic больше меня, сермягой дырявой укрытого, замурыженным кушаком подпоясанного и в грязные лапти обутого.

Но, задушив присущую мне с рождения великую скромность и выкинув ее на помойку, позволю себе провести небольшой и не шибко отягощенный ликбезом культпросвет. На тему — программирование человеков и машин.

Как мыслит современный сапиенс, знал, пацаны, только двухсот пятидесятилетний гном Амаяк Тевосамансарян из Сумгаита.

Но его в 1988-м зверски замучили во время погрома.

И теперь, увы, никто и никогда тайну человеческого разума не раскроет.

А вот, как мыслят компы, любой в меру пьяный технарь вам легко объяснит.

Они (компы, естественно, а не пьяные технари) мыслят числовыми данными в двоичной системе счисления.

И любые заморочки и обольщения (финансовые крахи, блокбастеры, музыкальные шлягеры, землетрясения, похабные стишки на заборе и хоровые песни мартовских котов) нашего мира компы нагло переводят в цифровую форму (или, по-простонародному, оцифровывают).

Ключевое понятие в данной процедуре — "процессор".

Процессор оперирует числами фиксированной разрядности. Количество двоичных разрядов основного арифметико-логического устройства называют разрядностью процессора.

Похожая штука имеется и в формальной модерационной суггестии. Только тут разрядом зовется пара фраз.

Тематический блок из командных 8-, 16-, 32-, 64-разрядных матриц и ничего не значащего словесного балласта между ними называют простыми модерационными суггесторными процессорами или — N-разрядными G-процессорами.

Почему простыми?

А потому что в реальности пользуются лишь их наборами.

Набор позволяет манипулировать темами, уводя сознание суггеренда в болото нарративного дискурса, а чуткое ухо А-модератора и его острый глаз — в бредовость контента.

Где можно использовать наши хитрые процессоры?

А где хошь.

Их можно использовать как в живой, так и в мертвой речи. Можно составлять на ходу, можно столбиком выписывать в тетрадь и заучивать. Можно даже — верстать такие процессоры на компе.

Итак: «0» — опорная фраза, «1» — кодовая.

Законов матричной суггестии много.

Толку же от них мало.

Мертвая речь в эпоху всемирных коммуникационных сетей становится все менее популярной.

А в живой речи столько других фишек, что парится над детальным программированием нынче уже не имеет смысла.

Но кое-что из классики, пожалуй, можно вспомнить. Например:

1. Кодовых фраз в матрице должно быть минимум в 2 раза меньше, чем опорных.

2. Кодовые фразы всегда отделяются друг от друга фразами других видов.

3. Промежутки между матрицами должны быть объемом не больше, чем в 2 раза превосходить объем самих этих матриц.

Приведу примерчик.

8-разрядник:

Первый разряд:

1. Тебе необходимо позвонить тете Груне (кодовая фраза).

0. Да, конечно, старуха не ангел и базарить с ней — это не в шампанском купаться (опорная фраза, обоснована известными контрагенту фактами).


Второй разряд:

0. Однако, когда человек болен, его полезно приободрить.

1. Позвони лучше сегодня — через полтора часа.


Третий разряд:

0. В это время она еще не спит.

1. Обязательно надо ей позвонить в это время!


Четвертый разряд:

0. Придет время, ты станешь стареньким, беспомощным и начнешь гадить под себя.

0. В такие времена всегда приятно услышать теплые слова.


Пятый разряд:

0. Они и кошке приятны.

1. Дозвониться до тети Груни легко, вот ее телефон.


Шестой разряд:

0. Телефон правильный.

0. Я по нему уже пару раз с ней разговаривал.


Седьмой разряд:

1. Звонить тебе надо, пожалуй, не через полтора часа, а прямо сейчас.

0. Сейчас у тебя есть под рукой телефон.


Восьмой разряд:

0. Тех, кто забывает о больных старушках надо морально убивать.

1. Не жди и не валяй дурака, а сейчас же позвони тете Груне!


Кстати, идея кодовой фразы может совершенно запросто идти вразрез с темой блока. И даже ей противоречить может. И ничего страшного здесь нет.

Есть еще более простые по содержанию процессоры — GR-процессоры. Они состоят из всего лишь 2- и 4-разрядных матриц.

Они используются, в основном, когда идут помехи или перепрограммируемый пипл активно сопротивляется, бьет посуду и грозит вызвать ментов. То есть — действуют своего рода корреторами суггестивного процесса. И даже — его катализаторами и ингибиторами (иногда надо и замедлить этот процесс, так сказать, "подморозить клиента")

Например, чтобы отбить нападки на базовый глагол «подпиши» ("засунь", «отлупи», «звякни», «вставь», "вздуй"), после 32-разрядной матрицы с этим глаголом, выпускаем на несколько секунд маленькую вспомогательную матрицу с другим базовым глаголом:

0 — Ваша голова, уважаемый Mr Stanley, похожа на задницу (опорная фраза; с ней не поспоришь, ибо доказательство — оно прямо у всех перед глазами)!

1 — Заткнись, басурман (кодовая)!

0 — И голова Вашего президента тоже похожа на задницу!

0 — Все вы — иноземцы!


В публичных текстах GR-процессоры мало используются. В основном — в политике.

Оптимальный вариант — подготовленный заранее экспромт (тут и группа поддержки оратора должна подсобить театральности фарса).

Уже не одну тысячу лет для отвода глаз и для усиления внушения применяют, кроме слов, некие предметы. Такие, например, как деньги, ордена, жрачка, карточки, чеки, листовки, грамоты и т. д.

Тут фишка в том, что клиент думает, будто его хотят купить, а его просто надувают, используя разные предметы для обозначения благ, не давая их в реальности.

Такие действия при суггестии называются так же, как и амулетно-талисманная бодяга в магии — атрибутивными (контактными).

Как, пацаны, противостоять внушению?

Главное — не рвать тельняшку на груди и не пускать по щекам сопли.

А это трудно сделать — увы, но Матушка-Природа создала нам на все случаи нападения всего один лишь ответный механизм.

Запускается он гормонами — у пиплов в теле бесится адреналин.

Вся кровеносная система встает на уши — сердце бьется в груди, а сама она вздымается и отчаянно хрипит прокуренными и изъеденными раком легкими.

Давление в кровеносных сосудах растет.

Температура тела поднимаются.

Мышцы играют и норовят втянуть в драку или паническое бегство весь организм.

По уплотненной и нервно напряженной коже течет вода, активно вырабатываемая потовыми железами.

Кишечник старается избавится от деликатесов со вчерашнего банкета…

Короче — сопротивление внушению бывает иногда довольно мощное, но почти всегда — безрезультатное. Человек проклинает модератора, но делает то, что тот приказал. Ибо никто и ничто — ни в живой материи, ни в мертвой — не способно сопротивляться классной модерации.

Однако тот факт, что что-то невозможно сделать, совсем не означает, будто этого делать не стоит. Будьте выше обыденной реальности, друзья мои, и не верьте ей, брехунье, ни на грош, ибо она — обманщица покруче всяких там попов и голливудщиков.

Главная проблема защиты от внушения — распознавание нападения.

В принципе, в любом коммуникативном акте есть доля внушения. И поэтому мы можем быть спокойны на этот счет, только будучи замурованным под общим наркозом в бетонном бункере-одиночке на глубине 10 километров под землей.

Поэтому надо серьезно относиться к средствам и методам коммуникации. Ведь когда внушение добралось до вас, тогда уже поздно пить контрабандный «Боржоми», поскольку не хватит времени на полноценный анализ ситуации и продумывание ответных мер.

Кстати, о коммуникационных каналах.

Есть оптико-волоконный кабель. Есть радиоволны. Есть телевидение и треп в кабаках. Имеются многие возможности для обмена информацией.

Тут главное — фильтры. Фильтры бывают технические (радиопомехи, артобстрел при распевании оперной арии), семантические (смысловые, например: как вы объясните французам, что их символ героизма-патриотизма — петух — у нас обозначает… ну, вы, в общемё поняли, о чем я) и лингвистические (языковые, то есть — вы прекрасно воткнете по-русски аборигену Таити на акустическом уровне, пипл будет готов сделать, что угодно, но, что конкретно надо делать, врубиться не сможет).

Убирать эти фильтры — чисто-конкретная практическая задача. Учите языки, настраивайте свои электронные переговорные устройства, изучайте обычаи и контекстуально-подтекстуальные смыслы народом мира. Тут я вам не советчик.

Ибо сказано: русского человека можно завести в рюмочную насильно, но заставить его там пить вместо водки томатный сок не сможет даже рота вооруженных до зубов спецназовцев.

Напоследок — о мертвой и живой речи. Пусть у вас, друзья мои, не складывается мнение, что мертвый текст действительно безжизнен и бессилен.

В моменты общественных неврозов и психозов разные там бумажонки с байками и воплями очень даже убойны.

Вспомните роль прокламаций во времена революционного бурления в России начала XX века…


Практикум:

1. Приготовьте 8-разрядный G-процессор на тему "Тяжело быть тупым" с базовым глаголом «замочить» и опорными фразами о морали и нравственности, вставьте его в текст (2500–3000 знаков) на русском языке и заучите его наизусть. Не парьтесь над тем, чтобы ваш текст отдавал Чеховым или Достоевским. У нас другая задача.

2. Запритесь в бетонном подвале с тусклой лампочкой и шуршащими в углах мышами. Подойдите к холодной шершавой стене (она будет изображать мнимую плоскость) на расстояние в один метр. Представьте себе находящуюся за стеной реальную плоскость. Она в двух метрах от вас. В нее и говорите заготовленный текст с вышеупомянутым процессором. Следите за дыханием. Оно должно быть максимально ровным. В противном случае вас ждет жуткий перерасход нервной энергии.

3. На протяжении месяца разучивайте тексты (4 текста по 6000–6500 знаков) различного содержания с новыми процессорами (16-разрядными, теперь сами выдумывайте — и базовый глагол и темы опорных фраз) и отрабатывайте их в одиночку. Не халтурьте! Вызубренные и отработанные текстовые болванки в будущем станут для вас, друзья мои, полезнейшим инструментом воздействия на клиентов.

4. А теперь пора переходить к выступлениям на публике. Ежедневно разговаривайте с людьми (на худой конец — с собаками; на самый худой — с прячущимися под кроватью смешливыми гномиками в малиновых колпачках), сосредотачиваясь на реальной плоскости. И так — не менее недели.

5. Поработайте три дня по часу над акустикой телефонных разговоров. Держите рядом с собой листок со сценарием разговора и заранее заготовленными фразами.

6. Еще три дня потратьте на работу со смещением реальных плоскостей в искусственной обстановке. То есть: тот же холодный подвал, только теперь фразы текстов (заученных в предыдущие дни) летят сквозь стены, расположенные на разных расстояниях. Фраза — стена. Другая фраза — другая стена. И т. д.

7. Далее — проделайте то же самое, что и в предыдущем пункте, только уже с группой людей, стоящих на разных расстояниях и направлениях от вас. Трех дней, думаю, будет достаточно для тренировки.

8. Проведите анализ эффективности упражнений. Потратьте еще три дня на шлифовку наименее удавшихся.

Заодно — заучите золотое правило модератора: "Не знаешь, чего делать, прикинься валенком".

Это значит, пацаны, что не надо трепаться о своих занятиях модерацией.

Иначе вас ждут неприятности.

Например, контрагент, заключивший с вами невыгодную для себя сделку, сможет опротестовать ее в суде, опираясь на вашу трепотню (записанную на диктофон) и требуя признания сделки недействительной по причине вашего "психического давления на деловых переговорах".

9. Объедините на базе заученного текста гипноз и внушение. То есть — интонацию и акустику. Тренируйтесь неделю. На своих стенах и чужих головах. Особое внимание — на концовки фраз.

10. Перед вами — чужая речь (думаю, найдете, где стырить). Попробуйте поработать спитчрайтером и преобразовать ее в программный продукт, нашпигованный G- и GR-процессорами.

11. Возьмите «Коммерсант» или «Форбс» (или чего там найдете похожего или похужего). И попробуйте углядеть там чужую хитрую модерацию on the world market.

12. И вот (замрите и перестаньте ковыряться в носу!) — пик мастерства при работе с мертвым текстом. Запуск мнимых процессоров (GF-процессоров). Они рассчитаны на то, что А-модератор-цензор на это купится, ослабит бдительность и пропустит убойную мессагу в башку его хозяев.

Поставьте отвлекающий внимание 8-разрядник по теме покупки у вас панамских бананов с базовым глаголом «заключим» (задача — покупка через заключение контракта) и подтекстуальный с 16-разрядником на базе «расторгнуть» (контекст — заставить контрагента расторгнуть все контракты с фирмами «Суси-Муси» и «Закопай-Моторс», это гораздо более прибыльный момент, чем вшивый контракт на партию гнилых бананов, ибо позволяет стать монопольным поставщиком для контрагента).

13. Я тут ничего не упоминал о такой стороне психопрограммирования, как компоновка вирусных пакетов (они, в основном, применяются при разрушении результатов чужого промывания мозгов у нужных модератору клиентов: похерил прежние вражеские целевые установки — внедрил свои).

Но это, во-первых, нужно только крутым профессионалам психопрограммирования, во-вторых, нет гарантии, что данный опус не окажется в руках каких-либо фундаменталистских отморозков, в-третьих, этому легко научиться, объединив только что полученные знания с позднейшим изучением возникновения и угасания навязчивых состояний из курса клиники неврозов.

Психология bookap

А в-четвертых: о таких штучках у нас еще будет разговор (в разделе о всяких-разных приемчиках информационной войны).

14. Ну а теперь, лихо насвистывая гимн морских артиллеристов и придав своей физиономии архибесшабашный вид, приступайте, голубчики, к изучению следующей книге сего опуса.