Вторая Священная Книга

ВНУШЕНИЕ


...

Глава 3. Основа могущества внушения — акустика

Гипнотиком гипнотизер может управлять даже мычанием: мыча — то одобрительно, то осуждающее, то гневно, то радостно.

А вот во внушении — четкость и сила в звучащей фразе очень-очень важны. Без них она, словно русская свадьба без доброй драки и окунания супостата мордой в салат.

Силой воздействия речи, как совокупности звуковых сигналов и пауз между ними, занимается речевая акустика.

Чем конкретно она занимается? Она, други мои, занимается управлением голосом.

Основными функциональными мышцами голосового аппарата человека в узком смысле являются: 1) суживающие голосовую щель (латеральные перстнечерпаловидные, голосовые, а также поперечная черпаловидная); 2) расширяющие гортань (задние перстнечерпаловидные); 3) напрягающие голосовые связки (перстнещитовидные); 4) расслабляющие (щиточерпаловидные и голосовые).

В широком же смысле голосовой аппарат состоит из: органов дыхания, вибраторов, резонаторов и артикуляторов.

Дыхательные органы включают в себя носоглотку, трахеи, бронхи легкие и мускулатуру, обеспечивающую вдох и выдох.

Вибраторы — это голосовые связки. Когда они сомкнуты, то колеблются под напором воздушного потока, производя звуки голоса.

Резонаторы включают гортань, полости рта и носа. Они регулируют высоту звука и придают голосу человека индивидуальную окраску.

Артикуляторы — губы, язык, нижняя челюсть и мягкое небо — отвечают за манеру речи и четкость произношения слов.

Оптимальное дыхание для оратора — сильный вдох и медленный выдох. Оптимальный режим функционирования резонаторов и вибраторов — расслабление. Оптимальное состояние артикуляторов — напряжение.

Как видите, друзья мои, голосовой аппарат устроен непросто.

А ведь я еще опустил за скобки массу разной шняги: органы дыхания, хрящи гортани, строение грудной клетки и многое другое.

Таким образом, тренировать голосовой аппарат путем упражнений для каждой его части бесперспективно из-за его чрезмерно усложненной структуры.

И мы, в отличие от студентов всех других школ голосовой техники, этого делать не будем. Мы с вами, друзья мои, пойдем другим путем. Таким путем, братцы и сестрицы, при котором, ставя перед сознанием установку на определенное — пусть и весьма условное — действие, мы сможем с его помощью заставлять рефлекторно перестраиваться в нужном нам направлении весь голосовой аппарат целиком.

Большинство терминов речевой акустики (главного раздела внушения как науки и главного арсенала внушения как искусства) весьма условны, так же как условны (то есть — абстрагированы от конкретных явлений) и большинство терминов физики или математики, например "плюс-минус бесконечности" или " корень из минус единицы".

Я, пацаны, терминологией парить братву не люблю. Не для того из сумасшедшего дома 15 раз в побег подрывался, рискуя покусанными сторожевыми псами ягодицами. И если кое-какие термины скажу, то, знайте, это не для теоретического пшика, а токмо для практической пользы.

Начну, как всегда, черти откуда. В путь к программированию физиологии мы двинемся, оттолкнувшись задними лапами от физиологии программирования.

Каждый пипл ежесекундно находится под воздействием разных программ, которые постоянно конфликтуют на командном уровне.

Как он не сходит с ума? Очень просто — погружая себя в дрему. Спит, мерзавец, на ходу.

Зомбики. Ну чего с них, пацаны, взять?

Самое страшное, что разум этих зомбиков открыт для ввода любых команд. Сонливость не мешает работе органов чувств.

Кстати, о чувствах. Органы чувств (глаза, уши, чуткие волоски на бородавке, украшающей кончик носа) воспринимают сигналы из окружающей среды и из собственного тела при помощи находящихся в них датчиков — рецепторов.

Рецепторы бывают контактные (интерорецепторы) и дистантные (экстерорецепторы).

К первым относятся те, что находятся в контакте с раздражителями.

Дистантные же рецепторы ловят те сигналы (звуковые, например, или, там, зрительные), которые могут быть ослаблены или извращены в результате того, что этим сигналам приходится преодолевать некоторое расстояние, конкурирующие раздражители или помехи.

Сигналы с этих рецепторов носят некий виртуальный душок. Ибо доля реальности в них зачастую равна нулю. А поэтому необходимо, чтобы уже другие клетки нервной ткани (их в народе зовут "мозгами") собрали и модифицировали их в серии нервных импульсов, более-менее отражающих суровую действительность окружающей среды.

Вот тут и есть, где разгуляться суггестору. Именно тут он, хитрюга и плут, вкрапляет в поток несущейся на суггеренда информации продукцию собственного изготовления.

И попробуй потом вышибить такую информацию из башки суггеренда.

Биологические преобразователи (рецепторные клетки в органах чувств преобразуют энергию внешней среды в электрохимическую) уже заложили ее глубоко-глубоко в подсознание жертвы.

А и не надобно ничего оттудова вышибать ржавой кувалдой. Надо — перепрограммировать. То есть создавать новые раздражители рецепторных клеток, образовывать новые электрические потенциалы, которые, распространяясь по нейронам, породят новые мощные нервные импульсы.

Ими, словно толстым черным маркером по мелкому газетному шрифту, и будет поверх старой написана новая программа.

Для этого нам только потребуется акустика.

Нет-нет, визуальные штучки (особенно телевизионные) тоже входят в арсенал трудяги-суггестора.

Например, если кто покажет вам из окна свою голую задницу — это будет, конечно, волнительный для вас момент, спору нет.

Образ этой задницы мигом окажется в вашем зрительном анализаторе, который состоит из периферического отдела — глаза, проводящего отдела — зрительного нерва и центрального отдела — участка в затылочной доле коры больших полушарий мозга. В сетчатке глаза происходит восприятие световых раздражений.

Возникшее возбуждение передается по зрительному нерву в головной мозг. В коре головного мозга происходит анализ импульсов-раздражителей, в результате чего возникает ощущение. В данном случае — обида на шалуна-эксгибициониста.

Но манипуляция визуальными рядами не столь оперативна и тонка. Даже, если откровенно, довольно тупа. Зато она может через телек сразу же оболванить миллиарды пиплов.

На основе анализа сигналов, поступающих в мозг, осуществляется синтез информации с последующим формированием программы поведения.

В связи с вышеизложенным и с учетом нижеперечисленного, храбро сплюнув на валяющийся в углу бюстик Сталина, даю еще одно определение гипнозу и внушению.

Гипноз — отключение рецепторов (как внешних, так и внутренних).

Внушение — влияние на рецепторы с целью полного извращения их работы.

А теперь о физиологическом парадоксе внушения.

Да — слух тут важен (и о нем будет сказано в этой главе). Но не на 100 %!

И это удивляет и приводит в бешенство специалистов.

Простым «услышал-выполнил» здесь дело не решается.

Тут немножечко сложнее.

Как вы только что узнали, весь наш организм столь же густо усеян рецепторами, как и пол в курилке туберкулезного отделения усеян чадящими бычками.

По характеру чувствительности рецепторы обоих типов разделяют на болевые, температурные и осязательные (механорецепторы).

Температурные и болевые нам не нужны.

А вот осязательные — сгодятся.

Осязательное ощущение, пацаны, возникает в результате восприятия различных свойств раздражителя, действующего на кожу.

Рецепторами кожного анализатора служат:

— свободные окончания нервов в эпителии;

— осязательные клетки, оплетенные сетью нервных волокон;

— осязательные тельца, образованные группами осязательных клеток, заключенных в соединительнотканную оболочку.

Считается, что самая высокая концентрация осязательных рецепторов (то есть — места, где максимальная чувствительность) к прикосновениям отмечается в: коже головы, слизистой оболочке ротовой полости, губ, век и языка.

Я, правда, считаю, пацаны, что есть у человека более чувствительные местечки на теле. Но не слюнявьте уши. Не об них речь.

Речь идет о том, что человеческая речь, кроме вербального (типа, словесного) канала программирования имеет еще и тактильный (канал передачи сигналов ударом по почкам, ласковым прикосновением, перегарным дуновением или смачным плевком). Вылетающая изо рта, как картечь из пушечного жерла, пурга суггестора должна обладать реальным физическим воздействием на человеческую шкуру. Особенно в районе головы.

Кстати, этот секрет был выпытан не у пиплов, а у зверюшек.

Человек, он, сволочь, завсегда наврет с 3 короба, даже отвечая на вопрос: "Тебя, дятел, как звать-то?»

А зверюшка… Зверюшка, она не врет. Особенно, ежели ее перед допросом хорошенько прикрутить к вивисекционному столу.

А теперь о слухе.

Слуховой аппарат человека сделан просто.

Конус — внешнее ухо. В него входят звуковые волны.

Пролезая сквозь сужающееся отверстие, они становятся гуще и наваристей, словно щи с бараниной после хорошей варки.

И во внутреннем ухе их уже можно лопать, в смысле — употреблять в анализ. Во внутреннем ухе, где расположен собственно орган слуха — улитка

Звуковые волны поступают во внутреннее ухо, где расположен орган слуха (улитка), воздушным путем через звукопроводящий аппарат уха (ушная раковина, наружный слуховые косточки) и кости черепа (костная проводимость).

Энергия звуковых колебаний преобразуется в нервное возбуждение (электрический потенциал) в чувствительных нервных клетках, расположенных в улитке.

Далее возбуждение передается по слуховому нерву в кору головного мозга и воспринимается как слуховое ощущение.

Физиологическим раздражителем органа слуха является звук, представляющий собой колебательные движения воздуха.

Колебания, колебания и еще раз колебания!

И все! И никакой мистики — от барабанной перепонки до нейрона!

Выбросьте в сортир всю ту оккультную шнягу, которой парят доверчевых лопухов шарлатаны "высших уровней посвящения".

Я об этом паскудстве, пацаны, дальше даже и говорить не желаю…

Человеческое ухо воспринимает звуки разной высоты, то есть различной частоты колебаний.

Но не все. Звуки с частотой колебаний ниже 16 Гц (инфразвук) и выше 20 000 Гц (ультразвук) не воспринимаются пиплами. Так считают ученые.

Но я считаю иначе. Считаю, что все звуки так или иначе воспринимаются человеческим телом. И косточками человека тоже. А по косточкам звук может добраться до мозга, как по проводам. При этом сам пипл ничего не поймет.

Лучше всего наше ухо ловит звуки в диапазоне от 1 000 до 3 000 гц.

При увеличении силы звука усиливается и звуковое ощущению, но до определенного предела, после чего появляется ощущение давления и боли в ушах.

Так что, силой шума тут не прошибешь. А прошибешь — энергетикой речи.

Что она такое?

Не знаю. Просто на занятиях по акустике (некоторые придурки называют ее "боевым гипнозом", но это все чушь, нет на свете никакого-такого "боевого гипноза", все — суеверия) этот термин самый популярный.

Это только технический термин. Не более. Никакого, там, "соединения с космической энергией" и прочей охмуриловки…

Почему издревле ораторы предпочитали говорить с возвышений?

А потому, друзья мои, что при нахождении говорящего над аудиторией звуковая волна, обрушиваясь на публику, как Ниагарский водопад на зазевавшуюся лягушку, несет в себе гораздо большую силу, нежели при нахождении выступающего на одном уровне со слушателями.

Звуковой волной в суггестии называют акустические колебания, производимые голосовым аппаратом.

Вектор звуковой волны — перпендикуляр, направленный от носоглотки к основанию конуса, образуемого звуковой волной (представьте себе, что она широкой воронкой расходится перед вами).

В обычном разговоре направление вектору задает воздушный поток выдоха, бьющий в верхнее небо (не в смысле — облачное небо, а в смысле — место, по которому елозит язык своей верхней стороной) на передние зубы верхней челюсти и стекающий по ним вниз.

Поэтому, пацаны, при отсутствии контроля вектор звуковой волны направлен в землю.

Практически все наши беседы друг с другом больше похожи на плевки в асфальт и паркетины, нежели на обмен с собеседником мыслями и чувствами.

Из-за этого теряется более половины силы воздействия (самая убойная ее концентрация как раз сосредоточена в зоне вектора) ваших слов на психику собеседника.

Но то, что безразлично для обычного болтуна, приобретает огромнейшее значение для суггестора. Ему, как никому другому, необходима данная сила.

Как же сделать так, чтобы содержащиеся в речи оратора мощь и энергия были бы полностью направлены на слушателей, не теряя по пути ни малейшей частицы от своего объема?

Очень важными понятиями в том разделе внушения, что ведает голосовой акустикой, являются звуковые вертикальные плоскости: мнимая и реальная.

Мнимая плоскость находится за спиной самого удаленного от суггестора объекта его будущей атаки (мирно пасущихся вдали зомбиков), в воздействии на которого заинтересован выступающий.

Почему она мнимая? Да потому, что надобно ориентироваться вовсе не на нее. Для настоящего внушателя должна существовать только реальная плоскость. Она находится за мнимой.

Реальная плоскость — это как бы невидимая стена, на которую суггестор должен ориентировать мощность производимой им звуковой волны так, чтобы вся ее сила ударила в нее.

Как высчитать расстояние до реальной плоскости? Это можно делать легко и просто. Посвистывая. И поигрывая линейкой.

Первым делом надо высчитать с точностью до миллионной доли нанокуболитра: сколько метров от вас до мнимой плоскости. Потом умножьте это расстоянии на 2.

Там и будет находится реальная плоскость (представьте что далеко за спинами слушателей стоит крепкая, но невидимая стена), в которую вы должны катить чугунные ядра своих фраз.

Глаза при этом скользят по мнимой плоскости. Это самое трудное. Смотреть в зал и прошивать его насквозь своим голосом, ориентируясь на плоскость, лежащую за его пределами.

Что делать, если надо убедить всего лишь одного какого-нибудь хмыря? Да то же самое. Смотрите ему в глаза, но говорите с ним так, будто за ним стоят еще 5–6 человек, интересующихся вашими словами.

Вот пример. Встретились вы со знакомым перцем на улице. И решили попрактиковаться на нем во внушении.

Измерьте расстояние от тебя до него. Допустим — метр. Тогда реальная плоскость — 2 метра.

И начинайте грузить товарища по полной. Смотрите ему в глаза, а говорите сквозь его череп. Прошивайте его насквозь, словно пулемет копну сена.

Как совмещаются между собой работа с вектором и учет плоскости? Вектор (надо следить, чтобы он не нырял в землю перед вами) регулирует направление звуковой волны в наиболее оптимальном режиме ее воздействия, чтобы ее сила не пропадала зазря.

А вот сама убойность этой силы зависит от правильно выбранной плоскости. Как выстрел из пушки: прицел это одно, а качество снаряда это уже совсем другое. Но все вместе — выстрел (точность + разрушительность)…

При выступлении по телевидению оптимальный вариант — говорить прямо в объектив камеры (но только если она одна; когда же их в съемочном павильоне до фига, то надо вообще не обращать на них внимания, вцепившись в собеседника), точнее — сквозь него на 20 метров.

При выступлении по радио:

1) вектор направьте поверх микрофона, на 10 см выше верхнего края его мембраны;

2) не расслабляться и вкладывать в выступление такую же мощь и страстность, как и при выступлении на публике;

3) реальная плоскость на расстоянии 5 метров;

4) держите перед собой листок с тезисами, даже при интервью, — вы должны сказать то, что вам надо, а не только то, что от вас хотят.

По телефону и видеофону можно и нужно применять те же приемы, как при выступлении на радио. Только реальная плоскость должна находиться на 20 см за мобильником и на метр за объективом камеры.

Кроме этого, не надо упираться в одну точку в зале. Выступающему следует попеременно обращаться и к сидящим или стоящим слева и справа от него слушателям.

Во-первых, публике льстит, когда на нее обращают внимание.

А во-вторых, при таком режиме выступления (со сменой направления звуковой волны) психике слушателей-зрителей труднее адаптироваться к воздействию суггестора.

Многих начинающих ораторов портят трибуна и звукоусилительная техника. Оказавшись над толпой, они, сгорбившись над микрофоном и чуть ли не вцепившись в него зубами, очарованные усиленными колонками звуками своего голоса, забывают, что говорить громко и ловить кайф от осознания огроменности собственного величия — еще не значит говорить хорошо.

Простому оратору-дурачку такое позволительно.

Внушателю — нет. Он и по микрофону может тихим шепотом так вставить публике, что у нее мурашки по спине побегут и штаны намокнут.

Микрофон же, если он слишком низко расположен, лучше взять в руки и держать так, как вам удобней…

Ну его к бесу, микрофон! Вреднейшая штука для новичка. Советую, больше всего упирать на работу без него.

Давайте не будем о грустном. А будем — о веселом.

Намедни я имел деловую встречу с одним крутым перцем, работающим менеджером по персоналу на не менее крутую корпорацию. Он мне любопытную историю поведал.

Оказывается, ихнее начальство (которому, как известно, всегда виднее) ежемесячно устраивает в теплые весенне-осенние сезоны тим-билдинги.

Team building (в дословном переводе — построение команды) — это веселый активный корпоративный отдых (не путать с оргиями, называемыми "корпоративными вечеринками" или занудными "деловыми играми") либо в спорткомплексе, либо на природе, обучающий коллектив совместной активной деятельности для достижения общей (в смысле — игровой) цели.

Так, пацаны, считается.

А на самом деле — это и не отдых вовсе, а тяжелая психологическая работа.

Участникам тим-билдинг тренинга приходится преодолевать препятствия, строить переправы, исследовать незнакомую местность, развивать некий проект и т. д.

Во всех тим-билдинговых тренингах есть упражнения, направленные на формирование доверия к партнерам.

К примеру, каждому участнику предлагают забраться на возвышение и упасть спиной назад на руки партнеров по команде.

Коли братва зазевается, отвлекшись на проходящую мимо кралю в бикини, то падающего перца ждет инвалидное кресло и золотая медаль на следующих Параолимпийских играх.

Большинство заданий игр построены так, что выполнить их можно только сообща, а сам процесс тим-билдинга выявляет несогласованность действий команды.

А еще он выявляет тех людей, которые хорошо умеют внушать коллегам определенные программы действий.

Мой знакомый менеджер по персоналу обязан отслеживать во время тим-билдинга такие фигуры, анализировать их позитивное или негативное воздействие на коллег и докладывать об этом своему шефу.

Вообще же, сотрудники, владеющие внушением — это либо золотой фонд компании, либо ее самая страшная головная боль.

Эксперименты со слепыми, глухими, слепоглухонемыми, олигофренами, а также — мартышками, канарейками и обдолбанными эвкалиптом в хлам мишками-коалами показали, что акустика действует и на них (а на насекомых — ни фига; ори на них, не ори, покрывай трехэтажным матом, топай ногами и обещай пожаловаться в Гаагский трибунал: этим гадам — все по барабану). Правда, не столь прямолинейно, как в случае с обычными пиплами.

К чему это я?.. Ах да, о птичках. То бишь — о нервной системе. Везде, где она есть — там возможно и внушение.

Поэтому: не верьте всем этим сказочкам о разнице аудиторий! Мол, академики требуют одного подхода, а уборщики в моргах другого.

Враки все это!

Приемы G-модерации универсальны. И действуют на всех и всегда. В том числе — и внушение.

Мудрый Абу-ль-Фарадж постоянно удивлялся: "Странно, блин, устроен человек. Он рыдает, теряя бабло, и плюет на то, что день за днем теряет жизнь".

Не теряйте время, друзья мои! Практикуйтесь в G-модерации!

Она, клянусь здоровьем Римского Папы, того стоит!