Четвертая Священная Книга

ПОЗИЦИОНИРОВАНИЕ


...

Глава 5. Гагарин, Шариков, Фрейд и тетя соня

Любой мало-мальски умный человек подобен кахетинскому ишаку, печальную историю про которого все уже знают.

Что морочит пипла? Варианты.

Куча тактических вариантов при планировании. И среди них — ни одного явно предпочтительного.

Вот и позиционист во время работы с пациентами зачастую оказывается в довольно затруднительном положении.

Перед ним на выбор — 5-10, а то и все 100 позиций, по которым можно отпиарить или отрекламировать брэнд, лейбл или имидж.

Но нужна-то — всего лишь одна.

И как же узнать какая лучше всех остальных?

Это проблемка не на один косячок марихуаны.

Тут есть над чем репу почесать.

Для принятия решений о наиболее убойной позиции, необходимо узнать следующее:

Для позиционирования по типу № 1 (по объекту; тут пиплу нужна выгода и ее иллюзию он должен получить):

1. На каком основной выгоде следует фокусировать сообщения о нашей услуге или о раскручиваемом нами религиозном или общественном деятеле (при прямом позиционировании)?

2. Что может выгодно отличает наше великолепное предложение от дерьма конкурентов (при обратном)?

Для позиционирования по типу № 2 (по клиенту; тут выгоду надо выкинуть на помойку, главное — разобраться, за какой статус нужно ловчее ухватить клиента):

1. Какова сфера мифов, традиций и установок покупателей-избирателей, которые предстоит использовать (прямое позиционирование)?

2. Какой статус наиболее отвратителен в данный момент для клиента (обратное)?

Для позиционирования № 3:

1. Кто именно в данной местности управляет выбором тамошних аборигенов (по референтной группе; диаспора, радио, телек, газета, партия, масонская ложа, религиозная община и пр. — это для прямого позиционирования)?

2. Кто там самый гнусный Чикатило и Фреди Крюгер в здешних землях (естественно, для обратного позиционирования)?

Самая высокая степень мастерства позициониста — это умение перепозиционировать клиента.

Тот идет за туалетной бумагой фирмы «Зайчик», а ты его перепрограммируешь — и он уже давится в очереди за наждачной шкуркой фирмы "Зубастик".

Для перепозиционирования по объекту или по клиенту исследуют восприятие им извращенного чужим позиционированием объекта, чтобы понять, по каким нервным узлам надо бить пипла.

Схематическое представление результатов таких исследований представляют в виде карт позиционирования.

Для сравнения убойности нашей позиции в сравнении с конкурентной используется атрибутивный анализ товара (по ключевым свойствам).

То есть — не по категории пипл-позиция, а по принадлежности пипла к позиции.

Иначе говоря, клиенту при перепозиционировании предлагают не лучший по качеству объект (мыла, кандидата в депутаты облсобрания, услуг парикмахерской) по сравнению с ранее полюбившимся, а лучший взгляд на самого себя.

А уж себя человек любит куда как больше, чем «Приму», которую он курит 40 лет или коммунисты, за которых он столько же лет голосует.

И если пипл будет уверен, что в его любимой парикмахерской теперь стрижеться только всякая вшивота, а все ветераны Перестройки перешли в цирюльню "Билярдный шар", то и он туда побежит, несмотря на кучи отрезанных в запале неумехами-брадобреями ушей в залах этой цирюльни.

В общем, братцы и сестрицы, позиционирование страшно своей мощью…

Чего-чего? Не верите?! А я докажу. Нет, не я. А компетентные аналитические органы.

В рекламе и PR результативность позиционирования доказывают многочисленные опросы телезрителей, радиослушателей и просто прохожих, проводящихся различными опросными шарагами на основе случайной репрезентативной выборки в городах России.

В качестве основных показателей эффективности используются классический критерий «внедрения» рекламируемого образа в сознание потребителей ("penetration") и показатели, уточняющие характер воздействия рекламы — структуру запоминания роликов и эмоциональное отношение к ним.

"Да фигня все эти ваши опросы!" — сердито проворчит недоверчивый читатель.

И будет, как всегда, дико неправ!

Мы еще, друзья мои, вернемся к проверке эффективности рекламы и пиара. Может быть…

Сейчас же — об эффективности их оценки.

Тут все просто и незатейливо.

Пиплов отлавливают по закоулкам и, заломав руки (шоб не убегли) и сунув мордой в асфальт, вежливо так спрашивают: "Тебе на чем нравится летать, зараза?"

Пипл, плача от боли и поливая соплями тротуар, называет фирму. "Летающие гробы", например. Или «Аэрофлот». А может, даже и «Боинг» какой-нибудь.

Врать пойманному пиплу не с руки, поскольку она злодейски заломана и нестерпимо болит.

Врут те, кто публикует опросы, прибавляя проценты заказчику исследований.

Но, один фиг, эффективность опросов при обычной выборке и погрешности — целых 75–80 %.

Для нашей эпохи тотального вранья, пацаны, это совсем неплохо.

Позиционирование — оно не только из слов состоит. Это еще — и плакаты, и карикатуры, и комиксы и телеролики.

Телеролики разные бывают. Чаще всего они — полный отстой.

А еще чаще даже путем наизощреннейшего анализа невозможно навскидку определить, кого же из пиплов (по полу, возрасту, профессии, политическим убеждениям, финансам) этим роликов зацепило, а кому вставило.

Тогда мы делаем проще. Мы гоним общий рейтинг, так называемые «десятки». И потом уже за ржавой жестянкой «Казановы» думаем: на нашего клиента мы вышли с роликом или порожняком прошлись по экранам.

Рейтинги в номинациях «десяток» бывают разные: 10 самых дебильных телероликов, 10 самых прикольных, 10 самых извращенно-мыльных, 10 самых гнусно-политических и 10 самых финансово-успешных.

А дальше уже идет кумекание и прикидывание: соотношение рейтингов популярности с реальным количеством демонстраций по телевизионным каналам, сравнение долей разных качеств имиджей и брэндов в демонстрировавшейся и запомнившейся телеботве.

Затем делается попытка (обычно через водку, джин и бренди, в смысле — через мозговой штурм) психологического анализа причин, определяющих место различных роликов в рейтингах на основе сравнения показателей запоминаемости, частоты демонстраций и содержания роликов; анализ эффективности рекламы отдельных категорий товаров.

Для чего нам, вместо кропотливого математического анализа, нужна такая партизанщина?

Да потому что телевидение очень дорогая вещь и эффективность эфира надо отслеживать оперативно.

Все кабинетные заготовки могут оказаться полным фуфлом уже после первого же проката ролика по телеку.

И чтобы понять, чего к чему, не нужно особо мудрить. Да и времени нет для этого.

Я к чему веду? Я веду к тому, что позиционирование по телеку — вещь не простая.

И тут не так, чтобы — приготовил ролик и сиди на диване, сложа ручонки на накаченном пивом пузе.

Тут так: завел шарманку и трясись от страха — будет эффект или его не будет?

Взять, к примеру, прошлогодние выборы в Мосгордуму.

Рогозинскую рекламу тогда толком никто не понял.

Но позиционирование избирателей (мол, мы, настоящие москвичи, с «Родиной»; а они, «мусор» и подзаборная шваль, с «Единством», естественно) прошло.

Полноценный анализ это просек бы лишь после выборов. А метод «десятки» засек грандиозный успех «мусорщиков».

И власть с подачи ушлых кремлевских модераторов отреагировала, сняв «Родину» с выборов и превратив их тем самым в полный отстой.

Отступление от отступления насчет публичного выступления (каков стишок, а!).

В принципе, никогда не вредно усилить позиционирование и гипнозом, и внушением, и убеждением.

И наоборот — в этих методах уже изначально заложено использование статусных образцов поведения.

Но это уже ближе к животному миру (сложные статусно-поведенческие установки: альфа-самцы, бета-самки и прочие детенышы), нежели к миру хитромудрой человеческой цивилизации. Хотя и работает.

Правда, такой синтез очень коварен.

Никогда не следует забывать, что у клиентов полным-полно всяких неврозов и комплексов, которые не стоит задевать при охмурении.

Так, например, среди российских пиплов не будет пользоваться популярностью оратор, постоянно упоминающий о разгромной для Российской Империи Первой русско-японской войне, позорном советско-финском военном конфликте, драматическом отступлением наших войск из Афганистана, трагических месяцах Первой чеченской кампании и т. п.

Зато о полете Гагарина, о победе в ВОВ, о электрофикации и балете русскому пиплу втирать не только можно, но и просто необходимо.

Исторические мифы — тот конек, который вывезет на политический Олимп Отечества любого Шарикова и Швондера.

Если же Вы готовите речь для стариков или молодежи, то говорить о любви уместно вполне, а вот о смерти не стоит.

А если выступление будет проходить в занесенном снегами гарнизоне перед обделенными женской лаской солдатами, понимающими, что до нее им пока далеко, как до Луны, то о любви говорить не стоит.

А насчет героической смерти — там можно вжарить. Это польстит аудитории, придав ее лишениям и страданиям романтический оттенок.

Кроме всего прочего, при употреблении сплава позиционирования с другими методами промоушна (то есть — пиара-пропаганды и рекламы-агитации) в публичной речи (особенно, если она носит политический характер и рассчитана на усиление харизмы самого выступающего) следует учитывать, как это не странно, сексуальный аспект.

Посмотрите кадры кинохроники 30-х годов прошлого века, где зафиксированы выступления на многотысячных митингах Гитлера, Муссолини или Геббельса.

Откуда на лицах их почитателей слезы счастья и радостные улыбки?

В чем секрет восторга и умиления толпы, которая бьется в истерическом экстазе у трибуны со стоящим на ней вождем?

На политические митинги и собрания ходит публика, которой не хватает в обычной жизни уважения и любви к себе со стороны других людей. В том числе и любви сексуального плана.

И оратор на митинге или даже просто телерожа на экране дают пиплу эту любовь.

Нынче дедушку Зигмунда (Фрейда) с его сексуально-маньяческой концепцией мотивации чмырят почем зря все, кому не лень.

А напрасно.

Ведь дедушка-маньяк первым всерьез заговорил о том, что общество лопоухих сапиенсов — это сплав социального и биологического.

Причем — во времена перманентного атаса биологическое явно превалирует.

Фрейд, пацаны, установил, что общение оратора с массами по сути являет собой отношение активного сексуального партнера с пассивным.

И вся риторическая техника: мимика, жесты, акустика, убойное содержание текста, — не более чем сексуальное ухаживание за толпой с целью добиться того, чтобы она отдала оратору свою волю и свободу мысли и поведения.

Но не всегда оратор выступает в качестве условного сексуального партнера. Иногда — и как родственник.

Если перевести размышления психоанализ на язык публичного выступления (а ну-ка, навскидку быстренько вспомните что-либо подобное, виденное на днях по телеку), то мы получим любопытные вещи.

При выступлении в стиле аттицизма: оратор — отец, толпа — его дочь. При использовании азианизма — оратор — активный сексуальный партнер, а толпа — пассивный.

А вот при синтетическом стиле — ролевая пертурбация статуса оратора и толпы в зависимости от того, какой в данный промежуток речи стилевой оттенок носит выступление (темпераментного азианизма или сухого аттицизма) и какое обращение выбирает выступающий (например, ласковое "противные мальчишки" или сухое "товарищи генералы").

Поэтому, несмотря на даже самое прозаическое содержание выступления, в его текст стоит включать такие слова, как — "будто мать", "словно отец", "родная кровь", "обнять и расцеловать", "вы прекрасны, как Коля Валуев" и т. п.

А где секс, там и остальная биология.

Биология, пацаны, она не только на трибуне нужна.

В теле- или радиорекламе, например, тоже можно поиграть биологическими статусами.

Позиционированию ведь по фигу, какие они — социальные или сексуальные. Оно использует их в хвост и в гриву…

А теперь о СМИ.

СМИ — это всего лишь на 30 % гипноз, внушение и риторика. А на 70 % — позиционирование (пока что — совершенно безобразное).

При определении структуры средств массовой информации для позиционирования, которые могут быть использованы для позиционировании, в первую очередь рассматривается показатель эффекта множественности СМИ, а также перспектива их использования в зависимости от этапа расширения брэнда (то есть — переходя от позиционирования по типу № 1 к № 2 и № 3).

В упрощенном же варианте вопрос звучит так: что выгоднее — размещать одно послание в нескольких СМИ или несколько посланий в одном и том же СМИ?

Про это немало всякой пустопорожней ерунды написано.

Мой же личный опыт говорит о том, что кормить чужие СМИ вообще не стоит.

Они продажны и переменчивы.

Надо вкладывать бабки в собственные коммуникационные каналы, пусть они на первых порах и имеют признаки дистрофии и церебрального паралича.

От наклеенной на помойный бак листовки до транснационального медиахолдинга — вот путь, достойный совершенномудрого пипла.

А хотите конкретику? Тогда получите.

Если взять конкретный пример, то, допустим, для Москвы оптимальное количество включений материалов с позиционированием по каналу ОРТ в прайм-тайм (от «prime» — наилучшее, "a time" — время), достаточное для гарантированного 100-процентного охмурения всех нужных модератору телезрителей, составляет в среднем 45–60 включений (2–3 включения в течение 20–30 недель).

Можно, конечно, и всего лишь раз долбануть. Но так, что всех понос пробьет.

Однако при таком нажиме на психику пиплов можно легко запалиться. А главный принцип G-модерации гласит: "Не засвечивайся!"

Если же брать наиболее практичное соотношение позиционирования через печатные СМИ и телевидение (радио), то для эффекта ненавязчивой тотальности оно должно составлять для мегаполисов 82,3/17,7 (ну, то есть: 82,3 % бабла вкатить в теле- и радиоэфир, а 17,7 % — в газеты-буклеты и прочие боевые листки).

"Ага, — скажут мои догадливые читатели, — я сообразил, как впаривать с помощью позиционирования все, чо хошь. А как понять, кому впаривать-то?"

Отвечаю моментально и со снисходительной усмешкой на устах, прилипших к цигарке: самый простой подход — описание целевой аудитории, как одного «типичного» потребителя.

Такой образ обычно формируется на основе детального зоологического исследования жизни пипла в его естественной среде.


Например:

"Тетя Соня — социализированная по урбанистической модели самка-европеоид вида Homo sapiens, находящаяся в последней фазе детородного возраста, имеющая пятнадцатилетнего ребенка и хронический запор. Целый день пашет секретарем. Она считает, что ей повезло и это хорошая работа. Свой перерыв тетя Соня проводит за трепом с коллегами в близлежащей забегаловке.

Тетя Соня глупа, но исполнительна и незлобива. Она заботится о безработном самце (официальный статус — супруг; болен простатитом и патологическим сутяжничеством) и шизофреничке-свекрови. Она также два раза в неделю ходит к любовнику (грузчику продмага — монголоиду Степе Хряку), прикрываясь "занятиями в институте повышения квалификации".

Жизнь у нашей тети Сонни нервна и скучна. А ей больше нравится та жизнь, что по телеку, где все здоровы и энергичны, а самые большие несчастья — связаны только с любовными чепушенциями да с болезнью богатого дядюшки".


Следовательно, если нам надо будет реализовывать мерседесовские тачки, то весь сегмент рынка с тетями сонями и их мужьями можно выкинуть в помойное ведро.

Хотя… Гм, могущество позиционирования велико. И опытный позиционист может добраться и до этого сегмента, продав в долгосрочный кредит мужу тети Сони какую-нибудь навороченную "мерина".

Чего-чего?

Нет, я не смеюсь над тетей Соней и ее бедолагой-мужем. По большому счету — мне их обоих жаль до слез.

Но G-модератор, он… Он, как хирург вовремя операции, если начнет думать о страданиях пациента, то не сможет спасти ему жизнь и остатки здоровья.

Жестокость G-модератора — это вынужденная жестокость.

Но, кроме нас, некому спасать этот прокисшо-протухший и обреченно-умирающий под лучами чахоточного желтого карлика мир.

Так что, приходится смотреть на его обитателей без розовых очков и голубой маниловщины…

Раньше (до исторического материализма) позиционирование называлось: «имитированием», «эмоционированием» и «мотивированием».

Итак, если найдете где такие перлы, смело плюйте на них и не морочьтесь.

Как тренироваться в позиционировании?

А начните, пацаны, прямо с мерчандайзинга.

И вот не надо так презрительно морщить физиономию.

Мерчандайзинг — это настоящее царство позиционирования низших уровней.

Мерчандайзинг — это маленький личный партизанский маркетинг направленный на розничные продажи в местах реализации товаров и услуг.

Мерчандайзинг дает всякому существу на свете (даже, скажем, голимому афроказаху) иллюзию, что товар выставлен именно для него — самого величайшего шоппингиста и мегабайера всех времен и народов.

Правильная выкладка товара и рекламные материалы — влияют на решение пиплов о покупке всего на 10–15 %.

Позиционирование в мерчандайзинге можно разделить на 7 этапов (не типов!; тут про последовательность речь, а не про принципы):

1. Информирование покупателя о месте нахождении товара ("Эй, харя! Иди прямо и налево! Возьми мешок с паршивыми чипсами со второй полки! И вали в кассу!").

2. Предоставление доказательств позиции при позиционировании по объекту ("Съешь эту половую тряпку! А теперь — этот рулон туалетной бумаги! И еще — слижи солидол с дверных петель! Теперь понял, что вкуснее этих сраных чипсов ничего нет?").

3. «Двустволка». Позиционирование (по клиенту) в обоих его видах ("Ты настоящий мужик или шкет плюгавый? Настоящие мужики берут чипсы только огроменными мешками. А маленькие пакетики — только для девок и сопляков!").

4. Воздействие на покупателя (позиционирование по клиенту прямого вида) с целью убеждения его сделать покупку немедленно ("Настоящий мужик решителен и смел! Ты — настоящий мужик! Чего менжуешься?! Быстрее покупай свои проклятые чипсы, не мучь кассиршу, падла!").

5. Отстрел (позиционирование по клиенту, обратный вид) по конкурентным брэндам ("Ты куда пошел, плесень?! Есть бараны, которые покупают какие-то чипсы в соседнем магазине… Но ты же не из числа баранов?!").

6. Внесение пипла в список пожизненных клиентов этого магазина ("А мы тебе теперь специальное сервисное обслуживание забацаем — будем снабжать тебя этими чипсами на дому! Давай адрес и ФИО твое!") — при любом типе и виде позиционирования.

7. Подключение тысяч клиентов к личной базе данных для шантажа начальства ("Не прибавите, жадюги, зарплаты — уведу покупателей к конкурентам!"). Тут ты уже сам себя позиционируешь перед начальством, как объект с самым важным для него свойством — клиентской базой.


Больше, пацаны, мерчандайзингом парить вас не стану.

Ибо о нем еще будет чисто конкретный базар в чисто конкретном месте в чисто конкретное время…

Несколько бодрых слов о перспективах отечественного позиционирования и russian GM в целом на ближайшее будущее.

Все мои знакомые аналитики (а среди них немало толковых профи) уверены, что после официального позиционирования Путиным России в качестве сырьевого придатка развитых стран отношение иностранных и отечественных инвесторов к российскому рынку, бесспорно, улучшилось.

Взять, к примеру, кредитный рейтинг России.

В прошлом году он был повышен сначала агентством Fitch, а потом и Moody's, а там хлопцы не лаптем щи хлебают и ставят не на сиюминутный факт-дешевку, а на тщательно проанализированную тенденцию (которую с подачи биржевиков нынче модно именовать "трендом").

Конечно, большинство иностранных инвестиций (за последний год они увеличились на 2/3) течет в топливно-энергетический сектор.

В производство валенок, балаек и ушанок никто почему-то вкладываться пока не спешит. Сволочи.

В нынешнем 2006-м году инвестиционная активность находится на офигительном взлете.

В ближайшем будущем (с 2008-го, прямо сразу же после президентских выборов) в России произойдет настоящий инвестиционный бум, который приведет к ежегодному 7 % промышленному росту.

Таким образом, ежели кремлевские паны не замутят очередную гражданскую войну, Россия станет достаточно богатой державой. И мы сможем опять всерьез побороться за мировое господство, без которого жизнь простого русского человека скучна и бессмысленна.

Формула такова: бабло + хорошая школа GM = мировое господство к 2030-35 гг.

Короче — мы их всех похороним!

И, я уверен, у русского позиционирования офигительное будущее.

Ибо мировое сообщество сможет поднапрячься и преодолеть наше G-модерирование.

Может оно поднапрячься и преодолеть наши деньги.

Но нельзя (сколько не напрягайся) преодолеть обе эти штукенции, коли они бьют тебя одновременно.

И мир дрогнет. И запляшет под дудочки крысоловов из заснеженной богомольной Руси.

А в школьных библиотеках у нас появятся книжки "Позиционирование для чайников" или "Все мы немножко зомбики".

А на Поклонной горе мне, скромному и застенчивому основоположнику русской школы модерации, поставят в качестве памятника пирамиду из черепов поверженных врагов нашего возрожденного Отечества…

…Ща-ща, подождите, пацаны. Только вытру слезы умиления со счастливого лица и продолжу базар…

Победив убеждение, позиционирование обеспечило себе расцвет на ближайшие 10–15 лет.

Но ходят упорные слухи, что грядет новая эпоха в программировании разумных существ — метапрограммирование.

Это сверхпозиционирование, основанное на синтезе дедукции (люди пьют по утрам стеклоочиститель, ты человек, следовательно, жбанишь по утрам это пойло) из риторики и третьего типа позиционирования (по референтной группе).

Позиционирование рассчитано на использование традиционных образы.

А метапрограммирование — это создание новых (чуете влияние классической риторики?).

Например, придумывается имидж Буро-Зеленого Перца (начинают обработку с молодежи). И к нему присобачивают кодекс поведения: каждый Буро-Зеленый Перец должен постоянно чесаться, ковырять в носу и материться, а также — какая, право, мелочь и ерунда, — голосовать за партию "Основоположники-труположники", молиться пустой консервной банке и покупать продукты только в магазинах "Пидор Пэн".

В последние 15–20 лет бурно развивается по всей планете новое направление (не тип, не вид!) G-модерации с элементами пиара и рекламы — ток-шоу (от «talk» — разговор и «show» — спектакль) и риэлти-шоу (от «rial» — реальный).

Там вроде бы главные действующие лица — приглашенные в шоу участники.

Но на самом дел всем манипулирует модератор (либо ведущий, либо голос за кадром, либо завербованный участник шоу), направляя всю теле- и радиопургу в заранее проплаченное спонсорами русло.

Короче — разводка зрителей и слушателей идет на столь высоком уровне программирования, что скажи им: "Вас же зомбируют, дурики", — и они тебя тут же покусают в порыве благородного возмущения.

А лет через 50, пацаны, вообще, я уверен, не понадобится столь искусное программирование человека.

К тому времени, думается мне, уже будет найдет простой и удобный интерфейс для непосредственного закидывания программ в мозги пиплов с электронного носителя.

Настроил сознание на определенную волну — и получи свой терабайты детальных инструкций в визуальных и сенсорных образах.

Эх, мне б дожить до того времени! Я бы наверняка сумел помочь тем, кто не захочет превращаться в зомби, придумав бы систему защиты от прямого программирования.

Меня часто упрекают за цинизм и анархизм.

Мол, нет у Гламаздина никаких идеалов, не любит он людей и не верит в их суеверия.

Действительно, я не люблю людей, если они быдло и дрянь, и не верю в мифы, этим быдлом придуманные.

А идеал у меня есть — русская речь, свободно и гордо льющаяся по просторам космоса.

Русские города на миллионах планет, рассыпанных по разным галактикам.

Умные и могущественные русские люди — хозяева Вселенной.

А вот вера в добренькую и честную власть у меня испарилась в 90-е, когда на моих глазах высокопоставленные чинуши за бутылкой водки продавали кому попало за копеечные гонорары, а то и просто в виде дружеского подарка русские земли вместе с миллионами приписанных к ним жителей.

Нет, не продажных тогдашних временщиков я возненавидел. На то он и временщик, чтобы наворовать и сбежать с наворованным. Не в нем дело.

А дело все в том многомиллионном стаде, которое равнодушно и лениво наблюдало за тем, как продавали землю, политую кровью и потом их предков.

За это не будет им прощенья! На этом свете уж точно.

Я вам не какой-нибудь там Иисус Христос, выпоротый, словно рыночный воришка, и распятый, будто бандит с большой дороги.

У меня не забалует ни эллин, ни иудей, ни даже добрый самаритянин!

А вот теперь отвлечемся от всяческого пафоса и шапкозакидательства. И попробуем достойно завершить эту Четвертую Священную Книгу.

К этому времени, скорее всего, у вас (кроме тех, кто вдумчиво заучивал сей трактат наизусть, а не пил под него пиво, похохатывая и причмокивая слюнявыми губищами), друзья мои, разум наполнился недоумением, а душа тревогой.

К этому моменту вы просто обязаны были запутаться и возопить: "Ну для чего напридумано столько методик охмурения!? И зачем модератору, который сам не лезет на баррикады и митинговую трибуну, знать о работе гипнотизеров, суггесторов, риторов и позиционистов?"

Запутались? Возопили?

Слышу-слышу. И спешу развеять мрак из ваших извилин. Глубоко вздохнув. И скосив левый глаз на заранее заготовленные тезисы.

Модератор обязан иметь представление о всех четырех способах охмурения сапиенсов, чтобы знать, на что способны его солдаты.

Если расположить модераторов по званиям, то выйдет следующее: пиарщики и рекламщики — это лейтенанты и капитаны, маркетчики (не путать с шулерами-маркетологами!) — это майоры и полковники, а политтехники (не путать с клоунами-политтехнологами!).

А гипнотизеры, суггесторы, риторы и позиционисты — это солдаты. Они сами ничего не придумывают, а лишь, используя свои штучки-дрючки, исполняют чужие заказы.

Впрочем, есть опустившиеся местечковые модераторы, которые добровольно опустили себя на уровень рядового состава. Флаг им в руки и медицинскую страховку в сервант.

Но вам-то, пацаны, местечковая эйфория — все равно что офисная работа для цыгана.

Вы полководцы третьего тысячелетия. Вы рождены, чтобы вести армии на штурм Вселенной. Вы метите своими хищными очами не на пост председателя сельсовета, а претендуете на Нью-Йорк, Марсель, Пекин, Мадрас, Толедо… Вы чувствуете, как миллиарды сапиенсов мучаются и не спят ночами из-за того, что не могут отдать свои никчемные жизни в битвах, в которые поведете их вы.

Я прав?

Хе-хе, по вашим загоревшимся глазам, пацаны, вижу, что прав насчет ваших наполеоновских планов.

Но о планах — в другом месте.

Сейчас о ваших бойцах (сотрудниках). Куда их определить — в кавалеристский эскадрон или мотоциклетную роту?

Советую определить: холериков — в убеждение, флегматиков — в гипноз, сангвиников — во внушение, меланхоликов — в позиционирование.

Дураков — в обоз.

Лазутчиков — расстрелять перед строем.


Практикум:

1. Приготовьте 10 коротких текстов (по 800 знаков) рекламного коммерческого и некоммерческого характера (типа: "Купи кепку, пижон! Макушка мерзнуть не будет" или "Голосуй за Пупкина! Он тоже не любит техасских рейнджеров!"). И усильте каждый из них фразами позиционирования. Отдельно — первый тип (оба вида), второй тип (оба вида) и третий тип (оба вида).

За три дня, думаю, это вполне можно осилить.

2. Те же тексты. В смысле — уже усиленные позиционированием.

Теперь ваша, друзья мои, задача — перепозиционировать их.

Это значит, что вы вводите свои товары и услуги на прямое позиционирование, а обратным бьете по старой марке.

Например, было: "Если ты настоящий чукча, то проголосуешь за Абрамовича", а станет "Ты же интеллигентный человек, голосующий за Васю Пупкина, а не какой-нибудь чукча, голосующий за всяких там абрамовичей".

3. Найдите среди вороха рекламы и пиара в СМИ и интернете не менее 200 примеров позиционирования. Особое внимание — на невербальные средства воздействия на сознание (газетные и журнальные фото, кинокадры).

Классифицируйте каждый материал письменно.

Например: "На цветной растровой (векторной или 3D) фотке стоит розовощекий перец в обнимку с парой голых мулаток. Бэкграунд (задник) — пляж и пятизвездочный отель. Явно — позиционирование по клиенту прямого вида. Позиция — эти шнурки покупают здоровые и преуспевающие мужики. Вторая позиция — лишняя. Лучше бы усилить первую".

На это вам, други, целая неделя.

4. Подытожьте все, что узнали про позиционирование. И составьте текст (3 000 знаков). И вложите туда один тип (одного вида) позиционирования. И подгоните его под требование базовой структуры, интонации и акустики. И потренируйтесь раз 100 в его говорении, чтобы научиться голосом и ролевыми ужимками в духе дедушки Станиславского выделять статус товара, клиента или референта.

Психология bookap

А потом — выступите перед народом и поразите его в самое сердце своим индивидуальным мастерством, поскольку дальше (в остальных частях моего опуса) речь пойдет уже о коллективной работе.

Даже если речь пойдет о презентациях и брифингах — все равно тут контекстуально будет присутствовать корпорационный дух.