ПРЕДИСЛОВИЕ. СЛАВЯНЕ И АРИЙСКИЙ МИР

Сегодня любое упоминание об арийской проблеме в общественном сознании вольно или невольно вызывает чувство политической настороженности. Словно сами собой возникают расхожие стереотипы, связанные с ужасами Третьего рейха и покрытые непременным туманом «коричневого» мистицизма. К сожалению, в воспроизведении этого вульгарного образа, уже порядком надоевшего, повинны не только средства масс-медиа, но отчасти и академические ученые. Значительное число тех и других пленяется очарованием низкопробного оккультизма, то ли в силу политического заказа, то ли по каким-то иным причинам. Но в результате с удивительным постоянством арийская тема изображается как сгусток отрицательной энергии, подчас как некое средоточие мирового зла. И послушный обыватель с легкостью поддается на этот нехитрый прием, закрепляя свой нездоровый интерес к теме, ставя ее в один ряд с рассказами о сексуальных скандалах, о вампирах и потрошителях. В нетребовательном уме все это само собою располагается рядом, как и на полках современных книжных магазинов.

Но если мы, согласно современной идеологической моде, попытаемся быть предельно политкорректными и сознательно абстрагируемся от доказательной базы арийской идеологии времен Третьего рейха, то быстро обнаружим, что чем меньше будет магии и оккультизма в исследовании арийства, тем лучше будет как для развития науки, так и для психического здоровья нации в целом.

Начнем рассмотрение вопроса с того, что в классической каббале с древнейших времен существует традиционный прием, с помощью которого для энергетического поражения противника создается общественная иллюзия противоестественности его замыслов. Белое у него изображается черным, добро самым беззастенчивым и циничным способом выдается за зло. Мало того, подменяется и вся система ценностей. Там где верх, говорят, что это низ, и наоборот: там, где право, указывают нам, что это лево. Беспредметная философия и абстрактное искусство как нельзя кстати развивают патологию искаженного мировосприятия, изначальной целью которого является узаконивание противоестественности. Нормируется все, что противоречит норме.

Поэтому всякий, кто сегодня посмеет дерзнуть провести хотя бы какие-то самые невинные аналогии в общем строении мировоззренческих и морально-этических принципов славянства и арийства, почти автоматически списывается в разряд «русских фашистов».

Наш самый популярный современный сатирик М. Н. Задорнов во время дискуссии по телевидению в октябре 2008 года не избежал этой участи, так как даже границы исповедуемого им юмористического жанра не уберегли его от обвинений в разжигании ненависти. Циничность и даже откровенный идиотизм ситуации состоит в том, что история славянства, помноженная на идеологию арийства, изображается подчас как враг всего сущего на Земле, как абсолютное зло.

Но если мы все же попытаемся превозмочь этот навязываемый нам негативный контекст и постараемся посмотреть на проблему трезво, то монстры быстро удалятся из нашего сознания, и перед нами останется благодатная нива истории, которую нужно просто возделывать, трудолюбиво и без истерик.

За последние годы ситуация в принципе стала понемногу выправляться, ибо опубликовано множество добротных исследований и ценных первоисточников. Помимо системных обзорных работ появились специальные монографии по истории, лингвистике, религиоведению, археологии и мифологии, но вот область антропологии все еще представлена весьма недостаточно. Именно эту лакуну и предназначено восполнить наше издание, призванное вернуть в научный обиход два уникальных сочинения, без знания которых наше представление о глубинных взаимопроникающих связях славянства и арийского мира будут не полными.

С момента первых изданий этих работ прошли десятилетия, и пусть их нельзя назвать последними достижениями в науке — это скорее долг уважения к авторам и желание восстановить хронологическую последовательность разрабатывания темы. А объективность подхода в данном случае подтверждается прежде всего тем, что оба ученых являлись иностранцами, далекими от политической ангажированности, доказавшими свою верность науке, поскольку имели мужество идти наперекор идеологическим тенденциям своих времен.

Англичанин еврейского происхождения Исаак Тейлор и немка польского происхождения Ильзе Швидецки опубликовали книги по истории интересующего нас вопроса, представив славян и русских, в частности, на общем фоне развития изначальной арийской общности не как мифологизированную политическую конструкцию во всем «блеске» противоречий загадочной души, но как исторический субъект эволюционного процесса, обладающий объективными антропологическими характеристиками, поддающимися описаниям и измерениям. Именно в этом и заключена, на наш взгляд, непреходящая ценность данных книг, которые мы сочли необходимым вернуть из тлена забытия.

Общий подход авторов не является чем-то из ряда вон выходящим, он не противоречит даже базовым постулатам классической советской науки, ибо ученые в нашей стране все же имели смелость и умственную ловкость сбрасывать с себя силки безродного марксизма-ленинизма и излагать вполне вменяемые идеи. Следует отметить, что никакой потребности изображать арийство как форму тяжелой неврастении не было и в помине, даже тогда, когда миллионы советских солдат, вернувшихся с фронта, знали не понаслышке, что такое настоящая Германия. Именно для этого «поколения победителей», которое село на студенческие скамьи еще в полевых гимнастерках, советские историки той поры объясняли суть вопроса, вовсе не считая простодушными глупцами своих будущих коллег.

Так признанный мэтр отечественной науки В. И. Авдиев в своей монографии «История Древнего Востока», изданной в 1948 году стотысячным тиражом Государственным издательством политической литературы и допущенной Министерством высшего образования СССР в качестве учебника для исторических факультетов государственных университетов и педагогических институтов, прямо писал, что слово «арий» означает «чистый», «белый», «благородный», то есть вскрывал биологическую суть расы, традиционно принадлежащей к высшим аристократическим слоям общества, которые в силу своего благородного происхождения определяли судьбы нации. «Целью кастовой системы было упрочить преобладающее положение ариев-завоевателей над покоренным туземным населением» — подчеркивал советский ученый.

В 1977 году в СССР прошел Международный симпозиум по этническим проблемам истории Центральной Азии в древности, труды которого вышли отдельным изданием в 1981 году. Советский делегат Б. Г. Гафуров в своем выступлении подчеркнул: «Арийская проблема является комплексной, но уже по своему содержанию это прежде всего историческая проблема».

Примеров научного, взвешенного отношения к теме можно обнаружить в отечественной историографии великое множество, но и этих упомянуть будет достаточно, чтобы проиллюстрировать тот факт, что в научной среде никакого отрицательного идеологического подхода к арийской теме не существует.

Именно в этом позитивном русле мы и предлагаем рассматривать публикуемые первоисточники.

Книга «Происхождение арийцев и доисторический человек» известного филолога и специалиста в области археологии и топонимики Исаака Тейлора (1829–1901) увидела свет в 1890 году и сразу же стала бестселлером, была переведена на многие иностранные языки, в том числе и на русский.

Заслуга автора состояла в том, что он, по сути, первым начал использовать в лингвистике математические методы, в том числе и с целью расологического анализа происхождения того или иного языка.

Получив математическое образование в Тринити Колледже в Оксфорде, с 1853 года он принялся с помощью точных наук трактовать этимологическую картину мира. Этой проблеме были посвящены его книги «Слова и места» (1864), «Этрусские исследования» (1874), «Греки и готы» (1879) и «Алфавит» (1883). Одним из первых Исаак Тейлор вскрыл структурную взаимосвязь древнегреческого и рунического алфавитов. В книге «Имена и их истории» (1898) ученый объяснил логику и принципы образования имен собственных у различных народов. Оставил он также работы по основам протестантской этики и причинах распространения ислама. Но наибольшую славу и популярность ему снискала книга «Происхождение арийцев и доисторический человек», до сих пор считающаяся классикой индоевропеистики.

В первой части исследования содержится обширный свод информации по истории научных дискуссий в XIX веке между лингвистами и антропологами по вопросу о прародине древних ариев. Аргументация обеих сторон представлена весьма основательно, также красноречиво и убедительно изложены причины того, почему антропологам все-таки удалось переубедить лингвистов. С этой целью Тейлор приводит, в частности, известную цитату классика французской антропологии Поля Брока: «Этнологическая ценность сравнительного языкознания весьма мала. И на самом деле оно, скорее всего, может привести к заблуждению, чем к чему-либо другому. Но филологические факты и дедукции более бросаются в глаза, чем кропотливые измерения черепов, и вот почему заключения филологов привлекли преувеличенное внимание».

Вывод же самого Тейлора сводится к следующему: «Географический центр истории человека находится в настоящее время не на Востоке, а на Западе; самые древние документы истории человечества исходят не из Азии, а из Западной Европы. Другая наука, краниология, учит нас, что люди, которые в настоящее время говорят арийскими языками, принадлежат не к одной, а ко многим расам, и те же расы, которые живут в настоящее время в Европе, жили в ней постоянно с начала неолитического периода, когда по Европе бродили северный олень и дикая лошадь. С тех пор, как геологические исследования установили, что с незапамятных времен Европа была местопребыванием человека, все доказательства, приводимые в пользу азиатского происхождения арийцев, опровергнуты…»

Приведя в систему многочисленные данные о названиях растений, животных, гор и рек в различных индоевропейских языках, ученый пришел к выводу, что в древности был период, когда единство первобытного арийского языка было полным. В некоторых пунктах этого пространства образовались некие энергетические центры возмущения; новые лингвистические образования или новые фонетические вариации начали проявляться и распространились как волны во всех направлениях от начального центра, ослабляясь по мере их расширения, как это происходит с концентрическими кругами, идущими от камней, брошенных в спокойную воду. Эти концентрические круги делались все шире до встречи друг с другом. Именно так, по мнению Тейлора, представляется возможным объяснить существующее многообразие языков в индоевропейском ареале.

Исследуя антропологическое строение исходных рас Европы, английский ученый утверждал, что «этническими признаками первой важности являются не лингвистические признаки, но физические». Для иллюстрации данного тезиса он удачно приводит описания древних народов: бриттов, кельтов, иберов, скандинавов, лигуров и других — и соотносит исторические свидетельства с данными археологических раскопок, доказывая биологическую устойчивость расового типа.

«Тогда как раса устойчива в значительной степени, язык, наоборот, крайне неустойчив. Многие страны неоднократно переменяли язык, причем раса оставалась существенно одной и той же. Очевидно, законы, управляющие переживанием языка, не сообразуются с теми же условиями, как законы, управляющие переживанием расы. Язык, одерживающий верх в борьбе за существование, иногда принадлежит расе менее многочисленной или слабой физически. Иногда берет верх язык народа-победителя, иногда — народа побежденного. Очевидно, надо искать какой-нибудь другой закон. Закон этот по-видимому тот, что раса наиболее цивилизованная, в особенности, когда на ее стороне политическое преобладание и численное превосходство, имеет больше шансов передать свой язык племенам, с которыми находится в соприкосновении».

Тейлор обнаружил следы расы во всех видимых проявлениях жизнедеятельности первобытных арийцев: в названиях металлов, оружия, домашних животных, земледельческих циклов, пищи, построек, одежды, домашней утвари, в способах ведения войны, мореплавания, производства и общественной жизни. Даже сфера религии, по Тейлору, не лишена расовой доминанты в своем развитии.

«И в настоящее время, когда христианство распространилось по Европе, оно разделилось на два противоположных лагеря: католицизм и протестантство, Церковь власти и Церковь разума, линия раздела которых совпадает довольно близко с границей, разделяющей две великие расы. Длинноголовая раса — протестанты, короткоголовая — католики. В первой из них индивидуализм, упорство, самоуверенность, независимость очень развиты; вторая подчинена авторитету и по инстинкту консервативна.

Римское христианство никогда не было симпатично природе северной расы, и она обратила его в нечто весьма отличное, от того, чем оно было вначале или, лучше сказать, чем оно сделалось в руках латинских и греческих учителей. Северные народы испытывают отвращение к системе духовенства, они отвергли авторитет священников и развили индивидуализм. Протестантизм был восстанием против религии, навязанной северу югом, никогда не подходившей северному уму. Именно поэтому брахицефальная Южная Германия принадлежит к католической религии; долихоцефальная Северная Германия принадлежит к протестантской религии».

Происхождение диалектов основных индоевропейских языков, а также базовых культурных мифов в ареале их распространения Исаак Тейлор объяснял через призму амальгамации (смешения) исходных расовых составляющих. Исторически накладываясь друг на друга волнами, расовые архетипы завоевателей и побежденных во взаимопереплетении придали каждому языку и мифу свой уникальный колорит. Очищая от последующих внешних напластований исходный расовый субстрат, ученый, как ему казалось, восстановил физическую преемственность антропологических типов: «На основании археологических рассуждений и доказательств мы пришли к заключению, что именно цивилизация славяно-кельтской расы, какой она является в продолговатых курганах Великобритании и в свайных постройках Центральной Европы, наиболее приближается к той цивилизации первичных арийцев, какую мы знаем из лингвистической палеонтологии».

Вообще следует особо отметить, что, помимо огромного массива умело систематизированной информации, к числу очевидных достоинств книги следует отнести изящество стиля и образность языка, а чувство юмора автора помогает усвоению, на первый взгляд, казалось бы скучного материала.

В контексте нашей публикации книга Исаака Тейлора имеет, кроме исторического, еще и важнейшее политическое значение. Конец XIX века был расцветом Британской империи, когда провозглашение откровенно националистических идей было признаком своего рода, хорошего тона в английском обществе. Совершенно оскорбительные карикатуры на представителей монаршей династии были обычным делом в самых респектабельных, великосветских журналах. Именно викторианская Англия буквально канонизировала образ «русского медведя», повсеместно ставший расхожим штампом оголтелой русофобии. Не кабацкие хулиганы, но джентльмены с оксфордским образованием приложили руку к политическому овеществлению данной мифологемы. И классический ученый Исаак Тейлор был в то время одним из немногих, кто, сообразуясь с совокупностью очевидных данных, пытался разрушить самый фундамент этого тлетворного измышления, подтверждал, что славяне, так же, как кельты, являются наиболее чистым воплощением исходного физического типа первобытных арийцев. Следовательно, ни о каком противопоставлении английских джентльменов «русским медведям» и речи быть не должно, ибо генеалогически они родственны.

На наш взгляд, такого рода сочинения, пусть даже и более чем вековой давности, способны гасить спазмы безграмотного шовинизма. Классическая расовая теория, в том числе и данное сочинение Исаака Тейлора, обосновывала биологическое единство всех народов индоевропейской общности, что автоматически делало беспочвенными проявления любых форм национализма, пытающегося возвысить одну ветвь белой расы над другой. В плане добросовестного исследования происхождения славян данная книга до сих пор не утеряла своего значения, и, по нашему мнению, должна найти свое заслуженное место.

Второе сочинение, предлагаемое уважаемому читателю в рамках нашего издания, также являясь сугубо научным, вновь разрушает миф о «неполноценности» славян, создававшийся уже в недрах Третьего рейха.

«Расология древних славян» — именно так называлась книга молодого антрополога Ильзе Швидецки (1907–1997), которая была опубликована в 1938 году в национал-социалистической Германии и сразу же привлекла внимание как научного сообщества, так и политических кругов к злободневной проблеме — антропологического противостояния сверхдержав. Это был сложный период в истории Европы, когда на поверхность общественного сознания всплыли все старые обиды, подстегиваемые новыми предрассудками. В воздухе запахло новой войной. 1938 год для Европы — это период расцвета расовой теории не только в Германии, но и во всех цивилизованных странах. Сам термин «раса» не сходил со страниц даже повседневных изданий, предназначенных для массового читателя. Что касается непосредственно Третьего рейха, то, вопреки современному устоявшемуся мнению, никакой оголтелой целенаправленной русофобии там не было. Преобладало скорее незнание биологической истории русского народа, а главное — устойчивое нежелание ее познать. При описании судеб славянских племен вообще в немецкой, даже научной литературе того времени, информация зачастую подавалась скомканно. Без должной академической проработки. Вместо уважения к фактам царила красиво оштукатуренная мифология старого образца, типа того, что только когда варяги пришли к славянам, то навели у них порядок. Следует подчеркнуть, что официальное распространение антисемитизма и антибольшевизма было значительно сильнее.

Ильзе Швидецки взяла на себя большую ответственность в решении этого вопроса на основе крайне модной тогда расологии. Она восстановила биологическую генеалогию славянских племен, уделив особое место конкретно происхождению русских. В то время и в данной ситуации это был почти вызов не только маститым профессорам, но и новоявленным партийным функционерам. В этом, как нам кажется, и заключается гражданское мужество, а также научная адекватность ученого. Уже этих фактов, на наш взгляд, вполне достаточно для того, чтобы опубликовать данный труд.

Ильзе Швидецки родилась в 1907 году, изучала историю, биологию и антропологию в Лейпциге и Бреслау. В 1938 году защитила диссертацию по историческим дисциплинам, но уже с начала 30-х годов работала ассистентом выдающегося немецкого расолога барона Эгона фон Эйкштедта (1892–1965) и даже участвовала в его второй знаменитой экспедиции в Индию. После этого она была включена в редколлегию крупнейшего профильного издания «Zeitschrift für Rassenkunde», а в 1939 году защитила диссертационную работу по расологии древних славян. По окончании Второй мировой войны Ильзе Швидецки приложила множество усилий на научном и административном уровнях, чтобы реабилитировать немецкую антропологическую науку от обвинений в расизме: вошла в редколлегию крупнейшего журнала «Homo», издававшегося с 1949 года, а в 1961 году стала директором Антропологического института в Майнце.

В 1964 году Ильзе Швидецки приезжала в составе немецкой делегации в Москву на Международный конгресс антропологических и этнологических наук. В 1966 году она выступила в качестве организатора Международного симпозиума по антропологии народов с эпохи неолита до нового времени. Венцом ее деятельности явилось издание серии «Расовая история человечества», насчитывавшей 14 томов, которые выходили в период с 1965 по 1993 год. Кроме этого к числу ее важнейших работ стоит отнести такие сочинения, как «Основы человеческой биологии» (1950), «Проблема гибели народов» (1956), «Курс антропологии вестготов» (1957), «Человек в биологии» (1959), «История антропологии» (1988).

Признание деятельности Ильзе Швидецки выразилось в том, что при жизни она была избрана почетным членом множества научных обществ и стала лауреатом различных научных премий.

Автору этих строк посчастливилось проводить многочасовые задушевные беседы с мэтрами отечественной антропологии, которые лично знали госпожу Ильзе Швидецки. Следует отметить, что она оставила в их воспоминаниях сложный образ подлинного энциклопедиста, обаятельной женщины и одного из последних «рыцарей» расологии, которому пришлось оборонять ее рубежи от политиканствующих невежд с самых разных сторон. По замечаниям очевидцев, она всегда с особой теплотой относилась к русскому народу и была знатоком и ценителем русской антропологической школы.

Целью публикации данного исследования Ильзе Швидецки вовсе не является желание канонизирования, ибо с позиций современной науки в нем содержатся и откровенно ложные суждения. Важно другое. Сам факт и признание в Германии времен Третьего рейха такой книги, как «Расология древних славян», помогает разрушить многие стереотипы советской, а также и постсоветской, либеральной эпох, будто немцы, опьяненные пропагандой собственного расового превосходства, смотрели на людей, населяющих сопредельные восточные территории, как на «недочеловеков». Это безусловно безграмотная фантазия ангажированных журналистов, никогда не державших в руках подлинные немецкие первоисточники той поры.

Следует подчеркнуть, что сам термин «недочеловек» был введен в обиход не немецкими идеологами, а американским расовым теоретиком Лотропом Стоддардом (1883–1950) еще в 1923 году, когда он издал свое программное сочинение «Восстание против цивилизации. Угроза недочеловека». Кроме того, использовался вовсе не применительно к славянам, а как определение безродного отребья, совершавшего революции и акты вандализма во всем мире.

Как подлинный знаток вопроса, в своей книге Ильзе Швидецки, опираясь на труды русских, польских и чешских антропологов и археологов, а также на исследования советских ученых (в Третьем рейхе это не возбранялось), убедительно доказала, что базовым биологическим субстратом, на котором формировалась славянская общность, была нордическая раса. Но вспомним, что данная раса была провозглашена немецкими расологами и как прародительница германцев. Следовательно, как и Исаак Тейлор, Ильзе Швидецки доказала, что никаких принципиально «судьбоносных» генетических отличий между славянами и русскими, как их наиболее исторически удачливым воплощением, с одной стороны, и кельтами и германцами, с другой, не существует. А если нет основы для расовых различий, то, безусловно, нет и основы для физической ненависти между представителями основных ветвей большой белой расы, которая в давние незапамятные времена называла себя ариями.

Итак, суммируя все вышеизложенное, мы хотели бы отметить, что главной задачей нашего издания является искреннее желание погасить противостояние людей одинакового цвета кожи, глаз и волос, а следовательно, близкородственных систем ценностей, то есть способствовать не разжиганию между ними ненависти, но, напротив, их объединению. Европа воистину должна успокоиться, и пусть публикация данных книг послужит этому во благо.

Владимир Авдеев