ПРИЛОЖЕНИЕ


...

ОБЗОР АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛА

[21) Этой же теме посвящена литература, перечень которой указан в конце данной работы.]

Коль скоро нам в дальнейшем предстоит прежде всего подробно ознакомиться с имеющимися в наличии черепами, являющимися наглядным материалом для изучения расологии древних славян, то самыми первыми следует упомянуть силезские находки, послужившие исходным пунктом для следующих исследований. [22) За предоставленный материал я благодарю Земельное ведомство охраны исторических памятников в Бреслау (ныне Вроцлав. — Примеч. ред.). Директор: д-р Петерсен.] Почти все эти находки сделаны исключительно в Центральной Силезии, а именно в округах Бреслау и Рейхенбах, то есть территории, некогда населенной слензанами. [23) Материал обнаружен в процессе ведения археологических работ в следующих местах: Спонсберг, окр. Требниц — 3 м, 1 — ж; Бильвизе, окр. Волау — 1 м, 3 ж; Мальквиц, окр. Бреслау — 3 м, 3 ж; К. Тинц, окр. Бреслау — 6 м, 3 ж; Бухвитц, окр. Бреслау — 1 м, 1 ж; Цоттвиц, окр. Олау — 1 ж; Швановиц, окр. Бриг — 1 м, 1 ж; Петервиц, окр. Бреслау — 1 ж, Штригау, окр. Швейдниц — 3 м, 2 ж; Нимпч, окр. Рейхенбах — 1 м, 2 ж; Рудельсдорф, окр. Рейхенбах — 1 м, 3 ж; Данквиц, окр. Рейхенбах — 2 м; Йешвиц, окр. Бреслау — 2 м; Хайдерсдорф, окр. Рейхенбах — 4 м (м = мужские, ж = женские).] Часть найденных черепов была уже обработана Риттером, который в своей работе тем не менее поставил вопрос таким образом, что ограничился лишь описанием собственного немногочисленного материала.

Однако для проведения сравнительного анализа в наличии имеется большое количество групп древних славян, показатели антропометрических параметров которых, разумеется, весьма различны. Самые ранние обнаружения (Платиков, Зильберберг и Гальгенберг в р-не Воллин, Рейтвейн и т. д.), которые будучи описаны Вирховым, Шуманом и другими преимущественно в журнале «Цайтшрифт фюр Этнологи», дали импульс первым обсуждениям древнеславянского вопроса, предлагают только незначительные возможности сравнения, кроме того, речь идет часто об отдельных черепах. Описание первой действительно большой серии находок — Лоренберг под Кульмом — Лиссауэр опубликовал в своей «Crania Prussica»; за ней следовали: на территории, некогда принадлежащей полянам — Слабошево, окр. Могильно (Вирхов, 1881; Коперницкий, 1883), богемские древние славяне (Матейка, 1891), ряд захоронений в Мазовии (Рутковский, 1900), мекленбургские «венды» (Wenden. — Авт., они же: венеды. — Примеч. ред.) (Асмус, 1902) и славяне из Лойбингена в провинции Саксония (Мюллер, 1906).

В течение почти 30 следующих лет этот материал ничем больше обогащен не был. И только в недавнее время Франкенбергер представил новые крупные находки на местах раскопок возле населенных пунктов Девин и Дольный Ятов в Словакии, на территории которой до сих пор была известна лишь небольшая серия, обнаруженная возле Уг. Скалицы (Матейка, 1925). Герта Буссе (1934) также обнародовала сведения о черепах древних славян, обнаруженных в долине Хафельланд близ Потсдама, но они вследствие своего незначительного количества и плохой степени сохранности — ни одного полного лицевого скелета, — мало пригодны для проведения сравнительного анализа. Кроме того, Стояновский опубликовывал данные о нескольких черепах, найденных поблизости от Слабошево, а точнее — в местечка Крушвиц (окр. Стрельно), датированных XII столетием, и которые, таким образом, должно рассматривать как принадлежащие именно древним славянам. [24) В таблицах и картах они объединены с более ранними находками в Слабошево, несмотря на то, что в действительности обе группы имеют частичные различия в отдельных признаках. Однако эти частности слишком малы для того, чтобы позволить более или менее уверенные выводы. Так или иначе взгляд на находки в Слабошево с расовой точки зрения не претерпел существенных изменений вследствие приобщения новых сведений о черепах из Крушвица; такое же обозначение на карте (рис. 24) имеют и находки, сделанные в районе города Позен (ныне Познань. — Примеч. ред.), антропометрические параметры которых приближаются к параметрам вышеуказанных находок, невзирая на то, из Слабошево ли они или из Слабошево и Крушвица.] В дальнейшем автору удалось дополнительно обследовать часть более раннего материала и пополнить его новыми сведениями. Так, были заново отредактированы материалы по черепам, найденным близ Лоренцберга, под Кульмом и, учитывая результаты более поздних находок в Западной Пруссии, расширены сведения о прежних находках в восточной части Померании. [25) Я благодарю господина профессора Л. Баума, директора Государственного музея естествознания и древней истории города Данциг (ныне Гданьск. — Примеч. ред.), за предоставленное им разрешение на обработку следующего материала: Лоренцберг — 16 м, 9 ж; Кальдус — 11 м, 4 ж; Хмильно — 9 м, 2 ж; Криссау — 2 м; Заскошин — 8 м, 6 ж; Прауст — 2 м, 1 ж; Лангенау — 2 м; Грушно — 12 м, 10 ж. К вопросу о различиях между северной группой (Хмильно, Заскошин, Прауст, Лангенау, Криссау) и южной (Грушно, Кальдус) ср. гл. IV, 4.] Наряду с этим часть материала по Лойбингену объединена с несколькими новыми находками [26) черепа находятся в зале музея при Земельном институте национальной культуры, директор: проф. д-р В. Шульц, которому я также должна выразить свою признательность за разрешение на обследование экспонируемого материала. Группа «провинция Саксония» в таблицах и картах составлена следующим образом: Лойбинген, окр. Эккартсберг — 8 м, 7 ж; Требен, окр. Вайсенфельс — 3 м, 3 ж; Лойна, окр. Мерзебург — 1 м, 2 ж; Горслебен, р-н озера Мансфельдер — 1 ж; Обер-Берсдорф — 1 ж].

* * *

Вряд ли позднее, чем на западе, на востоке также началась исследовательская работа, которой в 1879 году был дан сильный стимул собравшимся в Москве конгрессом антропологов и проведенной там же антропологической выставкой. Собранный для этой цели под руководством Богданова богатый материал по племенам новгородцев, северянам и киевским полянам [27) Средние значения были заново рассмотрены в соответствии с результатами индивидуальных измерений; в описании черепов, найденных в могильниках под Новгородом, упущены некоторые антропометрические параметры (см. ниже).] был впоследствии дополнен, прежде всего энергичным Талько-Гринцевичем (кривичи, древляне и киевские поляне), которому мы также обязаны за его весьма ценный подбор материала по древним славянам, жившим на территории современных России и Польши. Как Богданов со своими сотрудниками, так и Талько-Гринцевич в процессе измерений следовали указаниям Брока — однако, как на то указывает невероятная ширина колебания некоторых признаков, — с некоторыми индивидуальными отличиями [28) Таблица 1 содержит пропуски в тех местах, где в основу измерений была положена иная техника. Результаты, по поводу которых вследствие несовершенства техники измерений отсутствует уверенность, указаны в скобках.], так что возможные варианты проведения сравнительного анализа при использовании нескольких критериев должны обсуждаться с весьма большой осторожностью. Тем больше нужно приветствовать тот факт, что в настоящее время русские взялись за переработку материала, полученного в результате исследований обнаруженных в ходе археологических работ черепов восточных славян. Первая публикация (Бунак, 1932) посвящена кривичам, вятичам и северянам. В дальнейшем в антропологию восточных древних славян новый вклад внес Седачек-Коморовский, опубликовавший свою монографию о дреговичах.

О южных славянах мы до сих пор знали действительно немногое, и даже сегодня материал по этой группе особенно недостаточен. Публикация Тольдта (1912) о черепах из Штирии и Крайны — области расселения словенцев — была тем единственным, что существовало до недавнего времени. [29) К сожалению, Тольдт ограничился исключительно мозговым черепом (Gehirnschädel). Некоторые из черепов автору данной работы удалось дополнительно обследовать в коллекциях Любляны — Лайбаха, Марбурга и Петтау, причем наличие выделенных ранее с биометрической точки зрения расовых элементов, в частности, восточноевропеоидных, подтвердилось. Нижеупомянутый антропологический материал по южным славянам был, наряду с другими сведениями, собран в поездке на Балканы, которую я предприняла весной 1937 года при поддержке университетского союза Бреслау, за что я должна выразить, в частности господину проф. д-ру Мальтену, свою самую высокую признательность. В дальнейшем я также встречала в научных заведениях и музейных собраниях чрезвычайно благожелательную предупредительность и многократно оказанную помощь. За содействие в изучении славянского материала я особенно благодарна следующим господам, среди которых: д-р Ф. Бас — Марбург (Марибор); д-р Даннофф — София; хранитель музея г-н Гуньяч — Книн; директор д-р Мандич — Сараево; г-н Мичич — София; прив. — доц. д-р Скерий — Лайбах (Любляна); директор книгохранилища г-н Скрабар — Петтау (Птуй); директор проф. д-р Цупаник, Лайбах (Любляна).] Затем Лебцельтер исследовал в Загребе две крупных северо-хорватских серии черепов, датируемых XI столетием (Бело Брдо и Свиньяревцы), однако эти сведения так еще и не опубликованы. [30) К сожалению, автору данной работы также не предоставилось возможности устанавить, где находится его рукопись. Однако, с любезного разрешения попечителя над наследственным имуществом д-ра Вастля, незадолго до верстки этой книги стал доступным непосредственно сам материал, так что табл. 1–3 и 8b успели дополниться данными по Северной Хорватии. На картах же и диаграммах сделать соответствующую вставку оказалось невозможно. В дальнейшем автору удалось осмотреть черепа в Загребе и сделать ряд соматоскопических наблюдений, резюме результатов которых было впоследствии выведено в диагнозе типов.] По поводу же южной ветви сербо-хорватов автор, осмотрев небольшое количество черепов, находящихся в музеях Книна и Сараево, смог с уверенностью установить лишь то, что они, вне всяких сомнений, принадлежат древним славянам. Несмотря на то что серия этих черепов невелика, описание ее тем не менее приобщено к основному материалу, поскольку в ином случае о ней не будет известно вообще ничего. [31) Речь идет о 3 м, 1 ж черепах из Зеницы (Босния), и найденных во время раскопок в окрестностях Книна 4 м и 5 ж, объединенными здесь с мужскими.] Объем антропологического материала по болгарам гораздо более велик: в ходе крупномасштабных археологических исследований, ведущихся на протяжении последних лет в Мадаре и Преславе — столице древнего болгарского государства (Первого Болгарского и Западно-Болгарского царств (893–971 гг.). — Примеч. ред.), был получен целый ряд черепов, датируемых X и XI столетиями. [32) Указанная серия в соответствии с характером данной работы может быть здесь учтена только в общем и целом. Однако она заслуживает более подробного описания и анализа, которые будут осуществлены в дальнейшем.]

* * *

Большинство обнаруженных в процессе раскопок древнеславянских черепов соответствуют историческому периоду с X по XII столетие, что свидетельствует о совпадении по времени с завершением распространения славян и переходом от огненного погребения к захоронению тела. Некоторые экземпляры могут оказаться старше — так в районе Гамеля, близ Мекленбурга, наряду с могильными захоронениями встречаются места еще огненных погребений, — другие же восходят к более позднему времени, например Дольный Ятов (Dolný Jatov), где обнаруженные при раскопках останки относятся к XIII веку. На западе речь идет почти исключительно о серийных захоронениях или вообще об обнаружении непосредственно кладбищ, на востоке — преимущественно о могильных холмах (курганах). Однако помимо этого по полянам и северянам существует материал, который был получен в ходе ведения раскопок на территориях, занимаемых кладбищами. Тем не менее для картирования результатов исследований задействованы исключительно курганные находки, что сделано для того, чтобы соблюсти единообразное описание восточного славянства. Сравнение курганных находок с находками на кладбищах в дальнейшем будет проведено отдельно (см. IV, 4).

В пространственном отношении имеющиеся в наличии археологические находки охватывают почти всю область распространения славян в начале второго тысячелетия после Р.Х., отсутствуя, однако, в южной части Польши и на некогда принадлежавших славянам территориях Венгрии и Румынии. Материал так или иначе обширен настолько, что сведение его воедино кажется оправданным.