ПРОИСХОЖДЕНИЕ АРИЙЦЕВ. ДОИСТОРИЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. НЕОЛИТИЧЕСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ


...

Металлы

Мы можем предполагать, что арийцы до своего лингвистического разделения находились еще в каменном веке; действительно, не найдено никакой арийской этимологии для слова «металл» (μέταλλον), которое Опперт и Ренан считают за слово семитическое, заимствованное у финикиян. Нет общего арийским языкам слова для обозначения искусства кования{112}, и многие из слов, относящихся к этому ремеслу, относились сначала к камню. Каждая из семей арийского языка обладает отдельным словом для обозначения кузнеца, а это достаточно доказывает, что искусство плавления и кования металла возникло позднее лингвистического разделения. В частности, старая теория, на основании которой кельты были авангардом арийской расы и принесли в Европу знакомство с металлами, не может устоять перед тем фактом, что кельтское наименование кузнеца, goba, не имеет никакого сходства с соответствующими словами других арийских языков; например, с латинским faber, греческим χαλκεύς, тевтонским smid или славянским vutri.

Расы урало-алтайские должны были находиться также в каменном периоде, когда они пришли в соприкосновение с арийцами, так как название кузнеца было заимствовано финнами у литовцев, лапландцами у скандинавов, а мадьярами у славян.

Факт весьма любопытный, что греческие слова, обозначающие кузнечные принадлежности (название наковальни, мехов, клещей, горна), не имеют никакого соотношения с соответствующими латинскими терминами{113}. Даже у индусов и иранцев, лингвистическое разделение которых произошло гораздо позже, чем у других арийских рас, эти слова также различны, за исключением названия горна, обозначавшего, может быть, первоначально печь для другого употребления. Не только не имеется слов, общих арийским языкам, для обозначения кузнеца и его орудий, но их не существует ни для железа, ни даже для олова, составной части бронзы. Только два металла вообще, золото и медь, встречаются в чистом состоянии. Они были в употреблении в Египте и в Вавилоне в самый отдаленный из периодов, о которых мы имеем исторические сведения, и, по всей вероятности, это были первые металлы, известные арийцам. Самородное золото распространено более или менее повсюду, а самородная медь встречается в Саксонии, Венгрии, Швеции, Норвегии и Корнваллисе.

Блестящие золотые блестки, попадающиеся в песке многих рек, должны были привлечь внимание в самый отдаленный период. Но очевидно, что арийцы не знали золота до своего разделения.

Так как греческое слово χρσός (еврейское charutz) было заимствовано из семитического языка, то золото должно было быть принесено в первый раз в Элладу финикийцами не раньше XII века до Р.Х. Мы знаем, что финикияне эксплуатировали золотые рудники Фазоса. Могилы в Спате, на горе Гимет в Аттике, в Фере, в Микенах и в Ялизосе на Родосе, содержат предметы, указывающие на влияние финикийского искусства, и во всех этих предметах золото более или менее фигурирует. Эти могилы не могут быть, во всяком случае, древнее четырнадцатого или пятнадцатого века до Р.Х., так как в могиле в Ялизосе, орнаментация которой наиболее архаическая, нашли жука с клеймом Аменготепа III{114}. Вероятная давность самой древней из этих могил — это XIII век до Р.Х. Но золото не было известно в Италии раньше XI века до Р.Х., так как в свайных, более недавних сооружениях Эмилии, принадлежащих к бронзовому веку и даже содержащих янтарь, полученный путем торговых сношений с берегов Балтического моря{115}, не было найдено ни золота, ни серебра. В двух или трех свайных постройках Швейцарии бронзового века, существовавших позже итальянских жилищ, золото найдено в весьма небольшом количестве; в одном только случае нашли украшение из золота в постройке неолитического века{116}.

Другим доказательством того, что золото не было известно арийщам, когда они вступили в Италию, является тот факт, что название золота, aurum по-латыни, ausum по-сабински, есть слово итальянского происхождения, обозначающее металл «блестящий» и происходящее от слова aurora, «блистающая» заря.

История Бренна, бросившего меч на весы, чтобы уравновесить римское золото, показывает, что золото уже было известно галлам в эпоху их вторжения в Италию в 390 году до Р.Х. Вероятно, что раньше они его не знали, так как кельтское слово (по-староирландски or; по-кимврски awr) было заимствовано с латинского; и так как первоначальное s не могло быть изменено в p кельтического языка, то это слово должно было перейти после того, как ausum сделалось aurum по-латыни, изменение, которое не могло произойти задолго до нашествия галлов{117}.

Литовцы должны были обладать золотом, вероятно, получая его в обмен за янтарь, которым они торговали раньше, чем он стал известен кельтам, ибо старое прусское слово ausis (литовское: auksas) воспроизводит первую форму италийского слова. Албанское слово âri доказывает, что иллирийцы узнали золото лишь в эпоху довольно позднюю, и что это знакомство пришло к ним из Италии, а не из Греции.

Золото было известно индусам раньше, чем они вошли в Индию, и раньше их отделения, так как санскритское hiranya тождественно с зендским zaranya, и это же слово встречается в других языках иранской фамилии, в афганском, белуджийском и осетинском. Должно быть, те же иранцы и, вероятно, скифские племена, принадлежащие к иранскому корню, передали это слово восточным финнам (мордве, вогулам, вотякам, зырянам и мадьярам), где оно приняло различные формы — sarni, sorni, sirna — все слова иранского происхождения. Тевтонское название gulth, обозначающее металл «желтый» или «блестящий», и форма старинного славянского слова «злато» показывают, что славяне должны были заимствовать это слово у тевтонов в отдаленную эпоху.

Однако же западные финны должны были заимствовать название золота у германцев, как это показывают эстонское название kuld и лапландское golle{118}.

На основании сейчас нами сказанного, кажется, что золото было неизвестно первобытным арийцам, но его знали индусы и иранцы, а может быть, также и славяне с тевтонами, раньше своего разделения.

Его употребление распространилось после того, как греки отделились от латин, латины от кельтов, а восточные финны от западных. Оно дошло до греков через финикиян, а к кельтам, иллирийцам и литовцам — от народов Италии.

Золото было неизвестно грекам раньше XIII века, когда финикияне достигли берегов Эллады; оно было неизвестно в Италии в XI веке, когда этрусские завоеватели разрушили умбрийские поселения; но оно было, вероятно, введено в Италию уже начиная с IX века, когда греки и финикияне основались в Кумах и Церэ. Оно достигло берегов Балтики раньше V века, сделалось известно в Галлии и Иллирии в течение IV века. В Швейцарии употребление бронзы было весьма распространено в эпоху, когда золото было еще неизвестно.

Открытие меди должно было предшествовать за многие века открытию золота. Не только свайные жилища Швейцарии и Италии, но и вавилонские, и египетские монументы доказывают, что медь была по времени первым открытым металлом.

Существует арийское слово, обширность применения которого требует объяснения, и в котором нашли доказательство, что арийцы, раньше их разделения, знали бронзу или медь{119}. Это санскритское слово ayas, которое соответствует латинскому aes, готскому aiz, германскому erz и английскому ore.

Латинское aes означало как бронзу, так и медь; готское aiz обозначало бронзу (сплав), тогда как санскритское ayas обозначало, как думают, первоначально медь, потом металл вообще и, наконец, железо. Если медь была, как это кажется вероятным, первым открытым металлом, то легко понять, что название ее было обобщено для обозначения всякого металла, потом специализировано для обозначения железа, медных сплавов или бронзы. Во всяком случае, это слово не могло обозначать первоначально железа, так как на основании уже установленных лингвистических и археологических причин несомненно, что первобытные арийцы не достигли железного века.

Металл, называемый ayas или aes, был медь, а не бронза; один факт доказывает нам это, именно отсутствие общего названия в арийских языках для обозначения олова, одной из составных частей бронзы. Греческое наименование κασσίτερος заимствовано из семитического; это ассирийское слово kasazitirra, производное от аккадийского id — kasduru.

Два небольших бруска олова были найдены в озерных швейцарских жилищах бронзового века; его нашли также в Галльштадте, но в Гиссарлике олова совсем не найдено. Ленорман привлек внимание к одному любопытному и трудно объяснимому факту. Самое древнее изо всех известных наименований меди есть аккадийское urud или urudu. По-баскски медь называется urraida; финское слово rauta обозначает железо; старославянское слово руда обозначает металл; белуджистанское rod обозначает бронзу; наконец, eru обозначает медь на семитическом вавилонском языке. Трудно предполагать, чтобы эти совпадения были чисто случайными, и однако же есть сильные основания думать, что финны и баски находились в каменном веке, когда они пришли в соприкосновение с арийцами, так как баскское слово, означающее нож, первоначально обозначало камень, а финское название кузнеца было заимствовано из арийского языка. Если слово ayas, aes или aiz есть первичное арийское слово и значит медь, то трудно объяснить полное отсутствие металла в первобытных арийских жилищах. Возможны три решения. Или это слово могло быть занесено торговлей, что невероятно. Или оно могло обозначать вначале не металл после плавки, а руду, обломки пирита, которые довольно часто встречаются в неолитических могильниках и, по-видимому, употреблялись для зажигания огня посредством трения о кремень; впоследствии то же название могло перейти на металл, извлекаемый посредством плавки из этих тяжелых камней. Третье предположение показалось более вероятным д-ру Шрадеру. Он склонен признать, что латинское слово monile, слово, встречающееся в языках индоиранском, греческом, тевтонском и славянском, обозначало медные кольца, выделанные ударами каменного молота из кусков самородной меди или внесенные посредством обмена с востоком и служившие украшением первобытным арийцам. Доказательства, доставленные озерными жилищами Швейцарии и других стран, не дают никакой поддержки этой теории, тем более, что самые старинные из бронзовых цельтов, те, например, которые найдены в озерных жилищах Северной Италии, литые, а не кованые{120}. Возможно, однако, что дороговизна и редкость этих медных колец, происходившая оттого, что их привозили издалека, были причинами того, что их не найдено.

Во всяком случае, греки, которые изо всех арийских наций были самой цивилизованной, по-видимому, не знали меди до тех пор, пока финикийские моряки не пристали впервые к их берегам. Греческое название меди χαλκός не имеет аналогичного в других арийских языках. Предполагали, что это слово было заимствовано из семитического{121}, или же, подобно тому как латинское aes cuprium, корень английского слова copper, происходит от имени острова Кипра, так же и греческое слово χαλκός, «медь» могло происходить от имени эвбейского города Халкиды; а последний получил свое имя от пурпуровых раковин или κάλχη, за которым финикияне приезжали на эти берега{122}. Во всяком случае, греки, по-видимому, не знали меди до той эпохи, когда финикияне впервые достигли их берегов.

Век меди должен был предшествовать веку бронзы, и слово ayas или aes должно было первоначально обозначать скорее медь, чем бронзу; на это указывает тот факт, что самые древние из металлических цельтов, сделанные на манер первобытных каменных, сделаны из меди, а не из бронзы.

В берлинском музее имеется медный цельт, найденный в этрусской могиле, имеющий точную форму каменного цельта{123} и, по-видимому, отлитый в полости, образованной с помощью каменного инструмента того же типа. Каменные цельты, того же плоского типа, без выступов как из чистой меди, так и из меди, смешанной с почти неуловимым количеством бронзы, были найдены д-ром Шлиманом в Гиссарлике и генералом Чеснола в самых древних могилах Кипра. Плоские медные цельты такого же типа, как каменные, найдены были также в Индии, в Австрии, Венгрии, Франции и Италии{124}.

В свайной постройке в Маурахе, расположенной на Констанском озере и принадлежащей к каменному веку, единственным металлическим предметом, найденным между пятьюдесятью каменными инструментами, был сломанный медный топор{125}. В Сипплингене, также на Констанском озере, совсем не нашли бронзовых инструментов, но там было триста пятьдесят каменных топоров и один бронзовый, весьма простой формы, похожий на каменные топоры{126}. В Герлафингене, другом селении каменного века на Биенском озере, нашли два долота из чистой меди, сделанных по самому простому типу каменного долота.

Помещенный здесь рисунок представляет медный цельт формы каменных цельтов, найденный в озерном жилище Сипплингена.


ris21.jpg

Недавние исследования доисторических могильников Юго-Восточной Испании, произведенные г. Сирэ, обнаружили ясно существование медного века, образующего переход от эпохи камня к эпохе бронзы. В этих могильниках найдено восемьдесят топоров из полированного камня и семьдесят медных топоров, имеющих тип каменных.

Д-р Эванс объясняет редкость орудий из меди предположением, что после открытия бронзы медные инструменты были перелиты и сделаны из бронзы. Но если для многих местностей на материке достаточно доказано, что бронзовому веку предшествовал век медный, то подобных доказательств не существует для Великобритании. Вероятно, поэтому бронза, введенная галльскими торговцами, была первым металлом, известным на острове. Во времена Цезаря бритты добывали еще себе бронзу торговлей с материком. Тип бронзового оружия в Великобритании отличается от типов скандинавских и венгерских, но он сходен с типом, встречаемым на севере Франции. Типы озерных швейцарских жилищ похожи на типы Северной Италии и юга Франции{127}. Мы заключаем из этого, что металлы, известные сперва на берегах Средиземного моря, посещаемых финикийскими кораблями, постепенно проникли на север.

Так как серебро редко встречается в чистом виде и представляет металл, трудно восстановляемый из его соединений, то мы не можем удивляться тому, что он был неизвестен первобытным арийцам. Кельтское и иллирийское название серебра были заимствованы из латинского, названия тевтонское и славянское из семитического, греческое и санскритское были образованы независимо.

Серебро было, вероятно, неизвестно кельтам до их вторжения в Италию, так как кельтское название (argat по-староирландски) италийского происхождения (argentum по-латыни, aragetud по-оскански). Это слово произошло от арийского корня arg и обозначает металл «белый» или «светлый». По-гречески, санскритски и зендски это название очевидно сформировано из того же корня, но с другим суффиксом, что указывает на независимое образование слова. Двумя первоначальными источниками серебра были, по-видимому, Армения и Испания. На юго-востоке Испании, где серебро встречается в естественном состоянии, найдены украшения из этого металла в могилах начала бронзового века. Греки, по-видимому, познакомились с ним через посредство финикийской торговли, незадолго до гомеровской эпохи. Д-р Шлиман нашел серебро в микенских могилах, архитектура которых финикийского стиля, а также нашел электрон, естественный сплав золота и серебра, во втором и третьем слоях Гиссарлика; серебра не найдено ни в самых древних финикийских могилах Греции, могущих относиться к XII веку до Р.Х., ни в итальянских озерных жилищах бронзового века{128}.

Но в некоторых из более новых швейцарских озерных жилищ железного века или конца бронзового, то есть, вероятно, IV или III века до Р.Х., открыты три или четыре украшения из серебра. Во времена Геродота серебро было неизвестно кочевым арийским племенам к северу от Понта Евксинского; но название, общее литовцам, славянам и тевтонам, для обозначения серебра (на готском языке: silubr) заимствовано, как думают, из семитического (по-ассирийски: sarpu), что означало бы, что из области Понта Евксинского оно дошло до наций Балтики великим торговым путем Днепра{129}.

Поэтому мы можем заключить, что серебро было известно грекам раньше V века, а кельты раньше V века не были с ним знакомы.

Нельзя сомневаться в том, что век железа позднее века бронзы. Греческие слова χαλκεύς, «кузнец», и χαλκεών, «кузница», происходят от названия меди, а не железа. Озерные жилища долины По принадлежат к каменному и бронзовому веку и не представляют никаких следов железа.

Этот факт дает нам приблизительный предел времени введения железа в Италию. Гельбиг приводит основательные причины в пользу того, что эти озерные селения должны быть приписаны арийскому народу, умбрам, и что они были разрушены при завоевании Северной Италии этрусками.

По преданию, сохраненному Варроном, этрусская эра началась в 1044 году до Р.Х.; эта дата почти совпадает с фессалийским и дорийским вторжением в Грецию, с которыми она, вероятно, была в связи; набег дорийцев повлек к водворению в Мезии эолийских, ахейских и ионийских племен, смутное воспоминание о котором находится в основании гомеровских эпопей. Эти события имели место, очевидно, к концу бронзового века. Железо было неизвестно умбрам Северной Италии в эпоху этрусского нашествия. Третий из сожженных городов Гиссарлика, тот, который д-р Шлиман отождествляет с гомеровской Троей, относится также к бронзовому веку, и ни в одном из пяти доисторических поселений Гиссарлика не найдено следов железа.

Железо, однако, играет значительную роль в «Илиаде»; этот факт служит другим доказательством (если только оно нужно) сравнительно недавнего происхождения гомеровских поэм и доставляет нам драгоценное, хотя лишь приблизительное указание на крайние пределы времени, между которыми железо могло сделаться известным грекам. Большие могильники, открытые д-ром Шлиманом в Микенах, должны восходить к эпохе той первобытной цивилизации Греции, которая была подавлена и разрушена грубыми дорийскими завоевателями. При раскопках в Микенах нашли железные ножи, но только в некоторых слоях, менее древних, которые д-р Шлиман относит к V веку до Р.Х. Итак, мы обладаем тремя родами доказательств в пользу того, что железо было неизвестно в Аргосе, в Мезии и на севере Италии в двенадцатом или одиннадцатом веке до Р.Х.

Во времена Гомера железный век начался в Греции. Гомер постоянно упоминает об оружии из бронзы, тогда как железо было еще редким и драгоценным металлом.

Гезиод (около 850 до Р.Х.) упоминает о времени, когда бронзу еще не заменило железо, ставшее ужо более обыкновенным и более дешевым, чем медь, как это было в Ассирии в VIII веке до Р.Х. Гомер упоминает семь металлов: золото, серебро, свинец, олово, медь, бронзу и железо. Он упоминает также о кузнице, наковальне, молоте и клещах. Железо было первоначально употребляемо главным образом для мечей; Гезиод снабжает Геркулеса железным мечом; но даже до времен Пиндара (circa 470 до Р.Х.) бронза была еще в употреблении для мечей, ибо Пиндар много раз упоминает о топорах и наконечниках пик из бронзы.

Другое указание на определенное время дает нам италийское название железа. Латинское слово ferrum, происходящее от более древнего слова fersum, не имеет себе сходного слова в других арийских языках и должно было быть заимствовано от семитического bar(e)zum, что указывает на то, что этот металл был введен в Италию финикийскими торговцами. Финикияне должны были достигнуть Сицилии около двенадцатого века{130} и вскоре после этого они учредили торговый пункт в Центральной Италии, вероятно в Церэ. Как и латинское ferrum, греческое σίδηρος стоит уединенно в арийских языках. Д-р Эванс сравнивает это слово с латинским sidera (звезды) и проводит мысль об отношении его к метеорическому железу{131}. Но так как семитические и греческие предания указывают на страну Тибарени, на берегах Понта Евксинского, как на первоначальный источник железа, то д-р Шрадер держится того мнения, что греческое название заимствовано от одного из малоазиатских языков.

Во всяком случае, знакомство с железом должно было прийти с Востока. В семитических языках железо обозначается словом, заимствованным из аккадийского языка. В Египте оно было известно со времен двенадцатой династии. Но знакомство с медью должно было предшествовать знакомству с железом, так как знак, обозначающий медь, употреблялся в качестве определительного или отличительного знака слова men, «железо», и кроме того, медные рудники Синайского полуострова были разрабатываемы египтянами со времен второй или третьей династии, а вавилонянами, вероятно, с эпохи шестой династии.

История английского слова iron доставляет еще одно любопытное указание на относительное первенство железа и меди и на страну Северной Европы, где начали плавить железо. На готском языке, как мы видели, слово aiz обозначает сплав меди с оловом или бронзу, тогда как железо обозначается производным словом eisarn. Но суффикс arn явно кельтический, из чего следует, что тевтоны обязаны были, по всей вероятности, знакомством с железом своим соседям кельтам. Из слова ais (бронза) кельты должны были извлечь производное aisarn; тогда по закону благозвучия, весьма известному для кельтических языков, буква s, стоящая между двумя гласными, выпала, оставив как название железа слово iarn, по-староирландски, и haiarn, по-старогалльски. Но раньше потери шипящей буквы кельтическое слово должно было быть введено в тевтонское наречие, причем железо обозначалось в готском языке eisarn, по-англосаксонски isern, по-древнескандинавски isarn, по-немецки eisen и по-английски iron{132}. Эта эволюция тевтонских и кельтских названий железа должна была иметь место в стране, где железная руда была в изобилии, где кельты и тевтоны находились в тесном соприкосновении, и которая была малоудалена от первоначального местожительства готов на южных берегах Балтийского моря.

Галльштадт, где найдено железо в доисторических соляных копях кельтического народа, вероятно, отстоит слишком далеко к югу, но все условия задачи находятся налицо в области Рудных гор, отделяющих Саксонию от Богемии. Эти горы, как означает их имя, богаты металлическими сокровищами и до I века до Р.Х. составляли этническую границу между кельтами и тевтонами. Именно там, вероятно, мы и должны поместить первую железную мануфактуру Северной и Западной Европы. Она должна восходить к V веку до Р.Х., так как галлы обладали железными мечами при своем вторжении в Италию.

Славянское и литовское наименование железа происходит от слова, означающего медь: славяно-литовское название олова есть gelezis, слово, имеющее вероятным источником своим греческое χαλκός, медь или бронзу. Знакомство с металлами должно было совершиться для славян и для литовцев через посредство торговых греческих колоний Понта Евксинского, вероятно, около VI века до Р.Х. Во времена Геродота скифы не обладали бронзой; массагеты знали золото и медь, но не знали ни железа, ни серебра{133}. Арийские языки не обладают выражением для обозначения свинца. Знакомство со свинцом должно было, однако, предшествовать знакомству с железом, так как свинец изобиловал в Микенах, находившихся в бронзовом периоде, и так как свинец находят в тех пяти доисторических слоях Гиссарлика, где нет железа.

Что касается соли, то Бенфей, Шлейхер и Макс Мюллер утверждали, на основании данных лингвистики, что она была известна арийцам до их разделения. Название соли встречается в европейских языках, но его существование в языках индоиранских оспаривается. Слово sara значит «вода» по-санскритски, но Ген утверждает, что это не есть достаточное доказательство того, что индусы знали соль. Курциус и Бенфей заметили, что санскритское слово употреблялось в смысле «солоноватой», на что Ботлингк возразил, что это значение появляется лишь в санскритском словаре двенадцатого века по Р.Х. И что, следовательно, оно ничего не доказывает{134}.

Что касается точных дат введения различных металлов, то на сделанные по этому поводу вычисления должно смотреть только как на приблизительные. Притом же в то время, как один народ находился еще в каменном веке, другой мог уже знать бронзу, а третий железо. Кроме того, всякое введение металла делалось постепенно. Стрелы еще заканчивались кремнем или костью, в то время как бронза служила для других орудий. Стрелы легко теряются, и вот почему предпочитали кремень, ввиду дороговизны металла.

Часто находят в курганах кремневые наконечники стрел вместе с бронзовыми цельтами{135}. На основании постепенного усовершенствования бронзовых инструментов д-р Эванс думает, что бронзовый век должен был длиться много веков, — восемь или даже десять; но такое исчисление ниже истины, если прав г. Морло, который относит бронзовые орудия, найденные в конусе Тиньери (Женевское озеро), к 1900 году до Р.Х.

Предполагают, что золото и медь могли быть известны индо-иранцам уже за 2000 лет до Р.Х.{136} Греки, вероятно, знали бронзу раньше XIII века до Р.Х., золото с XII, серебро только с XI и железо раньше IX века до Р.Х.

В Италии бронза достоверно была известна в течение долгого периода времени раньше XI века, может быть даже с IX; золото не было известно в XI веке, а железо раньше X века.

Д-р Эванс помещает начало бронзового периода в Великобритании между 1400 и 1200 годами до Р.Х., а сэр Джон Леббок между 1500 и 1200 годами до Р.Х.{137} Эти исчисления доставляют нам приблизительную дату появления на острове расы, говорившей арийским языком, современной круглым курганам. Д-р Эванс считает, что железные мечи были в употреблении в Галлии в V или IV веке до Р.Х., а на юге Великобритании несколько позже. Констатировано, что в III или во II веке до Р.Х. бронза употреблялась более для режущих инструментов{138}.

Железо было знакомо славянам и тевтонам, вероятно, с IV или V века до Р.Х., а кельтическим народам несколько раньше. Нам говорят, что во времена Павсания, 174 год после Р.Х., железо не было известно сарматам.