ПРОИСХОЖДЕНИЕ АРИЙЦЕВ. ДОИСТОРИЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. НЕОЛИТИЧЕСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ


...

Общественная жизнь

Часто предполагали, что греки принесли с собой в Элладу довольно высокую степень культуры, но Фукидид обнаруживает более глубокое знакомство с историей, утверждая, что сначала они были варварами. Первобытная цивилизация италийцев и эллинов не могла уйти вперед сравнительно с цивилизацией арийцев до их разделения или даже с цивилизацией сарматов, скифов, даков, кельтов и тевтонов, как нам ее изображают древние писатели. Цивилизация Италии и Эллады должна была быть результатом долгой исторической эволюции, будучи вызвана и передана в значительной части через соприкосновение с более подвинувшейся цивилизацией семитов, в свою очередь происходившей от первых обитателей Вавилона.

Очевидно, что в те времена, когда слагались гомерические поэмы, греческие князья жили еще грязно и неопрятно.

Были целые кучи навоза во дворце Приама и у двери дворца Улисса. В самой зале, где женихи совершали свои оргии, на полу валялись кожи и ноги быков и остатки животных, недавно убитых для пира{179}.

Когда мы читаем, что на похоронах Патрокла Ахилл убил собственной рукой двенадцать пленных, благородных троянцев, четырех лошадей и двух собак, и когда того же самого Ахилла нам описывают, влачащим трижды вокруг Трои за своей колесницей труп Гектора, то очевидно, что золотой век, воображаемый поэтами, был в действительности веком грубой дикости. Мы находим те же обычаи у других арийских народов. Во времена Цезаря человеческие жертвоприношения были в обычае у кельтов и у всех тевтонских племен{180}. Они прекратились в Исландии лишь после обращения скандинавов в христианство в конце X века.

Когда викинги спускали в море военную галеру, то они привязывали людей к каткам, так что киль судна был орошен их кровью{181}. Обычай разбивать бутылку вина на носу судна в момент его спуска может быть рассматриваем как остаток дикого скандинавского обычая «окрашивать катки»; точно так же, как обычай вести офицерскую лошадь впереди похоронного поезда является остатком древнего обычая приносить в жертву жен и детей вождя на его костре.

Есть причины думать, что детоубийство, человеческие жертвоприношения и даже людоедство практиковались в Великобритании если не кельтами, то наверное иберами; г. Батеман утверждает как о результате его раскопок доисторических могил, что существуют многочисленные свидетельства сожжения вдов на погребальном костре их умерших мужей{182}. Нельзя сомневаться, что у арийцев издавна существовал обычай убивать вдову на похоронах ее мужа. Детей бросали, а дочери могли быть умерщвлены по одному желанию отца. У индусов, иранцев, скандинавов и массагетов убивали стариков, когда они становились в тягость и составляли затруднение. Обитатели швейцарских озерных поселений делали из черепов своих врагов кубки для питья{183}, и греческое слово χόμβος, встречающееся в санскритском и зендском языках, показывает, что этот далекий обычай не был неизвестен индоиранцам и грекам. Санскритское gola, обозначающее круглый горшок, находится в греческом, a testa — в зендском и литовском языках.

Первобытные арийцы были, без сомнения, многоженцами. По Геродоту, персы были многоженцами, а по Тациту, германцы были таковыми же. И в Ведах мы находим следы полигамии у самых древних народов. Но право первородства было, по-видимому, во все времена в обычае у арийцев. Уже в самую древнюю эпоху арийцы вышли из полиандрии. Общность жен в среде племени, следы которой можно найти в обычаях экзогамии и наследования по материнской линии, без сомнения, существовал у племен неарийских, каковы первобытные мидяне, ликийцы, этруски, пикты и в более недавние времена у лапландцев, остяков, тунгусов и тодасов.

Любопытный обычай кувады, по-видимому, был скорей иберийским, чем арийским. Он практиковался в Корсике, на юге Франции, в Северной Испании и Западной Африке — областях, где мы находим следы иберийской расы{184}.

Брак посредством покупки, бывший в обычае у германцев, фракийцев, латинян и ведийских индусов, представляет более передовую ступень, чем брак посредством похищения, следы которого мы находим у менее цивилизованных арийцев, а может быть, и в Италии.

Три только слова, обозначающие родство, встречаются во всех ветвях арийского языка. Это имя матери (matar), брата (bhratar) и свекра (socer). Последнее слово{185} имеет специальное значение, так как доказывает убедительным образом установление брака и указывает на правильную организацию семьи у арийцев до их разделения.

Первобытное наименование снохи{186} почти столь же распространено, так как отсутствует лишь у иранцев, кельтов и литовцев.

Термины этого рода неизвестны у диких народов и выставляют на вид более, чем что-либо другое, факт установления общественных отношений у арийцев уже в самую раннюю эпоху.

Наименования отца (pitar), мужа (pati), сына (sunus), дочери (duhitar), точно так же, как и наименования сестры, свекрови и зятя, рассматриваются как первобытные, хотя и отсутствуют в одном или многих арийских языках. Но не надо доверяться идиллическим описаниям вроде тех, которые указывают на «отца, называющего свою дочь своей маленькой молочницей»{187}, так как более вероятно, что duhitar значит просто «грудной младенец», как латинское filia, а не лицо, доящее коров{188}.

Общественной единицей была семья, заключавшая в себе женщин, детей и рабов; но изыскания относительно наименований, общих арийским языкам, обозначающих «народ» или «племя», не дают особенного определенного результата. Вероятно, в более недавнюю эпоху семья стала gens, thorp, vicus, φρατρία. Соседние gentes соединились тогда для взаимной защиты, и земляной вал был насыпан кругом того центрального холма, где погребались мертвые, где было убежище во время общей опасности; племенем управлял rex, главной обязанностью которого было объявлять древние обычаи племени. Самое древнее слово, означающее «закон», первоначально обозначало «обычай». Право кровной мести и позволение пени: искупать пролитую кровь посредством wergeld, были, по-видимому, одними из самых древних священных установлений обычного закона и встречаются у столь различных народов, как афганцы, греки времен Гомера, иранцы времен Авесты и германцы времен Тацита.

Кажется вероятным, что арийцы не обладали ничем таким, что мы могли бы назвать наукой, так как тевтонское слово leech, обозначающее учителя в искусстве лечения, хотя и встречается в кельтском и славянском языках, не простирается на южные и восточные языки. Большинство арийских слов, обозначающих травы, лекарства, яд и волшебство, несходны между собой. Однако же арийские языки обладают общими словами для обозначения раны, рвоты, кашля и исцеления{189}.

Арийцы до своего разделения изобрели систему десятичного исчисления, что дало им возможность считать до ста; они, значит, ушли вперед дальше некоторых из существующих диких племен, не умеющих считать дальше трех или пяти. Считали по пальцам, как это показывает тот факт, что пять обозначает руку или кулак. Арийцы были, однако, неспособны считать до тысячи: число это различно обозначается по-латыни, по-гречески, по-санскритски и по-немецки.

Самым древним арийским обозначением разделения времени был «месяц» (англ. month), название которого произошло от названия месяца — луны (англ. moon), всеобщей «измерительницы» времени. Неделя не представляет очень древнего понятия: месяцы были первоначально разделены на полумесяцы, по периодам возрастание и ущерба луны. Наименование недели и наименование осени были придуманы позже всего. Наименование года точно так же не первобытно. Арийцы различали зиму — hiems, время снега, и лето, и вначале считали скорее по временам года, чем по годам. Греческое слово ετος этимологически тождественно с латинским vetus и обозначало «старое» время, время прошедшее. Латинское слово annus обозначает кольцо или круг времени года, тогда как тевтонское наименование года есть греческое слово φρα, означающее «время года» или «весну».

Как уже замечено{190}, тот факт, что осень последним из времен года получила свое специальное наименование, указывает на то, что первобытные арийцы находились скорее в пастушеском периоде, чем в периоде земледелия.

Формы культа арийцев и их религиозные воззрения имеют столь важное значение для оценки их цивилизации, что для рассуждения о них надо отвести особую главу.

Самое распространенное из арийских слов для обозначения моря есть mare, но так как это слово означает просто «стоячую» воду в противоположность воде текучей, то из этого еще не следует, что арийцы знали море. Это слово могло сначала обозначать просто озеро или массу стоячей воды.

Наиболее странным пробелом в лингвистической истории является, быть может, отсутствие общего наименования для обозначения реки.

Мы можем теперь резюмировать в кратких словах наше заключение, существенно сходное с заключением Гена и Шрадера, к которому мы пришли, исправляя прежнее заключение филологии более верными доказательствами, доставляемыми археологией. Мы констатируем, что арийцы до своего разделения были пастухами, кочевавшими со своими стадами подобно тому, как еврейские патриархи кочевали в стране Ханаанской или как израильтяне в пустыне. Лошади, крупный рогатый скот и овцы были одомашнены, но свинья, лошадь, коза, осел одомашнены не были; домашняя птица была неизвестна.

Сплетали волокна некоторых растений, но льна не пряли; очищали кожи животных каменными ножами и шили из них одежду, сшивая их вместе сухожилиями при помощи костяных, деревянных или каменных иголок.

Пища состояла из мяса и из молока, из которого не делали еще ни масла, ни сыра. Мед, приготовленный из меда диких пчел, был единственным опьяняющим напитком, так как пиво и вино не были известны.

Соль была известна азиатским ветвям арийской семьи, но ее употребление быстро распространило среди европейских ветвей. Зимой жили в ямах, выкопанных в земле, защищенных бревнами, покрытыми дерном или коровьим навозом. Летом жили в грубых повозках или в шалашах из древесных ветвей. Что касается металлов, то, может быть, делали украшения из кованой самородной меди, но орудия и оружие были вообще из камня. Луки делались из тисового дерева, копья — из ясеня, а щиты из плетеных ивовых побегов. Для устройства колесниц не употреблялось никаких металлов, а челноки делали, выдалбливая древесный ствол посредством огня и каменных топоров.

По мнению Гена, стариков и больных убивали; женщин покупали или похищали. Детей выбрасывали или убивали; потом впоследствии, вместе с разработкой земель, явилась собственность, установленные обычаи мало-помалу возвысились до степени законов. Религиозные идеи были основаны на колдовстве и суеверных страхах: силы природы не были еще облечены в антропоморфическую форму, и великое имя Dyaus, позднее получившее значение имени Бога, означало еще только блестящее небо. Считали по пальцам, и первым абстрактным понятием была десятичная нумерация, но еще не достигли идеи о числе большем ста.