VI. Выбор целей


...

5

Посмотрим на случай Наполеона с другой стороны. Его амбиции привели к гибели более чем двух миллионов человек — французов и не французов, и более чем на век парализовали движение вперед Французской революции. Люди были разменной монетой в достижении его грандиозных целей. Рассказывают, что, проходя среди мертвых тел на поле боя, он заметил: „Все это возместит одна парижская ночь“. Несмотря на то что он был творцом Гражданского кодекса, несмотря на то что, как он утверждал, целью его всегда было учредить империю, основанную на разуме и здравом смысле, Наполеон был убежден: сила — единственное средство управления людьми. Я приведу в качестве доказательства текст из XVIII главы „Государя“ Макиавелли (М) с примечаниями, сделанными Наполеоном (Н):

М. Излишне говорить, сколь похвальна в государе верность данному слову, прямодушие и неуклонная честность.

Н. Здесь Макиавелли так подчеркивает ценность верности слову и честности, что уже становится не похож на политика.

М. Однако мы знаем по опыту, что в наше время великие дела удавались лишь тем, кто не старался сдержать данное слово и умел кого нужно обвести вокруг пальца.

Н. Этому искусству еще далеко до совершенства.

М. Такие государи в конечном счете преуспели куда больше, чем те, кто ставил на честность.

Н. Эти дураки оказались внизу, они — средство для наших целей.

М. Надо знать, что с врагом можно бороться двумя способами: во-первых, законами, во-вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй — зверю61.


61 Перевод Г. Муравьевой.


Н. Сила лучше, в особенности если учесть, что только со зверьем и приходится иметь дело.


Мы сталкиваемся с двумя возможными оценками Наполеона. В его частном мире он достиг своих целей. Но с точки зрения его жертв Наполеон был разрушителем. Как правитель он не сумел разрешить задачи, стоявшие перед нацией. Вот в чем дилемма.