Тревожность


...

He могу поверить… Оправдания

Мы не можем поверить в то, что слишком угрожает нам. Помните, в некоторых фильмах весь сюжет построен вокруг того, что один человек знает о чем-то страшном, например, что случится катастрофа, и пытается рассказать об этом своим собратьям, а те ему не верят, даже смеются над ним. Тогда герой фильма должен пойти и разобраться с этим страшным сам, и тогда остальные смогут увидеть разрушения и, наконец-то, ему верят!

То же самое происходит и с нами, когда мы сталкиваемся со злыми гениями. Поверить в то, что перед нами именно злой гений – так же тяжело, как поверить в конец света или что-то подобное. В зависимости от величины катастрофы или проблемы нам предстоит действовать, и чем больше катастрофа, тем больше нам надо сделать, чтобы избежать катастрофы, тем больше мы можем потерять, тем нам страшнее потерять это, тем меньше нам хочется об этом думать, тем меньше мы верим в катастрофу. Легче закрыть глаза и представить, что ничего нет, ничего не случилось, что все не так уж страшно…

Если жизнь столкнула нас со злым гением, мы склонны закрывать глаза на его присутствие, мы оправдываем его зловредные поступки примерно таким образом:

– С кем не бывает?

– Потерпи, у всех бывают тяжелые минуты.

– Не такой уж он (она) плохой (плохая), у соседей гораздо хуже.

– Я это заслужила.

– Жизнь такая тяжелая, что кому угодно голову снесет.

– Просто у него (у нее) было трудное детство.

– Это он (она) с виду такой суровый, а сердце у него доброе.

Я слышала собственными ушами, как одна мама объясняла своей восьмилетней дочке, которую только что выпорол ремнем отец за двойку в тетради:

– Ты вот плачешь, тебе обидно, а у него знаешь, как сердце болит, знаешь, как ему тебя жалко?

Психология bookap

Правда, было это лет сто назад, и много воды утекло с тех пор, но та девочка до сих пор, наверное, недоумевает: если ее папа так страдал от жалости к ней, зачем же он порол ее ремнем?

Моя беременная подруга, которой осталась пара недель до родов, ежедневно подвергается моральному насилию со стороны своего мужа. Он контролирует, чем она занимается в течение дня, чуть ли не пишет ей ежедневно список дел, как та злая мачеха Золушке. Она же покорно отчитывается и только вздыхает, что опять получила от мужа нагоняй. Я спросила ее, почему она позволяет ему так с собой обращаться? Она ответила, что, во-первых, ей не хочется с ним ругаться, во-вторых, ей не трудно это делать, в-третьих, он очень хороший отец для ребенка, и все задания, которые она получает от него, лишь на пользу сыну. Таким образом, она оправдывает его злобные действия, преуменьшая их. По сути, она даже делает их правильными.