Причина неудач


...

Умение смотреть на зло

Чтобы со злом что-то сделать, надо прежде всего на него посмотреть. Например, чтобы наклеить пластырь на царапину, надо эту царапину увидеть. У меня есть одна знакомая, которая падает в обморок от любой царапины. Она никогда не могла наклеить пластырь своему поцарапанному ребенку, ей приходилось обращаться к соседке по лестничной площадке. Представьте себе процессию – орущий ребенок, за ним мама в полуобморочном состоянии, вокруг них бегает соседка с пластырем в руках, завершает картину соседкин муж с очками на лбу и полотенцем в руках, потому что от возбуждения стекла его очков запотевали.

А если серьезно, то умеют смотреть на зло полицейские, которым приходится работать с криминальными элементами; врачи, которые работают с искалеченными телами, спасатели, которые вообще могут столкнуться с чем угодно, подразделения по борьбе с терроризмом, саперы, ну и другие подобные профессионалы. Но в этих случаях срабатывает определенная привычка смотреть на зло и, конечно, понимание того, что их работа связана с противостоянием злу. Они знают, что им придется стоять лицом к лицу со злом ежедневно, они внутренне готовы к этому.

Известно очень много анекдотов об особом цинизме людей таких профессий, но, скорее всего, это не цинизм, а способ оставаться человеком, не сойти с ума, контактируя с таким количеством зла в своей жизни.

Например, один больной спрашивает врача:

– Доктор, я буду жить?

– А смысл? – отвечает врач.

Гораздо сложнее нам, простым смертным, которые не выбирали себе работу, связанную с ежедневными контактами со злом. Во-первых, мы как бы не знаем, что зло существует. Посмотрите, какая у нас реакция на зло.

– Я не могу поверить, что он это сделал!

– Представить себе невозможно, что она так себя повела!

– У мета шок от услышанного!

– Он напал на меня и обидел! Я просто потрясена!

Что бы ни случилось плохого, мы испытываем в первую очередь шок.

Кричит ли на нас начальник, изменяет ли муж, обижает ли подруга, толкают ли нас в транспорте – мы испытываем эмоциональный шок. Человеку свойственно уклоняться от боли, обид, неприятностей. Но иногда мы уклоняемся так резко, что испытываем шок.


ris15.jpg

Шок – тяжелая общая реакция организма в ответ на сверхсильное, в особенности болевое, раздражение, характеризующаяся расстройством жизненно важных функций нервной и эндокринной систем, кровообращения, дыхания и обмена веществ.

В начальной его фазе больной возбужден, лицо бледное, взгляд беспокойный, мысли сбивчивые, иногда больной не ощущает тяжести своего состояния. Отмечается и двигательное возбуждение: пострадавший вскакивает, удержать его порой трудно. В дальнейшем, у больного при сохранном сознании наблюдается угнетенное состояние, полная безучастность к окружающему, отсутствие или резкое снижение реакции на боль; лицо бледное с заострившимися чертами, температура тела понижена, кожа холодная и покрыта липким потом, дыхание частое, поверхностное, жажда, иногда рвота.

Смотрите, особенно интересно, что в состоянии шока наблюдается полная безучастность к окружающему, но сознание сохранено. То есть человек в обморок не падает, сидит на стуле или стоит, все выглядит так, что человек просто слушает кого-то внимательно, просто немного побледнел. При этом человек в состоянии шока не может действовать, он безучастен. Его фактически нет, хотя он и сидит на стуле.

В состоянии шока, когда мысли сбивчивые, когда наступает двигательное и речевое возбуждение, когда вслед за этим возникает апатия, безучастность, очень легко совершить ошибку, сказать что-либо глупое, сделать какой-то неблаговидный поступок, даже подлость. После того, как шок прошел, люди приходят в себя и начинают анализировать произошедшее. Чаще всего им становится стыдно за свои слова и действия.

Моя подруга буквально сегодня рассказала мне давнюю историю, как на собрании рабочего коллектива одна сотрудница вскочила и начала громко оскорблять другую сотрудницу, близкую моей подруги. Нападающая кричала так громко и произносила такие мерзкие слова, что все буквально впали в состояние шока. Никто не поднялся и не остановил ее. Моя подруга до сих пор стыдится того, что она в числе прочих не встала и не остановила хулиганку. После этого собрания отношения моей подруги и ее приятельницы резко расстроились.

Что тут можно сказать? Когда кто-то рядом с вами начинает громко кричать, употребляя нецензурную брань, очень трудно не испытать шок. А в состоянии шока мы имеем безучастность, сбивчивость мысли, двигательное и речевое торможение или возбуждение, что суть одно и то же в смысле эффективности. Мы не можем остановить зло потому, что зло нас ШОКИРУЕТ.

Я помню, как лет 20 назад в молодежной среде было модно употреблять слово «шокирует» направо и налево в любом значении. Если девушка говорила, что парень ее шокирует, это могло означать, что она влюблена или восхищена или возбуждена или разочарована или все что угодно…

На самом деле «шокирует» означает – повергает в ступор, затормаживает мышление, вызывает состояние отрешенности, выбивает из реальности, заставляет отсутствовать, отупляет.

Итак, нас шокирует зло, мы не можем адекватно реагировать на зло, мы совершаем поведенческие ошибки, за которые нам потом стыдно. При следующем столкновении со злом мы снова испытываем шок, но на этот раз свежий шок усиливается тем, что ложится на старый шок, на тот, что уже испытан нами ранее. Получается, что в момент более позднего шока мы невольно вспоминаем предыдущий шок и переживаем их оба. Тут же включается чувство стыда, нам становится неловко за того человека, который стыд вызвал, и за нас самих одновременно. Стыд заставляет нас отворачиваться, убегать от источника стыда. И вот дело сделано – мы совершенно не можем смотреть на зло в любом его виде.

Вспомните, как мы говорим иногда – фу, она так плохо себя вела, что мне было за нее стыдно.

Этот механизм включается, если мы сами когда-то вели себя подобным образом, или можем повести, или мы были вблизи от кого-то, кто вел себя так – а мы не смогли его остановить.

Смотреть на зло – особенная способность. Любой человек ищет добра, красоты, любви, эстетики и гармонии, все мы любим прекрасное, все мы стремимся в возвышенному и мечтаем о светлом и чистом. С той же силой мы убегаем от уродства, безобразия, обид и скандалов, от несправедливости и зла.

Но в этой вселенной невозможно бесконечно надувать шарик и бесконечно вычерпывать воду из ведра. Шарик лопнет, а вода закончится.

Невозможно стремиться к чему-либо и убегать от чего-либо бесконечно. Притяжение, равновесие, закон сообщающихся сосудов, Броуновское движение, теория больших чисел и теория вероятности – все это отбросит нас на какое-то среднее положение, на позицию между тем и этим, между добром и злом. Чем больше мы поднимаем уровень воды в левом сосуде, тем сильнее будет гидродинамический удар по правому, когда вода захочет уравновеситься.

Чем сильнее мы убегаем от чего-то, тем сильнее нас отбросит и приблизит к этому чему-то. Чтобы управлять своей жизнью, надо не нарушать равновесие, а использовать его.

Чем больше вы хотите добра, тем больше зла вы должны быть способны выдержать. Чем больше зла вы способны выдержать, тем больше добра вы можете создать.

Привожу пример. Если хирург хочет вылечить сто человек больных, он должен быть способен смотреть на все возможные виды ран и опухолей без содрогания. Если он не может смотреть, не падая в обморок от шока на раны, переломы, опухоли, то он не сможет прооперировать все эти случаи.

Если вы хотите добиться идеальной чистоты в запущенном доме, вы должны быть способны смотреть на грязный унитаз со следами предыдущих посещений туалета, на пятна крови, возможно, рвоты, на пыль и грязь на полу.

Если вы хотите вырастить хороший урожай, вы должны быть способны смотреть на навоз и червей, на грязные руки и гниющие остатки растений в компостной яме.

Если вы хотите иметь хорошие отношения со всеми людьми, вы должны быть способны выносить их безумства и глупости, не поддаваясь на провокации.

Разгневанный начальник, который кричит на вас – безусловно, зло, потому что никто не может кричать ни на кого, что бы ни произошло. Но если вы хотите иметь хорошие отношения со своим кричащим начальником, вы должны быть способны вытерпеть без шока его крик и его оскорбления. Звучит безумно, но это правда, другого пути нет, потому что все начальники иногда кричат и иногда ругаются, просто потому, что они люди, а не ангелы.

Конечно, есть и другие способы служить добру, избегая зла. Например, монашество. Что происходит с монахами, которые отделяют себя от суетного мира? Они действительно отделяют себя от мира, помещая свою жизнь в искусственно созданную среду монастыря. Они убегают от зла, создавая добро в гигантских количествах, используя молитву, определенные правила поведения, дисциплину и труд. Молитва настраивает их сознание на высокий лад, правила повседневной жизни позволяют избежать конфликтов, дисциплина укрепляет их внутренний мир, труд занимает время и направляет естественную энергию жизни в мирное русло. На самом деле монашество – это разрыв отношений со злом, отсоединение от источника зла, каковым считается окружающий мир.

Это отказ от борьбы со злом, что на самом деле является очень правильной стратегией. Если бы весь мир ушел в монастыри, то и зло исчезло за очень короткий промежуток времени. Но исчезли бы также и дети, и семья, и искусство, и технический прогресс, да и многое другое…

Еще один способ служить добру – это просвещение. Чем больше человек знает о самом себе и своем разуме, тем легче ему справляться с глупостями и расстройствами. Любое обучение, которое делает человека компетентным в повседневной жизни, делает человека более устойчивым к шоку от встречи со злом.

Психология bookap

Третий способ – создание спокойного окружения.

Если применить все это к игре, то получается, что столкновение со злом и состояние шока выбивает нас из игры. Это похоже на то, как футболист получает травму в игре и потом должен какое-то время залечивать раны. Только футболист знает и понимает, что он получил травму в игре и что ему надо вылечиться, а потом он снова вернется на поле. В нашей с вами жизни мы часто даже не понимаем, что у нас шок, и мы вылетели из игры.