Глава шестая. Поиски причин или – «Почему он ушел?»

«А почему он ушел?» – вопрос, который не дает женщинам покоя. Он появляется сразу, буквально в первую минуту, но говорить о нем я собрался только сейчас. И это не ошибка – я ничего не напутал, не упустил, ни о чем не забыл. Просто поначалу версии женщины, оказавшейся в положении «брошенной», «оставленной», варианты ее ответов на этот почти сакраментальный вопрос все из разряда риторических – от «он сошел с ума» до «захомутала его какая-то…»

Впрочем, все эти не блещущие оригинальностью версии «причин» рассматриваются женщиной как «рабочие», и ни одной из них на самом деле она не верит. Просто вывешивает как табличку – «Переучет», «Уехала на базу». Повесила – и можно заниматься насущными делами. А причины?.. Ну, пока, как говорится, не до этого.

Разумеется, женщина при первой возможности спрашивает у мужчины – беглеца: «Эй, товарищ, ты чего шляешься-то неизвестно где и с кем? Чего тебе дома-то не сидится? Или тебе щи недосолены? Или колбаса пресновата?» Одни мужчины молчат в ответ на эти «вопросы – вызовы», другие выражаются пространно, позволяя интерпретировать их слова любым образом. Третьи изрекают такие тексты, что женщина, грешным делом, думает – а и вправду, не вызвать ли бригаду скорой психиатрической помощи? И вызвала бы, но не хочется положение усугублять, да и отношения усложнять дальше некуда. В общем, разговор не получается. И на фоне аффекта было бы странно, если бы он удался…

Но время идет, ситуация наскоком не решается – ни психическая атака, ни шапкозакидательство не срабатывают. И женщина вдруг всерьез сама себя спрашивает: «А и в самом-то деле – чего это он?!» На блажь вроде не похоже… На придурь? Нет. Хотя и не без этого… Но неужели он все это серьезно?! Почему?! И вот прежний вопрос приобретает иное, фактическое звучание. Женщина настойчиво начинает искать ответ. За каждую свою новую версию она хватается руками и ногами – изучает, исследует, анализирует, протаптывает и прощупывает. Но, убедившись – «Не она!» – идет искать дальше.

И вот, так и не получив искомого ответа, уже серьезно удалившись от того страшного судного дня, когда прозвучало признание мужа, она начинает обдумывать и осмысливать случившееся, понимая: если не найдет причину, не поймет, почему, то и лично ей бригада скорой психиатрической помощи, вероятно, понадобится. Впрочем, даже сейчас ни на одной версии она остановиться не может. Это странно, но это так. Почему?..

Конечно, истинной причины – «Почему он ушел?» – женщина не знает. Да и откуда? Мужчина правду не скажет, а если и попытается, то она вряд ли его услышит. Ведь в этом своем ответе мужчина будет опираться на собственные чувства, а просто понять их недостаточно, их нужно прочувствовать. А как прочувствуешь, если ты – женщина, а он – мужчина, у него и психология не та, и чувства другие. Да и вообще, как жена может оказаться «на месте» своего супруга, если их отношения парные? Она «другая сторона» и никак быть «этой» или «на этой» не может.

Кроме того, мужчины и выражать свои чувства не особенно-то умеют. А если и могли бы, то многие считают, что это неправильно. Другие уже просто не верят, что жена захочет услышать и понять то, что он чувствует, то, что для него важно. За долгие годы совместной жизни у каждого из супругов формируется определенное, привычное представление о партнере. И если в этом образе нет такой черты, как «понимание», то рассчитывать на откровенность – трудно. А, как правило, именно эта черта в образе супруги и отсутствует. В противном случае дело вряд ли бы дошло до развода. Сейчас я не говорю о том, насколько объективна эта оценка, насколько мужчина прав, когда рассуждает подобным образом. Но ведь дело не в том, прав он или нет, дело в том, что он так чувствует, и с этим ничего не поделать.

В первые дни мужчины, бывает, дадут эмоциональную реакцию – раскричатся или расплачутся. Но потом – нет, все – в кожух оделся, и привет. Видно, что что-то их гложет, колеблются они – то вроде бы и готовы вернуться, то, напротив, холоднее холодного и мрачнее тучи. А потом вдруг – прояснение, а потом опять – тьма покрыла небо.

Пытаясь обосновать свое решение логически, мужчины городят огороды, которые, возможно, им самим и понятны (что не факт), но для женщины звучат как сущей воды тарабарщина. Причем версии и трактовки меняются день ото дня, что, разумеется, доверия к словам мужчины не вызывает. А главное – жена внутренне не хочет все это принимать. И все, что мужья в таких обстоятельствах говорят женам, звучит, мягко говоря, странновато – какие-то мелкие придирки, странные воспоминания столетней давности, претензии абстрактного характера, обвинения жены во всех смертных грехах – мол, я из-за тебя и того не сделал, и этого не смог. В общем, ерунда какая-то.

Мужчина не особенно-то жаждет открывать свои душевные закрома перед женщиной, которую сейчас он воспринимает по большей части как агрессора. Она давит, требует, обвиняет, угрожает, шантажирует, нападает… С другой стороны, а как ей себя еще вести?! Не с улыбкой же от уха до уха и с красным первомайским транспарантом рассекать! Нет. Она в шоке и в стрессе. Ей больно, она защищается, как и положено – агрессивно. Может, временами это и не так, может, временами женщина успокаивается и льется шелком, но тиканье бомбы внутри нее мужчина в такие редкие минуты все равно слышит. И от этого у него на душе неспокойно…

Кроме того, он прекрасно понимает, что все его обвинения – не аргумент. Вот, например, причина: «Устал от тебя. Достала. Все нутро выела. А повстречал девушку – умницу, красавицу – и полюбил ее. И она меня полюбила. И хорошо нам. Вот и ухожу от тебя». Но ее – эту причину – во – первых, озвучивать страшно, потому что жить хочется. А во – вторых, ну разве это объяснение?! Тут ведь ситуация как в школе. «Ты почему опоздал?!» – грозно спрашивает учительница (читай – «жена»). «Троллейбус не пришел вовремя…» – цедит ученик сквозь зубы (читай – «муж»). «Раньше надо вставать и из дому выходить! Дневник на стол!» – командует учительница. И какой смысл был объясняться?.. Смысла немного. Проформа.

Вообще говоря, любой диалог получается только при одном условии: если у двух собеседующихся людей одна общая цель. Тут же ситуация иная: цели у мужчины и женщины, прямо будем говорить, – разные. Мужчине бы как-нибудь уйти поаккуратнее, женщине – вернуть птичку на место.

Но зачем все-таки женщина ищет ответ на этот свой вопрос, да еще с такой поразительной настойчивостью? Тут явно какие-то внутренние, неосознанные мотивации. И они известны…

Во – первых, ей нужна определенность. Ведь нет ничего хуже, чем незавершенная ситуация. Получается, что предложение вроде как написано, а точка в нем не поставлена. И непонятно соответственно – писать дальше или все – кранты, что ни пиши – любая писанина в эпитафию превращается. Но и новое предложение начать невозможно, потому что, может быть, никакой точки и нет, а это только запятая, и банкет с минуты на минуту продолжится?

Незавершенная ситуация…

Этот психологический феномен открыл великий немецкий, а впоследствии американский психолог Курт Левин. Чтобы продемонстрировать свое открытие студентам, он частенько брал их в ресторан, где подзывал официанта и спрашивал: «Милейший, вон за тем столиком появилась пара. Они сделали заказ. Вы не подскажете нам, что они заказали?» Официант бодро отчитывался. «А вон другая пара, – не забывал осведомиться профессор. – Они поели и уже уходят из ресторана. Что они заказывали?» Официант недоуменно хлопал глазами, силясь припомнить, что же заказывала та пара, но толку, как правило, было немного – память отказывала.

После этого профессор Левин поворачивался к своим студентам и объяснял: «Молодые люди, если бы человек был устроен так просто, как мы о нем думаем, то официант должен был бы лучше помнить заказ той пары, которая только что покинула ресторан. Ведь он занимался им значительно дольше. Он его принял, сделал на кухне необходимые указания, потом подавал блюда и убирал грязные тарелки, наконец, выписывал счет, отдал сдачу и получил чаевые. Он контактировал с тем заказом больше и поэтому помнить его вроде бы должен лучше. Но вот парадокс – он его не помнит! А вот другой заказ он только и успел-то что взять, и все. Но его он помнит в подробностях! Отчего же?.. По той простой причине, что уходящая из ресторана пара для него – это уже прошлая история. Поставлена точка, все кончилось. А вот новый заказ – только в процессе, и до точки еще очень далеко».

Примерно такая ситуация складывается и в процессе развода. Чем быстрее возникнет определенность, тем быстрее и легче все забудется, а женщина воспрянет духом. Но чем дольше будет сохраняться неопределенность – уйдет муж или останется, или уйдет, но вернется, – тем дольше она будет находиться в подвешенном состоянии, испытывая тяжелейший стресс. И конечно, все мысли, все думы ее будут только об этом браке, муже и всем прочем, относящемся к делу.

Развод – это своего рода троглодит, усевшийся за ресторанный столик и заказывающий, заказывающий, заказывающий… Так что в конце концов несчастного официанта, у которого от переизбытка информации шарики за ролики заедут, действительно госпитализируют.

Вот почему женщина вдруг начинает так настойчиво искать причину. Если она сможет объяснить себе все, понять все, то ситуацию можно будет в одностороннем порядке считать закрытой. Но этого не происходит, поскольку остается в этом уравнении одна важная неизвестная, я бы даже сказал – переменная. Это решение супруга. Который, к сожалению, частенько выдает на – гора более чем противоречивую информацию: то да, то нет, то люблю, то ненавижу, то «не могу без тебя», то «ты мне всю жизнь испортила».

Впрочем, дело не только в этой «незавершенности» ситуации, не только в «подвешенном состоянии». Есть тут и еще один подводный камень. И тут, к сожалению, все до банального просто. Допустим, нашла она объяснение, поняла, что случилось, почему муж ушел и не вернется никогда. Поняла… Но ведь это значит, что все – подписываемся в документе о расторжении брака – окончательно и бесповоротно.

До тех пор, пока женщина не понимает причины или не признает ее в качестве таковой, она еще может рассчитывать на то, что все наладится. Разумеется, это только неосознанная психологическая уловка, но уловка, которая позволяет ей надеяться и верить, дает силы для борьбы и сражений. Вот почему, даже видя причину, даже признавая ее (формально, как версию), женщина часто внутренне отрицает ее состоятельность, противится ей.

На самом деле она, конечно, противится не объяснениям, не причинам, а необходимости расписаться под манифестом об отречении и отправиться восвояси на все четыре стороны. Признавая причину ухода мужа состоятельной, она по сути сама подписывает «окончательную бумажку» о расторжении брака, заканчивает свою «справедливую войну» – и до свидания. Но до тех пор, пока с ее стороны договор не подписан, психологически ситуация не закончилась, а если она не закончилась, то формально остается два выхода – и положительный, и отрицательный.

«Ну скажите, скажите – у меня есть шанс?! Хотя бы один из тысячи?!»

«Скорее – один из миллиона…»

«Ура!!! У меня есть шанс! У меня есть шанс!!!»

Психология bookap

Вот примерно такая мизансцена. И в принципе эта история может длиться до бесконечности – не ратифицируем договор, и баста! Даже суд, понимаешь, уже разведет (а он разведет, если я ничего не путаю, с третьего раза), но история все равно продолжается: «Да, мы разведены. Но я тебя ждала, жду и ждать буду. Любила, люблю и никого больше – ни в жисть». В общем, манифест об отречении не подпишем, хоть режьте нас. У ситуации «психологический конец» не возникает, а значит – вперед и в бой, покой нам только снится. Впереди бесконечность…

Но если сама женщина по каким-то своим внутренним причинам отказывается принимать объяснения мужа о том, почему он ушел, это одна история. Но бывает и другая, и тогда ситуация развода и вовсе приобретает драматичный характер – сам мужчина не дает женщине никаких объяснений своего поступка. Просто уходит. Без объяснений. Оставляет ее, так сказать, в полной неопределенности и заставляет этой неопределенностью мучиться.