Глава седьмая. Эффект маятника или – чему верить: «люблю», «ненавижу»?

Странная история, конечно… Сегодня «люблю», завтра – «ненавижу», послезавтра снова «люблю», а потом тут же – «ненавижу». Эффект маятника. Эмоциональный маятник запускается в момент объявления – «Развод!» – а останавливается лишь спустя долгие месяцы, а иногда – годы. Колебания этого маятника и создают, собственно, всю динамику отношений в разводящейся паре. Именно из-за этого «эффекта» пара то сходится, то расходится, мужчина и женщина то ненавидят друг друга до смертоубийства, то готовы на все, только бы любить, быть рядом и так далее и тому подобное.

Что такое «эффект маятника»? Как мы уже с вами говорили, брак представляет собой сложнейшую нейрофизиологическую конструкцию. Развод – это не просто расставание двух людей, это расставание двух людей с частью самих себя. В головах разводящихся есть некий алгоритм жизни, прописанный многими миллиардами нервных связей, объединяющих одни миллиарды нервных клеток с другими. И это не просто какая-то условность – «штамп в паспорте», это весь мозг, который настроен определенным образом. Он адаптирован к тому, чтобы жить с этой женщиной или с этим мужчиной, в этих обстоятельствах, в этом «формате отношений», таким-то образом и с такими-то нюансами.

Решение о разводе принимается не мозгом, а его маленькой частью – сознанием. Причем не всем сознанием, а только его частью, маленькой частью маленькой части мозга. Сама по себе эта часть – там, где было принято решение о разводе – не способна переломить инерцию мозговой активности. Мозг будет настойчиво требовать возврата в прежнее русло, восстановления прежней системы отношений в паре и этой пары в системе жизненных обстоятельств. Все это будет происходить помимо «человеческой воли», почти магическим образом. Мозг просто будет препятствовать – и все тут, не поспоришь.

Но в дело вступают новые обстоятельства, вызванные объявлением о разводе, ответными реакциями партнера, собственной паникой и порывистостью. Мозг вынужден всю эту новую информацию обрабатывать, отрабатывать, принимать к сведению, учитывать, встраивать в общую конструкцию нервных связей. Вынужден и делает, и именно это разрушает стройность конструкции, привычную схему реагирования, функционирования, поведения, мысли и действия. Система начинает трещать по швам и теряет опору. Маятник пришел в движение. Спасайся кто может…

Мы, вообще говоря, не слишком склонны к рефлексии, то есть не привыкли отдавать себе отчет в том, что с нами происходит и какова природа наших эмоциональных реакций и состояний. Просто в какой-то момент женщина начинает чувствовать, что ее муж ей дорог, причем необыкновенно. Она хочет, чтобы он был рядом, чтобы он просто был. Она готова простить ему все, она готова взять всю вину на себя. Она абсолютно на все готова. Но спустя каких-то пару часов она уже его ненавидит, презирает, считает предателем, складывает все возможные ругательства на него, его любовницу, его друзей, родителей и родственников вплоть до пятого колена. А потом вдруг снова понимает, что без него не может, что он ей нужен, что он единственный человек, с которым она может быть счастлива.

Все это кажется странным и каким-то нелогичным. Но тут ведь не логика, тут маятник. Он качается то вправо, то влево, а точку инерционного нуля пролетает со свистом, в ней скорость максимальна. Отлетели в сторону «любви» и пошли обратно – в сторону «ненависти». Не знаю, кто придумал эту ерунду, что любовь и ненависть – это две составляющие одного явления. По мне, так любовь – это любовь, а ненависть – это ненависть. Но вот к разводу это определение – «любовь – ненависть» – подходит самым замечательным образом. «Любовь» – как желание близости, «ненависть» – как желание уничтожения объекта, выведение его прочь из пространства собственной жизни. «Ненависть» – это отчаянное желание избавиться от человека, от отношений с ним как от груза, балласта, как от камня, привязанного к ноге человека, оказавшегося на глубине.

В миг, когда женщине страшно перед будущим, маятник несется в сторону «любви». Ведь с ним, с этим мужчиной, в ее жизни ассоциируется чувство стабильности, защищенности, уверенности в завтрашнем дне. То, что это только иллюзия, и последние обстоятельства доказывают это самым серьезным образом, в расчет не принимается. Есть такая ассоциация в мозгу, есть желание вернуться в прошлое и снова «заполучить» таким образом будущее. Вот и будет «любовь».

А как только просыпается в женщине самоуважение, как только становится ей невмоготу от сложившегося положения, от неопределенности, от ощущения тотальной зависимости, так и полетел маятник в другую сторону. И сразу другие тексты – от «Выметайся! Чтоб ноги твоей больше не было в этом доме» до «Ненавижу! Ненавижу тебя! Если бы только знал, насколько я тебя ненавижу!» Лютая ненависть, презрение, отвращение. Проклятья и пожелания скорейшей и, по возможности, наиболее мучительной смерти.

Маятник… Если бы способность, а главное, навык к рефлексии был бы у нас сформирован, то мы бы, находясь в таком «качающемся» положении, разумеется, поняли, что дело не в том, что мы любим или ненавидим, а в том, что просто весь наш мозг, у которого выбили почву из-под ног, качается то туда, то сюда, не зная, а главное – не имея возможности где-либо остановиться.

И совсем не случайно я пишу слово «любовь» в кавычках, да и «ненависть» тоже у меня закавычена. Потому что это, конечно, не любовь и не ненависть, а движение маятника. Недаром в ряде случаев судебно – психиатрическая экспертиза признает людей, находящихся в состоянии аффекта, «невменяемыми» или «ограниченно невменяемыми». Потому что они в аффекте. И это не они действуют, это аффект ими движет.

Любовь будет любовью без всяких кавычек, если она возникнет, проявит себя, будет жить в человеке, когда его маятник остановится. Если день, два, три, неделю, месяц, несколько месяцев ваш маятник не находится в движении, чувства стабильны и ровны, это чувство. Если же вас мотает от одного полюса к другому, это аффекты, а не чувства, то есть не вы сами.

Как интерпретировать его поведение?

Часто женщины не могут понять поведения своих беглых мужей по той самой причине, что поведение их невнятно и противоречиво. Он то ли ушел, то ли не ушел. То ли просто решил сбегать туда на какое-то время и вернуться, то ли убежал навсегда и возвращаться не собирается ни на каких условиях. Про «эффект маятника» женщины, к сожалению, у нас не в курсе и ни движения своего маятника не могут отследить, ни мужниного. Его и подавно…

В условиях недостатка информации (а развод именно такой случай: информации мало, а достоверной – ноль) мы оказываемся в плену бесконечных, бессмысленных и беспощадных интерпретаций. Особенность интерпретативной системы человека заключается в следующем: какую бы информацию мы ни получили, мы истолкуем ее в соответствии со своей «линией партии».

Если женщина считает, что муж ее не любит, то каждый его поступок это «доказывает». Когда маятник ее эмоционального состояния движется в другую сторону, то эти же самые поступки начинают «доказывать» ей обратное. В момент отчаяния она видит, что все его поведение «насквозь ложь и предательство», в момент любовной экзальтации – напротив, умиляется, насколько он «прекрасен и благороден» в своих поступках.

И вот он приходит домой – подавленный, тоскливый. И ей кажется – «Он пришел! Какое счастье! Это он раскаялся! Понял, что я для него значу! Осознал наконец, что я его люблю больше жизни!» Подумав так, она бросается к нему на шею… Но тот ее объятия отстраняет. Пауза. Маятник, достигнув высшей точки «любви», с грохотом несется вниз, в позицию «ненависть»: «Ты зачем сюда пришел? Что тебе здесь надо? Издеваешься над нами!» Ну и так далее. В общем, все было бы смешно, если бы не было так грустно.

Причем интерпретируются не только мелкие события, но и те, что можно было бы назвать «знаковыми». Вот мужчина, объявивший о разводе, вступает с женой в интимные отношения. Что бы это могло значить?.. Все зависит от положения маятника. В моменты, когда он в позиции «люблю немилосердно», – это значит, что он скоро вернется, что все будет хорошо и все наладится: «Он любит меня. И давно бы бросил свою любовницу, но просто она его околдовала и держит…» В таком духе. А потом маятник пойдет в сторону «ненависти», и сразу: «Это ничего не значит! Он спит, потому что это ему надо! А на мои чувства ему наплевать! Он вообще эгоист! Всегда им был, есть и будет!» И так дальше.

Почему на самом деле мужчина решился, например, на этот интимный контакт? Ну потому что он сам находится в эдаком «колебательном» движении. Сейчас ему показалось, что семья – это самое дорогое, что у него есть, что жена его любит, а любовница просто решила им воспользоваться. Ну и так далее… Маятник в соответствующем углу. А потом он окажется в другом углу, и мужчина скажет себе: «Нет, я люблю свою любовь. А жена – она гарпия, она меня всю жизнь мучила, под каблуком держала, помыкала мной. Секс испрашивать приходилось! А вот сейчас – на, пожалуйста! А мне и не надо сейчас! Раньше надо было думать! И пошла ты!» В общем – другой угол, и привет.

Да, мозг мужчины, хоть сам этот мужчина все и затеял, точно так же, как и мозг его супружницы, лишился сейчас точки опоры, определенности. И в нем безобразничает такая же инерция. И мужчина то с жаром рвется из семьи, думает о том, что его там «морили, травили, гнобили», то, в другую секунду, жаждет туда вернуться. В конце концов, его стереотипы и привычки – все еще там, в семье. Плюс к этому – дети, друзья – знакомые, родители, материальные ценности… Есть, в общем, что оставлять, ничего не скажешь. Но можно ли расценивать это метание в сторону семьи как истинное его желание? Я бы поостерегся. Вполне возможно, что это лишь ситуативная «слабость», которая впоследствии, воплотись она в жизнь, приведет к дополнительным метаниям и страданиям.

К этому же надо добавить, что и мозг любовницы находится в этот момент в очень непростом положении. Конечно! А как же! У нее же тоже наступили значимые изменения жизненных стереотипов, коррекция, так сказать, сценариев жизни. Мужчина, которого она считала «не своим» в формально – бытовом плане, вдруг превращается в личную «частную собственность». А обретение – это для мозга не меньшая травма, чем потеря. Ведь и в том и в другом случае ему предстоит перестраиваться. И у нее, вы не поверите, тоже маятник! И его то в одну сторону: «Я жду, люблю! Ждала и ждать буду!», то в другую: «А ну немедленно к ноге! Если завтра же не скажешь своей жене, что все, ничего у нас с тобой не будет! Я тебе не верю!»

И вот мужчина в какой-то момент со всем своим тикающим по самое не хочу маятником превращается в «броуновское тело», которое возюкает из одной семьи в другую, из одной в другую под действием соответствующих женских маятников.

Трагифарс в том, что обе женщины сидят и интерпретируют, интерпретируют и сидят, интерпретируют и интерпретируют… Что уж они там себе наинтерпретируют, это, я вам скажу, одному богу известно! Ведь как можно интерпретировать движение маятника? Только одним – единственным способом – пока он не успокоится, а на это нужно время, и немалое, он будет двигаться – туда – сюда, туда – сюда, и где сила притяжения, мы не узнаем. Вот и вся интерпретация. Даже говорить не о чем! Но говорят, потому что хочется всякий раз найти определенность – то в той своей точке, то в другой. И не просто определенность, а «доказательную».

На самом же деле все тут достаточно просто: хватит терпения ждать – дождешься… может быть. Не хватит… тоже, может быть, дождешься. Это же маятник! Пока он не остановится – где, в какой точке у него инерционный покой, сказать невозможно. Тогда как это самое важное. Поскольку нет ничего хуже – вернуть в семью мужа, который все равно жить в ней не будет. Да и не вернуть, если он человек хороший и на самом деле счастлив будет в этой семье, тоже обидно.

Соответственно принимать какие-либо решения, значимые для вашей жизни, в таком состоянии вряд ли оправданно. Даже больше того скажу – противопоказано категорически. Знаю, что это необыкновенно тяжело, знаю, что это кажется невозможным, но все же… Все же лучше не принимать никаких решений. До этого куда вернее остановиться, перевести дыхание, прийти в себя.

Да, прежде чем что-то решать, надо дать своим чувствам проиграть, отыграть, выбрать всю силу инерции и оказаться в точке инерционного нуля. В ней, и только в ней – в этой точке эмоционального покоя – можно понять, что тебе на самом деле нужно: хочешь ли ты действительно восстановить этот брак или нет – не хочешь; дорог тебе этот человек или нет, наплевать и забыть; понимаешь ли ты его настолько, чтобы впредь никогда не держать на него зла, не просто простить, а понять и принять, или нет, ты не способна на это.

Дать честный, единственно верный ответ на все эти вопросы на волне аффекта практически невозможно. И разум здесь – плохой помощник. Эмоции, как известно, способны перестраивать логику мыслей почище любого Сократа с Аристотелем, вместе взятых.

Восстановится ли брак? Вероятно, приложив массу и массу усилий, это можно устроить. Иногда это вложение сил даже может оправдаться, но есть одно важное условие – нужно быть готовым к тому, чтобы строить отношения заново, совершенно по – новому. Даже системное реформирование прежних отношений не даст желаемого результата. Тут нужен совершенно новый «формат», новый «подход», новая «система отношений», основанная на доверии, понимании, эмоциональном участии, принятии, поддержке… Да, и еще чуть – чуть, и чтобы все обоюдно.

Психология bookap

Прежняя система отношений была неправильной, она привела вас к разводу – к той ужасной линии войны – обороны, где два человека, которые вроде бы любили друг друга, приносят друг другу чудовищные страдания. Вот что можно сказать о том браке, что был. Поэтому есть большая вероятность, что надо поблагодарить мужа за то, что он, вольно или невольно, но явился причиной его завершения. Страшно, неловко, грустно… Понимаю.

Но, завершив прежнюю, неудачную эпопею, вы получаете шанс на новую жизнь. Причем теперь, обладая опытом, знанием, пониманием, вы вполне сможете создать такие отношения, которые будут достойны того, чтобы вкладывать в них силы и душу. Возможно, вашим партнером станет прежний супруг, но это в любом случае будут новые отношения. По крайней мере, так к этому надо подходить. А возможно, и другой человек… Что ж, тоже вариант. И отказываться от него заблаговременно я бы не стал. Ведь заранее никогда не знаешь, что принесет тебе счастье, а что обернется страданием. И тот, кто пережил развод, знает это лучше других.