Глава седьмая. Эффект маятника или – чему верить: «люблю», «ненавижу»?


...

История из практики. «Мой организм не выдерживает…»

Передо мной сидит милая девушка Аня, ей 27 лет. Она окончила Педагогический институт (художественно – графический факультет), там же защитила диссертацию. Сейчас преподает рисунок в Университете технологии. Причина обращения в клинику – проблемы в семейной жизни.

Анна пять лет замужем. Молодая женщина уже давно не удовлетворена браком, но не чувствует себя достаточно уверенной для того, чтобы решить – нужен ей этот брак или надо разводиться. Анна считает себя замкнутым и необщительным человеком и думает, что, расставшись с мужем, не сможет из-за своего сложного характера найти другого спутника жизни.

Страх остаться одной заставляет Анну жить с мужчиной, которого она перестала уважать. Ситуация осложняется также тем, что родители супруга уже четыре года живут с ними в одной квартире. Вялотекущие отношения с мужем, состояние неопределенности обусловливают пессимистическое и подавленное настроение молодой женщины.

– Первый год мы прожили вдвоем с мужем, – рассказывает Анна. – Я, конечно, обнаружила множество неприятных сюрпризов в его характере, но вдвоем было еще куда ни шло. Вообще он оказался довольно инфантильным товарищем, без всякого желания самостоятельности, честолюбия. Он даже не хотел работать! У них вообще в семье принято – женщина работает, а мужчина лежит на диване. Так он хороший, добрый в принципе человек. Меня предупреждали об этой его лености перед тем, как мы поженились, но тогда я закрыла глаза на это. Хотела создать семью, да и любила его… Когда-то, – с легкой улыбкой добавляет Анна.

– Первый год брака – это минное поле, – мимоходом замечаю я.

– Да, я знаю, и начались у нас проблемы, непонимание, и он стал просить родителей, чтобы они «помогли» спасти наш брак, – рассказывает Анна.

Родители супруга Анны – эстонцы. Долгое время жили у своих родителей на хуторе в Эстонии, а потом с готовностью откликнулись на просьбу сына – приехали в Санкт – Петербург и поселились в его квартире. Необходимо отметить следующую немаловажную деталь: из всей этой «честной компании» работала (и параллельно училась в аспирантуре) одна Анна. Раньше муж работал на совместном предприятии, но после кризиса 1998 года в стране все развалилось, и он оказался не у дел. Несмотря на то что Анна приносила в семью деньги, на которые все и существовали, по хозяйству ей никто не помогал.

– А вы вообще говорили мужу, что устаете, что вам нужно, чтобы он вам помогал, взял часть работы по дому?

– Да, я говорила, конечно, – вздыхает Анна. – Но это было бесполезно. У них не принято, чтобы мужчина помогал, они даже посуду за собой в раковину не могли убрать. Для меня это такая дикость!

– Стало накапливаться раздражение…

– Да, – подтверждает Анна.

– И…

– Ну, я пыталась держать себя в руках. Думала, если мы начнем ругаться, совсем тошно будет, – объясняет Анна. – Мне даже домой после работы идти не хотелось. И знаете, все эти четыре года у меня были проблемы с руками и ногами, – Анна немного смущается. – Периодически они синеют, становятся холодными, и прямо трясучка какая-то начинается!

– Это ваша вегетососудистая система так проявляет свое недовольство вашим внутренним состоянием, – шучу я.

На почве неблагополучных отношений в семье у Анны обострилась астма и начался нейродермит. Вообще психосоматические заболевания развиваются у людей, которые длительное время находятся в состоянии хронического стресса. Когда наша психика пытается справиться с жизненными обстоятельствами и это ей не удается в полной мере, то в голове на уровне подкорки происходит своеобразное переключение – наши негативные эмоции, вместо того чтобы проявляться в рамках тех отношений, которыми они и были вызваны, ударяют по внутренним органам.

Это может влиять на желудочно – кишечный тракт – гастриты, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. Пострадать могут и легочная система – обострение тонзиллитов, астматические приступы, и сердечно – сосудистая – колебания артериального давления, сердцебиения, сосудистые реакции (от холодеющих конечностей до головных болей).

Кожные реакции, как правило, связаны с постоянной фрустрацией (когда у человека есть некая потребность, желание – в том числе и агрессивное, но оно постоянно оказывается нереализованным). Соматические состояния, телесные недуги, которые присущи людям в той или иной степени, только кажутся самостоятельными болезнями, на самом деле они являются отражением эмоционального состояния человека. Другими словами, наша психика разговаривает с нами языком тела.

Я спрашиваю Анну:

– Анна, мне нужно понять: на сегодняшний день – какая для вас существует самая главная проблема?

Аня какое-то время раздумывает и потом отвечает:

– Самая главная проблема – как быть уверенной по жизни? Мне уже давно надо принять решение: разводиться или оставаться в браке, а я не могу определиться! Так, знаете, в лодочке по течению плыву, и все хуже и хуже становится на душе. Дело в том еще, что я не уверена в своей способности общаться с другими людьми. Я считаю себя замкнутым человеком, и если останусь одна, то надо будет как-то свою жизнь устраивать, а как?

Пока, глядя на Анну, у меня сложилось впечатление, что у нее есть некое представление о самой себе: она думает, что она – замкнутая, не способная к общению и так далее. Это представление о самой себе Аня принимает как некую незыблемую аксиому. Но так и не скажешь… Может быть, в реальности дело обстоит совсем иначе?

– Муж мой всегда мне говорил: «Ты пессимистка, ты неконтактный человек», – продолжает Аня. – И сейчас он приходит меня навещать сюда в клинику и спрашивает: «Ты с кем-нибудь подружилась?» Я говорю: «Нет». Он говорит: «Ну вот видишь!»

– Анна, душа моя, а какие-то другие аргументы в пользу вашей замкнутости есть? То, что ваш муж говорит, – это ваш муж говорит. А то, что вы в клинике ни с кем не подружились, это, знаете ли, тоже не аргумент. Вы здесь не в клубе по интересам, а на лечении находитесь.

– Не знаю, – Анна выглядит растерянной.

– Давайте подумаем вместе, – предлагаю я. – За свою профессиональную жизнь я видел такое количество замкнутых людей, что и не со – счи – та – ешь! И скажу по секрету – вы на них не похожи!

Анне самой становится смешно. Она не испугалась сесть в «красное кресло» и в присутствии других людей рассказывает о том, что с ней происходит. Хотя сегодня у нас на группе двадцать человек, с которыми она «не подружилась».

– Ну, может быть, я неправильно сформулировала, может, я стеснительная?

– Проблема в том, что я и стеснительных тоже много видел!.. – смеюсь я. – И под эту категорию вы никак не подпадаете!

Анна опять смеется:

– Ну я не знаю! Страх какой-то необъяснимый, неуверенность в себе. Например, меня утомляют ночные клубы, мне там скучно.

– И мне, я вам признаюсь, там скучно! – подхватываю я.

Мне приятно наблюдать, как у Анны улучшается настроение. В глазах появился блеск, и такое впечатление, что она как будто избавляется от какого-то внутреннего комплекса.

– Ну, я еще требовательна, – говорит Анна, старательно припоминая еще одну свою «плохую» черту. – Требую часто от людей многого.

– Это у нас профессиональное, вы же педагог, это ваше естественное перманентное состояние – требовать от людей, – уточняю я. – Ответственность за учеников накладывает на педагога обязанность быть требовательным. Другое дело, что в семейных отношениях вам, видимо, следует найти иную форму проявления своей требовательности. В случае, когда муж не убирает за собой – если вы командным тоном потребуете, чтобы он это делал, то у него, скорее всего, возникнет обратное желание. Но это уже политика… Учитывая вашу психологическую интуицию, вашу способность понимать другого человека, подумайте, как по – другому, с большей эффективностью донести до другого человека то, что вы хотите, чтобы он услышал.

Многих людей кто-то или что-то в этой жизни раздражает, но не у всех возникает астма. Многие переживают по самым разным поводам, но не у всех появляется нейродермит. Многие люди тревожатся, но синие руки – это все-таки какой-то эксклюзивный вариант. И я спрашиваю себя: что не так с Анной? Почему не получается построить такие отношения, которые бы ее устраивали?

У каждого человека есть некое представление о себе. Даже не представление, а целая идеология – кто я, что я, каков я, что мне, как я, с кем я… Хотелось бы, конечно, чтобы это представление о себе (эту идеологию) мы формировали сами, потому что мы – именно тот человек, который лучше всего нас знает. Но для этого необходима смелость – желание и готовность противостоять мнению, которое нам навязывают. И поэтому часто наше представление о себе – это набор сентенций, которые мы слышали о себе от других людей.

При этом важность этой нашей внутренней идеологии огромна! Именно она определяет наше поведение. Если я считаю, что я несообразительный, я буду всячески избегать ситуаций, где мне надо будет эту сообразительность – которой у меня якобы нет – проявлять. И в конце концов, разумеется, сам поверю в то, что «дурак я эдакий».

В личных отношениях все точно так же. Если женщина считает, что не подходит некоему мужчине (по каким-то там причинам), она говорит себе: «Я не подхожу ему. У нас не может быть отношений». Ну и при таком подходе никакие отношения – естественно – не складываются. По сути дела, это программа. Если Анна думает о себе, что у нее вздорный характер и с ней невозможно ужиться, она и не уживется. Даже если ее характер – шелк и мед.

– А вы мне сейчас о себе наговорили столько гадостей! – удивляюсь я. – Что вы сложный и тяжелый человек…

– Ну да, мне муж всегда говорил, что у меня отвратительный характер! – восклицает Анна.

– Муж сказал! А вы-то что сами думаете?

– Ну я тоже думаю, что у меня характер – не супер, – сникает Анна.

– Расскажите, пожалуйста, как вы представляете себе эту картину. Вот у вас идеальный характер – вы должны быть добрее, покладистее, сговорчивее, ответственнее, жестче? Что?

– Да, может быть, добрее. У меня есть такие циничные нотки, часто проскакивают. Я могу зло пошутить над человеком.

– Вы этому человеку сознательно хотите сделать плохо, когда так поступаете?

– Нет, это его реакция такая, – Анна пристально смотрит мне в глаза.

– Опять – реакция на вас чужого человека. А вы-то что сами думаете о себе? Не ваш муж, не его родители, не ваши знакомые – вы сами?

– Хорошо, – Анна, кажется, поняла, что я таки своего добьюсь и придется поразмыслить над моим вопросом. – Что думаю о себе?.. Надо же, никогда не думала, что так трудно будет ответить на этот вопрос.

– Ладно, сформулируем иначе. Упростим. Хотя это, конечно, симптоматично: я спрашиваю у человека его мнение о нем самом, и он оказывается в полнейшем тупике. Вас саму это не настораживает?

– Настораживает, – соглашается Анна.

– Принимаем это к сведению и двигаемся дальше, в обход затора. Как вы думаете, вы с вашим характером можете быть счастливы и успешны?

– Ну да, при определенных обстоятельствах…

Нам так свойственно ссылаться на какие-то там мифические «внешние» или, вот как здесь, «определенные обстоятельства». Что это такое?.. Никому не известно. Чудо, наверное! Когда все складывается само собой – это «хорошие обстоятельства», а если не складывается – «ужасные».

Но правда в том, что вся наша жизнь – это одни сплошные обстоятельства. И они никогда не бывают идеальными. Поэтому важны не сами обстоятельства, а то, как мы поступаем в этих обстоятельствах. И ведь это же мы выбираем, как действовать в тех или иных обстоятельствах! И поэтому наша жизнь зависит не от них, не от этих обстоятельств, а от наших действий, поступков в этих обстоятельствах.

Конечно, мы можем сказать себе: «Это хорошие обстоятельства, они нам подходят, будем их использовать». Или: «А эти обстоятельства нам не нравятся, поэтому мы будем их игнорировать». Но ведь это глупость! Обстоятельства – это сама жизнь, и она несется на нас с бешеной скоростью. Представьте себе: вы стоите в центре оживленной автотрассы, а вокруг вас машины, много машин, они несутся с сумасшедшей скоростью, меняя свои траектории. Это – обстоятельства!

Рассказывают, что иногда эти машины вдруг останавливаются и подвозят попутчиков. Не знаю. Думаю, это редкость, и еще этот попутчик должен очень хорошо знать, куда он направляется, в противном случае его увезут туда, куда ему в принципе не стоило ехать. Так что «счастливые обстоятельства» по большому счету – это просто фикция.

А во всех остальных случаях обстоятельства в целом вещь опасная. И вы решаете, метнуться ли вам вправо, влево ли отскочить, а может – на месте остаться? Убьют вас эти машины (читай – обстоятельства) или не убьют – это зависит от вас.

И я настойчиво повторяю свой вопрос:

– Аня, вы можете быть счастливой и успешной с вашим характером или нет? Как вы считаете?

– Да, – улыбаясь, отвечает Анна. – Могу, наверное. Смогу, в общем. Я согласна с вами насчет обстоятельств, ведь, если подумать, я себе сама мужа выбирала и сейчас живу с ним, это ведь мое решение.

Разлом лежит не между Анной и ее супругом, не между ней и его семьей. Разлом – внутри нее. Почему ее эмоции не проявлялись так, как им следовало проявляться, а начали разговаривать «языком тела»? Просто она так относится к собственным чувствам. Она их не понимает, не анализирует, не дает им выйти наружу. Напротив, она загоняет свои чувства внутрь, и вот они всяческой чесоткой вылезают на теле.

Например, Аня раздражалась и ненавидела себя за это чувство. Есть люди, которые наслаждаются в своем раздражении. Есть женщины, которые получают удовольствие, устраивая истерики собственным мужьям. А Анне некомфортно с ее раздражением, ведь она куда более требовательна к себе, чем к другим. И ей становилось еще хуже в эмоциональном плане. Она так ненавидит свои чувства, что они становятся просто огромными, и их действительно уже нельзя выносить. Вот организм и спускает пары эмоционального котла через астму, нейродермит, сосудистые реакции.

Я продолжаю:

– Итак, что делать? Перестать ненавидеть себя за свои чувства. Сказать себе: «Да, я чувствую раздражение. Может быть, я не права, но это меня действительно раздражает». И уже после этого вы будете думать – имеет вам смысл раздражаться или нет? Вы можете контролировать себя, только признав свои чувства, только сделав их явными внутри собственного сознания. Но обещайте себе, что вы не будете корить себя за эти чувства, не будете третировать и ругать себя за них, не будете убеждать себя в том, что, раз вы раздражаетесь, следовательно, у вас сложный и неуживчивый характер.

– Вы так все раскладываете по полочкам! – с улыбкой говорит Анна.

– Да, прежде всего вы должны разрешить себе испытывать те чувства, которые вы испытываете. В конечном счете вы же их испытываете! Что ж с собой-то в прятки играть?.. Раньше вы раздражались и думали: «Боже мой, опять он так делает! Неужели сложно убрать за собой посуду?» И потом: «Нет, я должна держать себя в руках! Я не должна раздражаться!» Но когда вы себе сказали это, вы уже раздражены, вы уже себя накрутили. Дальше только давить эти чувства, но это тупик, и они вылезут через тело! А я вам даю парадоксальный совет: разрешите себе раздражаться! Потому что только после такого внутреннего разрешения вы сможете что-то сделать со своим раздражением!

Я не имею в виду битие посуды о голову супруга, упаси господь! Вы позволите себе быть раздраженной, и после этого у вас будет выбор: либо кричать, плакать и бить пресловутую посуду, тем самым давая выход вашему раздражению и гневу, либо подумать, что вы можете сделать – от вас зависящее, – чтобы изменить ситуацию. И тогда внутреннее напряжение не будет избыточным, оно будет направлено в конструктивное, созидательное русло. И вы будете в мире с самой собой. А сейчас вы не в мире с собой, потому что вы не разрешаете себе быть естественной. Разрешите себе стать плохой, только это позволит вам стать по – настоящему хорошей.

Заставляя себя быть «хорошей», накапливая раздражение и недовольство внутри себя, Анна словно воздвигает стену между собой и окружающими миром. И попадает в ловушку: убеждая себя, что раздражаться – плохо, она раздражается дополнительно – уже на себя, причем еще больше. И так по кругу. Такое «самоедство» делает жизнь Анны мучительной и вызывает физические заболевания.

Обращаясь к Анне, я говорю:

– Я не собираюсь давать вам совет: разводитесь или же – бегите, спасайте ваш брак. Во – первых, я не имею права. Ведь, что бы я ни насоветовал, вам жить с последствиями этого решения. А жить с последствиями даже правильных решений по первости всегда тяжко. Поэтому вы должны иметь силы, а силы у вас будут только в том случае, если вы сами примете это решение. И это, надо сказать, общее правило: если вы хотите быть успешными, вы должны взять на себя ответственность за свои решения. В противном случае, как говорят, – «дороги не будет». Вы не сможете полноценно реализовать это решение.

Психология bookap

Во – вторых и в – третьих, я не знаю вашего мужа так, как знаете его вы, и я не знаю вас, как знаете себя вы сами. Любит ли он вас, важно ли для вас это? Я не знаю. Любите ли вы его или нет, дорожите вы этими отношениями или нет? Это знаете вы и только вы. Поэтому сейчас вы должны дать себе отчет в собственных чувствах, посмотреть правде в глаза, оценить ситуацию и принять правильное, то есть устраивающее вас, решение. Поговорите с собой, помогите себе, найдите и раскройте свой потенциал, новую себя. И тогда начнется новая жизнь, другая, в которой правильные решения всегда дают неплохие результаты.

Анечка, резюмирую все вышесказанное: во – первых, вам следует перестать повторять то, что говорят о вас другие люди. Вас должно интересовать то, что вы сами можете сказать о себе. Во – вторых, если вам кажется, что другие люди вас плохо понимают, подумайте о том, как вы можете донести вашу мысль до другого человека так, чтобы он вас услышал. В – третьих, позвольте себе быть «плохой», естественной, и это даст возможность вашим положительным чувствам проявляться. И тогда, выполнив эти три пункта, поверьте мне, вы почувствуете внутреннее раскрепощение, а обретенная вами внутренняя свобода поможет вам определиться.