Глава 4. Черная приватизация.

4.1. Ваучер как дымовая завеса ограбления.

Вопрос о собственности.

В результате целой серии операций, выполнявшихся непосредственно под руководством американцев, были проведены кардинальные преобразования: расчленен СССР, дезорганизовано народное хозяйство, большинство народа лишено всех своих сбережений, разрушены основы существовавшего государственного управления, дезориентировано сознание людей, ликвидированы возможности сопротивления, принята новая конституция, узаконившая авторитарный режим. Вместе с тем народное хозяйство, заводы и фабрики продолжали оставаться в основной своей части в руках государства. В повестку дня встал вопрос о собственности. В новой обстановке можно было приступать к его решению. Была поставлена задача изменения социального устройства страны, установления власти плутократии, для чего намечалось создание прослойки собственников-олигархов, которые должны стать опорой власти, а подавляющее большинство населения отбросить в нищету и бесправие, фактическое рабство. С этой целью была выдвинута идея ваучерной приватизации.

В декабре 1993 г. Ельцин в выступлении по телевидению заявил: (цит. по [1]):

"Нам нужны миллионы собственников, а не горстка миллионеров. В этой новой экономике у каждого будут равные возможности, остальное зависит от нас. Каждый гражданин России, каждая семья получат свободу выбора. Приватизационный ваучер - это для каждого из нас билет в мир свободной экономики".

Глашатаем ваучерной кампании стал А.Б. Чубайс, который неоднократно заявлял по телевидению о лучезарных перспективах, о том, что каждый может за свою долю собственности страны (ваучер) получить в будущем две автомашины "Волга". На деле же осуществлялся четко спланированный удар по российской экономике, подобный тому, как парализуют гусеницу, вводя яд в узловые нервные окончания.

Уже в то время последствия планируемых мероприятий были достаточно прозрачны. Однако, несмотря на серьезные возражения, протесты, отрицательные заключения экспертов и негативное отношение депутатов Государственной Думы РФ, президент РФ Указом от 24.12.93 г. утвердил новую Программу приватизации, составленную Госкомимуществом, по указке иностранных советников.

Художественным образом ваучеризации и ее последствий может служить сеанс черной магии Воланда и его помощников Фагота - Коровьева и кота Бегемота на сцене театра "Варьете", описанный М. Булгаковым в "Мастере и Маргарите". На сцене было объявлено, что совершенно бесплатно производится обмен старых дамских платьев и обуви на парижские модели и парижскую же обувь. В ажиотаже все зрительницы переоделись. Но сеанс окончился, люди вышли из театра на улицу, и тут раздались крики и ревущий хохот - платья и обувь, полученные у магов, исчезли, а дамы оказались в одном нижнем белье.

Точно так же чудотворцы ваучеризации, давшие каждому "билет в мир свободной экономики", оставили основную массу населения, образно говоря, в нижнем белье. В ходе приватизации Россия за гроши распродала свои лучшие предприятия, которые стали источником невероятной наживы для демократических властителей, зарубежных инвесторов и российского криминала. Состояния делались за неделю. Деньги и ценности перекачивались на Запад.

"Ваучеризация" страны.

В соответствии с провозглашенной целью приватизации гражданам России были выданы приватизационные чеки - ваучеры, как свидетельства прав собственности. Чеки объявлялись как доля каждого человека, живущего в России, от собственности страны, созданной поколениями. Ваучеры носили безличный характер, могли свободно продаваться и покупаться. Так была поделена собственность России. Как утверждали СМИ, всем досталось поровну, начальные условия для всех одинаковы, все имеют полную свободу, а дальше все зависит от личной инициативы. В результате массового обнищания люди отдавали ваучеры за бесценок. Некоторые вообще не понимали, что с ними делать. В условиях высокой инфляции, через обращение фондовых ценностей и организации массовой скупки чеков и акций у работников предприятий, в короткие сроки они сконцентрировались в руках небольшой кучки нуворишей - плутов.

В период чековой приватизации, по данным Счетной палаты, рыночная цена приватизационного чека не превышала 4 тыс. руб.. Средний курс чековых аукционов составлял 2,2 тысячерублевой акции на один ваучер. Очевидно, что, имея несколько акций, влиять на процесс управления акционерным обществом невозможно. Так рядовых акционеров отстраняли от управления предприятиями, а узкий круг ловких проходимцев завладел крупными пакетами акций. К концу чековой приватизации, созданные специально для обмана народа чековые инвестиционные фонды (ЧИФ), призванные обеспечить рыночную переориентацию наименее социально активных слоев населения, аккумулировали около одной трети чеков. Подавляющее большинство ЧИФов оказались низкодоходными или убыточными. Из 646 фондов по итогам 1994 г. мизерные дивиденды выплатили только 136 фондов, то есть 20% или каждый пятый.

Как показали оценки, средняя доля собственности страны, пришедшаяся на долю одного человека из 90% владельцев ваучеров составила одну бутылку водки и батон колбасы. Значительное число людей, сдавших свои ваучеры в ЧИФы, совсем ничего не получили. Ситуация напоминает библейскую притчу об Исаве и Иакове, когда первый из них пришел с поля голодный и попросил есть. Тогда Иаков предложил продать ему право первородства за чечевичную похлебку. Сделка состоялась.

Иногда приходится слышать утверждение, что виновато само население. Раз люди взяли ваучеры, то согласились с предложенным разделом собственности и нечего обвинять Чубайса. Этот народ имеет то, что заслужил. Данную точку зрения отстаивает организация "Союз правых сил", в состав руководства которой входит сам А.Б. Чубайс. Приведем ее аргументацию по небольшой книге И. Рябова[2]:

"Чубайс символизирует политика нового типа. Ему удалось изменить лицо власти. Общество привыкло смотреть на власть как кролик на удава и, конечно, не доверять ей. Чубайс - лекарь, а анестезию вводить - разорительно. Режущих по живому, конечно, любить трудно.

"Антинародная приватизация" по Чубайсу стала уже аксиомой. Страшно даже подвергать сомнению это идиоматическое сращение, но все-таки: почему, собственно, антинародная? Разве люди, приобретающие акции своих предприятий, не народ? Разве не народ получает в собственность свои квартиры? А что на свои ваучеры люди не получают дивидендов, так ведь и выдавали их бесплатно. И цена национальному достоянию, которое тогда условно делили, была нулевая: не работающая, не приносящая прибыли промышленность и доведенное до ручки сельское хозяйство.

А как же быть с "разграбленным народным достоянием"? Многие акционированные трудовым коллективом предприятия успешно живут по сей день. Других обманули свои же начальники, чаще всего трудовыми коллективами и избранные. Наивные и беспечные, ленивые и нелюбопытные, они доверили судьбу своего предприятия, свою судьбу кому-то ушлому. Иные понесли свои ваучеры в разные инвестиционные фонды, не поинтересовавшись, что за фонд, и какие у акционеров будут гарантии. Вместо того чтобы приватизировать свою булочную, трудовой коллектив дружными рядами понес ваучеры в "Гермес". Другие умники продали их за копейки темным личностям в метро, а потом эти личности скупили и булочные, и прачечные, и нефтеперегонные.

И кого теперь должны винить "обманутые"? Себя? Нострадамуса, что не предсказал, сколько в России возникнет аферистов, воров, сволочей - после того, как она лишится главного стержня, на котором держался порядок: страха? Во всем оказался виноват Чубайс. Что не Нострадамус и не предвидел стремительного разделения России на класс обманщиков и класс обманутых. Что не распродал втихаря народную собственность тем, кто мог заплатить, а попытался честно поделить ее промеж народа".

Оставляя в стороне философские концепции о том, что делается "промеж народа", перейдем к изложению конкретных фактов. Именно им посвящена данная глава, где рассматриваются конкретные события ваучерной приватизации (с конца 1993 до 1996 г.). Изложение основано на данных, полученных одним из авторов, который в это время был депутатом Госдумы, членом руководства Комитета по собственности, приватизации и хозяйственной деятельности, членом комиссии Госдумы по анализу итогов приватизации 1992-1996 гг., располагал большим количеством документов. Конкретные факты массового беззакония содержатся в отчетах региональных комиссий (Тверской, Калининградской, Ростовской, Московской, Санкт-Петербургской и др.) по анализу итогов приватизации. Отметим также доклады Генеральной прокуратуры и правоохранительных органов. Эти данные суммированы в книгах[3,4], которые были написаны с использованием статистического материала и действующего законодательства[5 - 19].

Начало экспроприации.

Укрупненный анализ приватизированных ведомством Чубайса, в числе первых 500 крупнейших предприятий России, на чековых аукционах приводит к ошеломляющим выводам. Из 500 крупнейших предприятий России около 80% продано на аукционах по цене менее 8 млн. долларов каждое. Из них цена 324 заводов (из 500) составила менее 4 млн. долларов США в среднем за одно предприятие. "Уралмаш" (34 тыс. рабочих) продан за 3,72 млн. долларов. Челябинский металлургический комбинат (35 тыс. рабочих) - за 3,73 млн. долларов. Ковровский механический завод, обеспечивающий стрелковым оружием всю армию, МВД и спецслужбы (10,6 тыс. рабочих), - за 2,7 млн. долларов. Челябинский тракторный завод (54,3 тыс. рабочих) - за 2,2 млн. долларов. Для сравнения - средняя хлебопекарня в Европе стоит около 2 млн. долларов, средний колбасный завод швейцарского производства - 3,5 млн. долларов, цех по разделке леса и выпуску вагонки швейцарского производства - 4,5 млн. долларов. Команда Чубайса обменяла Челябинский тракторный завод на хлебобулочное производство.

Продажа Госкомимуществом 500 крупнейших предприятий производилась в пожарном порядке, судорожно стремясь уйти от контроля процесса приватизации Государственной Думой. После начала работы Государственной Думы в январе 1994 г. до 1 июля 1994 г., т.е. за 6 месяцев были проданы 284 предприятия, в то время как за 12 месяцев 1993 г. проданы 110 предприятий. При этом 12 самых крупных предприятий (с ценой более 37 млн. долларов) проданы под занавес ваучерной приватизации (за 6 месяцев 1994г.).

Оценка одного рабочего места флагманов российской промышленности тысячекратно занижена. Так, на АвтоВАЗе одно рабочее место чубайсовцы оценили в 81 долл., на ГАЗе - 244 долл., на "Уралмаше" - 109 долл., на Челябинском металлургическом заводе - 105 долл. В то же время фантастически завышались цены на рабочие места в редакциях газет (не путать с издательствами), гостиниц и магазинов. Так, в редакции газеты "Известия" с 310 работающими одно рабочее место оценено в сумму более 50 тыс. долл. (один журналист "Известий" эквивалентен по стоимости 331 рабочему ЗИЛа согласно подельникам Чубайса). В Петровском пассаже - 46 тыс. долл.; в 5-этажном корпусе гостиницы "Центральная" в Москве - 32 тыс. долл.. Как видим, Чубайс и его иностранные "советники" все поставили с ног на голову - производящие реальные товары предприятия с огромной машино- и энергооснащенностью имеют грошовую стоимость рабочих мест, а предприятия сферы обслуживания с конторским оснащением имеют стоимость рабочих мест в десятки тысяч долларов. Это сделано искусственно с целью скупки огромных заводов спекулятивными структурами, так называемыми стратегическими собственниками из "новых русских" или подставными фирмами, за спиной которых спрятались иностранные фирмы. Так, подставная фигура Тимофеев Василий Юрьевич из Тюменской области заплатил 2 млрд. 200 млн. рублей и скупил 210 млн. акций РАО "Газпрома", а грузин Каха Бендукидзе купил 51% акций завода "Уралмаш" и стал абсолютным хозяином крупнейшего оборонного завода, решая сейчас единолично судьбу 34 тыс. рабочих завода. Контрольные пакеты акций Братского и Красноярского алюминиевых заводов за средства сомнительного происхождения скупили эмигранты из СССР братья Черные, ныне граждане Израиля. "Прихватизация" алюминиевой промышленности переросла во всероссийский скандал.

Цены оборонных предприятий по настоянию американских советников Чубайса были специально занижены. К примеру, эксперт ГКИ американец Д.Хей, связанный с ЦРУ, через подставную российскую фирму "Граникс" купил опытный завод НИИ "Графит" и 30% акций Московского электродного завода и стал хозяином уникального оборонного комплекса, производящего стратегический графит для военного ракетостроения. Как фактический хозяин этих предприятий Д.Хей настоял на том, чтобы НИИ "Графит" отказался от оборонного заказа Военно-Космических сил России, но принял американский заказ.

Приватизация по Чубайсу нанесла колоссальный ущерб обороноспособности страны. Реальная стоимость проданных предприятий, если оценивать по самым минимальным оценкам рыночную стоимость аналогичных предприятий США и Западной Европы - более 1 триллиона долларов США. А шокотерапевты продали по указанию заокеанских хозяев всего за 7,2 млрд. долларов, что, как минимум, в сто пятьдесят (150!) раз дешевле. Нажились и местные дельцы путем искусственного занижения цен предприятий. К примеру. Останкинский мясокомбинат в 1990-1992 гг. закупил новейшее импортное оборудование на сумму более 35 млн. долл., а весь комбинат, включая это оборудование, приватизирован за 3,1 млн. долл. Сводная картина представлена в таблице 1.

Таблица 1. Группировка проданных предприятий по стоимости.


Группировка стоимости проданных предприятий
в млн. долл.
Фактическая оценка стоимости проданных предприятий
в млн. долл.
Количество проданных предприятий по группам
в штуках
Средняя стоимость 1 проданного предприятия
в млн. долл.
151-650
3430
10
342
75-150
830
8
103.3
37-74
760
14
54.1
18-36
630
28
23,3
8-17
530
46
11.4
менее 8 млн.
1020.
319
2.5
ВСЕГО
7 млрд. 200 млн.
500 шт.
14.4

Налицо грабеж России, но это только начало. За годы перестройки, реформ и приватизации экономика России, еще недавно занимавшая по основным экономическим показателям второе (после США) место в мире и первое место в Европе, отброшена на десятилетия в разряд слаборазвитых стран.

Национальный доход в 1996 г. по сравнению с 1985 г. сократился почти в 3 раза, объем промышленного производства - более чем в 5,5 раза, сельского хозяйства - почти в 4 раза, производство продовольствия - почти в 5,5 раза; капитальные вложения упали в 3,5 раза, импорт сократился в 2,8, а экспорт - более чем в 1,5 раза, почти в 3 раза упала доля России в мировом объеме производства. Зато за этот период поставлен абсолютный мировой рекорд по росту цен и инфляции - в 1700 раз и снижению уровня жизни - более чем в 2 раза. Разрушены все отрасли экономики как производственной, так и непроизводственной сфер, снижено количество врачей и больничных коек, учащихся и студентов, исчезли кинотеатры, резко упал тираж газет, расцвели спекуляция и воровство, возродилась безработица.

В рамках намеченной Западом стратегии "гарантированного технологического отставания России" приватизаторы использовали целую совокупность мероприятий. Отметим, в частности:

- разрушение кооперативных связей между предприятиями;

- распродажу предприятий некомпетентным дельцам-спекулянтам и иностранным фирмам, не заинтересованным в развитии производства;

- дробление крупных предприятий, НИИ, КБ на десятки мелких с целью извлечения сиюминутных выгод от распродажи имущества;

- сознательную ориентацию конверсии оборонных предприятий на производство невостребованной продукции;

Психология bookap

- скрытую интервенцию иностранного капитала с целью подрыва обороноспособности и экономики России.

В результате рассматриваемого этапа приватизации были в значительной мере парализованы все отрасли промышленности, катастрофически упали объемы производства, тысячи квалифицированных кадров выброшены на улицу, возникли кризис неплатежей и невыплаты зарплаты, астрономически увеличились издержки производства. В 1996 г. число приватизированных предприятий составило около 120 тысяч, или 57 % их общего числа, а приватизаторы, подбираясь к немногим оставшимся государственным предприятиям, искусственно организовывали их банкротство.