Глава 3. Смута и становление нового порядка в России.

3.1. Возникновение смуты.

Внешние предпосылки.

Еще в начале 80-х годов ничто, казалось бы, не предвещало катастрофы - разрушения и расчленения СССР. Страна имела огромные природные ресурсы и крупные достижения во всех областях. За полвека мирного времени были накоплены значительные богатства и налажено передовое производство. Ряд научно-технических результатов значительно опережал мировой уровень. Существовал высокий уровень социальной защиты населения: общедоступное здравоохранение и образование, занимавшее ведущие позиции. СССР был одной из двух сверхдержав, его экономика занимала второе место в мире. Был создан военный паритет и обеспечена безопасность государства.

Вместе с тем, возник и ряд объективных и субъективных трудностей. Это - ориентация на сырьевые ресурсы, торможение внедрения научных достижений, перекосы в организации выпуска товаров массового потребления. Можно также отметить сверхцентрализацию, подавление инициативы, негибкие планы, образование теневой экономики. Однако эти трудности не имели определяющего значения. В целом, уровень экономики был достаточно высок, могли решаться практически любые технические задачи, прямое военное нападение на СССР было невозможным.

Предпосылки катастрофы были заложены в духовной сфере. Начиная с августа 1948 г., США вели информационно-психологическую войну против СССР. В основе этого медленного процесса, рассчитанного на 40 лет, лежал принцип вируса - постепенное внедрение в управляющие партийные структуры и идеологию[1]. Решающую роль играла пятая колонна - идеологи КПСС, в результате действий которых идеология была законсервирована, а в качестве критериев истины использовались высказывания классиков марксизма, иногда столетней давности. Осуществлялось мощное воздействие извне, в частности концентрированные пропагандистские акции США.

Одновременно проводилась духовная изоляция СССР. В свое время операция "Сталин" расколола коммунистическое движение. На рубеже 60-х годов была спровоцирована ссора с Китаем, ранее ближайшим союзником. В Европе на первый план вышел еврокоммунизм (см. гл.2), идеологические постулаты которого выдвигались как альтернатива советскому пути [2]:

"Демократический социализм, социализм со свободами, демократия, многопартийность, разделение властей, гражданское общество, бюрократическая система, регулирование экономики через рынок, волюнтаризм бюрократической плановой системы, уравниловка, интервенция в Чехословакию, советская империя, тоталитаризм, номенклатура и т.д. Это - ключевые слова, которые встречаются в речах Джорджи Наполитано, Дубчека, Каррильо, Клаудина, Адама Шаффа, Аганбегяна или Михаила Горбачева и т.п.

Разумеется, не только еврокоммунизм повинен в кризисе коммунистического движения и разрушения СССР. Однако еврокоммунизм означал сдачу стратегических позиций, имевших для коммунистов фундаментальное значение. Эта сдача вызвала идеологический хаос, интеллектуальную и политическую прострацию".

Модель еврокоммунизма, основанная на индивидуализме, была гибельна для российской цивилизации, базирующейся на принципах солидарности и справедливости. Она была гибельна и в экономическом плане, поскольку вела к распаду сложившихся структур и переходу на сырьевой путь развития. Однако с точки зрения рядового человека в СССР, еврокоммунисты были свои - представители братских партий. В информационно-психологическом плане они предлагали альтернативный путь развития - переход от "тоталитаризма" к "социализму с человеческим лицом", который уже победил в "цивилизованном мире". Таким образом, здоровые, патриотические силы в КПСС оказались фактически в изоляции.

Внутренние предпосылки.

Внутри страны шла постепенная ликвидация духовных скреп общества. Во-первых, полным ходом шел распад идеологии, ранее объединявшей людей. "Пятая колонна" - идеологи КПСС - превратили научный коммунизм в пародию на науку. Понятие коммунизма: каждому по потребностям - у многих вызывало улыбку. Пропаганда носила нарочито примитивный характер. Выпускались вызывающие отторжение заведомо лживые книги, типа "произведений" будущего великого перестройщика В. Коротича про западное общество, или такие бессодержательные книги, как "Научный коммунизм". Во многом благодаря усилиям верхушки идеологов организуется так называемое диссидентское движение. Черной краской идеологи КПСС мазали советское прошлое страны. Это вело к разрыву поколений, к духовной изоляции большинства населения от своего прошлого, от своих отцов и дедов. Попытки исправить положение, организовать дискуссии и обсуждения подавлялись, людей делавших такие попытки, высылали из страны (например А.А. Зиновьева). К середине 80-х годов уже можно было говорить о критической ситуации в сфере общественного сознания.

Во-вторых, происходит изменение ориентации "элиты" - управленческого слоя и связанной с ним интеллигенции. В этой "элите" формируются силы, направленные на изменение существующего строя. Сюда, прежде всего, относился высший партийный аппарат КПСС, игравший "руководящую и направляющую" роль. В результате постепенного разложения верхушки КПСС, обюрокрачивания, отрыва от масс, сращивания определенной ее части с теневиками образовалась аппаратная сетевая структура, где все были повязаны друг с другом в масштабах страны. Однако, имея власть, представители этой структуры не имели возможностей жить как "лучшие люди" Запада. Возникло стремление - конвертировать власть в деньги.

Руководящие структуры комсомола в позднем СССР превратились в трамплин для пути наверх. В это время в них были такие колоритные фигуры, как Ходорковский, Кириенко, Басаев, Радуев. В период перестройки высшим принципом руководства ВЛКСМ стал принцип - делать деньги любыми способами.

Массовую базу недовольных составили дезориентированные жители больших городов, представители интеллигенции. Движущей силой стал определенный слой "лишних" людей. Многие из них характеризовались духовным бесплодием, пустотой, имитацией деятельности; выступали как завистники, приспособленцы, прислужники у начальства. Говорили одно, думали другое, делали третье. Кроме того, все более широкий круг людей, в том числе и рабочий класс, начинал жить идеалами общества потребления. Проводилось сопоставление с уровнем жизни среднего класса, с широким ассортиментом товаров потребления в ведущих странах Запада.

В-третьих, разрушалось единство общества. Как известно, во время Великой Отечественной войны существовало единство народов СССР. Все участвовали в отпоре гитлеровскому нашествию, только ничтожная часть людей поддержала оккупантов. В ходе развернутой впоследствии информационно-психологической войны США вели продуманный, дифференцированный подход, специфический для каждой национальности. Было организовано вещание на каждом из основных языков народов СССР.

Внутри страны проводился целый ряд мероприятий, способствовавших раздроблению единой цивилизации. Так, в союзных республиках было создано понятие титульной нации, к представителям которой постепенно переходило все большее количество постов, должностей, механизмов влияния. Принадлежность к титульной нации, заменившая деловые качества, использовалась с целью вытеснить предшественника, занять теплое место. Внутри ряда республик на первый план выходят представители определенных кланов. Создаются свои элиты по национальному и региональному признаку. При нарастающем духовном распаде на первый план выдвигаются национальные взаимосвязи (а также клановые, региональные, криминальные и т.п.).

Идеологи КПСС, начиная со времен Хрущева, вели пропаганду на тему изгнанных народов среди крымских татар, ингушей, чеченцев, карачаевцев, калмыков, немцев Поволжья. Как известно, эти меры были приняты в целях безопасности в сложнейших условиях военного времени. С тех пор прошло много лет, но число публикаций по тематике "сталинской депортации" нарастало быстрыми темпами[3]. Чем дальше, тем больше раздувались национальные противоречия. В ноябре 1989 г. Верховный Совет СССР принял Декларацию "О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению и обеспечении их прав".

Для подрыва государства использовался также метод дозированных ограничений - негласных правил относительно занятия определенных должностей, в частности по отношению к евреям, а также к лицам, имевшим изъяны в анкетах. С одной стороны, возникало их отчуждение, с другой - такие люди были удобны для работы в номенклатурном аппарате, поскольку не могли составить конкуренцию начальству. Постепенно их число в аппарате росло, между ними устанавливались взаимосвязи и взаимопомощь. Так, на Западной Украине в составе местных органов власти была существенно большая концентрация людей, придерживавшихся сепаратистских взглядов, чем в среднем, а в правящих кругах прибалтийских республик к концу перестройки концентрация людей, настроенных на отделение от СССР, была намного выше, чем среди населения страны в целом.

Таким образом, возникли условия для смуты. В соответствии с общей схемой С.Ф. Платонова[4] (ср. гл. 2) смута началась с действий правящей верхушки, в данном случае высшей номенклатуры КПСС, за которыми последовала дезориентация масс.

Информационный блицкриг.

Информационно-психологическая война против СССР, длившаяся 4 десятилетия, характеризовалась медленностью, незаметностью, постепенностью. К середине 80-х годов ее задачи были выполнены - духовный кризис общества стал реальностью[1]. Решающий момент наступил в 1985 г. с приходом к власти в стране команды М.С. Горбачева. Именно эта команда нанесла давно готовящийся сокрушительный удар по СССР. Провозглашенная М.С. Горбачевым перестройка стала началом смуты. Но для достижения развала страны нужно было проводить духовное воздействие все ускоряющимися темпами, чтобы не дать людям опомниться. В стране был развязан информационный блицкриг, цель которого радикальное изменение общественного сознания. Характерный период коренных изменений в структуре и особенностях сознания для взрослых людей составляет, согласно известному американскому психиатру Дж. Фурсту[5], от трех до пяти лет (при существенных переменах в условиях жизни). Эти же цифры относятся и к обществу, находящемуся в условиях духовного кризиса.

Прелюдией блицкрига, продолжавшегося с 1987 по 1991 г., стало издание книги Горбачева "Новое мышление"[6]. Ее значимость не была понята в свое время. Многие обращали внимание лишь на суесловие и бессодержательность. По сути же, стоявшие в ней на первом плане понятия "общечеловеков" и общечеловеческих ценностей несли с собой отречение как от классового подхода, так и от интересов своей страны, своей цивилизации.

Сразу же после выхода книги на население обрушился пропагандистский вал. Было применено массированное использование ранее малодоступной (или вообще недоступной) пропаганды времен гражданской войны, оппозиций, белоэмигрантских организаций, антисоветской пропаганды США. Это был ошеломляющий шоковый удар, использующий главное свойство виртуального мира - возможность сосуществования положений, прямо противоречащих друг другу[7]. Это была внутренне противоречивая совокупность воздействий, но она била в одну точку.

От этапа к этапу происходила последовательная смена лозунгов. Больше социализма. Социализм с человеческим лицом. Освободиться от наследия тоталитарной диктатуры Сталина. Разоблачим преступления коммунизма. Ленин - враг человечества. Все, что было при коммунистах, - забыть и переименовать. Идеал - цивилизация Запада. Делать как в цивилизованных странах. Россия - тысячелетняя раба. Россия - рассадник мирового зла. Как говорилось в известном высказывании А.А. Зиновьева: "Целили в коммунизм, а попали в Россию".

Исходный принцип блицкрига - не дать опомниться. Его проведение обеспечивалось особой методикой, применяемой командой Горбачева, согласно которой воздействие проводилось на основе привычных понятий. Так, широко использовались коммунистическая фразеология и штампы, в которые вкладывалось новое содержание. Идеологи КПСС, служившие Западу[1], доводили марксизм до абсурда. Все события подгонялись под схему движения вдоль одной координатной оси. На этой основе выдвигались бессмысленные лозунги типа - "больше социализма". Переворот в стране трактовался как крах социализма и необходимость разрушения структуры, существовавшей в советские времена. Все это проводилось под лозунгом "возвращения к цивилизации". Положения о приоритете материальных условий жизни служили способом затушевывания опасностей, связанных с информационным воздействием. Раздувание национальных противоречий осуществлялось под коммунистическим лозунгом о праве наций на самоопределение вплоть до отделения. Одновременно делалось все возможное для национального разъединения. Раздувался армяно-азербайджанский конфликт, проливались лицемерные слезы о положении народов Севера, приобщившихся к современной цивилизации, на Украине нарастала тема о москалях и украинском сале, в РСФСР нарастало число публикаций на тему - русские, плохо живут, потому что все отдают окраинам. Во всех республиках пропаганда, организованная верхушкой КПСС, исходила из положения: выделиться, отделиться, вот тогда заживем.

Важной составной частью методики был учет особенностей российской цивилизации. Так, чувство справедливости, сочувствие слабым, обиженным использовали, например, для продвижения целого ряда лиц, оказавшихся впоследствии жуликами и казнокрадами. Широко применяли социальную демагогию, насквозь лицемерные фразы о слезинке ребенка. (Эти фразы говорили люди, которые впоследствии оправдывали образование в России двухмиллионной армии беспризорных детей.) Постепенно приоритетными целями для нанесения ударов становились духовные ориентиры народа. На первый план выходит дискредитация прошлого, как советского периода, так и всей русской истории. Например, подвергались поруганию практически все известные герои Великой Отечественной войны. В действие была приведена целая обойма символов: права человека, свободное общество, свобода слова, свобода информации, открытое общество, независимость СМИ. Большое место в эшелонированной структуре воздействия занимало разложение людей, отказ от моральных принципов и растление молодежи. Использовались также методы разъединения оппозиционных сил.

О политике проведения блицкрига в кадровой области говорится в книге А. Подберезкина[8]:

"Основной упор антигосударственниками был сделан в идеологической области, где создавались кадры, концепции и журналистские штампы для тотального наступления на государственные институты и государственный аппарат. И не случайно именно в самые первые годы "перестройки" основной упор был сделан на расшатывание мировоззренческих устоев общества. При этом, ликвидируя коммунистическую идеологию (что являлось, безусловно, главной целью партийно-хозяйственной элиты в 80-е годы), руками партийной элиты, ее же средствами массовой информации - достаточно вспомнить публикации в "Правде" и "Коммунисте" - уничтожали на самом деле государство.

Психология bookap

Тогдашний Советский Союз основывался прежде всего на коммунистической идеологии и контролируемых ЦК кадрах. Соответственно, для того, чтобы развалить государство, необходимо было, во-первых, лишить страну объединяющей идеологии, а КПСС - кадровых функций. В отношении идеологии - все ясно. Об этом много писалось. Напомню лишь, что на прорывных участках были собраны специальные кадры и издания, находившиеся под непосредственной опекой и защитой Политбюро, прежде всего его членов В. Медведева и А. Яковлева. Но мало кто знает, что в эти же годы под предлогом борьбы с коррупцией была начата кампания по набиванию кадров партаппарата, аппарата МВД и прокуратуры. За первые годы были уволены и посажены в тюрьмы десятки тысяч кадровых сотрудников. Фактически это означало начало террора против старых кадров. Террора, наипервейшей задачей которого было устрашение партийной верхушкой госаппарата".

В результате блицкрига и крушения основ общественного сознания страна оказалась на развалинах идеологии и здравого смысла. Итогом стала обстановка хаоса, потеря ориентации, целостного восприятия мира, отречения от идеалов прошлого. Массы людей находились в состоянии растерянности. Вошло в обиход обезьянье подражание Западу, поклонение идолу - Америке. Буквально на каждом шагу употреблялось словосочетание - "цивилизованные страны". Все это служило прикрытием власти денег и прямого подчинения США. Удар достиг своей цели. На повестку дня встала задача создания новой технологии власти над народом.