Глава 11. Возмездие.


. . .

11.2. Тупики глобализации.

Власть глобальной империи.

В результате процесса возрастания военного, финансово-экономического, информационного могущества США в их руках сконцентрировалась власть на планете. Главный соперник был побежден в информационно-психологической войне. Существовавшее равновесие разрушено. Сопротивление казалось бесполезным. Однако начали развиваться побочные процессы. Вначале они были столь незначительны, что на них можно было не обращать внимания, но постепенно стали затрагивать фундамент глобальной власти.

Современный мир, находящийся во власти финансово-информационной олигархии США, разделен на две неравные части. 17% населения составляют так называемый "золотой миллиард", к достижениям которого можно отнести повышение жизненного уровня, социальные гарантии, увеличение продолжительности жизни, развитие транспорта, связи, информации, создание научной системы управления (менеджмент), повышение доступности образования, страховую медицину. Удел остальных жителей планеты - бедность, нищета и голод.

В основе контроля над миром лежит глобальная экономическая интеграция. Этот принципиальный момент подчеркивается в работе[10]:

"Глобальная экономическая интеграция ни в коем случае не является естественным процессом: она сознательно продвигается целенаправленной политикой. Именно правительства и парламенты своими договорами и законодательными актами планомерно убирают барьер за барьером на пути движения товаров и капиталов через границы".

Такие действия, начиная с разрешения на торговлю иностранной валютой на европейском внутреннем рынке и заканчивая постоянным расширением состава участников Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ), систематически проводились правящими политиками индустриального Запада. Эта политика опиралась на идеологию неолиберализма (или монетаризма), в основе которой лежала теория представителя чикагской экономической школы, лауреата нобелевской премии Мильтона Фридмена (см. гл.1). Она была воспринята большинством правительств Запада в 80-е годы после победы консерваторов во главе с М. Тэтчер на выборах. Англия тогда служила витриной преимуществ монетаризма. (Правда, Англия добилась определенных успехов в экономике не благодаря приватизации и деятельности Тэтчер, а за счет организации добычи нефти в Северном море.) Основной, несколько упрощенный тезис монетаризма гласил: рынок - это хорошо, а вмешательство государства - это плохо.

Неолиберализм - это орудие мировой финансовой олигархии, с помощью которой осуществляется господство и ограбление стран "третьего мира". Основой глобальной экономической власти являются транснациональные корпорации (ТНК). Финансовую власть в мире осуществляют такие органы мировой олигархии, как МВФ, МБ, ВТО, МБРР, фактически контролирующие экономику большинства стран. В книге[10] указывается:

"Отсутствие ограничений вместо государственного контроля, либерализация торговли и движения капиталов, приватизация государственных предприятий - вот составляющие стратегического оружия из арсенала правительств, уверовавших в рынок, и международных экономических организаций, находящихся под их влиянием: Всемирного банка, Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирной торговой организации (ВТО). С этим оружием они вступили в войну за освобождение капитала, продолжающуюся и поныне. Предполагается, что закону спроса и предложения подчиняются как все отрасли человеческой деятельности, будь то воздушный транспорт или телекоммуникации, банковское дело или страхование, строительство или разработка программного обеспечения, так и сами людские ресурсы".

Строилась новая система с большим запасом прочности, с учетом тенденций дальнейшего развития. Так, в работе [10] отмечалось:

"Пятой части всех ищущих работу хватит для производства товаров первой необходимости и предоставления всех дорогостоящих услуг, какие мировое сообщество сможет себе позволить. Эти 20 процентов, в какой бы то ни было стране, будут активно участвовать в жизни общества, зарабатывать и потреблять, и к ним, пожалуй, можно добавить еще примерно один процент тех, кто, например, унаследует большие деньги. А что же остальные? Останутся ли без работы 80 процентов тех, кто хочет работать?"

Прогнозируется новое социальное устройство, при котором в богатых странах уже не будет среднего класса, а ряды тех, кто не будет иметь ничего, пополнят десятки миллионов людей, которые до сих пор были хорошо обеспечены. Для них начнется борьба за выживание без надежды на постоянную, хорошо оплачиваемую работу. Для них предусматривается возрождение древнеримского принципа: "Хлеба и зрелищ". Об этом, хотя и другими словами, писал Збигнев Бжезинский, который в течение четырех лет был советником Джимми Картера по вопросам национальной безопасности. Он ввел в употребление понятие "титтитейнмент", которое должно стать основой жизни для 80% населения[10]:

"Придуманное им словечко - комбинация из слов "tits" (сиськи, титьки) и "entertainment" (развлечение) - призвано ассоциироваться не столько с сексом, сколько с молоком, текущим из .груди кормящей матери, возможно, сочетание развлечений, в какой-то мере скрашивающих безрадостное существование, и пропитания, достаточного для жизнедеятельности, будет поддерживать отчаявшееся население мира в относительно хорошем расположении духа".

Помощь им должна рассматриваться как милосердие и исходить из широкого спектра добровольческих служб. Здесь важную роль должна играть духовная власть мировой империи, которая опирается на три направления.

Во-первых, идеология. Она включает набор мифов: свободный рынок, свободный мир, свободная информация, открытое общество, права человека, правовое государство. Смысл этого набора заключается в обеспечении неограниченной власти денег и СМИ, находящихся в руках очень узкой группы лиц, осуществляющих глобальную диктатуру над миром.

Во-вторых, детально отработанное информационное воздействие на духовную сферу людей. С его помощью может быть подавлено любое духовное сопротивление.

В-третьих, разложение общества, свобода от морали. Президента Клинтона, извращенца, принуждавшего американских женщин к оральному сексу, как выдающегося борца за свободу различных видов секса, всюду встречали овациями. В США в противовес традиционным религиям поддерживаются всевозможные секты (зарегистрировано 237 сект, в том числе изуверские и сатанинские). Неудержимо растет преступность, число психических заболеваний. Общество разбивается на враждующие группы по национальным, конфессиональным и другим признакам.

В политическом плане господство США безраздельно. Государства, которые в чем-то не согласны с США, получают клеймо: страны-изгои. Они могут подвергаться самым разнообразным репрессиям: поддержке внутренних деструктивных сил, блокаде, бомбардировкам. В России, где у власти стоят коллаборационисты, население убывает невиданными в истории темпами со скоростью 1 млн. в год (русский холокост).

В книге "Глобальная империя Зла"[1] прослеживается глубокая аналогия современной глобальной власти с Древней Римской империей. Подобно тому, как в древности пять шестых населения принадлежали к рабам и варварам, так и сейчас эта же часть населения относится к обездоленным.

Побочные процессы в глобальном обществе.

О существенных трудностях западного общества потребления и нарастающих социальных противоречиях еще четверть века назад писал основатель Римского клуба Аурелио Печчеи[11]:

"Бесконтрольное расселение человечества по планете, неравенство и неоднородность общества, социальная несправедливость, голод и недоедание, широкое распространение бедности, безработица, мания роста, инфляция, энергетический кризис, уже существующий или потенциальный недостаток природных ресурсов, распад международной торговли и финансовой системы, протекционизм, неграмотность и устаревшая система образования, бунты среди молодежи, отчуждение, упадок городов, преступность и наркомания, взрыв насилия и ужесточение полицейской власти, пытки и террор, пренебрежение законом и порядком, ядерное безумие, политическая коррупция, бюрократизм, деградация окружающей среды, упадок моральных ценностей, утрата веры, ощущение нестабильности".

С этого времени в мире произошли качественные изменения. Все силы были брошены на построение диктатуры всемирного рынка. Проведенное ранее повышение жизненного уровня населения развитых стран оказалось не более чем уступкой, призванной выбить почву из-под ног коммунистической агитации. Развернутая картина процессов в современном глобальном обществе, где идут побочные процессы невиданного расслоения людей, увеличения разрыва между богатством и бедностью, стремительного роста долгов стран "третьего мира", представлена в книге "Западня глобализации"[10]:

"Всего лишь 358 миллиардеров владеют таким же богатством, как и 2,5 миллиарда человек, вместе взятые, почти половина населения Земли. Затраты индустриальных стран на "третий мир" неуклонно снижаются: так, Германия в 1994 году истратила на них 0,34 процента своего бюджета, а в 1995 уже 0,31 процента. Тот факт, что частные инвестиции из богатых стран недавно превысили официальную помощь развивающимся странам, не вызывает сомнения, однако, действительно от этого выиграли лишь несколько регионов. Ожидаемый доход инвесторов на вложенный капитал зачастую "из-за риска" достигает 30 процентов годовых, что наглядно подтверждается на примере строительства водопроводов в Индии и Индонезии. Вопреки неоднократным утверждениям правительств Севера о значительном сокращении суммарной задолженности развивающихся стран, она неизменно увеличивается, и в одном только 1996 году выросла на 1,94 миллиарда долларов, почти вдвое превысив прирост десятилетней давности.

"Все это кончилось, - сделал логичный вывод египетский писатель Мохаммед Сид Ахмед. - Диалог Север - Юг так же мертв, как и конфликт Восток - Запад. Идея развития мертва. Больше нет ни общего языка, ни даже словаря для обозначения проблем. Север, "третий мир", освобождение, прогресс - все эти термины уже не имеют никакого смысла". В странах "золотого миллиарда" также нарастает совокупность побочных процессов, которые ведут к исчезновению массового процветания:

"Перемещение производства в более благоприятные зоны, упрощение его структуры, массовые увольнения - все это говорит о том, что высокопроизводительная и высокотехнологичная экономика оставляет обществу всеобщего благоденствия все меньше рабочих мест и делает его потребителей лишними людьми. Назревает экономическое и социальное потрясение неслыханных масштабов. Везде, где товары или услуги свободно продаются через границы, в производстве автомобилей или компьютеров, химии или электронике, телекоммуникациях или почте, розничной торговле или финансах, - работников неотвратимо засасывает трясина обесценивания труда и рационализации. Всего за три года, с 1991 по 1994-й, число рабочих мест в западногерманской промышленности сократилось более чем на миллион. Сейчас, в 1996 году, в странах ОЭСР безуспешно ищут работу уже свыше 40 миллионов человек. Во всех наиболее экономически развитых странах мира - от Соединенных Штатов до Австралии, от Великобритании до Японии - массовое процветание быстро исчезает".

Определяющую роль в мировой торговле играют в настоящее время ТНК. Именно они задают тон в глобальных процессах[9]:

"Торговая организация ООН подсчитала, что в мире около 40 000 компаний со штаб-квартирами более чем в трех странах. Сотня самых крупных из них, согласно отчетам, имеет годовой оборот примерно в 1,4 триллиона долларов. В настоящее время ТНК осуществляют две трети мировой торговли, причем почти половину объема - через собственные торговые сети. Они находятся в самом сердце глобализации и непрерывно двигают ее вперед. Современные методы организации и низкие транспортные расходы позволяют им унифицировать производство на всех континентах. Хорошо организованные корпорации, такие, например, как Asea Brown Boveri (ABB) с ее 1000 отделений в сорока странах, могут, если потребуется, перевести производство какого-либо изделия или узла из одной страны в другую за несколько дней".

В качестве побочных следствий действий ТНК в перспективе ожидается размывание среднего класса, и открываются невиданные ранее возможности усиления эксплуатации и получения баснословных прибылей плутократической верхушкой Запада:

"Теперь рабочие всего мира конкурируют между собой из-за работы, которую они должны выполнять в условиях глобально организованного производства. Этот процесс подрывает правила функционирования прежде всего национальных экономик. Во-первых, он ускорил темп внедрения технических новшеств и рационализации до абсурда: производительность растет быстрее общего объема продукции, в результате чего происходит так называемый "рост при потере рабочих мест". Во вторых, полностью изменилось соотношение сил между капиталом и трудом. Интернационализм, некогда оружие пропаганды рабочего движения против воинствующих правительств и капиталистов, перешел на сторону противника и служит его интересам. Организациям трудящихся, в большинстве своем национальным, противостоит кооперативный интернационал, который в ответ на любые претензии прибегает к своему излюбленному и безотказно действующему средству - переводу производства за границу. Обещание процветания за счет свободной торговли еще, может быть, и выполняется для вкладчиков капитала и управляющих компаний. Что же касается их рабочих и служащих, не говоря уже о растущей армии безработных, то о них этого не скажешь. То, в чем раньше видели прогресс, оборачивается его противоположностью".

Интересно, что те, кто много зарабатывает, все меньше хотят иметь дело с широкими массами населения. Обособление богачей становится нормой. В качестве модели будущего рассматривается поселение Альфавилль на окраине Сан-Паулу, имеющее площадь около одной трети квадратного километра и предназначенное для богатых. Это поселение окружено стенами высотой в несколько метров, на которых установлены прожектора и электронные детекторы движущихся предметов. Оно является идеальным прибежищем для тех, кто хочет жить, не сталкиваясь с неприглядной социальной реальностью своей страны. Покой населения этого своеобразного гетто оберегают 400 охранников. В пределах этого поселения охране разрешено стрелять в любого постороннего, даже если он безоружен. Такова реальная модель будущего.

События выходят из-под контроля.

Побочные процессы, идущие в глобальном обществе, постепенно начинают затрагивать все сферы жизни. Они привели к тому, что страны, до сих пор наслаждавшиеся процветанием, сейчас пожирают социальную составляющую своей структуры даже быстрее, чем они уничтожают окружающую среду. В книге [10] отмечаются социальные последствия глобализма в цитадели нового мирового порядка - самих Соединенных Штатах:

"Тамошняя преступность приняла характер эпидемии, и, например в Калифорнии, называющей себя седьмой по величине экономической державой мира, затраты на тюрьмы не так давно превысили бюджетные расходы на образование. Примерно 28 млн. американцев - свыше 10% населения - забаррикадировались внутри охраняемых небоскребов и жилых массивов. В настоящее время граждане США тратят в два раза больше денег на частную охрану, чем их правительство тратит на полицию".

Побочные процессы идут и в финансово-экономической сфере США. Анализ этих процессов содержится, в частности, в работе [11], где детально рассмотрена экономика США, разделившаяся на два сектора: "новые" информационные и традиционные технологии. В традиционном секторе рост производительности и доходности остался на стабильном уровне, в "новом" составляет иногда до 10% в месяц. В то же время, основные потребности конкретных людей продолжала удовлетворять именно традиционная экономика. До сих пор новый информационный сектор не привел к существенному увеличению эффективности промышленного сектора, росту в нем производительности труда и нормы прибыли.

Как отмечается в работе [12], главным феноменом современной мировой экономики является глубокая и все более усиливающаяся диспропорция между новыми информационными и традиционными секторами экономики:

"Как следствие, новая экономика стала развиваться по иной, отличной от старой, промышленной экономики, модели, получившей название инвестиционной. Суть ее состоит в том, что первоначальные расходы осуществляются за счет инвесторов, которые ожидают получить свою часть будущих колоссальных прибылей. Стоимость компаний новой экономики на фондовом рынке при этом определяется не из баланса текущих доходов и расходов, а с учетом будущей и во многом виртуальной прибыли.

В то же время, подобная ситуация не самым лучшим образом отражается на устойчивости фондового рынка, поскольку несет в себе характерные черты финансовой пирамиды, устойчивость которой во многом зависит от чисто психологических причин. Это еще более усугубляется желанием "старых" компаний получить свой кусок пирога, что заставляет их часть своих ресурсов тратить на создание подразделений, имеющих чисто информационную специфику, связанную с Интернетом...

Таким образом, единственной областью, где продукция новой экономики нашла реальных потребителей, стал финансовый сектор. Мощный симбиоз финансовых и информационных технологий вывел ситуацию на новый уровень - и потребовал закрепления получающихся доходов в "материальной" сфере. Как следствие, с учетом описанного выше механизма мультипликации, во многом виртуальные потоки новой экономики после капитализации на фондовом рынке создали колоссального объема актив, который стал финансовой базой и гарантией тех инвестиций, которые были необходимы для ее дальнейшего развития. В случае незначительных сложностей экономики этот механизм позволял их сгладить, в случае серьезных - кризис можно было отсрочить, однако ценой его существенного углубления.

Колоссальный рост капитализации предприятий новой экономики привел к тому, что некоторые из них стали превышать по своей виртуальной стоимости таких гигантов старой, как "General Motors". При этом реальной прибыли они не приносят, эта стоимость вычислена, построена на потенциальных маркетинговых расчетах, которые предполагают устойчивый рост на протяжении десятилетий. Для обоснования этого предположения было даже профинансировано создание нового "направления" в экономике, доказывающего, что развитые страны вышли на бескризисный путь развития. Однако поскольку исходная база этих активов достаточно сомнительна, любое существенное замедление темпов роста фондового рынка может привести к началу крупномасштабного кризиса".

Возникшая неустойчивость экономики США дополнительно усугубляется перемещением предприятий традиционного сектора в более благоприятные зоны, приносящие высокую прибыль, в частности, в Восточную Азию.

Одновременно усиливается поляризация как между государствами, так и внутри общества, а также обнищание широких народных масс. Мир стоит на пороге всеобъемлющего финансового кризиса. О его сценарии пишет известный американский экономист и политический деятель Линдон Ларуш[13]:

"Мы вползаем в величайший финансовый кризис во всей мировой истории. Никаких попыток овладеть ситуацией сделано не было, поэтому достаточно скоро наступит финансовый коллапс, и ситуация станет неуправляемой. Доллар США очень скоро может обесцениться процентов на 40, а может, и больше. Теперь смотрите, что из этого следует. В последние годы США получали финансовую подпитку из России, Японии и других стран Азии и Европы. В случае финансового коллапса этому придет конец. Кроме того, США имеет громадный внешний долг, ежегодно увеличивающийся на 6 миллиардов долларов. Это означает, что США живут за счет импортируемых продуктов, производящихся в других регионах мира, а своей собственной экономической базы у Америки нет. И если американцы вдруг перестанут получать экономическую поддержку из-за рубежа, страну ожидает экономический крах. Не будет не только денег, но и еды, товаров широкого потребления, развалятся все системы жизнеобеспечения... Потихоньку этот процесс уже начинается. То есть новая англо-американская империя, создававшаяся по подобию древнеримской и на данный момент контролирующая весь мир, скоро рухнет. Мы подходим к поворотному моменту истории, и если не поторопиться с созданием новой финансовой системы, начнется хаос".

Далее Линдон Ларуш дает характеристику положения в России и других регионах мира:

"У вас в России те же проблемы. Посмотрите, что у вас творится с демографией - ярчайшим показателем состояния общества. В России наблюдается демографический коллапс во всех слоях населения. Еще пять лет демографической катастрофы - и Россия распадется, у вас также наступит хаос. Но ведь и в Европе ситуация ничуть не лучше! Европа обанкротилась. Германия обанкротилась! Европейцы во многом существовали за счет Германии, которая экспортировала 40% производимого продукта в другие страны Заладной Европы. Без экономического преуспевания в Германии невозможно поддерживать нормальный уровень жизни в Европе, там все просто рухнет. А что происходит в Южной Америке или в Юго-Восточной Азии? Мы на пороге физического коллапса цивилизации. Такого в истории еще не бывало, поскольку раньше в мировой экономике не было такой степени интеграции, хозяйство каждой страны было более автономным. Теперь же все так тесно переплетено".

Приведенные данные говорят о приближении современного мира к состоянию неустойчивости.

Знаковым событием черного десятилетия была ставка американцев на постепенную ликвидацию российской науки, которая была ценнейшим мировым достоянием, дающим основу для разработки новых передовых технологий. Тем самым, как теперь уже многим становится ясным, руководство США совершило не только акт вандализма, но и акт предательства по отношению к американскому народу. Никакой импорт умов не может сделать для США того, что делала российская наука. Суть дела состоит в следующем[32]:

"У русских есть свой, самобытный стиль научной работы, благодаря которому мы способны творить чудеса. На Западе приходишь в свою лабораторию - никто там ничего и никому не объясняет. Там действительно человек человеку - волк. Попробуйте там, как в России, обратиться к коллеге по лаборатории с профессиональным вопросом! В лучшем случае просто молчат, в худшем злобно "гоу ту хелл" ("пошел к черту"). Потому что на Западе царит жестокая конкуренция, и каждый боится, что ближний пытается украсть твои знания и наработки. А русские люди живут в другой контактной среде - они пытаются вместе дойти до истины, и у них это получается лучше, чем там. И русские научные коллективы растут вместе. А на Западе каждый растет в одиночку. Там приходится перелопачивать гору литературы в поисках двух предложений, в которых есть ответ на поставленный вопрос, подчас самый незначительный. А в России эти предложения поступают к тебе от коллег потоком бесплатно и сразу".

Психология bookap

Этот выбор означал постепенный, но неизбежный переход самих США от первоочередного развития опережающих исследований с выходом в развитие технологий и поиска путей сохранения цивилизации, к тотальному диктату, опирающемуся на военную, финансовую, информационную силу. Тем самым резко сузилось пространство возможных решений. Так, деятельность ТНК за счет низкой оплаты труда в развивающихся странах приводит, с одной стороны, к повышению уровня доходов в США, с другой - к перемещению производства из США в зоны, где наивысший уровень прибыли. Унификация, означающая уничтожение необходимого разнообразия, ведет, как известно из биологии, к неустойчивости и постепенной деградации.

Таким образом, современная система глобализма, переходящая в состояние неустойчивости, уже не может существовать в нормальных условиях, без допинга, без локальных военных акций.