Глава 6. Царство плутократии.


. . .

6.3. Духовная сфера царства плутократии.

Шоковая терапия в области общественного сознания.

Мировоззрение отдельного человека или социальной группы представляет собой систему принципов, взглядов, ценностей, идеалов, убеждений, определяющих отношение к действительности. В частности, научные знания, включенные в систему мировоззрения, служат целям ориентации в окружающей социальной и природной реальности. В основе мировоззрения общества как целого лежат традиции. Оно непрерывно развивается, эволюционирует, а не возникает на пустом месте. Здесь можно говорить об определенной аналогии с живой системой. За время черного десятилетия нормальное развитие общества было прервано в результате "шоковой терапии", проводившейся, как в области экономики, так и в области общественного сознания. Люди отрывались от действительности, в их сознание внедрялись иллюзорные, виртуальные понятия. Нечто подобное проделывала древнегреческая богиня безумия и глупости Атэ. За то, что она на время помутила сознание главного бога Зевса, ее низвергли с Олимпа, и с тех пор она живет среди людей. Когда Атэ набрасывала им на глаза свою повязку, люди переставали воспринимать действительность и совершали безумные поступки.

Смысл применения шоковой терапии при некоторых психических заболеваниях состоит в разрыве определенных связей в мозгу пациента. Иногда происходит улучшение, поскольку могут быть разорваны связи, обуславливающие безумные поступки. Но вообще, люди, подвергшиеся этому типу воздействия, производят тяжелое впечатление. Так, один из авторов, навестивший своего однокурсника в клинике Кащенко ("Канатчикова дача"), увидел безразличных людей с потухшим взором, чинно шагавших друг за другом. Но шоковая терапия не помогла. Вскоре, после выписки, он покончил с собой, выбросившись с 12-го этажа.

В основе "шоковой терапии" общественного сознания, реализованной в черное десятилетие, лежал резкий обрыв всех связей с прошлым, отречение от идеалов и традиций российской цивилизации. Этот процесс носил продуманный характер. Существовавшее мировоззрение длительное время разрушалось изнутри пятой колонной - идеологами КПСС. Предвестником идеологической шоковой терапии стала книга генсека КПСС М.С. Горбачева "Новое мышление"[39], заглавие которой носило символический характер. Новое мировоззрение (новое мышление) формировалось на развалинах коммунистической идеологии, причем Запад, его рыночная экономика, общественные отношения изображались в виде недосягаемого идеала, создавался буквально культ "цивилизованных" стран. Единственный выход предлагался в отречении от русских традиций и в безоговорочном заимствовании западных обычаев и принципов. Все это каждодневно вдалбливалась в сознание людей, подрывалась вера народа в свои силы.

Реальностью черного десятилетия для большинства населения России стала проблема выживания. На передний план вышла идеология сегодняшнего дня, по сути безразличия к будущему. Для многих это быстрые деньги, "халява", криминал. Эта идеология противоречила нравственным и религиозным ценностям и не смогла бы долго продержаться. Но на место научного анализа, научной картины мира пришел социальный миф.

Миф, явление, присущее Древнему миру, возродился в XX веке. Исследование особенностей его проявления в гитлеровской Германии было проведено Э. Кассирером[40]. Характерны были комбинации внутренне противоречивых, несовместимых утверждений. Об этом, в частности, говорится в книге[41]:

"Идеология фашизма, не имевшая научных корней, серьезной философской, экономической и политической базы, кажется нелепой, мы бы сказали, даже чудовищно нелепой. Но господствующая идеология, как показала история, не обязательно должна быть научно обоснованной, умной и передовой".

В книге отмечается также конъюнктурность идеологии, менявшейся в зависимости от тех задач, которые ставили себе гитлеровцы:

"Та ложь, в которую в каждый данный момент верили, ежегодно менялась и часто друг другу противоречила. Кроме того, различные части партийной иерархии, попутчиков и народа не обязательно кормили одинаковой комбинацией лжи. Но для всех стало привычным обманывать себя, ибо это было моральной предпосылкой для выживания, и эта привычка вошла в кровь и плоть".

В "третьем рейхе" существовали теории, предназначенные для различных частей партийной иерархии, в том числе для "избранных", для аппарата НСДАП и аппарата насилия. В статье С.Г. Кара-Мурзы[42], где используется термин "когерентность высказываний", приведены конкретные примеры замены реальности виртуальным миром несовместимых (некогерентных) положений.

Мифология как основа нового мировоззрения.

В условиях идеологии сегодняшнего дня, отречения от прошлого, безразличия к будущему новое мировоззрение, представленное внутренне противоречивым набором базисных мифов, а также фактическим отсутствием социального, философского и экономического их обоснования, было адекватно ситуации. Ниже проводится краткий анализ базисных мифов, показана их неадекватность реальной действительности.

Миф - демократия. Подробный анализ этого мифа содержится в работе[43]:

"Один из самых распространенных социальных мифов нашего времени - это миф о народовластии. Вместо понятного русского слова, сразу располагающего к усмешке, обычно используют греческий его эквивалент: демократия. Этим порождается ореол особой торжественности и глубокомыслия. Выставляя народовластие как знамя, проповедники и поклонники его рисуют умилительные картины.

Весь народ участвует в управлении государством (или учреждением); никто не ущемлен в своих правах; объективность оценок обеспечена; личные страсти управителей подавлены; знания и способности всех суммированы и слиты в единый мощный поток; социальная активность поднята до максимального уровня; торжество справедливости обеспечено".

Авторы работы [43] ставят вопрос об определяющих параметрах, зафиксированных проповедниками народовластия, когда они рисуют сами себе и всему народу умилительные картины. Из рассмотренных в [43] семи параметров приведем в качестве примеров два:

"Параметр первый: процедура выборов. Этот параметр был, очевидно, зафиксирован на отметке: "идеальная процедура". Отметка никем не оговаривалась, она просто подразумевалась. Освободим шкалу и продвинемся к другим отметкам: "процедура с подкупом", "...с обманом", "...с подделками", "...с односторонней пропагандой", "...с подставными кандидатами", "...с угрозами", "...с ошибками избирателей", "...при полной пассивности избирателей", "...при некорректной борьбе кандидатов" и т.д.

Остановив указатель на любой из этих отметок или на любой возможной их комбинации, получим, очевидно, новую характеристику народовластия. Она будет звучать примерно так: "Худшая часть народа участвует в управлении государством". Ибо лучшая часть народа не станет подкупать избирателей, угрожать им или обливать грязью своих соперников. Запомним эту новую характеристику.

Параметр второй: права гражданина. Этот параметр был зафиксирован на отметке: "все заботятся о правах друг друга". Отметка не оговаривалась, она подразумевалась. Снова освободим шкалу и поползем к другим отметкам: "избранные депутаты заботятся о правах лишь своих избирателей", "...заботятся лишь о своих собственных правах", "...не имеют понятия о проблеме права", "не знают, как согласовать свои противоположные позиции", "...всеми средствами стараются аннулировать действия своих коллег" и т.д. Остановив указатель на любой из этих отметок или на их возможной комбинации, получим еще одну новую характеристику народовластия: "Люди ущемлены в своих правах". Запомним также и ее".

Рассмотрев подобным образом еще пять пунктов, А. Захаров и К. Вальков приходят к следующим выводам:

"Итак, что же такое демократия? Это вопрос понятный и привычный, способный сегодня вызвать самые острые и серьезные дискуссии на любом уровне - от случайных стычек на уличном митинге до академических заседаний и международных симпозиумов. А фактически - это вопрос наивный, нелепый. Лишенный всякого смысла вопрос. Ибо демократия - это то самое, о чем громко кричат ее восторженные проповедники. И демократия - это то самое, о чем свидетельствуют приведенные выше характеристики, т.е. такая организация общественной жизни, при которой:

худшая часть народа управляет государством; люди ущемлены в своих правах; постоянно принимаются ошибочные и опасные решения; общество подчинено тирании отдельных группировок и кланов; знания и способности всех парализованы взаимной борьбой; социальная активность людей подавлена, а справедливость окончательно попрана.

Сличим фраза за фразой два равно допустимых описания демократии - рекламное описание ее проповедников и разгромное описание ее противников - и убедимся, наконец, что идея народовластия - это типичный социальный миф. Реальная действительность не имеет ничего общего с такой навязчивой мифологией".

Конкретным примером "демократии" служат последние выборы в Московскую городскую думу, когда удалось превзойти 25%-ный барьер. Как говорится в опубликованных данных, за победителей в округах голосовало в среднем около 20 тыс. человек из примерно 200 тыс. избирателей. То есть депутаты избраны 10% москвичей. 10% населения определяют власть над всем народом.

Миф - правовое государство. Этот миф также рассмотрен в книге[43]:

"Правовое государство, усердно обыгрываемое средствами массовой информации, напоминает собой красивую конфетку, которой приятно любоваться, предвкушая ее сладость до тех пор, пока она не развернута".

Авторы подчеркивают многомерность субъекта права и невозможность подчинить его формально-юридическому алгоритму. Ведь нет такого правонарушения, которое нельзя было бы - при включении подходящих параметров - рассматривать с двух диаметрально противоположных позиций, как опасную угрозу обществу или как героическую его защиту. Отмечается отсутствие реальной и надежной связи между юридическим алгоритмом и его желаемым результатом.

"В одном случае как будто бы достигнем, в другом случае, наоборот, опрокинем свои ожидания, "совершенно неожиданно" получая противоположный исход. В истории права хорошо известны поразительные по своему внутреннему напряжению моменты, когда, стремясь к общей цели, одна сторона требовала неуклонного исполнения закона, а другая сторона - его отмены. Какой же путь правильный?

В этой связи нельзя не отметить, что лишь в исключительно редких случаях закон и справедливость имеют прямую неоспоримую связь. Гораздо чаще в кипучем потоке жизни они предстают не как близкие друзья, а как непримиримые антагонисты. Это и понятно: ведь устремления их и требования почти всегда прямо противоположны. Справедливость требует полноты и целостности, закон нуждается в расчленении и обособленности. Справедливость исходит из прошлого и погружается в будущее; закон верен только текущему мгновению. Справедливость не ведает равенства, она всегда пристрастна и обращена к неповторимой личности; закон исключает пристрастие как преступление и работает лишь с униформами "юридических лиц". Справедливость не допускает запретов и жива своим прикосновением к бесконечности; закон - это и есть запрет, отлитый в заведомо мертвые, конечные формы".

Общий вывод[39]: правовое государство - это очередной социальный миф.

"Это миф, поскольку в тексте законов невозможно отразить ни предмет, ни цель правового воздействия, поскольку законы не поддаются взаимному согласованию и нельзя достоверно их прочесть.

Это миф, поскольку правовая регламентация жизни требует умножения законодательных актов, а умножение законодательных актов противоречит возможности их свободного прочтения и плодотворного исполнения.

Это миф, поскольку попытка отразить жизнь в текстах законодательных записей продиктована кощунственным духовным устремлением к упразднению самой жизни".

Законы вытекают из жизни. Состояние общества определяется не только законами, но и внутренней регламентацией, моралью, понятиями справедливости. Плутократия может диктовать законы для контроля над людьми.

Миф - нормальная рыночная экономика. Россия отказалась от планового хозяйства. В результате преступной приватизации, когда все богатства страны были переданы в руки плутократии, катастрофически упало производство. Но зато, как твердят СМИ, мы переходим к нормальной рыночной экономике. Этот миф анализируется в работе С. Г. Кара-Мурзы [42]:

"В языке экономистов постоянно фигурирует понятие "нормальная рыночная экономика". Все признают, что в России ее нет. Объяснения причин, по которым ее нет, различны. Одни ссылаются на тяжелое наследие советской системы, другие - на ошибки и злоупотребления реформаторов.

Те же самые экономисты, что употребляют понятие "нормальная рыночная экономика", признают, что это крайне неравновесная система, которая требует для поддержания гомеостаза непрерывного изъятия огромных ресурсов извне и сбрасывания огромного количества загрязняющих отходов вовне. Этот тип хозяйства не только не может быть распространен на все человечество, но даже не может и продолжать поддерживаться в нынешней пропорции длительное время

Принять, как нормальное, то, что не может быть нормой для всех и даже для значительного меньшинства, - вещь далеко не безобидная. Это не просто вводит общество в глубокое заблуждение и повреждает мышление, это подрывает фундаментальные этические ценности (в подсознании - религиозные). Вероятно, правильнее было бы назвать этот тип хозяйства "экономика золотого миллиарда", и тогда все встало бы на свои места.

Пока что неизвестно, по какой причине экономисты почти всех направлений (даже коммунисты) заявляют о желательности для России рыночной экономики. Поэтому реформаторов критикуют не за неверный выбор траектории ("магистрального пути"), а за ошибочный выбор технического варианта и темпа изменений.

Таким образом, негласно утверждается, что при хорошем и неторопливом исполнении приватизации в России можно было бы построить "нормальную рыночную экономику" (или "экономику золотого миллиарда"). Немногие авторы, которые ставят под сомнение саму эту возможность в принципе, занимают в сообществе маргинальное положение, и их заявления просто игнорируются - на них никто не отвечает".

Однако мировой опыт показывает, что, с одной стороны, эффективное управление из центра каждой парикмахерской или ларьком невозможно, а с другой - ключевые системы жизнеобеспечения должны находиться под жестким контролем государства.

Миф - переход на магистральный путь развития. Обычно подразумевают, что Россия сошла с магистрального пути, по которому идет Запад, и от этого все ее беды и трудности. Однако понятие "перехода на магистральный путь развития" носит неоднозначный характер. Так, оно может означать две качественно различные возможности: включение в ядро глобальной системы либо в число "аутсайдеров", на пространстве которых ядро организует "дополняющую" экономику. Известно, что разрыв между ядром и периферией при этом не сокращается, а растет, и в перспективе, как выразился Ж.-Ж. Аттали: "участь аутсайдеров ужасна". Прогнозы сокращения населения России, продолжающей "идти по магистральному пути", хорошо известны... Экономисты, продолжающие замалчивать суть выбора, не могут не знать о его последствиях. Об этом писал С.Г. Кара-Мурза[42]:

"В целом, из множества уклончивых и туманных заявлений возникает ощущение, что элита сообщества экономистов России уже смирилась с тем, что страна будет доведена до состояния аутсайдера с вымиранием двух третей населения. Смирилась - но, согласно контракту, "дает понять" этому населению, что оно будет введено в золотой миллиард. Дает понять, но прямо не утверждает, потому что очень совестливая и лгать не может".

Отмечая, что ряд экономистов критикуют реформаторов за то, что они "обещали привести нас в Швецию, а ведут в Бангладеш", Кара-Мурза пишет[42]:

"Утверждение, что нас ведут в Бангладеш, также требует обоснования. Из чего видно, что нас туда ведут? Разве в Бангладеш происходит вымирание населения?

Оптимистическая критика оппозиции, уверенной, что Россию хотят сделать сырьевым придатком, а русских - внешним пролетариатом Запада, во многом основана на оценках качества рабочей силы и технологической инфраструктуры СССР. Эти оценки уже в значительной степени иллюзорны, за десять лет произошла глубокая деквалификация рабочих, и выросло новое поколение молодежи с высокими притязаниями и разрушенной трудовой этикой. Кого Россия может сегодня выбросить на мировой рынок труда? Об инфраструктуре и говорить не приходится, она, десять лет не получая средств даже на простое воспроизводство, начинает рассыпаться".

Кара-Мурза выделяет ключевой момент[42]:

"В ходе приватизации не было высказано ясных экономических доводов в поддержку утверждения, что частные предприятия в России окажутся эффективнее, нежели предприятия, включенные в плановую систему. Это утверждалось как постулат, опирающийся на политическую силу и телевидение. С момента приватизации прошло восемь лет, и можно было бы дать оценку приватизации на основе опытных данных. Такой оценки внятно сделано не было.

Между тем в России существует крупная отрасль, которая имеет надежный рынок сбыта и не испытывает недостатка средств - нефтедобывающая промышленность. Здесь не было больших помех тому, чтобы приватизация показала свой магический эффект в росте абсолютного и измеримого показателя эффективности - производительности труда.

Результаты таковы: в 1988 г. на одного работника, занятого в нефтедобывающий промышленности, приходилось 4,3 тыс. т добытой нефти, а в 1998 г. - 1,05 тыс. т нефти. Таким образом, несмотря на существенный технический прогресс, который имел место в отрасли за десять лет, превращение большого государственного концерна в конгломерат частных предприятий привело к падению главного показателя эффективности более чем в 4 раза!

Как видим, под лозунгом перехода на магистральный путь развития страна шла к экономической деградации.

Миф - российский средний класс. Этот миф, исходящий из идиллической картины западного образа жизни, подробно проанализирован в статье А.А. Калинина[3]:

"В ряду вымыслов, которыми граждан России кормят с особой назойливостью, можно сказать, принудительно, миф о российском среднем классе занимает особое место. В "идейном" меню, коим элита утоляет потребность масс в пище духовной, этот миф занимает то же почетное место, какое занимала овсянка в традиционном рационе англичан".

По разным оценкам[3,44,45] стратификация населения России определяется следующими данными: богатых и очень богатых 2-4%, "средний класс" 15-20%, бедных и обнищавших 75-80%. В СМИ же рисовалась идиллическая картина структуры общества на Западе и положения "среднего класса"[3]:

"Очень много процветающих, хотя и не очень богатых людей, образующих так называемый "средний класс" и наслаждающихся материально обеспеченной свободой. Чем пуще развивается капитализм, тем многочисленнее становится "средний класс", тем богаче становятся его представители, тем большей свободой они наслаждаются".

Сияющий образ такого правильного, пожалуй, даже справедливого общества, конечно, зачаровал многих, тем более, что пресловутая ваучерная приватизация, по словам ее творцов, открывала кратчайшую дорогу от "совкового" убожества в "средний класс" почти всем, кроме разве что самых порочных - всяких там алкоголиков, лентяев, тупиц и косоруких.

А.А.Калинин отмечает устойчивость этого мифа "О плодах приватизации говорить не будем. Как и следовало ожидать, они оказались настолько горькими, что их горечь будут ощущать наши дети, внуки и правнуки наших правнуков. Удивительно то, что внедренная в массовое сознание иллюзия превращения половины населения в "средний класс" западного образца выдержала такие удары злой судьбы, которые сокрушили бы и более добротные вымыслы, причем эта иллюзия нимало не потеряла своих чарующих свойств. Даже если не все желания представителей российского "среднего класса" могли быть немедленно удовлетворены, носители этих желаний питали твердую уверенность в том, что полное удовлетворение - вопрос времени.

Проведенный в[3] анализ источников и размеров доходов, их эволюции привел к следующим выводам:

"Средний класс" в значительной мере существует за счет проклятого коммунистического прошлого, которое дало ему все: образование, стартовые капиталы и позиции, связи, даже жилье.

Этот класс в современных условиях себя попросту не сможет воспроизвести - ни демографически, ни по жилищным условиям, ни по уровню образования.

"Средний класс" - до конца не сформировавшаяся и уже деградирующая сущность, которая стыдится своего происхождения, сама себя не узнает, не хочет знать своего будущего, хочет забыть свое прошлое, обладает изощренным, но мифологическим сознанием и предпочитает жить в вымышленном мире.

Миф - цивилизованные страны. Выражение "цивилизованные страны" повседневно используется в выступлениях государственных деятелей и представителей оппозиции, в парламенте и СМИ. Каждый день можно слышать призывы - делать все как в цивилизованных странах. Фактически речь идет о бездумном навязывании западных стандартов. Как составная часть в миф "цивилизованные страны" входит внедрение в сознание некоторого набора положений, касающихся России и ее истории, и опубликованного в ряде работ. Приведем их изложение (в сокращенном виде) по книге [46]: "Историю России, начиная с раннего Средневековья, определяют некоторые "архетипические" русские черты: рабская психология, отсутствие чувства собственного достоинства, нетерпимость к чужому мнению, холуйская смесь злобы, зависти и преклонения перед чужой властью. Издревле русские полюбили сильную, жестокую власть и саму ее жестокость; всю свою историю они были склонны рабски подчиняться силе.

Но причину своих несчастий русские понять не в состоянии. Главная опасность - возрождающиеся попытки найти какой-то собственный, самобытный путь развития - это проявление исконного "русского мессианства". Единственное спасение заключается в осознании гибельного характера этих тенденций, в искоренении их и построении общества по точному образцу современных западных демократий.

Высказывается и пессимистическая точка зрения, исключающая для русских надежду на какое-либо осмысленное существование: истории у них вообще никогда не было, имело место лишь "бытие вне истории", народ оказался мнимой величиной, русские только продемонстрировали свою историческую импотенцию. Россия обречена на скорый распад и уничтожение".

Если обратиться к фактам, к истории, то злодеяния и преступления на Западе намного превышают все, что происходило в России. Вспомним инквизицию, совершавшую массовые казни и сожжение живых людей, Варфоломеевскую ночь, Тридцатилетнюю войну, эпоху Кромвеля в Англии, террор во Франции конца XVIII века, преступления колонизаторов, уничтожавших и грабивших народы. В США было, почти подчистую, истреблено коренное население страны, остатки индейцев были лишены всех прав и загнаны в резервации. В Америке было установлено рабство. Из негров, вывезенных из Африки, 9/10 были уничтожены, остальные стали рабами и рассматривались как животные. А если говорить об относительно недавнем прошлом, то возникают вопросы: кто развязал бойню Первой мировой войны? Кто расчищал путь Гитлеру? Кто создал Дахау и Освенцим? Кто сбросил ядерные бомбы на мирное население городов Хиросима и Нагасаки? Кто подвергал зверским бомбардировкам Корею, Вьетнам, Югославию, Ирак? Современный Запад характеризуется резким отходом от моральных принципов традиционных религий. Это и массовое создание сект, ничего общего не имеющих с традиционными религиями, это и известное дело священников-педофилов, количество которых, по данным печати, составляло несколько сотен человек, причем надругательство над детьми проходило прямо в храмах. Это также - наркотики, СПИД, "коровье бешенство".

Уже из этого краткого перечня видна бессмыслица поклонения "цивилизованным странам" как некоему идеалу, который навязывают народам России. Кроме того, носители западной цивилизации составляют в наши дни лишь около 1/6 населения планеты, а подавляющая часть населения Земли, по-видимому, относится к разряду нецивилизованных и неполноценных людей. Истинная цена внедрения данного мифа состоит в информационной атаке на основы русской цивилизации, в разрушении национального самосознания.

Потеря ориентации.

Совокупность базисных мифов, каждодневно вбиваемая СМИ в головы людей, составила для многих основу нового мировоззрения. Это мировоззрение имеет фольклорную аналогию с легендарным многоглавым Змием. Можно разоблачить один миф - отрубить одну голову Змия, но тут же отрастают другие. Противоречивость мифов только способствует отращиванию новых голов. Все эти мифы не отражают действительности, но имеют общую цель - внушить ущербность русского народа и российской цивилизации, привести людей к состоянию духовного рабства.

Когда сознание людей неадекватно отображает действительность, то это - проявление симптомов психического заболевания. Так, для шизофрении характерны бредовые и галлюцинаторные синдромы. В течение черного десятилетия произошли серьезные изменения в духовной сфере общества. Резко увеличилось число людей с антисоциальными импульсами, с порочной моралью, с агрессивными наклонностями. Быстрыми темпами росло число психических заболеваний. Много людей стали невротиками. Известный психиатр Дж. Фурст отмечал[47]:

"По существу, невроз есть болезнь разума. Если эмоциональные реакции невротика являются беспорядочными, внутренне противоречивыми или неуместными по отношению к условиям объективной действительности, это означает только то, что его оценка или понимание этой действительности по существу неправильны. Его моральные установки, мысли, влечения и суждения о себе имеют особую тенденцию развиваться к эгоцентрическому взгляду на вещи".

В. Полеванов в статье [48] отмечает неадекватность восприятия действительности у "реформаторов". Он приводит положения Декларации СПС, преемницы партии "Демвыбор России":

"Носителем национальных интересов в России (согласно Декларации СПС) является класс активных и самостоятельных людей, приверженных демократическим ценностям и включенных в свободную рыночную экономику".

"XX век чуть было не пропал для России даром... Но благодаря усилиям диссидентов-правозащитников, политиков-демократов, экономистов-реформаторов... Россия сделала гигантский шаг в своем политическом, экономическом и нравственном развитии".

"Привлечение на российский рынок производств и капиталов, у которых нет формальных национальности и гражданства, но которые создают рабочие места в России, качественные товары для российских граждан, глобальную конкурентоспособность российской экономики".

Психология bookap

В своем комментарии В. Полеванов, в частности отмечает: "Не они ли, "младореформаторы", так быстро управились, вытолкнув бывшую самодостаточную сверхдержаву на паперть? Рыночные "реформы" опустили Россию на пятьдесят с лишним пунктов по уровню развития человеческого потенциала. Экспертам ООН, видно, померещилось, что реформаторы обрушили Россию в "третий мир".

В результате перестройки общественного сознания реакция общества становилась неадекватной действительности. Возникала потеря ориентации. Доминирующий характер приобрели настроения апатии, беспомощности, безысходности. Благодаря этому царство плутократии обретало относительную устойчивость. В этом царстве любые действия олигархов остаются безнаказанными. Фактически они стоят над законом. Олигархам, крадущим миллионы и миллиарды долларов, дозволено все, а тюрьмы в России переполнены теми, кто украл мелочь, чтобы спасти голодных детей. Это и есть "правовое государство", о котором твердят СМИ. Таково настоящее. О том, какое будущее готовит плутократия для России, пойдет речь в последующих четырех главах.