Глава 2. Технологии глобализации.

2.1. Воздействие на общественные процессы.

Новые цели.

Процессы глобализации (установления нового мирового порядка) в значительной мере основывались на новых технологиях власти. Подчинение стран периферии достигалось торможением их развития. Для этих стран три составляющие прогресса (социальная, цивилизационная, модернизационная) превратились в составляющие со знаком минус. Во-первых, проводилась демодернизация - подавление высоких технологий, "утечка умов", превращение стран в сырьевой придаток. Во-вторых, - отречение от традиций, от основ своей цивилизации, принятие западной цивилизации, американского образа жизни в качестве единственного образца. В третьих, - организация социальных противоречий, национальных и конфессиональных конфликтов. Таким образом, условия развития превращались в условия деградации.

В рамках планов будущего вместо предлагавшегося ранее комплекса мероприятий по достижению коэволюции (согласованного развития природы и общества) глобалисты выдвинули рецепт сокращения численности населения. Их основная посылка состоит в том, что сейчас на Земле 6 млрд. людей, а окружающая среда может сохраниться только при населении, не превышающем 1 млрд. Кроме того, за последние полтораста лет при росте населения в 4 раза нагрузка на биосферу увеличилась в 100 раз. А аборигены стран "третьего мира" размножаются как кролики. Задача состоит в том, чтобы по возможности гуманно убрать эти лишние 5 млрд. Ведь хирург, когда делает операцию, причиняет боль, но спасает жизнь. Так и мировое правительство ставит задачу спасти человечество как целое. Когда будут ликвидированы избыточные 5 млрд. населения Земли, выживут люди, принадлежащие к цивилизованному гражданскому обществу, и это лучше, чем гибель мировой цивилизации из-за экологических проблем, связанных с перенаселением планеты.

В наше время появились качественно новые возможности воздействия на общественные процессы, в результате чего возникают новые рычаги власти. Можно выделить несколько конкретных технологий.

Во-первых, информационно-психологическое управление сознанием человека. В результате воздействия на мыслительные процессы многие люди оказались в роли марионеток в спектакле, запрограммированном извне.

Во-вторых, определение структур управления обществом и нанесение избирательных, "точечных" ударов по узловым элементам этих структур. В чем-то оно напоминает укус насекомого, парализующий жертву.

В-третьих, использование временных характеристик общественных процессов. Это позволяет правильно распределять действия во времени. При этом, прошлое, история становятся полем битвы.

В-четвертых, установление специфики противостоящих цивилизаций, использование особенностей их менталитета для достижения поставленных целей.

Воздействие на сферу управления.

За последние полвека в США были разработаны эффективные методы воздействия на управляющие системы противника. Основы научного подхода в этой области связывают с именем руководителя ЦРУ Аллена Даллеса. Идея состояла в том, чтобы вписаться в естественный ход процессов, не противодействовать им, а изменять их направление и скорость. Для этого, согласно принципу вируса[1], проводилась не просто дезорганизация управления противника, но внедрение в его руководящие структуры и постепенная расстановка на ключевые посты своих людей. Существенное значение имело сохранение внешней оболочки существовавшей риторики. Более того, внедренные люди выглядели вначале "святее папы римского". Тогда реальный перехват управления оставался незамеченным.

Конкретным примером реализации такого подхода служит создание еврокоммунизма, который стал идейным завершением целенаправленной эволюции всех основных коммунистических партий Западной Европы. Как известно, после разгрома фашизма и капитуляции гитлеровской Германии коммунистические партии приобрели в Западной Европе большое влияние. За коммунистов в Италии голосовала треть избирателей, во Франции - четверть. Как потенциальные союзники СССР они представляли опасность, для устранения которой использовали принцип вируса - внедрение своих людей в руководящие структуры партий. Как отмечалось в работе[2], в ЦРУ был создан "инкубатор" по "выращиванию" необходимых кадров.

Проследим эти действия на примере карьеры Сантьяго Каррильо (1915 г.р.), члена КПИ с 1936 г. После поражения республиканской Испании он, находясь в парижской эмиграции, вошел в Политбюро ЦК КПИ. В результате тщательно подготовленной операции Каррильо стал генсеком КПИ, ряд старых руководителей был смещен со своих постов, и с 1964 г. группа Каррильо овладела контролем над партией. Постепенно Каррильо поменял политику партии кардинальным образом. Во время своей поездки в США он публично, от имени партии, заявил об отказе от ленинизма, затем перешел к прямому антисоветизму. В статье [3] приводится мнение героя Республиканской Испании Э. Листера:

"Листер всегда считал, что Каррильо был социал-демократом, проникшим в ряды компартии в условиях войны и эмиграции, и что его конечной целью было превратить партию в "нечто другое", в организацию социал-демократического типа - или, если это окажется невозможным, заложить основы для процессов ее ослабления и разрушения. Листер всегда обвинял Каррильо в том, что он ослабляет партию, ведет к ее деиделогизации. Он также считал, что Каррильо причастен к трагической смерти при невыясненных обстоятельствах ряда руководителей партии в первые годы эмиграции"

После провала КПИ на выборах 1982 г. Каррильо подал в отставку с поста генсека. В 1985 г. он с шумом вышел из КПИ, основав мини-партию, которая вскоре распалась. Но главная задача ЦРУ была решена - КПИ практически перестала существовать.

Аналогичный путь проделали коммунистические партии Западной Европы, которые совершили за 40 послевоенных лет качественную эволюцию от солидарности с СССР до его осуждения. Они выдвинули идею особого коммунизма для Европы, названного еврокоммунизмом.

В 40-е годы компартии Европы выступали совместно с СССР, освободившим Европу от фашистского ига, и готовы были поддержать его в случае необходимости. В то время они еще помнили о героизме советских людей и о жертвах, принесенных нашей страной на алтарь победы над фашизмом.

Следующий этап был связан с провозглашения требований независимости от СССР, чтобы каждая партия решала все вопросы совершенно самостоятельно (но в соответствии с европейской моделью). В дальнейшем еврокоммунисты стали считать свою модель универсальной и навязывать ее Советскому Союзу. А поскольку события в СССР их не удовлетворяли, стали выступать с осуждением СССР. Они приспособились к либеральному обществу Запада, в значительной степени потеряв свою самостоятельность. В конце своей эволюции еврокоммунизм пришел к антисоветизму и сыграл свою роль в уничтожении СССР

С течением времени еврокоммунисты фактически стали выступать с позиций глобализма, а по существу - против интересов населения Европы. И постепенно влияние компартий катастрофически падало. Особенно резкое падение числа голосов, отдаваемых на выборах за коммунистов, наблюдалось в 80-е годы. Например, компартия Испании на выборах 1982 г. получила 4 депутатских мандата по сравнению с 25 на предыдущих выборах, а некоторые ведущие западные коммунистические партии, в частности, итальянская, практически перестали существовать.

Ирония судьбы: еврокоммунист Д'Алема, возглавлявший правительство Италии, предоставляет базы американцам для бомбардировок Югославии. Он становится соучастником международного разбоя, уничтожения ни в чем не повинных людей, фактически выступив как продолжатель дела Муссолини. При самом воспаленном воображении об этом не могли даже помыслить итальянские коммунисты конца 40-х годов. И вот итог применения методов А. Даллеса в Европе: коммунистические партии прекратили играть сколько-нибудь заметную роль, а бывшие лидеры видят теперь свое высшее предназначение в выполнении указаний США, какими бы преступными они ни были.

Таким образом, "братские партии" за четыре десятилетия прошли путь от поддержки СССР к осуждению советской модели социализма с принятием модели либерального гражданского общества, соответствующей взглядам европейского и американского истеблишмента. Это было осуществлено благодаря постепенному изменению высших управляющих структур.

Важнейший момент новых технологий - методика целенаправленного, точечного воздействия. Ее идея заключается в нанесении удара не на весь объект управления, а на его определяющую центральную часть. Она использовалась США в военной области при нанесении ракетных и бомбовых ударов по узловым объектам экономической и военной инфраструктуры. К точечным ударам можно, например, отнести постепенную замену политического руководства, захват СМИ, использование кредитов на кабальных условиях, когда можно заставить экономику страны в основном работать в режиме обслуживания своего внешнего долга. Точечные удары, получившие название "метод персонификации", наносят по лидерам, не согласным с США. На них обрушиваются мировые СМИ, расписывая их как злодеев и обвиняя их во всех мыслимых и немыслимых прегрешениях. Через это прошли Милошевич, Саддам Хуссейн, лауреат Нобелевской премии мира - Арафат, Караджич, Каддафи и многие другие.

Воздействие на духовную сферу.

В духовной сфере появились качественно новые возможности управления общественным сознанием. Они подробно рассмотрены в книгах[1,2,4]. Отметим специальное информационное воздействие на основу мышления человека - символы[4].

"Символы - отложившиеся в сознании образы (призраки) вещей, явлений, человеческих отношений, общественных институтов, которые приобретают метафизический смысл, то есть смысл, выходящий за рамки физического существования тех объектов, из которых выделился, эманировал символ. Так же, как связный язык, владение числом, способность к логическому мышлению, символы - оснащение нашего разума. Оно все время развивается, достраивается, но оно может быть и разрушено или повреждено. Символы образуют свой целый мир, сотрудничают между собой, борются - усилиями нашего сознания и воображения. Мы в этом мире живем духовно, с символами непрерывно общаемся и под их влиянием организуем нашу земную жизнь".

Через символы оказывается возможным эффективно воздействовать на сознание общества, на его способность к сопротивлению. Создаваемая СМИ фрагментарно-мозаичная структура сознания способствует разрушению адекватного восприятия мира, возникновению мифов, отказу от моральных принципов. Люди начинают жить в виртуальной реальности".

Одна из основных целей воздействия на те страны, которые должны быть подчинены мировому правительству, состоит в организации нестабильности, кризиса в общественном сознании, потери ориентации. В книге[1] подробно описана информационно-психологическая война против СССР, закончившаяся поражением и расчленением страны. В ходе ее был организован кризис в общественном сознании со сменой господствующих взглядов и поворотом в жизни общества. Такой скачок характерен для переходных периодов в развитии общества (революции, цивилизационные кризисы, смуты), разделяющих времена относительно устойчивого развития. В философском словаре[5] революция определяется как "коренной переворот в жизни общества, означающий низвержение отжившего и утверждение нового прогрессивного общественного строя; орудие и средство перехода от одной общественной формации к другой... Революция - высшая форма борьбы классов".

Однако в определениях такого рода упущен один весьма существенный момент. Скачкообразные изменения в обществе, включая революции, - это, прежде всего, процессы в духовной сфере. Они обусловлены переходом в общественном сознании от одной установившейся парадигмы к другой. В своих проявлениях эта смена общественных парадигм в значительной степени аналогична научным революциям. В периоды научных революций происходит смена научных парадигм, представляющих системы господствующих теорий и взглядов в их целостности и взаимосвязи. Такие периоды предваряются нарастанием рассогласований и флуктуации в научных взглядах[6].

Этот момент принципиален, поскольку в основе процессов в духовной сфере могут лежать не только материальные основания, но и информационные воздействия. Более того, при существующих возможностях такие воздействия могут оказаться эффективным инструментом в создании кризисов, возникновении смуты. В смутное время люди теряют ориентацию, чувствуют себя беспомощными перед непредсказуемыми силами. Как следствие возникает благоприятная почва для мозаичности мировоззрения, для возникновения и закрепления мифов, в результате люди могут действовать против своих интересов.

Цивилизационные кризисы в обществе по своей природе близки к фазовым переходам в физике, представляющим собой скачкообразные переходы между двумя состояниями. Для фазовых переходов разработана количественная теория, в которой имеющаяся совокупность степеней свободы сводится к одной, а определяющую роль играют величины, названные параметрами порядка. Аналогично во время цивилизационных кризисов происходит стягивание многомерной общественной жизни до одной характеристики, до одной основной идеи. Возникает водораздел - с кем и за кого ты? Поэтому при подготовке революции выделяется главное, отбрасывается все побочное, что может помешать основному делу. Так, действия В.И. Ленина (борьба против идеализма, эсеров и меньшевиков, выступления по религиозной проблематике, по философским вопросам, написание книги "Материализм и эмпириокритицизм") были звеньями одной цепи - стягиванием всех вопросов к одному главному.

В цивилизационных кризисах, так же, как и в фазовых переходах, можно выявить инкубационный период, характеризуемый неустойчивостями и крупномасштабными флуктуациями. Он является предвестником смут и революций. Стадия кризиса имеет качественные отличия от эволюционного развития. Закономерности, характеристики и высказывания, правильные для кризисных времен, могут принести вред, если следовать им в других условиях.

Для цивилизационных кризисов, протекающих, прежде всего, в духовной сфере, характерны: потеря ориентации, отречение от идеалов прошлого, исторической памяти, менталитета нации. Одновременно резко усиливается влияние идеалов другой цивилизации и ориентация правящей верхушки на помощь извне. О них образно пишет С.Г. Кара-Мурза[7]: "В моменты глубоких кризисов государства, подобных революциям 1917 г. или ликвидации СССР, речь идет не об изолированных конфликтах и противоречиях - политических и социальных, - а об их соединении в одну большую, не объяснимую частными причинами систему цивилизационного кризиса. Он охватывает все общество, от него не скрыться никому, он каждого ставит перед "вечными" вопросами. Под сомнение при этом ставится не законность и праведность той или иной структуры государства или нормы права, а и те исторические события, которые предопределили путь всей цивилизации. Например, в начале 90-х годов одним из доводов в подрыве легитимности Советского государства была его генетическая связь с двумя якобы фатальными историческими решениями: решением князя Владимира в X веке принять для Руси христианство от Византии (православие) и решением в XIII веке Александра Невского признать власть монгольского хана, дать непримиримый отпор Ливонскому ордену в его крестовом походе на православных славян".

Последствия духовных кризисов могут быть роковыми. Классический пример - падение Древних Афин. Фактически это было крушение греческого античного мира с его высочайшими достижениями. Афины были наиболее могущественным государством в Древней Греции. Афинский союз контролировал море. Но постепенно в правящих кругах назревал раскол. Олигархи, стремясь к власти, развязали информационную кампанию против руководства флота и армии. В результате начавшегося разброда установилась диктатура олигархов, известная как власть 30 тиранов во главе с Ферамоном и Критием. Олигархи, опиравшиеся на поддержку внешнего врага - Спарты, не щадили никого. Результатом стала массовая гибель людей. Силы Афин были окончательно подорваны, и они уже не смогли оправиться.

Но разгром Афин (парадокс истории) не принес выгоды и Спарте, где начались скрытые негативные процессы [8]:

"С одной стороны, стала происходить концентрация земельной собственности и движимого имущества в руках немногих спартиатов (около 100 семей богатой знати), с другой - обезземеливание, пролетаризация и задолженность массы населения. Резко изменился быт: спартанская знать заразилась страстью к серебру и золоту, пишет Плутарх; изысканность и роскошь пришли на смену прежней суровой жизни. Спарта превратилась в замкнутую олигархию. Все обострявшиеся внутренние противоречия создали чрезвычайно напряженную общественную атмосферу, разразившуюся, наконец, государственным переворотом".

Научное обеспечение.

Реализация стратегии мирового господства опирается на современный научный арсенал. Так, достижения в области естественных наук привели к новым (в том числе военным) технологиям, коренным образом изменившим образ жизни людей (средства связи, авиация, спутники, компьютеры, микробиология, ядерные технологии). Открывшиеся возможности управления социальными процессами были связаны с использованием таких общенаучных теорий, как теория управления, теория катастроф, синергетика, теория процессов с памятью, принцип Ле Шателье и ряда других, а также с большим объемом эмпирических результатов, полученных в спецслужбах, рекламном деле, исследованиях общественного мнения.

Большую роль в развитии новых технологий воздействия на общество сыграла теория катастроф[9]. Эту теорию широко использовали в различных областях физики (климатологии, термодинамике, аэродинамике, оптике, квантовой динамике), пытались применить в психологии, медицине, экономике, экологии. Теория катастроф возникла как описание качественных изменений решений систем нелинейных дифференциальных уравнений в зависимости от значений некоторых управляющих параметров. Наряду с переменными дифференциальных уравнений, определяющими течение процесса, уравнения содержат параметры (коэффициенты уравнений), от значений которых существенно зависит характер решений. При переходе этих управляющих параметров через некоторое критическое значение происходит качественное изменение решения - катастрофа. Теория катастроф позволяет определить границы устойчивости, свести большое количество самых разнообразных задач к небольшому набору стандартных ситуаций.

В общественных явлениях использование воздействий на управляющие параметры позволяет, в принципе, менять направление развития. При переходе их через некоторые критические значения процесс пойдет по другому пути, т.е. появляется принципиальная возможность управления общественными процессами. Если прибегнуть к грубой аналогии, то можно говорить о воздействии на управляющие параметры как нанесении прицельных точечных ударов по общественному сознанию.

В свое время ведомство Аллена Даллеса сумело эмпирически выделить управляющие параметры для советского общества и целенаправленно изменять их. В результате был осуществлен переход в режим нестабильности и смуты, закончившийся крушением и расчленением СССР. Приведем конкретные примеры.

Управляющим параметром для эффективной работы властных структур служит контроль. При Н.С. Хрущеве был снят всякий контроль (в том числе и КГБ) с высшей партийной номенклатуры - членов ЦК, секретарей обкомов. Для органов государственной безопасности существовала инструкция, согласно которой запрещалась оперативная работа в отношении депутатов, партийных, комсомольских, профсоюзных работников высокого ранга. Даже если в процессе следствия возникали подобные фигуры, то расследование прекращали[10]. Таким образом, верхушка КПСС и СССР в целом была введена в автоматический режим деградации и распада.

Другой пример - остановка развития общественных наук, когда марксизм превратили в застывшую схему. Крайне негативную роль сыграло положение идеологов КПСС (пятой колонны Запада[1]) о специфике различных форм движения, или, другими словами, недопустимости применения методов, развитых в физике и других естественных науках, для анализа общественных закономерностей. Созданные идеологические рамки (параметры), с одной стороны, вызвали отторжение значительного слоя интеллигенции от официальной идеологии, с другой - лишили возможности правильной оценки обстановки.

К числу управляющих параметров относилось состояние ядра российской цивилизации. В 60-е годы осуществлялось искоренение его истоков, проходившее под лозунгом ликвидации неперспективных деревень в Нечерноземье (т.е. на великороссийских землях).

Классическая ситуация - деятельность МВФ, навязывающего такие параметры развития странам "третьего мира", чтобы их выполнение вело эти страны к долговой кабале и деградации. Характерным примером может служить Аргентина, образцово выполнявшая все рекомендации МВФ.

Анализировать условия приближения к кризисным пределам и находить критические значения управляющих параметров позволяют методы синергетики[11]:

"Синергетика, область научных исследований, целью которых является выявление общих закономерностей в процессах образования, устойчивости и разрушения упорядоченных временных и пространственных структур в сложных неравновесных системах различной природы (физических, химических, биологических, экологических и др.)".

Такие процессы могут быть обусловлены как внешними воздействиями, так и развитием собственных внутренних неустойчивостей. В последнем случае процесс упорядочения (разрушения) связан с коллективным поведением подсистем. В синергетике развит математический аппарат (теория бифуркаций), позволяющий находить количественные характеристики. При применении синергетики к общественным проблемам особый интерес представляет анализ скачкообразных переходов от одного состояния к другому, примером которых служат революции и цивилизационные кризисы. Они отличаются от эволюционных стадий развития и имеют свои специфические особенности.

Как известно, в биологии и в социальных явлениях необходимой составной частью процессов служит память. Однако до последнего времени в основаниях точных наук лежала теория марковских процессов, согласно которой задание состояния системы в некоторый начальный момент времени полностью определяет вероятностную картину поведения системы в будущем. Ее не меняет никакая дополнительная информация о прошлом системы до этого момента. В данной научной парадигме, которая в течение длительного периода представлялась последовательной и замкнутой, постепенно проявлялось все больше рассогласований и трудностей [12,13].

Немарковские процессы, учитывающие память о прошлом, позволили объяснить целый ряд статистических социальных закономерностей, выполняющихся с высокой степенью точности, природа которых была не вполне ясна. К ним относятся, например, широко известные эмпирические распределения Ципфа - Парето (ученых - по количеству написанных ими статей, семей - по доходам, предприятий - по численности рабочих и т.д.)[14]. Если для марковских процессов характерен поступательный путь развития, то для немарковских - цикличный. В некоторых пределах происходит повторение прошлого. Так, сравнивая смутные времена в истории России с настоящим временем, можно не только найти объяснения происходящим событиям, но и предсказать ход дальнейших. То же можно сказать и о сопоставлении Древней Римской и современной глобальной империй[2].

В классической физической теории все процессы однозначно определяются начальными условиями и дифференциальными уравнениями (лапласовский детерминизм), в квантовой теории - вероятностно. Поэтому, как в рамках механистической, так и марковской модели мира, для Бога места нет. В свое время Лаплас сказал: "Я не нуждаюсь в этой гипотезе". Для немарковских процессов столь решительного утверждения сделать нельзя[12].

Духовная сфера зависит от предыстории. Человек - это не только личность, но и звено в связи поколений. Разрыв такой связи ведет к фактическому отречению людей от своих предков, от своей цивилизации, которая в значительной мере формирует мышление, отношение к миру, оценки действительности, мораль. Создается унифицированный "общечеловек", лишенный исторической памяти и живущий сиюминутными интересами. Реально исторический процесс определяется не только сегодняшними действиями людей и существующими условиями, но и конкретной предысторией.

Психология bookap

Принцип Ле Шателье дает ориентировку в результатах процессов в сверхсложной системе, где имеется огромное число степеней свободы. В этих условиях неизбежно возникают побочные явления, которые могут до неузнаваемости изменить ход процессов и привести к результатам, прямо противоположным ожидаемым. Согласно принципу Ле Шателье, внешнее воздействие, выводящее систему из положения равновесия, вызывает в ней такие процессы, которые стремятся ослабить результат воздействия. Этот принцип выражает своего рода закон сохранения для сложной системы. В системе возникают побочные процессы, стремящиеся сохранить равновесие системы в целом, но они возникают в других степенях свободы, которые не затрагиваются внешним воздействием, и часто носят неожиданный, непредсказуемый характер. Правда, этот ответ запаздывает по времени (для каждого такого побочного процесса имеется свое характерное время). Принцип Ле Шателье - это часть складывающейся науки о сверхсложных системах. Она содержит общие положения о взаимосвязи относительно слабых отклонений от равновесия. Нарушение существовавшего равновесия в одной степени свободы приводит к компенсирующему изменению в других степенях свободы. События в древнем мире, когда Спарта стала центром социального кризиса, чрезвычайно опасного для имущих рабовладельческих слоев того времени, происходили в соответствии с принципом Ле Шателье.

В целом же в условиях глобализации науку пытаются превратить в орудие подавления людей, в средство, обеспечивающее власть над ними.