Глава 2. Механизм

I. Физический


Во-первых, займёмся физической частью механизма. В наших телах имеется великая центральная ось нервной материи, оканчивающаяся в мозгу, от которой сеть нервных волокон расходится во всех направлениях. Это те самые нервы, которые согласно современным научным теориям при помощи своих вибраций проводят все впечатления извне мозга, а последний, приняв эти впечатления, превращает их в чувства и восприятия; так что если я помещаю свою руку на какой-нибудь объект и нахожу его горячим, это на самом деле не моя рука чувствует, но мой мозг, действующий на основе информации, передаваемой ему вибрациями, бегущими по его телеграфным проводам – нервам.

Важно также иметь в виду, что все нервные волокна тела имеют одинаковое строение, и что особый пучок их, называемый нами оптическим нервом, который передаёт в мозг образы, созданные на сетчатке глаза и таким образом позволяющий нам видеть, отличается от нервных волокон руки или ноги только тем, что за долгие века эволюции он специализировался принимать и передавать с наибольшей лёгкостью только один достаточно малый набор быстрых вибраций, которые таким образом становятся видимыми для нас, как свет. То же замечание остаётся в силе и для других органов – слуховые, обонятельные и вкусовые нервы отличаются друг от друга и от остальных только этой специализацией; в сущности же они – те же самые и выполняют соответствующую им работу точно тем же способом, передавая вибрации в мозг.

Теперь наш мозг, являющийся таким образом великим центром нервной системы, весьма подвержен влиянию незначительных изменений нашего общего здоровья, и в особенности тех, которые вызывают изменение циркуляции крови через него. Когда поток крови через сосуды головы нормальный и равномерный, мозг (и следовательно, вся нервная система) имеет возможность функционировать упорядоченным и эффективным образом; но любое изменение её нормальной циркуляции – в количестве, качестве или скорости – незамедлительно вызывает в мозгу соответствующий эффект, а через него и на нервы по всему телу.

Если, например, к мозгу подаётся слишком много крови, сразу вызывается переполнение сосудов и тут же вызывается нерегулярность его работы; если же слишком мало, то мозг (и следовательно, нервная система) становится сначала раздражённым, а потом переходит в летаргическое состояние. Качество подаваемой крови также имеет огромную важность.

Протекая по телу, она выполняет две принципиальные функции – поставляет кислород и питательные вещества к разным органам тела; и если она будет неспособна адекватно выполнять каждую из этих функций, последует определённая дезорганизация.

Если поступление кислорода к мозгу недостаточное, он становится перенасыщенным двуокисью углерода и вскоре тяжесть и летаргия возобладают. Обычным примером этого является чувство скуки и сонливости, которое часто превозмогает нас в многолюдной и плохо вентилируемой комнате; по причине недостатка кислорода в комнате в результате долгого дыхания большого количества народу мозг не получает обычной нормы и поэтому неспособен работать правильно.

Опять же, скорость, с которой кровь течёт через сосуды, влияет на деятельность мозга; если она слишком велика, это производит перевозбуждение, если слишком мала, снова вызывается сонливость.

Очевидно, однако, что наш мозг (через который, следует помнить, должны проходить все физические впечатления) может легко нарушить свою деятельность и испытывает большее или меньшее препятствие в выполнении своих обычных функций по причинам вполне тривиальным – причинам, которым мы возможно слишком часто не уделяем внимания даже в часы бодрствования – и о которых мы почти совершенно не осведомлены во время сна.

Перед тем, как продолжить, следует заметить другую любопытную особенность этого физического механизма, и это – его примечательная склонность автоматически повторять вибрации, на которые он привык отвечать. Это то свойство мозга, которое относится к тем телесным привычкам или навыкам поведения, которые полностью непроизвольны и которые так трудно победить; и как будет сейчас видно, это играет более важную роль во время сна, чем в нашей бодрственной жизни.