Глава 7. Заключение

Несомненно, эти опыты очень ясно показывают, как воспоминание о наших снах становится столь хаотичным и непоследовательным, каковым оно часто является. В дополнение к этому они также объясняют, почему некоторые люди – в которых Я неразвито и земные желания сильны – никогда не видят снов вообще, и почему многие другие лишь время от времени, при стечении благоприятных обстоятельств, способны сохранять спутанные воспоминания о ночных приключениях; и далее, мы видим из них, что если человек хочет получить в своём бодрствующем сознании результаты того, чему его Я может научиться во время сна, для него совершенно необходимо добиться контроля над своими мыслями, подчинить все низшие страсти и настроить свой ум на высшие предметы.

Если он возьмёт на себя труд сформировать во время своей дневной жизни привычку связной и концентрированной мысли, он скоро обнаружит, что преимущество, которое он получает при этом, не ограничивается в своём действии дневным временем. Пусть он научится держать свой ум под контролем и покажет, что он хозяин его также как своих низших чувств, пусть он терпеливо работает над достижением абсолютного контроля над своими мыслями, так, чтобы он всегда точно знал, над чем думает и почему; и он обнаружит, что его мозг, тренированный таким образом слышать только предложения высшего Я, будет оставаться спокойным, когда не используется и откажется принимать и отвечать на случайные потоки из окружающего океана мысли, и так он перестанет быть непроницаемым для влияний с менее материальных планов, где взгляд проницательней и суждение вернее, чем они вообще могут быть здесь.

Совершение очень простого магического действия может помочь некоторым людям в этой тренировке эфирной части мозга. Картины, которые он разворачивает сам по себе (когда поток мыслей отрезан), определённо менее препятствуют вспоминанию опыта Я, чем буйный порыв самого этого потока мыслей; так что исключение этого мутного потока, в котором намного больше злого, чем доброго, само по себе – значительный шаг к желаемой цели. И это во многом может быть выполнено без серьёзных трудностей. Пусть человек, когда он ложится спать, подумает об ауре, которая окружает его; пусть он сильно пожелает, чтобы внешняя поверхность этой ауры стала оболочкой, защищающей его от проникновения влияний извне, и аурическая материя повинуется его мысли; оболочка на самом деле сформируется вокруг него и поток мыслей будет исключён[7].

Другой пункт, сильно проявившийся в наших дальнейших исследованиях – это огромная важность последней мысли в уме человека при его погружении в сон. Огромное большинство людей вовсе не учитывают этого, однако оно действует на них физически, умственно и морально.

Мы увидели, как пассивен и как легко подвержен влиянию человек во время сна; если он входит в это состояние с мыслью, сосредоточенной на возвышенных и святых вещах, он этим соберёт вокруг себя элементалов, созданных подобными мыслями других; его отдых спокоен, его ум открыт к впечатлениям свыше и закрыт для низших, поскольку он запустил его работать в правильном направлении. Если же наоборот, он засыпает с нечистыми и земными мыслями, текущими через его мозг, он притягивает к себе всех грубых и злых созданий, проходящих недалеко от него, и его сон нарушается дикими порывами страсти и желания, которые оставляют его слепым к видениям и глухим к звукам, приходящим с высших планов.

Психология bookap

Все серьёзные теософы поэтому должны особо отметить важность поднятия своих мыслей на наивысший уровень, на который они способны, перед тем, как позволить себе впасть в сон. И помните, что то, что сперва кажется лишь вратами сновидения, иногда может вести в те большие царства, лишь в которых возможно истинное видение.

Если человек ведёт свою душу неуклонно ввысь, её внутренние чувства в конце концов начнут раскрываться; свет внутри храма будет разгораться всё ярче и ярче, пока не придёт полное непрерывное сознание, и тогда он больше не будет спать. Лечь спать больше не будет значить для него впасть в забвение, а просто шагнуть сияющим, радостным, сильным в ту более полную и благородную жизнь, где усталость никогда не может прийти – где душа всегда учится, даже если всё её время занято служением; поскольку это служение великим Учителям Мудрости, и великолепная задача, которую они поставили перед ним – помогать на пределе своих сил их непрекращающейся работе для помощи и руководства эволюцией человечества.